Библиотека сайта  XIII век

РЕГИСТРЫ РЕМЕСЕЛ И ТОРГОВЛИ ГОРОДА ПАРИЖА

Начинаются установления парижских ремесел. Этьен Буало, прево Парижа, всем горожанам (bourguis) и всем жителям Парижа и всем, кто прибудет в пределы этого места, кому знать надлежит, привет! Мы видели в Париже в наше время много тяжб и распрей из-за порождающей тяжбы нечестной зависти и необузданной жадности, самой себе наносящей вред, и из-за неразумия людей молодых и несведущих, из-за распрей между занимающимися каким-нибудь ремеслом чужаками и городскими жителями по причине того, что они продали чужакам изделия своего ремесла не столь хорошего и доброго качества, как должно; между сборщиками парижских пеажа и кутюм и теми, кто их должны или не должны уплачивать; и даже между нами и теми, кто имеет право суда или юрисдикцию в Париже и кто у нас просил и требовал сверх того, что он должен иметь и что имел по обычаям. И поскольку мы опасаемся, не понес бы король ущерба и не потерпели бы убытка те, кто взимает кутюмы от имени короля, и что будут в Париже изготовляться и продаваться плохие изделия и дурные обычаи там укоренятся; и поскольку обязанность хорошего судьи состоит в том, чтобы по возможности ускорять и заканчивать тяжбы и стремиться всех исправить не только из-за боязни наказаний, но и ради получения похвал,— мы намереваемся осветить в первой части этого труда, как только можем лучше, все цехи Парижа, их установления, способы нарушений в каждом цехе и их штрафы.

Во второй части собираемся мы говорить о шосье, тонлье, травер, кондюи, риваж, алаж, пуа, ботаж, руаж 3 и обо всем остальном, что относится [310] к кутюме. В третьей, и последней части, — о судопроизводстве и юрисдикции всех, кто имеет судопроизводство и юрисдикцию в городе и предместьях Парижа. Это мы делаем для пользы всех, в том числе бедных и чужаков, которые приходят в Париж покупать какие-либо товары, ради того, чтобы эти товары были сделаны честно и чтобы никто не потерпел от них ущерба, равно как и для тех, кто в Париже обязан или не обязан каким-нибудь побором или какой-нибудь кутюмой, а также, чтобы наказать тех, кто из-за жадности к бесчестной прибыли или по неразумию требуют [эти поборы и кутюмы] и поступают против бога, права и разума. Когда все это было сделано, собрано, составлено и утверждено, мы дали это прочесть в присутствии большинства самых мудрых, самых честных и самых старых людей Парижа, тех, кто должен все это знать, и все они согласно одобрили этот труд. Мы предписываем всем парижским цехам, всем сборщикам пеажа и кутюм этого города и всем, кто имеет судопроизводство и право юрисдикции в стенах и предместьях Парижа, чтобы они его не нарушали; если же они это сделают по своей вине;, то будут платить штраф по воле короля и возместят противной стороне по законному нашему и наших преемников определению все затраты, все расходы и все убытки, которые та понесет и сделает при этом случае.

Статут I

В этом статуте говорится 4 о булочниках в пределах Парижского округа

Никто не может быть булочником в пределах Парижского округа, если он не купил у короля ремесло, исключая тех, кто живет в Сен-Марселе, в Сен-Жермен-де-Пре вне стен Парижа, или на старой земле св. Женевьевы, или на земле капитула Парижской богоматери, расположенной в Гарлянд, За исключением земли Сен-Маглуар внутри и вне стен Парижа, и земли Сен-Мартен-де-Шан вне стен Парижа; продают же вышеупомянутое ремесло от имени короля те, кто его от короля купил, одному булочнику дешевле, другому дороже, как им заблагорассудится. Никто не может быть булочником в пределах Парижского округа, исключая тех, кто живет на вышеупомянутых землях, если не платит королевского обана 5 и кутюм цеха, разве только у него есть королевская привилегия. Булочники, живущие на вышеупомянутых землях, не покупают ремесло у короля, если того не желают, а плательщиками обана становятся, если пожелают; если же платят обан, то имеют все прочие вольности как плательщики обана; если же не платят обана — должны платить взносы в цех как чужаки. Если новый булочник купил ремесло до дня св. Иоанна Крестителя, то, если он живет на вышеупомянутых землях, он уплачивает в качестве королевского обана 6 пар. 6 су в ближайший день св. Мартина зимнего и в каждый последующий день св. Мартина зимнего по 6 пар. су в качестве королевского обана в течение всего времени, пока не пожелает быть плательщиком обана и входить в цех булочников. Если булочник, плательщик обана, поселится на какой-либо из вышеупомянутых земель, он, если пожелает, совершенно свободен от уплаты обана, но будет обязан уплачивать кутюмы и взносы в цех как чужак. Если новый булочник купит [311] ремеслo булочника между днем св. Иоанна Крестителя и днем св. Мартинa зимнего, он не платит в этот день св. Мартина 6 су обана, но он будет их платить в каждый последующий день св. Мартина зимнего, если он не живет на какой-нибудь из вышеупомянутых земель, как выше сказано.

Обан — название одной из кутюм, по которой было издавна установлено, что всякий, кто будет платить обан, будет более свободен и будет платить меньше поборов и кутюм с товаров своего ремесла, чем тот, кто нe будет платить обана. Было издавна установлено, что плательщик обана вносит мюид вина, а потом добрый король Филипп заменил этот мюид вина 6 пар. су из-за спора, который случился между бедными плательщиками обана и виночерпиями короля, взимавшими обан от имени короля. Среди мастеров —плательщиков обана одни должны пол-обана, т. е. 3 су, другие — полный обан, т. е. 6 су, третьи — полтора обана, т. е. 9 су. Не все мастера Парижа являются плательщиками обана, и никто не может им быть, если не принадлежит к цеху, имеющему обан, или если король не предоставит ему это в качестве дара или за деньги.  Булочники-плательщики обана свободны от тонлье при покупке и перепродаже свиней при условии, что последние уже были один раз накормлены их отрубями. булочники также совершенно освобождены от тонлье со всего зерна, которое покупают для выпечки, и с хлеба, который они продают, за исключением полутора хлебов, которые каждый новый и старый булочник уплачивает еженедельно королю в качество тонлье. Новый булочник в первый год, как он купил ремесло булочника, должен уплатить королю 25 денье кутюмы на крещенье, 22 денье на пасху и 5 денье 1 обол в день св. Иоанна Крестителя, и ежегодно 6 су обана и еженедельно полтора хлеба в качестве тонлье; столько же он должен во второй, и в третий, и в четвертый годы, и так должен поступать каждый новый булочник в течение вышеупомянутых четырех лет, причем в крещенье делается зарубка на бирке против того, кто собирает хлебную кутюму от имени короля. Когда новый булочник выполнит всё указанным образом в четыре года, он доложен взять новый глиняный горшок с орехами и пирожками (nieules) и прийти к дому старшины булочников, а с ним вместе сборщик кутюмы и все булочники и старшие подмастерья (mestres valles), называемые joiudres; и должен новый булочник отдать свой горшок и орехи старшине и сказать: «Старшина, я сделал всё, и закончил мои четыре года», а старшина должен спросить сборщика кутюмы, правда ли это, и если тот подтвердит, что это правда, то старшина должен вручить новому булочнику его горшок с орехами и приказать, чтобы он бросил его об стену. И тогда новый булочник должен бросить свой горшок с орехами и пирожками о наружную стену дома старшины, и после этого сборщик кутюмы, новый булочник и все другие булочники и подмастерья должны войти в дом старшины и тот должен дать им огонь и вино. И каждый булочник, в том числе и новый, и старшие подмастерья должны дать по 1 денье-;таршине булочников за вино и за огонь, которые он им дал. Старшина булочников должен сообщить сборщику кутюмы, булочникам и старшим подмастерьям, чтобы они пришли в этот день в его дом, и они должны прийти или прислать свои денье старшине булочников за вышеупомянутое вино. Если же кто-либо из булочников или старших подмастерьев не придет сам в этот день или не пришлет своего денье старшине булочников, старшина может запретить им заниматься ремеслом, пока они не заплатят это денье. День, который старшина должен назначить сборщику кутюмы, булочникам и старшим подмастерьям, должен быть первым воскресеньем после нового года. Когда для нового булочника закончатся указанные четыре года, он будет работать с этого дня как мастер-булочник и платить королю [312] ежегодно по 10 денье кутюмы на рождество, по 22 денье на пасху, по 5 денье и оболу в день св. Иоанна Крестителя, по 6 су обана в день св. Мартина зимнего, и еженедельно полтора хлеба в качестве тонлье, а именно: половину хлеба в среду и целый хлеб (danree) в субботу; причем на третьей неделе три полхлеба берет епископ, т. е. король получает две недели, а на третьей — епископ.

Если новый булочник потеряет свой образец меры (eschantillon) один раз или неоднократно в течение вышеуказанных четырех лет, он должен всякий раз, как его потеряет, отдать одного каплуна или вместо него 12 денье тому, кто взимает королевскую кутюму от имени короля. Псе новые и старые булочники должны королю еженедельно полтора хлеба в качестве тонлье и другие вышеупомянутые кутюмы и поборы; если же они проживают на вышеуказанных землях и приносят свой хлеб на рынок, они должны давать полтора вышеуказанных хлеба и другие кутюмы, которыми обязаны булочники-чужаки. Король Филипп отдал сбор этого тонлье одному рыцарю, и тот, то этим сбором владеет, должен брать с каждого булочника половинку хлеба в среду, если у булочника есть хлеб на прилавке или в печи, и целый хлеб в субботу, если у него есть хлеб на прилавке или в печи, если же у него нет хлеба в эти дни, он не должен ни половинки хлеба, ни обола.

Король предоставил, пока ему будет угодно, своему главному хлебодару (mestre panetier) управление цехом булочников, а также низшую юрисдикцию и штрафы с булочников, старших подмастерьев и подмастерьев, равно как и рассмотрение дол о нарушениях в цехе, о драках без пролития крови и судебных исках, кроме исков о собственности. Главный хлебодар должен охранять цех булочников и взимать штрафы от имени короля, пока ему будет угодно; и должен этот хлебодар выбрать наиболее достойного (preudome) булочника, который за него охранял бы цех и штрафы и умел распознавать доброкачественность товаров. Как только король поручит хлебодару 7 управление цехом булочников, тот должен приехать в Париж и с помощью своего заместителя собрать всех булочников и отобрать из цеха 12 прюдомов, или же больше или меньше, смотря по тому, как ему покажется лучше, которые бы больше других разбирались в хлебе и лучше других знали ремесло, для пользы проживающих в городе. И должны эти 12 прюдомов поклясться на святых 8, что они будут честно и добросовестно охранять цех и что, оценивая качество хлеба, они не пощадят ни родственника, ни друга и не присудят неправильно никого к наказанию из-за ненависти или недоброжелательства.

Никто из булочников не должен печь 9 в воскресенье, ни в рождество, ни на следующий, ни на третий день после рождества, но на четвертый день он может печь ..., не может печь в день крещенья, в день сретения господня, в дни божьей матери, в середине августа и в сентябре ..., в те дни апостолов, накануне которых положено поститься, в день св. Петра в начале августа, в день св. Варфоломея, на следующий день после пасхи, в день вознесенья, на следующий день после троицы ..., в дни св. креста после августа и в мае, в день рождества Иоанна Крестителя, в день св.Мартина зимнего, в день св. Николая зимнего ..., в день Магдалины, в дни св. Якова, св. Христофора и св. Лаврентия ..., в день св. Якова и св. Филиппа, в день св. Дионисия, в день всех святых, в день мертвых, кроме как эшоде (eschaudes) 10 для раздачи нищим, в день св. Женевьевы после [313] рождества ... [и] накануне этих праздников, кроме как при условии, чтобы хлебы были посажены в печь но позже часа зажигания света; ни в субботу, кроме кануна рождества, когда они могут печь до звона к заутрене в соборе Парижской богоматери. Булочники могут печь по понедельникам на рассвете, как только позвонят к заутрене в соборе Парижской богоматери, если только это не придется на один из вышеупомянутых праздников. Если же кто-либо из булочников будет печь в какой-нибудь из этих праздников, он должен заплатить старшине с каждой печи 6 денье штрафа и па 2 су (saudeos) хлеба, который старшина и присяжный раздадут нищим всякий раз, как булочник будет уличен; если же хлеба в Париже будет недостаточно, то надлежит получить от старшины булочников разрешение выпекать хлеб. Никто из булочников но может выпекать хлеб большего размера, чем в 2 деньо, если это нс пирог для подарка, ни меньшего размера, чем в обол, если это нс эшоде. Все булочники должны делать хлебы ценою в денье и в обол и хлеб ценою в 2 денье хорошим и доброкачественным, согласно ценам на зерно.

Если какой-нибудь булочник продает 3 двойных (doubliaus) хлеба дороже, чем за 6 денье, или дешевле, чем за 5 денье и обол, он теряет хлеб и старшина булочников распоряжается этим хлебом по своей воле. Парижский булочник должен делать такие большие и хорошие хлебы ценою в деньо и в. обол, чтобы 6 хлебов в один денье не могли быть проданы дешевле, чем за 5 денье и обол 11; нельзя продать 6 хлебов в один денье и один хлеб в обол за 6 денье или 12 хлебов в денье за 11 денье, а 13 хлебов в денье за 12 денье.

Присяжные, оценивающие хлеб, должны ходить по городу для проверки маленьких хлебов всякий раз, как назначит старшина; он назначает столько присяжных, сколько пожелает, но не меньше четырех всякий раз, когда нужно пойти по городу. Когда старшина и присяжные идут по городу для проверки маленьких хлебов, они берут одного сержанта из Шатле; и с окон, где они находят выставленный на продажу хлеб, старшина берет хлеб и передает присяжным, а присяжные смотрят, достаточен он или нет; если он достаточен, присяжные кладут его обратно на окно, если же недостаточен, вручают хлеб старшине, и тогда старшина знает, что хлеб недостаточен и может взять все хлебы, оставшиеся от этой выпечки. Если в окне есть хлеб разного сорта, старшина должен проверить каждый сорт и те хлебы, которые окажутся малыми, старшина и присяжные раздадут нищим. Никакой хлеб не может быть взят, кроме как в присутствии старшины и присяжных; малые хлебы не могут быть отданы нищим без совместного согласия старшины и присяжных; слишком малым можно считать хлеб только тогда, если в этом сорте больше малых, чем больших [хлебов]; но малые хлебы всегда отбираются. Если старшина находит плохой хлеб (mescheve), т. е. если продают 3 двойных хлеба дороже, чем за 6 денье, или дешевле, чем за 5 донье и обол, или когда хлеб ценою в денье и обол продается — 12 хлебов дешевле, чем за 11 денье, или 13 целых хлебов дешевле, чем за 12 денье, кроме эшоде, которые можно продавать 14 штук за 12 денье, но не дешевле, — старшина забирает весь недоброкачественный хлеб, и, если это не в субботу, поступает с этим хлебом по своему усмотрению, ничего не говоря присяжным. Все парижские и другие булочники могут продавать по субботам на парижском рынке хлеб по разным ценам, как только смогут лучше, но чтобы хлеб был не больше, чем в 2 денье; если хлеб больше, чем в 2 деньо, старшина забирает его и этот хлеб называется pain pote. [314]

Вышеупомянутые старшина и присяжные свободны от несения караула по причине забот и трудов, которые они несут, охраняя принадлежащий королю цех булочников. Это установила королева Бланка, да отпустит ей бог грехи. Если какой-нибудь булочник вызван к старшине булочников и окажется виноватым, он должен уплатить старшине 6 денье штрафа, а если не явится, должен старшине 6 денье. Если служащий у булочника старший или другой подмастерье, или помощник булочника, а именно веяльщик и тот, кто просеивает муку и замешивает тесто, будет вызван к старшине из-за своей провинности, то признает ли он вину или нет, и будет обвинен, или не явится по вызову старшины, каждый из них должен заплатить старшине 3 денье штрафа. 6 денье штрафа с булочника и 3 денье с подмастерья старшина берет равно как с тех, кто признает [свою вину], так и с тех, кто ее отрицает по причине того, что в суде нет [штрафа] за пренебрежение к суду (despit) l2, но он не может брать штраф выше этой суммы. Старшина может взять только один штраф за одно дело, несли тот, на кого наложен штраф, так заносчив или так дерзок, что не хочет повиноваться приказу старшины или заплатить штраф, то, если он мастер, старшина может запретить ему заниматься ремеслом. Этот булочник уже не может печь хлеб, если только тесто не было приготовлено раньше, чем был сделан запрет; если же оно было приготовлено, он может его испечь. Если булочник печет хлеб, несмотря на запрещение старшины, [то, в случае] когда тесто не было заготовлено раньше запрещения, старшина может этот хлеб взять и поступить, как ему угодно; если же булочник оказывает сопротивление, старшина идет к парижскому прево, и парижский прево должен его [булочника] обуздать силой. Если подмастерье или помощник, который должен заплатить штраф старшине, так упрям и так дерзок, что не желает повиноваться приказу старшины или заплатить штраф, старшина может запретить ему заниматься ремеслом и запретить всем булочникам, чтобы они брали его на работу до тех пор, пока он не выполнит приказание старшины согласно правилам. Если булочник берет подмастерья на работу, несмотря на запрещение старшины, он должен заплатить старшине штраф в 6 денье; а если булочник не захочет заплатить эти 6 денье, или, несмотря на запрещение старшины, продолжает давать работу подмастерью, старшина может запретить ему самому заниматься ремеслом и наложить штраф вышеупомянутым образом, т. е. взять хлеб всей выпечки, изготовленный после запрещения, и воспользоваться властью короля, если в этом будет необходимость. Булочник или подмастерье, которым запрещено заниматься ремеслом, должны попросить старшину, чтобы он позволил им заниматься ремеслом, и старшина должен разрешить, если они исправили свою вину и если уплатили штраф старшине. Если старшина не хочет разрешить заниматься ремеслом булочникам или подмастерьям, которым он запретил, потому что ему кажется, что провинность их слишком тяжела, например, если они оскорбили его словом во время исполнения обязанностей или кого-нибудь другого в присутствии старшины или присяжных, которые забирают малые хлебы — тогда тот, кому старшина не хочет разрешить заниматься ремеслом,должен взять двух прюдомов присяжных или других и просить старшину, чтобы он разрешил ему заниматься ремеслом, давая поручительство в явке на суд к королевскому главному хлебодару. Если же старшина столь упрям, что не хочет взять поручительство, тогда тот, кому запрещено заниматься ремеслом, должен дать поручительство присяжным, и присяжные должны разрешить ему заниматься ремеслом до прибытия хлебодара, [315] сохранив целиком права старшины и других. Когда прибудет хлебодар, он должен вызвать к себе обе стороны, выслушать дело и решить его, посоветовавшись с присяжными цеха, согласно обычаям и кутюмам вышеупомянутого цеха.

Король Филипп постановил, чтобы никто из людей, не проживающих в парижском округе, не мог привозить сам или посредством других хлеб для продажи в Париже, кроме как по субботам, потому что булочники, живущие в Париже, должны платить талью, нести королевский караул и платить королю ежегодно 9 су и 3 обола, как обана, так и кутюмы, я еженедельно на 3 обола хлеба в качестве тонлье королю, или тому, кому король отдал этот сбор, если только он [булочник] не освобожден от этого королем. Этот обычай соблюдался со времени короля Филиппа; однако при нынешнем короле, дай бог ему доброй жизни, случилось, что булочники из Корбейля и из других мест сняли амбары на Гревской площади и в других местах, чтобы продавать свой хлеб на неделе, чего они не могут и не должны делать. По этому поводу парижские булочники жаловались королю и просили, чтобы установление, данное им его дедом, королем Филиппом, соблюдалось бы и сохранялось. Они указали на большую выгоду, которую король имел от булочников, из которых каждый ежегодно уплачивает королю все положенные кутюмы. Тогда король подтвердил установление своего деда и приказал, чтобы никто из булочников, живущих вне Парижского округа, не приносил сам, ни через посредство кого-нибудь хлеб для продажи в Париже, кроме как по субботам; если же он принесет сам или при посредстве другого, хлеб будет отобран и отдан нищим старшиной и присяжными цеха, если только не будет непогоды, т. е. сильных морозов или сильных дождей, из-за каковых препятствий парижские булочники не смогут снабдить город Париж. Король Филипп установил, что булочники, живущие в Парижском округе, могут продавать бракованный хлеб (refus), например, хлеб, искусанный крысами и мышами, хлеб слишком твердый, пригорелый или перестоявшийся, перекисший, слишком сырой, неудавшейся формы, т. е. слишком малых размеров, который они не осмеливаются выставить на прилавки в воскресенье, в рядах, где продают железо, перед кладбищем Сен-Инносан и который они могут продавать, если хотят, в воскресенье между папертью собора богоматери и церковью св. Христофора. Булочники, живущие в Парижском округе, если они платят обан, могут в воскресенье привезти на это место хлеб в своих корзинах или лодках и принести свои прилавки, лари или столы с условием, чтобы прилавок не был длиннее 5 футов. Если булочник — плательщик обана приносит на это место хорошо выпеченный и хорошей формы хлеб, он может это сделать; если же старшина находит, что хлеб плох, он принадлежит ему; если старшина и присяжные находят, что хлеб слишком мал, они могут его взять и отдать нищим, как сказано выше;

Горожане или чужаки не должны иметь доли в покупке зерна, которое парижский булочник — плательщик обана покупает для своей выпечки, если они не живут в Париже. Если же живут, то в покупке, которую совершает булочник — плательщик обана, должны иметь одно сетье для своего стола, если они не булочники — плательщики обана. Булочник, который не платит обана, не имеет доли в покупке плательщика обана, но плательщик обана имеет дело в покупке того, кто не платит обана, если придет на рынок раньше, чем сделка будет заключена. Если человек, живущий в Париже, хочет иметь сетье зерна для своего стола из покупки, которую совершает булочник — плательщик обана, то он может его получить, если он сам или кто-либо по его. поручению придут туда раньше, чем будут завязаны мешок или корзина, и если в этом мешке или в тележке будет два [316] сетье зерна или больше; если же там не больше 3 мин, парижский житель имеет одну мину для своего стола, но больше он не может иметь. Жители Парижа могут торговаться и покупать зерно на парижском рынке для своего стола в присутствии булочников — плательщиков обана без того, чтобы булочник — плательщик обана или другой булочник имел долю в их покупках; а если житель Парижа, не булочник, хочет иметь долю [в покупке], он может ее иметь, если придет до вручения задатка (denier Dieu baillier). Если булочник — плательщик обана или кто-либо по его поручению захочет иметь долю в покупке булочника, который не платит обана, следует, чтобы он пришел на рынок прежде, чем сделка будет заключена между продавцом и покупателем.

Если житель Парижа покупает зерно для перепродажи, и торговец зерном или булочник — плательщик обана или тот, кто не платит обана, придут на рынок и будут на рынке в то время, когда будет скинуто одно денье, или больше или меньше, они будут иметь долю в покупке так же, как и те, которые будут при этой сбавке; если же они не придут ко времени сбавки, они не имеют доли, ни плательщик обана, и никто другой.

Статут II

О мельниках Большого моста

Каждый, кто хочет быть мельником у Большого моста в Париже, может им быть, если он имеет свою или арендованную мельницу. Каждый мельник Большого моста может иметь столько учеников и подмастерьев, сколько пожелает, и молоть ночью, если есть необходимость. Мельники Большого моста не могут молоть в воскресенье, с того момента, как святят воду в церкви Сен-Лефруа до звона к вечерне в церкви Сен-Лефруа. Мельники Большого моста могут брать с каждого сетье пшеницы или другого смолотого зерна один буассо, но больше они не могут брать, кроме как в непогоду, т. е. в большие морозы, в половодье или в маловодье; в это время они могут брать 1 буассо с каждого сетье и, кроме того, могут требовать от 6 до 4 донье или больше, если могут получить. Мельники Большого моста не могут молоть за меньшую плату, чем 1 •буассо за 2 сетье, и так могут они делать и брать только с булочников, потому что с горожан и с других людей, живущих в Париже, кроме как с булочников, могут они брать, при непогоде или без нее, летом и зимой, только 1 буассо за 1 полное сетье.

Мельников Большого моста никто не может перемещать, и если кто это сделает и перемещенный пожалуется сержанту, который охраняет мельников Большого моста от имени капитула собора Парижской богоматери, то виновный платит 6 денье штрафа и возмещает убытки перемощенного; а если перемещенный пожалуется сержанту капитула, то виновный платит штраф капитулу в 2 су 6 пар. денье; из этой суммы старшина мельников имеет 6 денье, а остальное — капитул. Никто не может взять в аренду мельницу у Большого моста, если он не заплатит 5 су компаньонам (compaignions) на выпивку. Каждый мельник Большого моста — как мастер, так и подмастерье — должен поклясться на святых, что он будет хорошо и честно охранять добро и вещи всех, кто поместит их в этих мельницах, и что он будет соблюдать добрые обычаи и добрые кутюмы; и если какой-нибудь сосед будет нуждаться в нем, ночью ли, днем ли, он, в меру своих сил, поможет, а если, он, зная, не придет, то будет оштрафован и будет клятвопреступником. Эту клятву он должен давать в первые восемь дней после своего появления на этих мельницах. [317]

Мельники Большого моста должны нести караул и другие повинности, которыми другие горожане Парижа обязаны королю. Никто из мельников, старше 60 лет или у кого рожает жена, не обязан нести караул, но он обязан сообщить об этом королевским людям.

Статут III

О торговцах пшеницей и всяким другим зерном

Каждый, кто хочет быть торговцем пшеницей, т. е. хорошо и честно продавать и покупать в Париже пшеницу и всякое другое зерно, может быть им свободно, заплатив тонлье и побор, который должен взиматься со всякого зерна. Каждый парижский торговец зерном может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько пожелает, и может иметь свою собственную хорошую и доброкачественную мину, помеченную печатью короля, и может ею пользоваться только для измерения одного сетье при продаже и при покупке, если покупатель пожелает; сверх же одного сетье зерна, которое он продает или покупает, он должен дать измерить мерщикам города Парижа, установленным горожанами Парижа, т. е. купеческим старшиной и присяжными. Торговцы зерном имеют друг у друга долю в покупках таким же способом, как горожане имеют долю друг у друга.

Парижские торговцы зерном обязаны тальей, караулом и другими повинностями, которыми другие парижские горожане обязаны королю.

Статут IV

О мерщиках пшеницы и всякого другого зерна

Никто не может быть мерщиком пшеницы или какого бы то ни было зерна в Париже каким бы то ни было способом, если он не утвержден купеческим старшиной и присяжными братства. Каждый, получивший разрешение измерять, обязан прежде, чем он начнет измерять, поклясться на святых, что он будет мерить, как только может хорошо и честно, какое бы зерно он ни мерил, и что он будет хорошо и честно оберегать права продавца и покупателя. Никто из мерщиков нс может и не должен требовать с подлежащей измерению тележки зерна больше, чем 4 денье за измерение, 8 денье — с повозки, 1 денье — с вьюка какого бы то ни было животного — будь то осел или лошадь, будь вьюки или тележки больше или меньше, с каким бы то ни было зерном; за это измерение платят продавцы. Если кто-либо продает свою пшеницу или свое зерно, каково бы оно ни было, он может его измерить, если покупатель хочет получить из его рук; но если покупатель хочет, измеряют присяжные мерщики. Если горожанин Парижа или какой-нибудь приезжий дает образчик своего зерна для продажи и мерщик его продает, он должен вручить ему деньги хорошо и добросовестно без какого бы то ни было убытка, и мерщик должен получить с каждого мюида зерна 6 денье за измерение и за продажу; больше он не может ни брать, ни запрашивать и должен иметь с большего больше, с меньшего меньше. Если мерщик измеряет какое бы то ни было зерно, будь то в амбаре или на судне, он получаст за измерение с каждого мюида 4 денье, с большего больше, с меньшего меньше.

Никто из мерщиков не может никоим образом мерить зерно мерой, не домеченной печатью короля; если мерщик так сделает, он подлежит суду [318] купеческого старшины; если же мерщик измеряет не помеченной мерой, он должен снести меру в городское собрание (parloir-aux-bourgeois), и там она должна быть осмотрена и помечена. И должен получить тот, кто это делает, за меру, будь-то мина или мино, 4 денье за определение и пометку. Если мина или мино испорчены, т. е. если зерно пересыпается или недосыпается, в силу чего мера неправильно и нечестно измеряет, мерщик но платит никакого штрафа за меру, если он не сделал это из плутовства: в противном случае он отвечает перед королем головой и имуществом, ибо это воровство. Как только мерщик заметит, что его мина испорчена, он должен под клятвой принести ее в городское собрание, и если там найдут, что мина нехорошая и неточная, она должна быть разбита и мерщик должен получить обратно железо; если же она хорошая и точная, мерщик должен 4 денье за проверку и всякий раз, как будет совершаться проверка, он должен за пометку и проверку не больше.

Никто из мерщиков не может торговать каким бы то ни было зерном в городе Париже и не может покупать зерно, чтобы отправить его горожанину в город Париж, если горожанин или кто-либо по его поручению не присутствуют при этом. Никто из торговцев зерном, т. е. продавец и покупатель какого бы то ни было зерна внутри города Парижа, не может измерять продаваемое [зерно] больше одного сетье за один раз; а если случается мерить больше, он должен позвать присяжного мерщика, и мерщик должен измерить мюид за 4 денье, с большего больше, а с меньшего меньше. Каждый, кто продает свое зерно в Париже, может позвать мерщика, какого захочет, лишь бы городского присяжного, принесшего клятву, и этот мерщик должен исполнить свое дело хорошо и честно по своей клятве вышеуказанным образом.

Если кто-либо из этих мерщиков нарушает что-либо из вышесказанного, с него следует штраф королю согласно установлению парижского прево, так как горожане Парижа не имеют никакой власти и никакой юрисдикции в вышеупомянутых делах, кроме как давать разрешение на измерение и всякому давать измерять, если им это кажется хорошо и нравится.

Никто из мерщиков не должен нести караул, так как это своего рода наемники. Мерщики обязаны тальей и другими повинностями, которыми другие горожане обязаны королю.

Статут V

О глашатаях

Никто не может быть в Париже глашатаем, если он не испросил согласия купеческого старшины и эшевенов купцов; когда же он испросит согласие, он должен 4 денье старшине глашатаев, и за эти 4 денье старшина глашатаев должен проверить и пометить его меры. Полагается, Чтобы каждый парижский глашатай дал купеческому старшине, эшевенам купцов или кому-либо по их поручению залог в 60 су и 1 денье и под этот залог кабатчик должен вручить ему свой кубок. Если же кабатчик его утратит [т. е. если глашатай его потеряет], может взыскать убыток с поручителей за его кубок.

Каждый парижский глашатай во все дни, в которые он записан, начиная с первого дня, как только он будет записан и до того, как будет выписан, должен 1 денье братству купцов, кроме воскресенья, когда он ничего не должен, или если он болен, или ушел в паломничество к св. Якову, или за море. Когда он уходит в паломничество, он должен получить Согласие в городском собрании, чтобы приостановить эту уплату на время [319] паломничества, иначе платит за каждый день 1 денье. Если он болен, он должен известить об этом старшину глашатаев, иначе он будет платить денье за каждый день. Каждому парижскому глашатаю полагается поклясться на святых, что он принесет хорошие меры в свою таверну и что там не будет ни одной плохой меры, о которой он бы не сообщил; и что он, как только может, будет охранять пользу кабатчиков и простого народа города (coumun de la vile). Каждой парижский глашатай может идти в любую таверну, в какую захочет, и выкрикивать вино, пока там есть разливное вино; если в таверне нет глашатая, кабатчик не может запретить ему; если же кабатчик говорит, что он не имеет разливного вина, глашатай берет с него клятву, что он не продавал вина, будь то при закрытом или при открытом погребе. Если глашатай находит пьющих в таверне, он их спрашивает, за какую цену они пьют, и глашатай будет выкрикивать эту цену, которую ему сказали, хочет или не хочет этого кабатчик, поскольку он не имеет глашатая. Если кабатчик, продающий вино в Париже, не имеет глашатая и закрывает двери перед глашатаем, то глашатай может выкрикивать вино этому кабатчику по королевской цене, т. е. в 8 денье, если вино дешево, и в 12 денье, если вино дорого. Глашатай не может под своей клятвой носить вино для выкрикивания, если он его не нацедил или не видел, как его при нем нацедили. Глашатай имеет каждый день от своей таверны не меньше 4 денье, а больше он не может брать под клятвой.

Если глашатай не имеет таверны, из этого не следует, чтобы он не уплачивал ежедневно 1 денье, как выше сказано. Глашатай обязан требовать себе таверну прежде, чем настанет время выкрикивать, потому что прежде он должен проверить вино, которое он выкрикивает; если же идут те, кто проверяет вино, кабатчик может запретить ему вход в свою таверну и сказать, что не время требовать хозяина, потому что идут проверять вино, и глашатай может требовать себе таверну на следующий день. Глашатай должен выкрикивать два раза в день, кроме великого поста, воскресений, пятниц, восьми дней рождества и сочельников, когда глашатаи выкрикивают один раз. В святую пятницу глашатаи не выкрикивают, но проверяют вино после службы. Глашатаи не кричат в дни, когда умирает король, королева или их дети.

Если король дает свое вино в таверну, все другие кабатчики прекращают [продажу], и все глашатаи должны выкрикивать королевское вино на перекрестках Парижа утром и вечером, и должен управлять ими старшина глашатаев, и от выкрикивания этого вина каждый из них должен иметь по 4 денье, так же как и со своих других таверн. Старшина братства купцов и эшевены имеют юрисдикцию над всеми глашатаями, кроме дел по собственности, уголовных и других, указанных выше. Если глашатай нарушает установления их цеха, купеческий старшина держит его под арестом до тех пор, пока тот не искупит свой проступок, если это не кража или вышеуказанные дела, подлежащие королевскому суду. Глашатаи должны поставлять своему кабатчику хорошие меры, или пусть у кабатчика не будет мер (ou nescient les mesures au tavernier).

Статут VI

О мерщиках жидкостей (jaugeurs)

Никто не может быть мерщиком жидкостей, если не имеет согласия купеческого старшины и присяжных братства парижских купцов. Каждый парижский мерщик жидкостей должен поклясться перед вышеназванным старшиной в том, что он будет хорошо и честно выполнять ремесло мерщиков [320] жидкостей в меру своих возможностей, и что будет соблюдать права продавцов и покупателей, что он пойдет мерить всякий раз, как его позовут, лишь бы была возможность пойти и вовремя вернуться в пределы стен Парижа.

Никто из мерщиков жидкостей но может и не должен брать за одну измеряемую бочку, какова бы она ни была, маленькая или большая, более, чем 2 денье, т. о. 1 денье с продавца и 1 — с покупателя, какая бы жидкость ни была в бочке, кроме мода, за измерение бочки которого он имеет 4 денье, т. е. 2 денье с продавца и 2 — с покупателя. Если один мерщик мерит и тот, кто продает или покупает, сомневается в измерении, т. с. [опасается], что оно неправильно, он может обратиться к другому мерщику, и этот мерщик может перемерить то, что другой прежде смерил; и если [измерение] совпадет с первым, нельзя обращаться к другому мерщику, и каждый получает вышеопределенные деньги. Если же измерение второго не совпадет с первым, можно попросить третьего и тот, у кого [оно] совпадает, должен быть признан; и получит вышеопределенные деньги каждый из тех, кто измерял, хотя их и проверяли. Парижские мерщики жидкостей обязаны отправляться мерить по просьбе жителей Парижа повсюду в пределах парижского превотства при условии, что тот, кто вызывает, должен дать лошадь и оплатить расходы; должны они иметь с каждой бочки вышеуказанные деньги, а больше, согласно клятве, не могут требовать. Прюдомы — парижские мерщики жидкостей — свободны от караула, потому что их цех этим но обязан, но они обязаны тальей и другими повинностями, которыми другие горожане Парижа обязаны королю.

Статут VII

О кабатчиках

Всякий может быть в Париже кабатчиком, кто захочет и имеет средства, заплатив шантеляж королю, меры горожанами глашатаям. Каждый кабатчик должен ежегодно покупать свои меры у горожан Парижа, и их продают горожане одному дороже, другому дешевле, как им понравится, от 1 донье за день.

Каждый, кто продает в Париже вино в розлив, обязан иметь глашатая, если он не договорился [не откупился?] (se il nе fine) с горожанами. Все парижские кабатчики могут продавать вино такое, какое хотят, сras или boute 13, и по любой цене, по пусть не повышают своих цен; снижать же могут. И могут иметь в розлив столько вина, сколько им нравится, но пусть они измеряют честной мерой; а если кто-нибудь будет пойман с под-цельной мерой, он будет оштрафован по воле короля.

Статут VIII

О пивоварах

Может быть в Париже пивоваром всякий, кто захочет, лишь бы работал по обычаям и кутюмам цеха, созданным и установленным прюдомами цexa для хорошей и честной работы, как это угодно королю. Эти обычаи и кутюмы таковы.

Всякий, кто, если королю угодно, делает пиво в Париже, может иметь только учеников и подмастерьев, сколько хочет, и работать днем и ночью, [321] если в этом есть потребность. Никто из пивоваров не может и не должен делать пиво, кроме как из воды и зерна, т. е. из ячменя, из смеси ржи с пшеницей (mestuel) и из солода; если же он кладет другие вещи для усиления, а именно можжевеловые (bауе) ягоды, пряности, камедь (pois reisine), то каждый, кто положит какую-нибудь из этих вещей, штрафуется в пользу короля на 20 пар. су всякий раз, как будет уличен, и будет все его пиво, которое сделано с этими вещами, отдано нищим. Прюдомы цеха говорят, что не надо класть в пиво эти нехорошие и нечестные вещи, потому что они плохо и болезненно действуют на голову и тело здоровых д больных. Никто не может и не должен продавать пиво в другом месте, кроме как в трактире или в пивной, потому что мелочные торговцы пивом продают не такое хорошее и доброкачественное пиво, как те, кто его делает в своих трактирах; а продают они кислое и испорченное, потому что они не умеют его делать настоящим образом. Те же, кто не делают пиво в своих трактирах, посылают его продавать в два или три места в городе Париже, и продают они его не сами и не их жены, а маленькие мальчики на чужих улицах, и идут в те места и таверны безрассудные люди (li fol et li foles) совершать свои грехи. Поэтому прюдомы цеха согласились на этом, если угодно королю; и каждый, кто будет против этого постановления, будет оштрафован в пользу короля на 20 пар. су всякий раз, как будет уличен, и пиво, которое найдут в таких трактирах, будет отдано нищим.

Прюдомы цеха парижских пивоваров просят, если королю угодно, чтобы вышеупомянутый цех имел двух прюдомов, присяжных и принесших королю присягу; каковые прюдомы клянутся на святых перед парижским прево, что будут хорошо и честно охранять вышеупомянутый цех и что обо всех нарушениях, которые произойдут, и о которых они узнают, они сообщат, как можно скорее, парижскому прево или его помощникам. Этих прюдомов парижский прево назначает и смещает по своей воле, и эти два прюдома обладают властью забрать именем короля недоброкачественное пиво, где бы они его ни нашли, до того, как они сообщат парижскому прево или его помощникам.

Парижские пивовары обязаны караулом, тальей и другими повинностями, которыми другие горожане Парижа обязаны королю. Парижские пивовары не несут караула, если они старше 60 лет, или больны, или им пустили кровь, если они не были вызваны до того, как им пустили кровь, или вышли из города, если не были вызваны до этого или не знали о вызове; так же и те, у кого жена рожает, только надо сообщить тому, кто заведует стражей от имени короля.

Статут IX

О мелочных торговцах хлебом, солью, морской рыбой и всякими другими товарами, кроме пресноводной рыбы и восковых изделий

Никто не может быть в Париже мелочным продавцом хлеба, т. е. продавцом хлеба, который испечен другими, если он не купит ремесла у короля; а продает это право от имени короля тот, кто его купил у короля, одному дороже, другому дешевле, так, как ему покажется лучше.

Каждый, кто купил в Париже ремесло мелочного торговца хлебом, может продавать морскую рыбу, вареное мясо, соль минами и буассо на лотках и прилавках, яблоки и всякие другие фрукты, произрастающие во французском королевстве, чеснок, лук и различные другие овощи (aigrun), финики, фиги, разного сорта виноград, перец, тмин, корицу, [322] регулин (regulisse) и необработанный воск; так что тот, кто купил право заниматься ремеслом мелочного торговца хлебом, может продавать все эти вещи при уплате кутюм и повинностей, которыми обязан каждый цех. Мелочные торговцы хлебом могут продавать другие различные товары, кроме пресноводной рыбы и восковых изделий. Парижские мелочные торговцы могут иметь столько подмастерьев и учеников, сколько им угодно. Каждый мелочный торговец хлебом ежегодно в день св. Мартина зимнего должен уплатить королю 3 су обана.

Если мелочной торговец хлебом покупает ремесло до дня св. Иоанна Крестителя, он должен 5 денье и обол в день св. Иоанна Крестителя, и 3 cу обана в день св. Мартина зимнего, и в каждый день св. Мартина зимнего 3 су, на рождество 10 денье, на пасху 12 денье и в каждый последующий год столько же, как в указанные сроки. Если мелочный торговец хлебом купит ремесло между днем св. Иоанна Крестителя и св. Мартина зимнего, он свободен от уплаты первых 3 су обана. Каждый из мелких торговцев, продающих хлеб, должен еженедельно 1 денье в качестве тонлье и уплачивает его в воскресенье, если на неделе он продавал хлеб. Каждый из мелочных торговцев, продающих соль, должен уплатить королю ежегодно 3 су обана, на рождество 8 денье кутюмы, на пасху 8 денье и должен купить ремесло вышеуказанным образом. Если мелочный торговец хлебом продает и соль, он должен 6 су обана; 3 су за хлеб и 3 су за соль. и должен кутюму с хлеба и кутюму с соли ежегодно указанным образом. Ныне и впредь установлено, что должно быть в цехе мелочных торговцев четыре продавца яиц и сыра с тележек и четыре — с вьючных животных 14.

Статут Х

О мелочных торговцах, которые продают фрукты и овощи

Никто не может быть в Париже мелочным торговцем, продающим фрукты или овощи, т. е. чеснок, лук, мелкий чеснок (eschaloingnes) и все другие подобные овощи, если не купит ремесло у короля; а продает его от имени короля тот, кто его купил у короля, одному дороже, другому дешевле, как ему кажется лучше. Каждый, кто продает в Париже фрукты и овощи, ежегодно должен королю за все эти товары 6 денье кутюмы, из коих 4 денье уплачиваются в неделю ярмарки в Сен-Дени, и 2 денье — на ярмарке Сен-Ладр, и собирают их по домам те, кто получил сбор кутюмы от имени короля; если же не заплатят кутюму в назначенный день, их не штрафуют, но те, кто взимают кутюму именем короля, могут взять залог в их домах, при условии, что их сопровождает сержант из Шатле. Если какой-нибудь мелочный торговец продает только фрукты, он должен 4 денье вышеуказанной кутюмы; а если он продает только овощи, он должен 2 денье этой кутюмы; если же он продает и то и другое, он должен эту кутюму. Каждый, кто купил одно ремесло, может заниматься и другим, или тем и другим вместе свободно, только должен заплатить эту кутюму.

Никто из парижских мелочных торговцев и никто другой из проживающих в Париже не может и не должен покупать тележку или вьюки с яйцами или сыром по дороге, после того как они были нагружены для поездки в Париж, и до того. как они прибудут в Париж на общественную площадь, где продаются такие товары, т. е. на парижский рынок, или [на площадь] между папертью собора Парижской богоматери и церковью св. Христофора. Ибо необходимо, чтобы продукты прибывали на открытый [323] рынок и было бы видно, хороши ли они и доброкачественны или нет, и там продавались бы так, чтобы бедные люди могли при этом иметь долю с богатыми, если они хотят и имеют в том нужду. Если же кто-нибудь нарушит это установление, он должен быть оштрафован в пользу короля на 4 пар. су. Никто из парижских мелочных торговцев не может и не должен покупать ни от какого торговца никакие повозки или вьюки с яйцами или сыром при прибытии купца, или в другое время, ибо подобные торги плохие и нечестные, так как при этих торгах бывает слишком много обмана; особенно хочет продать тот, кто доставил [товары] не столь хорошими и доброкачественными, как должно; кроме того, богатые торговцы имели бы все товары, а бедные не могли бы ничего получить. Еще причина: при таких покупках никто не мог бы иметь доли в торге, и таким образом богатые имели бы всё и перепродавали бы так дорого, как им хочется. При продаже этих товаров на открытом рынке все могут иметь долю, и бедные и богатые; и если кто-нибудь поступит против этих установлении, он будет оштрафован в пользу короля на 4 пар. су. Никто из парижских мелочных торговцев и никто другой не может и не должен покупать яйца или сыр, привезенные по воде, прежде чем их привезут в пределы стен Парижа и причалят. Если же кто-нибудь купит их на воде или у какой-нибудь пристани вне стен Парижа, он будет оштрафован в пользу короля на 4 пар. су. Если кто-нибудь доставит в Париж по воде яйца, сыр, чеснок, лук или какие-нибудь другие подобные овощи и они окажутся внутри стен Парижа на пристани, в таверне или в амбаре, или если кто-либо принесет какие-нибудь вышеуказанные товары в город Париж на себе, то мелочные торговцы или другие могут их свободно покупать. Парижские мелочные торговцы, другие парижане и чужаки могут покупать в монастырях, расположенных в Париже и вовне, без уплаты кутюмы и без штрафа. Все парижские мелочные торговцы овощами и фруктами могут покупать вне стен Парижа содержимое тележки или вьюка с фруктами и овощами и могут совершенно свободно привезти их в Париж, если они нагружены, чтобы ехать в Париж или с.другой целью; но пусть парижские мелочные торговцы не состоят в компании с человеком не из Парижа.

Если кто-нибудь из цеха или другой нарушит что-либо из этих статей или из вышеуказанных вещей, он всякий раз должен быть оштрафован в пользу короля на 4 пар. су, и будут отменены все сделки, совершенные вопреки указанным условиям, а товары проданы на открытом рынке на общей площади так, как они должны продаваться. Каждый, кто купил вышеуказанное ремесло, может законно продавать все товары на вес, если это не изделия из воска, всякую домашнюю птицу, дичь, соль, хлеб, морскую рыбу без покупки ремесла у короля, платя лишь кутюмы за эти вышеуказанные товары, т. е. обан королю и другие поборы 15. ...

Статут XI

О ювелирах и постановлениях их цеха

В Париже может быть ювелиром всякий, кто хочет и знает ремесло, лишь бы он работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы.

Никто из парижских ювелиров 16 не может работать с золотом, на котором нет парижской пробы или с еще лучшим [золотом], и это [324] пробированное золото превосходит всякое другое, где бы оно ни обрабатывалось ..., не может обрабатывать в Париже серебро, если оно не такое, как английское (esfcelins) или еще лучше ..., не может иметь больше одного постороннего ученика, но из своей родни или родни своей жены, будь то дальней или близкой, он может брать столько, сколько захочет ..., не может иметь родного или постороннего ученика меньше, чем на 10 лет, если только ученик не обучен так, что он может зарабатывать в год 100 су и на свое питье и еду ..., не может работать ночью, если только эта работа не для короля, королевы, их детей и братьев или для парижского епископа ..., не должен ни пеажа, ни кутюмы за любую, относящуюся к его ремеслу вещь, которую он покупает дли продает ..., не может открывать свое горнило в дни апостолов, если они приходятся не на субботу, кроме одной мастерской, которую каждый по очереди открывает в эти праздники и по воскресеньям; и все, что заработает тот, кто открыл мастерскую, вносит он в кассу братства ювелиров, в каковую кассу вносят «божьи деньги», которые ювелиры выручают за товары, относящиеся к их ремеслу, которые они продают или покупают. И на все деньги этой кассы каждый год в день пасхи устраивают обед для бедных Парижского госпиталя.

Все эти установления ювелиры поклялись хорошо и добросовестно выполнять и охранять; если посторонний ювелир прибывает в Париж, он клянется выполнять все эти установления. Парижские ювелиры свободны от караула, но они обязаны другими повинностями, которыми обязаны королю другие горожане. Следует знать, что прюдомы цеха выбирают двух или трех прю домов для охраны цеха, и эти прюдомы клянутся, что будут хорошо и честно охранять цех согласно этим обычаям и кутюмам; когда же эти прюдомы окончат свою службу, члены цеха не могут снова возложить на них обязанности по охране цеха раньше, чем через три года, если только они не пожелают этого по доброй воле. Если три прюдома находят в цехе человека, который делает изделия из плохого золота или плохого серебра и не хочет раскаяться, трое присяжных приводят его к парижскому прево, и прево наказывает тем, что изгоняет его на четыре или. шесть лет, в соответствии с тем, что он заслужил.

Статут XII

Об изготовителях оловянной посуды

Каждый, кто хочет быть в Париже изготовителем оловянной посуды, может свободно им быть, лишь бы хорошо и честно работал, и может он иметь столько подмастерьев и учеников, сколько хочет. Никто из изготовителей оловянной посуды не может работать ночью или в праздничные дни, когда весь город празднует; а кто так поступит, обязан уплатить королю 5 су штрафа, так как ночного освещения недостаточно, чтобы он мог хорошо и честно делать работу своего ремесла. Изготовитель оловянной посуды по праву должен делать всякие изделия своего ремесла только из хорошего и доброкачественного сплава, как дело этого требует; если же делает иначе, теряет изделие и уплачивает королю 5 су штрафа. Никто из жителей и никто другой как из города, так и извне, не может продавать никакие изделия, относящиеся к ремеслу изготовителей оловянной посуды, ни по городу (a val devile), ни в своем доме, если изделие не из хорошего и доброкачественного сплава; если же он так сделает, он теряет изделие и платит королю пять пар. су в качестве штрафа. Никто не может и не должен продавать старые оловянные изделия за новые; а если кто так сделает, должен королю 5 су штрафа. Прюдомы цеха [325] изготовителей оловянной посуды просят, чтобы по распоряжению парижского прево были выбраны два прюдома цеха, которые должны поклясться на святых, что будут хорошо и честно охранять это ремесло вышеуказанным образом и что о нарушениях в ремесле будут сообщать парижскому прево или его помощникам. Изготовители оловянной посуды должны нести караул, если им меньше 60 лет. Изготовители оловянной посуды просят, чтобы два прюдома, которые охраняют цех, были свободны от караула 17 ...

Статут XIII

О веревочниках

Всякий, кто хочет, может быть в Париже веревочником, т. е. делать веревки из всякого рода волокон, липового лыка, или волоса, лишь бы знал ремесло, имел средства и работал но обычаям и кутюмам ремесла, которые таковы.

Веревочники могут иметь столько подмастерьев, сколько им угодно, но они не могут иметь больше одного ученика, которого они должны взять не меньше, чем на четыре года, но на больший срок они вполне могут? взять. Никто из веревочников 18 не может работать ночью из-за того, что могут получиться плохие изделия, ни в дни праздников, когда весь город празднует ..., не может и не должен делать веревки, какого бы те ни было сорта, кроме как целиком из одного материала, а именно: или всю из лыка, или всю из пеньки, или всю из льна, или всю из шелка, кроме веревок, которые делаются из волоса, в которые добавляется пенька, чтобы веревки были лучше, дороже и дольше сохранялись ..., не может и не должен смешивать старые веревки с новыми ..., не может и не должен Делать вожжи для плуга, кроме как из четырех (par quatre) [сортов], т. е. он не может делать вожжи, кроме как из нитей ..., не может и не должен делать какие бы то ни было канаты, т. е. веревки, с помощью которых работники и лошади тянут суда против течения, если они не будут одинаковыми и хорошими, как внутри, так и снаружи ..., не должен ничего за вещи, относящиеся к его ремеслу, которые он продает или покупает.

Каждый, кто нарушит что-нибудь из вышесказанного, уплатит королю 5 пар. су штрафа всякий раз, как нарушит, а каждое плохое изделие, если будет сделано, сжигается 19 ...

Два прюдома имеют власть забрать все плохие изделия в их цехе от имени короля везде, где найдут, и отнести парижскому прево. Если кто-нибудь им сопротивляется, они должны на него указать и сообщить парижскому прево, и прево должен вышеупомянутым образом оштрафовать его за нарушение и за сопротивление 20 ...

Статут XIV

Об изготовителях всевозможных мелких оловянных и свинцовых взделий

Кто хочет быть изготовителем оловянных изделий, т. е. делать оловянные зеркала, оловянные застежки, бубенцы, оловянные кольца, свинцовые кольчужные колечки, свинцовые сосуды (mereaux) всякого сорта [326]  и всякие другие мелкие вещички, сделанные из свинца и олова, может им быть свободно, работать ночью и днем, если ему угодно и есть надобность, и иметь столько подмастерьев, сколько захочет. Никто из мастеров этого цеха не может и не должен иметь более, чем одного ученика, если это не его сын, или сын его жены от законного брака; он может брать ученика за деньги и без денег и на такой срок, как захочет. Никто из этого цеха не должен работать в воскресенье, ни в другой праздник, когда весь город празднует. Каждый, кто нарушит что-нибудь из вышеуказанного, платит королю штраф в 5 пар. су каждый раз, как нарушит 21.

Статут XV

О кузнецах и изготовителях буравов, крючков и шлемов

Никто не может быть кузнецом в Париже, т. е. кузнецом-изготовителем крючков (greifiers), шлемов, буравов (veilliers) и других железных и слесарных изделий (grossiers, или talandiers), кто не купит ремесло у короля; а продает его от имени короля главный королевский кузнец (mestre marischal), одному дороже, другому дешевле, как найдет нужным вплоть до 5 су, больше которых он не может брать. Король дал своему кузнецу этот цех и юрисдикцию цеха, пока это ему угодно. Каждый член этого цеха платит ежегодно 5 денье в королевскую кузницу на троичной неделе. Этими деньгами королевский кузнец распоряжается, как ему угодно, а за это королевский кузнец обязан подковывать только королевских верховых лошадей и никаких других. Каждый член этого цеха, купивший ремесло указанным образом, свободен от несения караула только один год и один день. Никто из тех, кто купил вышеупомянутое ремесло, не может прикасаться к ремеслу, пока не заплатит цену, за которую купил, т. е. не свыше 5 су, и должен дать клятву, что будет хорошо и честно соблюдать обычаи и кутюмы так, как соблюдали его предшественники. Старшина цеха должен принять эту клятву в присутствии прюдомов цеха. Каждый, кто хочет иметь в своем доме станок для подковывания лошадей (travail), может его иметь, уплачивая ежегодно королю 3 су обана. Каждому, кто хочет иметь станок вне своего дома, следует получить согласие от парижского смотрителя над дорогами (voiеr), и если он получит согласие от смотрителя, он должен королю 6 су обана, если он поставит станок вне своего дома. Каждый член этого цеха может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько пожелает. Кузнецы-изготовители крючков, шлемов и других слесарных изделий, если им нравится, могут работать ночью, и весь этот цех, кроме замочников и ножевщиков.

Старшина кузнецов должен вызывать на караул и должен выбирать каждый год шесть прюдомов, которые вызывают на несение караула, а сами свободны от него; никаких других привилегий прюдомы и старшина не имеют 22 ...

Королевский кузнец имеет права юрисдикции над всеми мастерами упомянутого цеха и их подмастерьями по поводу всех поступков, касающихся их цеха, споров кузнецов с другими и всех их споров между собой. Этим правом юрисдикции королевский кузнец пользовался и ныне мирно пользуется на всей земле парижской юрисдикции, на епископской земле и на других, кроме земель Сент-Женевьев и Сен-Мартен-де-Шан, где ему уже в течение пяти лет препятствуют и мешают пользоваться [327] своими правами против бога, против права и без основания, т. е. при помощи вызова; а именно из Сент-Женевьев по поводу одного дела вызывают в Орлеан и в Блуа, а из Сен-Мартен-де-Шан вызывают в Эсден и в другие места.

Если кто-либо из этого цеха, т. е. мастер или подмастерье, что-либо нарушит из постановлений цеха по отношению к чужаку, а последний пожалуется, и будет доказано, что имеется нарушение, виновник должен возместить убыток жалобщику и уплатить королевскому кузнецу штраф в 4 пар. су, кроме мастеров ножевщиков и замочников, которые по своим постановлениям вносят значительно большие штрафы, из коих штрафов 4 пар. су получает королевский кузнец. Если кто-либо из этого цеха жалуется один на другого по каким-либо делам, кроме дел о собственности, уголовных и сверх того, то виновный платит королевскому кузнецу штраф в 4 су. Если кто-либо из этого цеха присужден королевским кузнецом к чему-либо по отношению к кому бы то ни было и осужденный не хочет повиноваться этому приказанию, королевский кузнец может ему запретить заниматься ремеслом до тех пор, пока он не исполнит приговора. Если же он, несмотря на запрещение, не хочет оставить ремесло, то королевский кузнец может сломать кузницу. Если же, несмотря на запрещение и на слом кузницы, он так упорствует, что не хочет подчиниться королевскому кузнецу, то последний должен пойти к парижскому прево, просить его и требовать, чтобы тот помог, и прево должен это сделать. Королевский кузнец не имеет юрисдикции над мастерами этого цеха и над их подмастерьями в нарушениях их ремесла, касающихся воровства; это принадлежит парижскому прево, ибо он судит о жизни и членах.

Статут XVI

О кузнецах-ножевщиках

Никто не может быть в Париже ножевщиком, если не купит ремесла у короля, а продает его от имени короля главный королевский кузнец, которому король его дал; продает так, как ему угодно, одному дороже, другому дешевле до 5 су; эти 5 су он не может превышать. Как только ножовщик купил право заниматься ремеслом у того, кто заведует этим ремеслом от имени короля, он должен поклясться на святых, что будет хорошо и честно относиться к ремеслу по обычаям и кутюмам, которые таковы: никто из ножевщиков 23 не может одновременно иметь более двух учеников и не может брать их менее, чем на шесть лет обучения, но на больший срок может брать и за деньги, если может получить ..., не может работать в праздничные дни, когда весь город празднует, ни ночью над изделиями, которые относятся к ремеслу ножевщика, так как ночное освещение недостаточно для этого ремесла .., не должен работать в мясоед после звона к вечерне, ни в пост после звона к повечерию ..., не должен переманивать от других ученика, или подмастерья, сам ли, или через другого, прежде, чем те закончат свою службу.

Каждый, кто нарушит какую-либо из этих статей, заплатит королю 5 су всякий раз, как будет уличен 24 ...

Два прюдома должны иметь по 12 пар. денье с каждых 5 су штрафа из рук парижского прево за потери, затраты и расходы, которые они производят. [328]

Статут XVII

О ножовщиках-изготовителях черенков

Каждый, кто хочет быть в Париже ножевщиком, т. е. делать черенки к ножам из кости, дерева и слоновой кости, делать гребни из слоновой кости и насаживать черенки на ножи, может им быть свободно, лишь бы работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы.

Каждый ножевщик может иметь не более чем двух учеников, если только это не его дети от законного брака, и не может взять ученика менее, чем на восемь лет обучения, но на больший срок может брать и за деньги, если имеется возможность. Никто из ножевщиков не может продавать (vendre) [уступить] своего ученика, если он не лежит больной в постели, или не ушел за море, или не оставляет ремесло совсем, или же, если не делает так из-за бедности. Если ученик трижды убегает от своего мастера без согласия по своему безумию или легкомыслию, то на третий раз мастер и никто другой из упомянутого ремесла не должен брать его ни в качестве подмастерья, ни в качестве ученика. Это установили прюдомы цеха для обуздания глупости и легкомыслия учеников, так как они наносят большой ущерб своим мастерам и себе самим, когда убегают, потому что когда ученик оставляет обучение и убегает на один или два месяца, он забывает то, что знал прежде; так теряет он время и наносит ущерб своему мастеру. Никто из мастеров не должен брать себе ученика, кроме как в присутствии двух прюдомов или, по меньшей мере, трех из членов цеха, которые слышат условия их соглашения. Никто из ножевщиков не может накладывать серебро на костяной черенок 25 ...

Каждый, кто нарушит какую-нибудь из этих статей, будет оштрафован по воле короля и в размере, установленном парижским прево 26 ... Во времена короля Филиппа ножевщики могли посылать подмастерьев за себя в караул и теперь охотно бы пользовались этим, если это угодно королю.

Никто из ножевщиков не должен употреблять слоновую кость, распиленную кем-либо не из цеха; в этом согласились все члены цеха я просят монсеньора короля разрешить им это, если ему угодно.

Статут XVIII

О замочниках и постановлениях их цеха

Каждый, кто хочет, может быть в Париже замочником, если он купил ремесло у короля; главный кузнец королевской кузницы, кому король его [ремесло] дал, пока ему угодно, продает его от имени короля, одному дороже, другому дешевле в пределах 5 су, но 5 су он не может превышать; и платит [замочник] одно денье ежегодно в троичную неделю королевскому кузнецу, которому король его дал.

Никто из замочников 27 не может продавать новые замки, если они не снабжены всеми перемычками, иначе они будут поддельны ..., не может делать ключ к замку, если замка нет перед ним в его мастерской ..., не может работать, кроме как при дневном освещении над изделиями, относящимися к ремеслу замочника, так как ночное освещение недостаточно, чтобы делать такую тонкую работу, какую надлежит делать в ремесле [329] замочников, каждый замочник может иметь столько подмастерьев и учеников, сколько хочет.

Каждый, кто нарушит или поступит против этих постановлений, платит парижскому прево 5 су штрафа и 4 денье главному королевскому кузнецу. Неправильно сделанные замки должны быть уничтожены, откуда бы они ни были принесены в Париж для продажи 28 ...

Для того, чтобы охранять права цеха, назначены прюдомы цеха: Анри де-Сен-Мишель и Тома де-Кларво для охраны прав короля и прав цеха; прюдомы должны бы быть свободны от караула, если это угодно королю и парижскому прево. Замочник ничего не должен за относящиеся к его ремеслу вещи, которые он продает или покупает.

Статут XIX

Об изготовителях ящиков и замков к ящикам

Каждый, кто хочет, может быть изготовителем латунных замков к ящикам, ларцам, футлярам для кубков (henapiers), столам и сундукам, лишь бы он знал ремесло и имел средства.

Каждый из этого цеха не может держать и иметь более одного ученика, которого он может и должен брать не меньше, чем на семь лет обучения и за 20 су или на восемь лет без денег. Каждый из этого цеха не может и не должен работать ночью, так как ночное освещение недостаточно, чтобы заниматься этим ремеслом; а кто будет уличен, платит королю 5 пар. су штрафа; мастер и подмастерье — 2 су всякий раз, как будут уличены, Ремесленники этого цеха должны кончать работу в субботу при последнем звоне к вечерне в том приходе, где они живут, и всякий, кто работает дольше упомянутого часа — то ли мастер, то ли подмастерье — платит вышеупомянутый штраф всякий раз, как будет уличен. Если у какого-нибудь мастера этого цеха убежит ученик по своему легкомыслию, убежит или уйдет из этой области (pais), мастер должен разыскивать его один день за свой счет, а отец ученика или поручитель должны разыскивать. еще один день за свой счет; если не смогут найти, мастер должен обходиться без своего ученика в течение оставшихся лет обучения. Если затем ученик вернется, мастер должен взять его обратно и ученик должен ему восстановить всю работу, которой он нанес ущерб, когда бы он ни вернулся. Если не хочет ученик идти в цех, тогда полагается ему покинуть цех и до того, как он примется за другое ремесло в городе Париже, возместить мастеру все затраты и весь ущерб, которые он ему нанес.

Если кто сделает в этом цехе замок без пружины, замок будет поддельным и должен быть уничтожен, а тот, кто сделал, платит королю 6 пар. су штрафа всякий раз, как будет уличен. Никто из замочников этого цеха не должен предоставлять старые замки изготовителям футляров и сундуков и галантерейщикам (merciers), если он не знает, что эти изделия для их собственного употребления; а тот, кто это сделает, платит королю 5 пар. су всякий раз, как будет уличен. Это установили прюдомы цеха для изготовителей футляров и сундуков и для галантерейщиков, которые брали большую плату, приделывая старые замки, а они [замочники] об этом ничего не знали 29 и приносили [замки] мастерам меньше, чем за половину той цены, которую те за них получали, и были эти ремесленники [замочники] обмануты в своей оплате. [330]

Если какой-нибудь чужак, знающий упомянутое ремесло, приходит в Париж и хочет работать в цехе, то, прежде чем, он начнет заниматься ремеслом в городе Париже, ему следует доказать мастерам цеха, что он знает ремесло и что он работал семь лет или больше. Всякий, кто допустит его заниматься ремеслом, прежде чем будет получено разрешение, уплатит 5 пар. су штрафа всякий раз, как будет уличен.

Прюдом, который охраняет цех, должен быть, если угодно королю, свободен от несения караула за заботу и за труды, которые он несет по охране цеха 30 ...

Статут XX

О чеканщиках медных листочков (batteurs d'archal)

Кто хочет быть в Париже чеканщиком медных листочков, может им быть, лишь бы он знал ремесло и работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы. Никто из мастеров цеха не может брать ученика меньше, чем на шесть лет обучения а может держать только одного ученика; но как только пройдет пять лет, он может взять в последний год еще одного ученика, чтобы не остаться без ученика. Как только ученик договорится с мастером, он платит 5 су, которые идут на пользу всего цеха, чтобы мастера сообща продолжали доучивать ученика, если мастер умрет прежде, чем закончится срок обучения. Никто из мастеров, подмастерьев и учеников этого цеха не может работать ночью в этом ремесле; должны они кончать работу в повечерие, так как ремесло слишком трудное, и должны они приходить утром. Еще установлено в этом цехе, что никто из цеха, будь то мастер или подмастерье, не должен брать и оставлять у себя инструменты своего соседа, если нет на то его доброй воли; если поступает иначе, то платит штраф. Еще установлено, что все мастера и подмастерья цеха должны работать хорошо и честно и из хорошего сплава, как то обычно делается в городе Париже.

Если кто-либо нарушит какую-либо из этих статей, мастер платит королю 10 су, из коих 2 су — охраняющим цех старшинам за их труды, а подмастерья платят 5 су, из коих старшины получают 12 денье за свои труды. Установлено, что всякий раз, как найдут у кого бы то ни было из этого цеха поддельное изделие, он платит указанный штраф, а поддельное изделие поступает в распоряжение короля. Этот цех имеет двух прюдомов — Жеана Деперэ и Фуко, которые выбраны с согласия всех и которые поклялись на святых в Шатле, что будут хорошо и честно охранять упомянутый цех и обо всех нарушениях прав цеха будут сообщать парижскому прево или его помощникам.

Статут XXI

Об изготовителях железных пряжек

Каждый, кто хочет быть изготовителем железных пряжек, может быть им свободно, лишь бы он работал по обычаям и кутюмам цеха, которые таковы 31 ...

Никто из изготовителей железных пряжек не может и не должен иметь более, чем одного ученика, если это не его сын; а если он это сделает, платит королю 10 пар. су ..., не должен брать ученика менее, чем на восемь [331] лет обучения и за 40 су или. на десять лет без денег; но за большую сумму денег и на больший срок может брать; а если берет иначе, то платит королю 10 пap. су. Ученик, который обучается у мастера-изготовителя железных пряжек — то ли за деньги, толи без денег — должен заплатить 5 су прюдомам, которые охраняют цех от имени короля; эти 5 су предназначаются для бедных детей цеха и для охраны прав учеников по отношению к их мастерам. Если сын мастера обеднел и хочет обучаться, прюдомы должны обучить его за счет сборов вышеуказанных 5 су и на свои деньги. Никто не должен брать учеников, если он недостаточно благоразумен и обеспечен, чтобы мог их обучить, воспитать и поддерживать в течение всего срока, иначе дети теряют зря время, а определяющие их [в ученье] добрые люди — свои деньги; и должно быть это известно и сделано двумя прюдомами, которые охраняют этот цех от имени короля, а кто поступит иначе, должен заплатить королю 10 су штрафа. Никто не должен продавать своего ученика, если он не уходит за море, или не лежит больной, или не оставил ремесла совсем; это установили прюдомы цеха для того, чтобы ученики не были нечестны и высокомерны по отношению к своим мастерам и чтобы сосед не захотел бы их увести, из-за чего мальчик становится нечестным по отношению к своему мастеру и дает, таким образом, повод для продажи. Если кто-либо из изготовителей железных пряжек продает своего ученика по этой причине, он не может иметь [другого] ученика, пока первый не доработает до конца своего последнего года; а тот, кто покупает, если он имеет другого ученика, не может купить до той поры, пока его ученик будет обучаться; если же он совсем не имеет учеников, не может до срока брать других, кроме того, которого купил. Никто из изготовителей железных пряжек не может изготовлять пряжки выбиванием на наковальне (entas), так как они нехороши и недоброкачественны; еcли же он так сделает, он должен королю штраф в 10 су, а изделие должно быть уничтожено 32 ... Никто из пряжечников не может нанять подмастерья, который был нанят другим в том же цехе прежде, чем закончится срок договора; а если кто так сделает, тот платит парижскому прево 10 су штрафа; но пряжечник может иметь столько подмастерьев, сколько ему угодно.

Статут XXII

Об изготовителях пряжек из желтой меди, из простой меди, новой и старой, и из латуни

Каждый, кто хочет в быть Париже изготовителем пряжек из желтой меди, может им быть при условии, что докажет парижскому прево, что он добропорядочен и честен, а прюдомам цеха — что он обучался ремеслу в Париже или в другом месте по обычаям и кутюмам Парижа, т. е, заплатив своему мастеру 40 су и отслужив шесть лет, или обучаясь восемь лет без денег. Каждый парижский изготовитель пряжек из желтой меди может работать из меди и из старой и новой желтой меди и делать пряжки и всякого рода оковки для кожаных ремней. Никто из изготовителей пряжек из латуни и проволоки не может работать ночью, ни во время отдыха; поэтому полагается, чтобы он работал у открытого окна на улицу, или у полуоткрытой двери; и так было установлено со времени короля, Филиппа из-за вреда, который мог произойти. Изготовители латунных пряжек не должны ничего за вещи, относящиеся к их ремеслу, которые они покупают и продают на рынке или вне рынка, кроме как со [332] своих прилавков, если они хотят идти на рынок и выставлять там на прилавке; но они не обязаны идти на королевский рынок, если не хотят.

Каждый изготовитель латунных пряжек может иметь только одного ученика, но чтобы он брал его не меньше чем на восемь лет обучения и за 45 су денег, или на десять лет обучения без денег, кроме 5 су братству, если это не его [мастера] сын или сын его жены, первый муж которой был из того же цеха; если же муж его жены не был из этого же цеха, он [мастер] не может обучать сына своей жены этому ремеслу, кроме как на общих основаниях. Из этих 45 су братство монсеньора св. Льенара имеет 5 су, а мастер — 40 су для обучения ученика; если же мастер берет себе ученика на десять лет обучения, ученик должен 5 су упомянутому братству. Никто из учеников не может начать обучение ремеслу прежде, чем заплатит 5 су братству. Никто из изготовителей пряжек не может работать в праздничные дни, когда весь город празднует. Никто из пряжечников не может брать подмастерья в свой цех, если он не работал по обычаям и кутюмам упомянутого цеха.

Подмастерья имеют свой вечерний отдых, а именно в пост, как только прозвонят к вечерне в церкви Сен-Мерри, а в другое время, как только они увидят, что прошел второй глашатай, возвещающий наступление вечера. Мастера-пряжечники согласились на том, что они имеют для своего отдыха те же самые вечера, что и подмастерья. Никто из мастеров не должен держать нехорошего, нечестного подмастерья, зеваку и дурного парня, из какого бы то ни было места, будь то из Парижа или другого места. Никто из мастеров не должен нанимать на какую-нибудь службу подмастерья прежде, чем тот закончит обучение.

Каждый изготовитель латунных пряжек, нарушивший что-либо из вышеуказанного или сделавший против, платит 10 пар. су штрафа, а подмастерье — 5 су, кроме штрафов, взимаемых по поводу вечернего отдыха, каковые составляют 2 су, уплачиваемых парижскому прево; взимаются эти штрафы как с подмастерья, так и с мастера. Мастера-пряжечники и подмастерья просят вас, сир парижский прево, чтобы вы приняли присягу от трех прюдомов мастеров цеха и двух подмастерьев, которые охраняют права короля и права цеха под своей клятвой. Прюдомы этого цеха именуются Жан Бурден, Гильом де Суаньи и Гильом Брандон для охраны цеха и Этьен де Виль-Мезон и Эрем.

Статут XXIII

О волочильщиках железной проволоки в Париже

Кто хочет быть волочильщиком железной проволоки, может им быть, лишь бы он знал ремесло и имел средства. Каждый парижский волочильщик железной проволоки может иметь столько учеников и подмастерьев, сколько хочет, и работать ночью, если хочет. Никто из волочильщиков железной проволоки не должен ничего за вещи, относящиеся к его ремеслу, которые он продает или покупает 33 ...

Статут XXIV

О волочильщиках проволоки из желтой меди

Кто хочет быть в Париже волочильщиком проволоки из желтой меди, может им быть при условии, что пробыл в ремесле десять лет, знает ремесло и имеет средства. Каждый парижский волочильщик может, если [333] хочет, иметь только одного ученика, при условии, что проработал в цехе один год и один день в качестве мастера. Никто из волочильщиков не может брать ученика менее, чем за 20 су и на десять лет обучения или на 12 лет без денег. Каждый парижский волочильщик может иметь столько подмастерьев, сколько хочет. Никто из водочильщиков проволоки не может работать ночью, ни в праздничные дни, когда весь город празднует, если он не плавит; тогда это дело он может делать ночью и в праздники, так как очень часто бывает, что, когда он начинает плавить, ему может понадобиться целая неделя, прежде чем он может кончить плавку.

Мастер, который берет ученика, должен заключить договор в присутствии двух мастеров и двух подмастерьев, чтобы те выслушали договор, заключенный между мастером и учеником, и полагается позвать при этом старшин, которые охраняют цех. Никто из мастеров не может брать ученика своего соседа и не может дать ему работу, прежде чем он не закончит срок обучения. Никто из мастеров не должен нанимать подмастерья своего соседа, прежде чем он закончит свою службу, но мастер, если ему угодно, может отпустить своего подмастерья за один месяц до окончания срока его службы.

Мастера и подмастерья имеют вечерний отдых, т. е. в пост, когда прозвонят к: повечерию и в мясоед при крике второго вечернего глашатая, и подмастерья должны идти (аlеr) [отдыхать] каждый год на один месяц в августе, если хотят.

Каждый, кто поступит или сделает против этих установлении, платит парижскому прево 5 пар. су штрафа и 4 денье на масло в лампадах саксов, каковыми 4 денье цех пользовался со времени прихода саксов; не может давать работу в этом цехе тот, кто не из этого цеха.

Прюдомы парижских волочильщиков просят вас, сир парижский прево, чтобы впредь, поскольку их мало, вследствие чего не могут они иметь старшину, вы брали с каждого из них и с каждого, кто придет в этот цех, клятву на святых, что этот цех они будут охранять хорошо и честно, согласно этим обычаям и кутюмам 34 ...

Статут XXV

Об изготовителях гвоздей для скрепления пряжек, застежек и составных частей поясов

Каждый, кто хочет быть парижским гвоздильщиком, т. е. делать гвозди для скрепления пряжек, застежек и частей поясов, может им быть, если знает ремесло и имеет средства. Каждый парижский изготовитель мелких гвоздиков может работать из железа, желтой меди, простой меди, латуни и бронзы, если он хочет; но он не может делать ни из олова, ни из свинца, так как это изделие поддельное. Каждый парижский гвоздильщик может иметь столько подмастерьев, сколько пожелает, только чтобы подмастерья были в ремесле не менее шести лет, и для этого надлежит, чтобы подмастерье доказал это при помощи свидетелей, или под клятвой. Если это угодно мастеру-гвоздильщику, он берет только одного ученика, но не может брать его меньше, чем на шесть лет обучения и за 20 су деньгами, или на восемь лет без денег. Никто из гвоздильщиков не может иметь более одного ученика, если это не его сын или сын его жены, которого он опекает 35 ... [334]

Мастер-гвоздильщик или подмастерье имеют свои вечера [для отдыха], а именно: никто не должен работать в пост, когда прозвонят к повечерию у Сен-Мерри, а в другое время, когда они услышат крик второго вечернего глашатая. Никто из гвоздильщиков ничего не должен за вещи, относящиеся к его ремеслу, которые он продает или покупает, и не должен он идти на рынок продавать свои товары, если ему не угодно, и никогда они туда не ходили 36 ...

Каждый, кто нарушит эти постановления или пойдет против них, будь то мастер, или подмастерье, уплатит королю 5 су штрафа и 12 денье тем, кто охраняет цех от имени короля за их труды. Решено, чтобы никто из учеников не обучался менее шести лет и за 40 су и 5 су братству или восемь лет без денег и 5 су братству; не может мастер иметь больше одного ученика, и нельзя его нанимать иначе, как в присутствии, по крайней мере, одного мастера и одного подмастерья. Решено 37, что если какой-нибудь подмастерье цеха женится, он не может поместить (metre) свою жену в цех, прежде чем он не пробудет в цехе один год и один день ..., что никто из цеха не может работать у чужака, пока он может найти работу у человека из цеха; и решено, чтобы мастера держали подмастерьев согласно обычаям и кутюмам, как держали прежде ..., что никто из мастеров цеха не может брать никакую девушку со стороны для обучения этому ремеслу ..., что никто из подмастерьев этого цеха не может брать никого из учеников в этом цехе, прежде чем он проработал в цехе один год и один день.

Статут XXVI

О кольчужниках (haubergiers)

Каждый, кто хочет быть в Париже кольчужником, может им быть, если знает ремесло и имеет средства. Каждый парижский кольчужник 38 может иметь столько учеников, сколько хочет, и работать ночью, если есть надобность ..., может работать из любого материала, какой ему нравится и из какого бы места ни был материал, как каждый для себя, так и все вместе ..., может работать в праздники, если есть необходимость.

Никто из кольчужников 39 не должен ничего за вещи, относящиеся к его ремеслу, которые он покупает или продает на ярмарке или вне ярмарки, на рынке или вне рынка ..., не должен нести караул, так как цех от него свободен, ибо цех существует для обслуживания рыцарей, оруженосцев и сержантов и для снабжения замков.

(пер. Л. И. Киселевой)
Текст воспроизведен по изданию: Книга ремесел и торговли города Парижа // Средние века № 10.  М. 1957

© текст -Киселева Л. И. 1957
© сетевая версия - Тhietmar. 2003

© дизайн - Войтехович А. 2001
© Cредние века. 1957