Библиотека сайта  XIII век

АРМЯНО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В НАЧАЛЕ XVIII в.

(В публикации пропущены документы, не переведенные на русский язык - Thietmar. 2004)

Документ № 1

перевод с персидского письма без имени и печати

Высокопочтеннейший и честный дергах Кули юзбаши! Всегда желаю Вам многолетнего и благополучного здравия. По здравления объявляю, что по указу салтане турецкого некоторые паша с сорока тысячами войска под город Генджу приезжая и четыре тысяча бомб единым разом бросили, но милосердием Божьем, никого зла не учинили, только около Генджи зело разорение чинили, а которое оружие наше было, все мы отобрали. А от Мухаммет Кули хана к нам помощь спешалась, приезжал с войском своим, у которых две тысяча бомб. Так же доношу, что от турок мы покоя не имеем, которые ныне турки обретаются в Тифлисе оные Божиею милости вскорых числах побеждени будут. Еще же доношу, что генджинские обиватели имеют великие скудость в хлебе, впротчем желаем как нашему госпадиню, так и российскому государю многолетнего здравия, которые милосердием великого Бога нас из всяких бед избавили.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, л. 526 а.

Документ № 2

1723 г. (лето?) — Письмо гянджинских обывателей к бакинскому военачальнику об оказании помощи в обороне Гянджи от нападения турок

Вашему превосходительству доносим, что повелитель турской своим злым умышлением (мирные договоры ныне нарушил и учинил на страну нашу воинское нападение, в провинции Иреванской разорил христианскую [212] церковь Святыя Троицы и пресек христианскую веру, а из наших мечетей зделал конюшни, и после того прислал семьдесят тысяч войска с пашами, с артилериею и с пушками и с бомбами для взятья города Генджи, И мы имели с ними жестокой бой осмнатцать дней и многих из них побили великих пашей. И щастием его императорского величества оное войско весьма розбили, и он, турской повелитель, своим неприятельским злоумышлением послал многое число войско в город Тефлис, которые тем городом и доныне владеют и жителей тамошних христианских разоряют и жен их и детей в полон берут, а из христианских церквей зделали конюшни, чего ни по какому закону не делаетца и в Меку и во Иеросалим для моления нас не пускают и готовятца паки на нас для отмщения победы нашей. И мы надеемся в том на его императорское величество, что его величество всегда государю нашему чинит вспоможение. Просим, чтоб его величество изволили счисляя нас яко поданных своих, прислать к нам на оборону провинции генджинской и нас, нижайших против оных неприятелей российских войск в скорости, которые бы соединясь с нашими сакнакскими войски могли оных неприятелей действовать, чем бы возможно оборонитца, и вы пожалуйте в присылке российских войск постарайтесь, дабы нам надеяся на ваши войска стоять было можно. А ежели российских войск не пришлетца вскоре, то неприятели наши к нам придут и город Генджу возмут, нас раззорят и провинцию нашу всю опустошат и паки Иреванскую провинцию войдут и церковь христианскую, Святыя Троицы и тамо живущих христиан раззорят до основания, и ни за что они пропадут, в чем вы будете ответствовать на страшном суде Христове.

Позади того листа (восемьдесят шесть печатей чернильных.

Переводил Михайло Алединской.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, л. 551 и об. (перевод); А. Г. Абрамян. Документы..., д. 3, стр. 246—247; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 45—46, 344. [213]

Документ № 3

1723 г. августа 17 — Сведения о действиях Даудхана, данные армянским попом Антонием Аракеловым

1723 г. августа в 17 день в Баке явился генералу-маеору и от гвардии маеору Михаилу Афонасьевичю Матюшкину из Шемахи армянской поп Антон Аракелов (к которому посылан был с письмом июля 25-го дня армянин Темрян) и допрашиван.

А в допросе сказал: Сего де 1723 году июня в последних числах приехали в Шемаху Даудбек и Усмеев сын и Шамхалов сын вместе, а турок приехало ж с капычи пашею от ирзрумскаго паши 200 человек к Даудбеку с письмами и с подарками июля месяца, а которого числа не упомнит. И по прибытии в Шемаху жили дней з двадцать и поехали из Шемахи з Даудбеком на Куру. А после себя оставил оной капычи паша одного турченина для проведования всяких ведомостей, которой называетца Османом, да при нем два человека служителей, да купецких двенадцать человек. И хотел итти с ними он, Даудбек по другой стороне Куры для взятья Генжи и армянское войско до Генжи онаго Даудбека не допустили и ныне он стоит на Куре с войском своим з двемя тысячи человеки. И хотел он, Даудбек, от Куры послать в Тифлиз с ведомостью, чтоб к нему приехали турки для споможения. А что де из Шемахи прислан был в Баку турченин от оставшего присланных турков от Османа именем да от шемахинских // муллы и старосты, и в то время в Шемахе турков де не было кроме упомянутого турченина Османа и двух человек ево служителей, да купецких двенадцати человек. А в Тифлизе де слышно, что живет в нем Вахтангов сын с войским своим да при нем же де в Тифлизе турецкого войска с ирзрумским пашею три тысячи человек. А про оное де слышал он от армянских и шемахинских купцов, которые были в то время в Тифлизе, а в Генже де турков ни одного не обретаетца. А Шамхалов де сын и Усмеев сын и поныне живут в Шемахе, а о старом шахе известие имеетца, что он в Ыспогане содержитца под караулом. А сын шахов живет в Тевризе с войским своим з десяти тысячи, а к походу он никуды не намерен, только де пишет ко армянскому войску з дружилюбием и повелевает ежели де [214] сколько вашей мочи будет, то побейте лезгинцов Даудбеково войско, только де моего войска людей ие трогайте. А турки в Шемаху намерены ль быть или нет, такой де ведомости в Шемахе не имеетца.

Помета: Подлинной допрос подписан ево, поповою, рукою по армянами.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 63, 748 и об. (перевод); Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 44.

Документ № 4

1723 г. сентября 13 — Письмо жителей Баку к военачальнику города о разорительных набегах Даудхана

В листе бакинских жителей по переводу написано, полученном сентября 13-го 1723.

Предложение нижайших рабов бакинских войск и жителей.

Доносим, что когда перед сим возмущение учинялось в провинции Ширванской, тогда нетщание и разные измены от салтана Махомет Хусейна 1 учинились и братья ево з здешними бедными жители поступали со всякою неправедною налогою, також и многие измены от них явились, и что бакинских жителей всех принудили быть в городе безвыходно и все вороты землею накрепко засыпали, но токмо одни для приходу и выходу оставили, а потом и те вышеупомянутый салтан засыпал. И тогда отворил, когда без ведома нашего от изменника Дауда к нему, салтану, шпион прислан был для здачи города (от чего господь Бог нас сохранил), про которого, // как мы уведомились где салтан ево схоронил взяли и он нам сказал: ибо де теперь я признаваю себе смерть, то всю сущую правду скажю, что на третей день по приезде моем салтан человека своего к Дауду послал с тем, что хочет город отдать. И тако того шпиона убив, ворота заперли и шаху о том доносили. А помянутые салтанские братья и ныне в Тевризе, где дав дачю наше доношение задержали, о которых здешних состояниях императорское величество своим милосердием недовольно известен, ибо чело нигде не водитца, то министры шаховы делают и всю Персию за великие взятки разорили. [215]

А ныне Божиею милостию вручен сей город его императорскому величеству и мы, нижайшие, // раби, всенижайше доносим и его величество с теми изменниками как соизволит. А в протчем воля ваша.

У того листа двадцать девять печатей чернильных. Помета: Подал в Баке Дергахкулибек августа 15 дня 1722 году о измене.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 63, лл. 752 и об., 753, 754 (перевод); Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 46—47.

Документ № 5

1723 г. ноября 26 — Сведения армянского попа Антона Аракелова о положении в Гяндже, Гадруте, Шемахе и других местах

Экстрат из допросу армянского попа Антона Аракелова (которой прибыл в Баку ноября 26 дня 1723 году). Был он под городом Генжею назад тому с месяц, и в то время приступало ко оному городу турецкое войско, где был бой з 20 дней и слышно было, что турок было тамо с 80 000 и разорили за городом армянские слободы и многих армян побили, а других взяли в полон, чего ради за полонных посланы были от армянского войска юзбаши к турецкому Ибраим паше говорить, для чего они, турки, армян разоряют, понеже де им велено оной город Генжю взять, а не их армян разорять, и Ибраим паша тех армян взятых в полон свободил, а потом турецкое войско ис под Генджи возвратилось в Тефлис, а ис Тефлиса будто турецкое войско роспущено по домам, только де осталось в Тефлисе с 4000, а про артилерию слышел же он от армян, что были де при них турках пушки и мартиры, а сколько числом про то он не слыхал, а приходило то турецкое войско ис земли, а не ис Тефлиза, а ис Турецкой которых мест и где збирались, про то он несведом, а окроме оного войска было ль где еще в собрани турецкое войско и многоль о том он не слыхал же, армянского войска ныне в собрании в горе имянуемой Согнате, а имянно конницы блиско 30 000, до пехоты блиско 20 000, которое войско разстоянием от города Генжи один день, [216] // Командир при оном войске обретаеца юзбаша Аван, а намерение их иттить в Копанской уезд для того, что ис Копанского уезду приходили от армян же к юзбаше Авану, чтоб он с своим войском шел и соединился с ними, а от Оттоманской порты к армянскому юзбаше Авану присланы были писма в октябре месяце, а в котором числе не упомнится, в которых писано, чтоб он юзбаши Аван соединился с турецким войском вместе на генжинских жителей, а те письма присыланы были от турецкого Ибраим паши с турченином, и на оное армяня ответствовали, что де им с ними турками в соединении быть невозможно, того ради что де на них наступят казылбаши и сие армяня ответствовали в такую силу, чтоб им от турецкого войска отговоритца, тем и оные ответные писма посланы с тем же присланным турченином.

Шахово величество молодой ныне обретаетца в Ардивиле, а войска сказывают при дворе ево токмо пять или с 6000, а намерен иттить в Реван. Да видел же он шахова войска в собрани у деревни Хадруда, блиско армянскова войска, с которыми у армянова войска был бой (ибо подъезд с подъездом съехалися) и от шахова войска убито 6 человек, а от армянскова войска один юзбаша ранен и сказывают, что шахова войско было при деревне Хадруде с 40 000 или больше, а при оном войске был главным командиром Залханов сын, а другой Муганской // хан и от той деревни с войском ушли ночью, а слышно де было что пошли де к Худа Фарунову мосту 2, а вышеописанный бой был у них прошедшего октября 20 дня 1723 году. О старом шахе слышал он, что оной в Ыспогане был посажен в тюрму от Мирвеизова сына авганца, и сидя во оной тюрме умре. А Мирвеизов сын авганец обретаетца ныне в Ыспогане и от шаха молодова было послано войска 18 000 в Ыспогань, чтоб оного авганца и с ево войском из Ыспогани выбить, и он, авганец, собравшись с своим войском и от шахова войска несколько побил, а сколько авганцова войска было, про то он не сведом. О Усмее оной поп был известен, что де он соединился с Шевкаловым сыном и пошли за Куру разорять по реке Аразу казылбаши муганцов, а сколко при них войска, того он подлинно не знает. А Суркай с войском своим ныне обретаетца в деревне Кабала.

Разстоянием от Шемахи два дни, а войска при нем в 2000. Шемахинския жители с купечеством желают быть в Баку, да не смеют (опасаясь) [217] Суркая и Усмея. А в Генже де и в Шемахе от российскова войска имеют великую опасность и многие говорят, что де российское войско обладает шаховым владением, також когда он был в Шемахе и в бытность де ево тогда приехали с писмами ис Турецкой земли от Ярбекринского (Т. е. Диарбекирского) паши турков 17 человек к Усмею и к Суркаю со обнадеживанием тем, // что будто он паша писал к турецкому салтану, чтоб Шемаха отдана была им во владение.

АВПР, ф. 100, СРА, 1723, д. 2, лл. 30—31 об. (копия); Г. А, Эзов. Сношения Петра Великого с армянским народом, д. 233; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 51—52. [221]

Документ № 10

1724 г. марта 6 — Перевод письма юзбаши Садыха к дербентскому коменданту с просьбой ускорить присылку войск в Кабалу

В письме Аджи Ахметова сына Садык юзбаши к дербентскому командиру на армянском языке из Гулалана от 6 марта. По переводу написано.

Доношу вам, моему господину, что мы вас здесь давно ожидаем и не ведаем для чего по се время медлите и чем еще более будете медлить, тем хуже и вам известные три господина являются ласково, а непрестанно имеют пересылку с турками и по отъезде вашего Дмитрея восмь юзбашей послали к туркам просить несколько тысяч воинских людей, а они де уже знают, что делать с русскими людьми, только б их турецкое имя там было. Того для надобно ие пропуская времени [223] прислать на караблях войска в Низовую, о чем мы когда уведаем, то все можем крепко стоять против неприятелей нежели желаете, чтоб здешние христиане уцелели, то весьма надобно прислать войска. А они // намерены всех христиан побить и хотя я и противлюсь и за них стою, однако один против великого числа устоять не могу и принужден и сам быть в великом опасении и понеже Низовая почитай ключ здешней провинции и когда войско тут придет, то вся здешняя провинция будет ваша, к чему ныне время весьма способное, и прошу вас учинить мне на сие ответ, в чем бы на вас надежды были.

У того письма печать ево, юзбаши, в которой имя ево.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, л. 532 и об. (перевод); Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 83—84.

Документ № 11

1724 г. марта 10 — Письмо Ивана Карапета из местечка Апанак

В письме армянина Ивана Карапета из местечка Апанаж от 10 марта 1724-го году по переводу написано.

Приехав я в /А/панак уведомился, что Гюлистанской первой человек Зали и Сергей и Абрам стали держать турецкую партию и будто меня хотели убить и потом ездил я в пять мест, где собрании армянские и оные все осмотрел и ходил в крепость к Сергею и Абраму и письмо им со мною посланное показал, которое они прочет с радостию стали быть все довольны и зело благодарны, для чего я их спрашивал, что зачем они держать хотят турецкую партию и в турецкое войско послали от себя нарочного, на что они, Сергей и Абрам, во ответ сказали, что они сами просили его императорского величества, чтоб их для самого Бога высвободить из рук неверных и не видя никакой помощи усмотрили, // что турки пришли к Генже и в близости и от них часах в десяти и прислали к ним из турецкого войска нарочного с письмом, чтобы нам отсюда прислать к их командиру от себя человека [222] одного или двух, а ежели ж они не пошлют, то их город хотели весь разорить и их жен и детей в полон побрать, и для того чтоб нам для веры и для детей не пропасть послали к ним от себя, а до тех мест пока помощь от его императорского величества будет, они держатца будут и служить все единогласно готовы, о чем они и сами писали с чего при сем прилагаю копию, а оригинальное у себя оставил, чтоб не пропало. Також сказывали, что они уже месяца з два как послали в Тифлиз трех куриеров, ис которых еще ни один не возвратился, и сказывают в Агче и Карсе турецкого // войска зело много и слышно якобы турки Ириван взяли, токмо за подлинно не известно. Потом поехал я в Гюлюстан и был в одном городке, где видел за арестом одного персиянина и стал говорить, что мы с ними в миру и их помирил и притом сказал, чтоб они друг друга не разоряли, також потом армяне з генжинцами помирились и стали заодно, також генжинцы желают быть лутче под рукою его императорского величества нежели у турков и просили на неделю сроку и хотели с попом Антоном обо всем писать. Здешние народы армянские все в розни и желают чтоб к ним прислать главного командира, которой бы ими мог распорежать, ибо они из своих командира над собою не имеют и не хотят и что кругам неприятельми атакованы и желают, чтоб прислать в Шемаху // войска российского, а они все с войском своим туда будут в готовности и что повелят, по тому поступать и будут и предаютца во всем в волю его императорского величества, а турки де намерены Шемаху взять и когда возьмут, то народ армянский весь пропадет и против их они одне стоять не могут, в чем воля ело императорского величества. Також нашел я свинцовой каменной завод, токмо тамо делать нихто не умеет, и для того кусок оного камени на пробу послал в Баку. Отсюда один человек, имянуемой Тархан, хотел меня з двумя тысячами человеки проводить в Большую Армению и что там увижу, буду писать.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, лл, 508—509 об. (перевод); А. Г. Абрамян. Страница из истории народов Закавказья, д. 35, стр. 188; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 84—85. [224]

Документ № 12

1724 г. (март) — Просьба гянджинских жителей к Петру об оказании военной помощи

Перевод з доношения к его императорскому величеству генджинских обывателей, а имянно от духовных чинов и от юзбашей и от начальных тамошних людей и от протчих обывателей.

Вашему пресветлому императорскому величеству доносим, что повелитель турской своим злым умышлением мирные договоры, которые чрез 200 лет непоколебимо были, ныне нарушил и учинил на страну нашу воинское нападение, в провинции Иреванской разорил христианскую церковь Святыя Троицы и пресек христианскую веру, а из наших мечетей зделал конюшни. И после того прислал семьдесят тысяч войска с пашами, с артилериею и с пушками и с бомбами для взятья города Генджи, и мы имели с ним жестокой бой 18 дней и многих из них побили великих пашей. И щастием вашего императорского величества оное войско весьма розбили. И он, турской повелитель, своим неприятельским злоумышлением послал многое число войска в город Тефлис, которые тем

городом и доныне владеют и жителей тамошних христианских разоряют и жен их и детей в полон берут, а из христианских церквей зделали конюшни, чего ни по какому закону не делаетца, // ив Меку и во Иеросалим для моления нас не пускают и уготовятца паки нa нас для отмщения победы нашей. И мы надеемся в том на ваше императорское величество, что иаше величество всегда государю нашему чините вспоможение, просим, чтоб ваше величество изволили исчисляя нас яко подданных своих, прислать к нам на оборону провинции Кенджинской и нас, нижайших, против оных неприятелей российских войск в скорости чем бы возможно оборонитца, за что мы будем вечно Бога молить видя себя в покое, за что вашему величеству и Бог воздаст.

Позади того листа сто две печати чернильных.

Переводил Михайло Алединской.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, л. 552 и об. (перевод); А. Г. Абрамян. Документы..., д. 4, стр. 247; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 97. [226]

Документ № 14

Прошение ничтожнейших рабов

До царской высшей вершины докладов доводится, что ранее высокопоставленный беглербек этой области (вилайат) и мы, бедняки, писали и посылали прошения в присутствие уединившихся падишахского, христианского двора, с тем, что может быть в соответствии с решением,

со стороны величественного царственного двора прибудет помощь к этим беднякам, и будет так, что захватническая рука турок (румийа) не дотянется до поля этой страны (вилайат) и (эти бедняки) будут оберегаемы.

(Однако) с той даты и по настоящий момент не было подано ни знака ни указания в ответ на посланные ранее заявления, и мы по-прежнему пребываем в ожидании прибытия ответа на них.

В этой время турки (та'йфа и румийа), пронюхав про это дело, узнали, что мы бедняки, написали прошение в присутствие доваренных лиц падишаха (обладающего) царственной короной, прося о помощи. В связи с этой просьбой о помощи все они (т. е. турки) стали проявлять большую враждебность по отношению к нам, беднякам, намереваются начать распрю, ежедневно нарушают покой (наш), ничтожнейших и собираются, так как ваша помощь еще не прибыла сюда, подчинить себе эту страну. И теперь находясь в смятении, (мы) написали и послали прошение в присутствие приближенных порога престола падишаха защитника христиан совместно [227] с Махди Беком Каджаром и людьми высокопоставленных, высокоотмеченных начальников вали Картил'я и Шах-навазхана, с тем, чтобы (эти) высокие поверенные включили упомянутое прошение в свое прошение и послали его ко двору хакана, (носящего) золотой венец, и сделали так, чтобы была оказана помощь их величественным двором нам, просящим помощи. Так как прибытие ответа на прошение бедняков от царственного двора задерживается, а время имел (пусть) обязательно высокопоставленные цари как можно скорее назначат и пошлют в помощь победоносное русское войско с тем, чтобы с божьей помощью снова также как прежде, когда прах унижения был брошен в глаза турок и мы их победили, таким же путем с поддержкой вашей помощи был дан ответ туркам и мы удержали бы страну, до тех пор, пока не подоспеет основная помощь от двора хакана (т. е. царя) защитника христиан к этим беднякам. О свирепстве и упорстве турок, имеющих причиной религиозный фанатизм, уважаемый ильчибек полностью осведомлен, потому что в его высокое присутствие была подана просьба о том, чтобы (он) из готовности помочь и милости во всяком случае не отказывал нам беднякам в помощи и отозвался на нашу мольбу.

От его рук семья Мухаммада достойна ( 14-я печать).

Ко мне милостлив Али, будь уверен; 1102 (28-я печать).

Помолись о Мухаммаде; 1123 (38-я печать).

Мухаммад имеет в сердце любовь к Али; 1106 (41-я печать. (Расшифровка подписей принадлежит авторам указанного сборника)).

См.: Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 92—94. [228]

Документ № 15

1724 г. март — Обращение гянджинских азербайджанцев к Петру 1 с просьбой о помощи (повторное)

Прошение ничтожнейших рабов, газиев (газяйая) и старейшин (ришсафидан) каджарских и старост (кадхудайан), и всего населения города (балада) Гянджи.

Стоящие у подножия царственных тронов и приблизившиеся к высшим хаканским кругам доводят до высочайшего сведения, что хотя ранее высокопоставленный беглербек Карабаха и (мы) бедняки написали и послали прошение в присутствие живущих у высочайшего порога, до сих пор их ответ не прибыл к (нам) ничтожнейшим, и мы пребывали и по-прежнему пребываем в ожидании прибытия справедливого ответа. В это время турки (таиифа- и румийа), будучи поставлены в известность, узнали, что мы, рабы, попросив у царского двора себе помощи, прибегли к его (двора) защите. Поэтому они (турки), проявляя по отношению к (нам) беднякам [229] более чем прежде крайнюю враждебность, намереваются, пока победоносные войска не прибыли в эту область (вилайат) от высшего двора, подчинить себе провинцию (улка) Карабах. И теперь, находясь в безвыходном положении

и смятении мы, рабы, написали вот это второе прошение и послали его в присутствие обитателей величественного царственного двора, прося о том, чтобы исходя из милосердия и заботы о поданных, от высшего двора было послано войско на помощь нам, беднякам, которое, придя удержало бы (в своих руках) область и оказало бы помощь нам, беднякам, чтобы мы, благоденствуя, приступили к длительным молитвам за правление, (обладающее) вечным хорошим предзнаменованием, потому что во всяком случае (это дело) вызовет благие молитвы, так как было необходимо взять на себя смелость доложить, остальная (часть) дела зависит от вас, высших и вознесенных.

Слава Аллаху, потому что мой пир — Али; 1122 (5-я печать. Содержание этой и последующих печатей — своего рода девизы крайнего шиитского содержания, в которых, очевидно, содержатся имена владельцев печати. Например, имя владельца 19-й печати было, вероятно, Лутер-Али; 1710—1711 гг. Даты, встречающиеся в печатях, определяют год, когда печать сделана. Счет печатей здесь и в последующих документах ведется справа налево и сверху вниз).

Ко мне милостив Али, будь уверен; 1102 (19-я печать; 1690—1691 гг.).

Я — имам Мухаммед Таги; 1120 (20-я печать; 1708—1709 гг.).

Я поручил свои дела аллаху, его раб — Мухаммед Али; 1104 (26-я печать; 1692—1693 гг. ).

Мухаммад имеет в сердце любовь к Али; 1106 (28-я печать; 1694—1695 гг.).

Помолись о Мухаммаде; 1123 (33-я печать; 1711—1712 гг.).

Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 95—96 (Расшифровка подписей принадлежит авторам указанного сборника). [231]

Документ № 17

1724 г. (после 4 апреля) — Письма Ивана Карапета из местечка Апанак о готовности народов Закавказья подняться на борьбу против Турции

В четырех письмах армянина Ивана Карапета о ведомостях от 4 апреля 1724-го из местечка Апанак по переводу написано: Что приехал туда один человек из Генжи с письмами от Махомет Гули хана имянуемой Брусов 4 с четырмя служивыми, которой привес пять писем такие, что они согласясь междо собою и с армянами стали быть заедино и желают быть при стороне российской и требуют присылки командира, токмо опасаются турков и нарекают на милитинцов, что они непостоянны и притом объявляли Карапету, чтоб письмам грузинским не верить, також писал он в Ыриван, чтоб они такие ж от себя письма прислали, как и генжинцы, но не получил еще от них никакой ведомости, а о чем прежде они писали, те письма он послал при тех своих письмах. // И притом еще пишет, что ериванские жителей персиане и армяне зело желают войск российских и сумневаются в том, что уже де года с три слышали, что войска российские будут, а по ся мест никого не видят, и ежели де их в таком случае турки преодолеют, то они все пропадут.

Присланного с указом от Вахтанга грузинец Николай сказывал ему, Карапету, что в Тефлисе и в городе Гори и Агчакали 5 войска турецкого токмо тысяч с восемь, в том числе шесть тысяч конных, а две янычар, пушки, которые были с турками, все взяли с собою назад, а в Тефлисе оставили 2 пушки и три бомбы да в городе Гори // 15 пушек, а в Агачакалу ничего нет. А протчую артилерию, аммуницию держат в городе Наринкалу 6, а правиант всякой привозят ис турецкой стороны и разоряют народ. Сурхай бек послал к туркам пятнадцать человек, требуя присылки войск, дабы итти против россиян, а ежели де не пришлют, то желает ответу, чтоб ему знать как он поступать может. На что диарберской Axмет паша ему ответствовал, что он без указу салтанского войска прислать к нему не может, а будет о том писать чрез куриера. И буде повелено будет послать, то пошлет, а не велят, то и не пошлет. А [232] юзбаши армянские Сергей, Аван, Баги и Тарган пишут в Баку к командиру.

Дабы он из Баки ехал в Шемаху, а они обещают вспомогать лошадьми, буйволами и протчим скотом, что имеют, и чтоб к ним отписал. А они со всем своим имением желают быть вечно подданными его императорского величества, и дабы он имел над ними главную команду, а они по единоверию пред Богом обещают быть верными и желают на то отповеди.

Помета: У того их листа печати чернильные, в которых их имяна.

Переведено со слов армянина Луки в Москве, июня 2-го дня 1724. Присланы оные письма при доношении генерала-лейтенанта господина Матюшкина, майя от 29-го.

ЦГАДА, ф. Кабинет ф. Петра Великого, отд. II, кн. 66, лл. 541— 542 об. (перевод); А. Г. Абрамян. Страница из истории народов Закавказья..., д. 46, стр. 205; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 102—103. [237]

Документ № 21

1724 г. мая 19 — Донесение гянджинских и карабахских жителей Петру I

В доношении персицском к его императорскому величеству от жителей генжинских и карабахских, полученном в Москве майя в 19 день 1724-го написано.

Вашему пресветлейшему и премудрейшему (императорскому величеству и над мессиским (Российским) народом высоко повелительствующему мы, нижайшии раби, генжинские и карабагские обыватели доносим, что между вашим императорским величеством и между его шаховым величеством зело крепкая и постоянная дружба и приятство и союз находится и мы, нижайшии раби, желаем дабы оная всегда непоколебимо пребывала. А ныне турецкой салтан прежней заключенной мир и союз отложа и не имея никаких законных притчин к нарушению оного мира откомандировал на нас с несколько пашами семьдесят тысяч войск, таким намерением, дабы учиня нам разорение и от жилищ наших отгонение итти в Россию, и мы, вернейшия раби, вам, государям нашим, помощию великого Бога оных злодеев и высокопочтеннейшим и сиятельнейшим и высокоповеренным господином здешним беглербегом 7 отоковали и победили их, непостоянных, бездельников многих побили, а которые в живых остались, тех от здешних сторон отогнали. И тако ныне здешние обыватели в благополучии пребывают и радуются // о победе неприятеля, к тому же и о пришествии войска вашего императорского величества в здешние краи, от которого пришествия войска вашего величества не токмо войска злодеев турецкое, но и другие в страхе и трепете пребывают, и для сей радости высшему Богу похвалу воздали, и его шахову величеству також доносили. А мы, нижайшии раби, (по приказу господина беклербега) кроме той дружбы ничего не желаем, но токмо ежели когда между двумя великими государи древняя дружба и приятство заключена и возобновлена в послушании быть, от чего б мы, бедные обыватели, всегда в сохранении и в покое пребывая и за ваших обоих государей наших здравия Богу молить могли. Более к доношению дерзновения не имея, нижайшими рабами остаемся. [238]

Назади того листа 124 чернильные печати, в которых изображены имена тамошних обывателей.

Переводил Михаило Алединской.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, л. 520 и об. (перевод); А. Г. Абрамян. Документы..., д. 1, стр. 245; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 104.

Документ № 22

1724 г. мая 29 — Просьба гянджинских и карабахских жителей к Петру I об оказании содействия в деле прекращения военных действий турецкой армии

В листе к его императорскому величеству от гендженских и карабацких жителей полученном в Москве при доношении от 29 майя 1724-го году по переводу написано.

Доношение нижайших рабов генджинских и карабацких жителей.

Вашему императорскому пресветлому величеству и веры мессийской охранителю доносим, что ныне турецкой повелитель, которой между его шаховым величеством имел мирные непоколебимые договоры, ныне собрав 70 000 войска с несколькими великими пашами для взятья правинции генджинской и карабацкой прислал и мы чистосердечные служители все усердно со оным безверником несколько разов имели бой, которых божиею милостию при сиятельнейшем и честнейшем здешнем великом министре беглербегом тысяч десять или 12 побили до смерти, а остальные из оного места ушли уходом, которые для отмщения хотят паки на нас собранием притти. А ныне слышим мы, что ваше императорское величество намерились для вспоможения нам против оных неприятелей быть в страну нашу, и мы о том зело радуемся.

Тако ж слышим, что ваше императорское величество с его шаховым величеством стали быть в крепком союзе и ныне неприятельство салтана турского с его шаховым величеством яко солнце видно. // И для того от [239] правили мы к вашему императорскому величеству для предложения наших сущих приятств и доброжелательства одного из верных своих, чтоб вашему величеству о том донести, дабы ваше величество был известен, что здешние обыватели вашему величеству все доброжелательны, а народу турскому зломышленному неприятели и повеления салтана турского никогда не слушаем и от того бегаем и за то, что ваше императорское величество с его шаховым величеством в крепком союзе обретается, что нам изволите приказать всеусердно служить готовы, и когда турецкой повелитель о взятье провинцей наших помышлять будет, то просим, чтоб ваше величество изволили отправить нам несколько знатных людей своих, чрез которых бы оные зломышленные турки о взятье наших провинцией могли отложить свое намерение, что весьма приятно будет его шахову величеству, за которую милость ваше величество, благодарить будем.

Позади того листа 161 печать чернильная тамошних обывателей.

Переводил Михайло Алединской.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра Великого, отд. II, кн. 66, л. 553 и об. (перевод); А. Г. Абрамян. Документы..., д. 5; стр. 247—248; Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, стр. 108—109.


Комментарии

1 Бакинский Султан Мухаммед Хусейн-бек был противником русской ориентации и сопротивлялся добровольной сдаче гор. Баку, несмотря на явное желание жителей города принять протекцию России. После занятия русскими войсками Баку 12 июля 1723 г., Султан Хусейн-бек вместе со своими сторонниками был сослан в Астрахань, а правителем города был назначен Даргях Кули-бек (См. Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2,ч. 2, стр. 344—345).

2 Имеется в виду Худаферинский мост на р. Араксе.

4 Должно быть, речь идет о представителе Мамед-Кули-хана князе Русепе.

5 Крепость находилась около с. Ламбалу, к юго-востоку от Тбилиси.

6 Крепость в южной части гор. Тбилиси (построенная в 379 г.), на склонах возвышенностей, окружающих город с юга. (См. Армяно-русские отношения в XVIII в., т. 2, ч. 2, д. 242, стр. 103, 347).

7 Речь идет о гянджинском беглербеге Мухаммед-Кули-хане.

Текст воспроизведен по изданию: Исторические связи азербайджанского и армянского народов во второй половине XVII-XVIII в. Баку. Элм. 1977

© текст - Мамедов С. А. 1977
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Медведь А. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Элм. 1977