№ 17

Письмо герцога д'Этампа к герцогу Гизу.

Монфор, 16 июня 1560

Авт. 88 № 25.

Милостивый государь, из письма, которое вам угодно было мне написать 2-го числа этого месяца, я узнал, что вы еще не совсем решили, чего следует нам ожидать относительно этой войны с англичанами, из-за чего я в большом затруднении, ибо непрерывно получаю жалобы на потери, которые терпят на море жители этой провинции, что вы сможете увидеть как из писем, написанных мне господином Буйе, которые я вам пересылаю, так и из дубликата одного пропуска на шотландском языке, который они дали некоторым купцам из Ламбаля. Мне кажется, сударь, поскольку они ведут с нами войну, прикрываясь именем шотландцев, не будет большим злом, если мы им ответим точно таким же образом. Впрочем, в ожидании того, что будет угодно королю приказать в этом деле, я буду действовать согласно распоряжениям, которые вы соблаговолили мне дать.

Следуя им, я велел отослать англичанина, который находился в Сен-Мало, предупредив должным образом того, кто является наместником господина Буйе в этом месте, чтобы он остерегался, как бы (англичанин) и его люди не увезли бы каких-либо писем, и чтобы он действовал точно так же и по отношению к другим англичанам или шотландцам, которые хотели бы отбыть отсюда морем; подобным же образом я распорядился по всей провинции, не давая, однако, права подданным этой области превышать эти распоряжения. Также, сударь, я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы подкупить кого-нибудь из тех, кто мог бы узнавать новости, но я очень опасаюсь, что это будет для меня весьма затруднительно, ибо я вызываю у них большое недоверие и они очень упрямы. Однако я вовсе не думаю, что в результате случатся какие-либо волнения в этой стороне, и полагаю, что ничего и не начнется. Но поскольку имеется множество людей этого толка, я не решусь сказать вам с уверенностью, как они поступили бы, если бы увидели, что другие с успехом начали; так, они распространяют слух, что началась подготовка в Пуату или Гиэни, где очень плохи наши дела с англичанами. Последние, согласно многим полученным мною предупреждениям, создают и уже имеют наготове такую большую армию и с таким количеством кораблей, что я не могу себе представить, что их посягательства направлены лишь против Шотландии, и очень опасаюсь, как бы они ранее, чем мы сможем подготовиться не совершили какого-либо неожиданного нападения на нас, воспрепятствовать чему мы не имеем достаточных возможностей. Ибо вы знаете, как мы снабжены, а в особенности как снабжены наши крепости, и как мы упускаем время для их ремонта из-за того, что до сих пор не получили даже наших 10 тыс. ливров, которые были ассигнованы, как вам угодно было мне сообщить, и в ожидании коих я все время откладывал поездку в Брестскую крепость, потому что без [денег] я ничего бы там не сделал. Однако в надежде, что теперь вы уже дали распоряжение об этом, я решил туда отправиться, предварительно заехав в Ренн, куда я еду, чтобы установить и там, и в этом районе по возможности наилучший порядок, а также для того, чтобы разведать, не найду ли кого-либо, кого бы я мог указать вам для этого поручения. Насчет него, сударь, я молю вас поверить, что откладывал не затем, чтобы избавиться от этого, но лишь потому, что не знаю никого, в ком мог бы быть уверен, что он охотно взялся бы за это. Будучи в Ренне, где я надеюсь найти многих из видных лиц этой области, которые там собираются ради женитьбы сына господина де Шатонёв и дочери покойного господина дю Шатель, я приложу все силы и тайно разведаю, не смогу ли я направить вам кого-нибудь, а также кого-нибудь подкупить, чтобы получать сведения. Что касается Нанта, то, как я вам уже сообщал, я дал поручение господину Каргруа собрать некоторое число людей, если бы суд потребовал от него применения силы; но он не годится для командования, ибо там есть капитан, и притом из числа сеньоров этой провинции. Вы их знаете не хуже меня, равно как знаете и то, что они не захотят быть на моей стороне. В ожидании новых известий от вас я смиренно поручаю себя вашей благосклонности, моля господа дать вам, сударь, очень хорошую и долгую жизнь.

Из Монфора, 16 июня 1560.

Ваш смиреннейший и покорный слуга и кузен

Жан Бретонский.