№ 11

Письмо графа Танда Франциску II.

Маноск, 17 мая 1560 г.

Авт. 109 № 7

Государь, ваше величество соблаговолило узнать из моего последнего письма от 13 настоящего [месяца] о положении, в котором оказались здесь дела. Для того чтобы избежать столкновений между людьми, находящимися около меня, и теми, кого набрал мой сын [Оноре де Танд.— Ред.], я удалился по сю сторону реки Дюранс, разрушив на ней все переправы. Но несмотря на это, некоторые нашли средства переправиться, а к ним присоединилась и наибольшая часть здешних мятежников. Они захватили город Пертюи и попытались еще переправить на эту сторону реки людей с той стороны. Для этого они вновь починили паромы, которые я приказал сломать, и не имеют другого намерения, кроме осуществления своей мести и преследования [приверженцев] новой религии, которые находятся по сю сторону реки и которые, как это легко понять, не желая терпеть такое обращение, примут меры к тому, чтобы им помешать и отбить [их нападение], так что я предвижу большие беспорядки. Вряд ли такие дела обойдутся без того, чтобы с обеих сторон не было причинено зла; если так случится, я буду крайне огорчен. Чтобы заставить отступить и тех и других и заставить их разойтись, я вчера направился в названный Пертюи. По дороге один из тех, кому мой вышеназванный сын поручил набрать отряд, сильно замешанный в мятежах Ла Бастид (против него комиссары, посланные вашим величеством для осуществления правосудия и усмирения волнений в этой области, так хорошо повели дело, что процесс близок к завершению), выразил мне свое почтение тем, что поджидал меня с 400 человек, думая меня схватить и разбить. Но поскольку я был предупрежден о его предприятии, я принял меры, так что лучшее, что он мог сделать это — пуститься в бегство. При моем прибытии в названный Пертюи те, кто находился в городе, вместо того чтобы выслушать то, что я им собирался приказать, начали, не имея терпения слушать, насильно разгонять выстрелами из аркебузов тех, кого я послал к ним, стараясь, таким образом, по-прежнему следовать своим дурным планам, что заставляет меня думать, что в конце концов случится какое-либо большое бедствие. Я вас смиренно умоляю, государь, соблаговолить верить, что я сделаю, все, что будет возможно, чтобы избежать всяких затруднений, зная очень хорошо, что не может быть, чтобы не произошло каких-либо беспорядков, поскольку и те и другие так раздражены и возбуждены, что будет очень трудно их успокоить и заставить разойтись. Вы можете быть уверены, государь, что если бы [люди] моего вышеназванного сына не предприняли переправы по сю сторону названной реки, другие поднялись бы [на защиту] не. иначе, как с большим трудом, ибо они всего лишь были настороже. Ожидая, когда будет угодно вашему величеству изъявить свою волю, я вас умоляю весьма смиренно, государь, соблаговолить меня известить как можно скорее и сжалиться над этой бедной страной, почти полностью разоренной. Везде уже был бы полный мир и успокоение, не будь этого набора людей, который предпринял мой вышеназванный сын, что вы-звалоу [приверженцев] новой религии сомнение и подозрение. К тому же прошел слух и теперь еще можно слышать, что их хотят громить и уничтожать, что заставит их держаться вместе и собирать как можно больше людей, ибо, как меня предупредили, они не хотят быть застигнутыми врасплох. Сообщаю вам, государь, что, как стало мне известно, консулы Марселя недавно изгнали из указанного города тех, кого они подозревали в принадлежности к названной религии, объявив им, что имеется приказание вашего величества, убивать их в случае, если они не захотят уйти; я не могу поверить, что они получили такое указание, ибо это верный способ довести людей до отчаяния и дать повод к беспорядкам, если они увидят себя таким образом изгнанными без причин из своих домов и окажутся под постоянной угрозой быть убитыми. Поэтому умоляю вас весьма смиренно, государь, соблаговолить рассмотреть положение и известить меня о своей воле.

Государь, я умоляю создателя дать вам в процветании и прекрасном здравии очень долгую и очень счастливую жизнь. Из Маноска в 17 день мая 1560.

[Собственноручная подпись] Ваш всенижайший и всепокорный подданный и слуга Клод де Танд.