3

Письмо барона Лагарда к Франциску II.

Марсель, 25 июля 1559 г.

Авт. 98/1, № 16

Государь, узнав из письма, которое согласно вашему распоряжению было написано мне 12-го настоящего месяца и которое я получил лишь вчера, о кончине счастливой и блаженной памяти короля, вашего отца, которому господь да отпустит грехи, я, как один из наиболее обязанных ему подданных и слуг, опечалился, но возблагодарил бога за то, что он нам оставил государя столь великодушного и добродетельного, что можем ожидать от него лишь деяний великих и достойных великого короля, каким вы являетесь. В связи с тем, что при подобных переменах следует опасаться каких-либо волнений и неожиданностей, особенно в этой пограничной провинции, хотя я уже уведомил всех капитанов крепостей, чтобы они в них находились, а наместников сенешала — чтобы держались настороже, [все же] в связи с начавшим распространяться в этой стороне слухом и из-за того, что мне написал из Понт-Агассона граф де Танд, я соответственно тому, что вам угодно мне приказать, снова и немедленно дал новый приказ и распорядился усилить людьми эти крепости, если в этом будет необходимость. Я написал также господам членам парламента и в самые главные города этой провинции, чтобы убедить их продолжать оставаться в том же повиновении вам и преданности, которые они проявляли по отношению к покойному королю, вашему господину и отцу, и я надеюсь, что они это сделают, а вышеназванные капитаны исполнят свой долг по охране этих крепостей, хотя уже пошел четвертый год, как им не выплачивали следуемого жалования. И ввиду того, государь, что более всего следует опасаться захвата галер, отправившихся к Тоскане (а это — дело несложное), я счел необходимым немедленно отправить специальный фрегат господам Шарлюсу и Сен-Сюльпису, чтобы уведомить их о вышесказанном с тем,чтобы, заходя в порты и гавани, не принадлежащие вашим подданным, они находились бы настороже, атакже, чтобы тем же способом переправить в Корсику сеньору Джордано Орсини пачку писем вашего величества, которая оказалась в моей почте. И поскольку, государь, этот город Марсель, как всякий знает, очень для вас важен, ввиду того, что это один из главных оплотов вашего королевства и ворота для завоеваний чужих земель не говоря уже о безопасности вашей морской армии, а стены его во многих местах со стороны моря обвалились таким образом, что в него можно было бы, если бы не охрана, войти так же легко, как в самое маленькое селение этой провинции, ввиду этого я осмелился предпринять, полагая, что в этом есть крайняя необходимость, заем в 1000 или в 1200 ливров, чтобы употребить на восстановление обрушившихся [стен], так как, помимо указанной опасности, следует бояться того, что при первом же дожде обрушится еще большая часть. Я вас смиренно умоляю, государь, распорядиться о возмещении этой суммы и об оплате службы бедных гарнизонных солдат, которые не могут жить в долг, ничего не платя. Я установил также этапные пункты в этой провинции для прохода военных, которые должны прийти из Тосканы, и то же самое — в Контэ, о чем я уведомил монсеньера вицелегата, так что они смогут продолжать свой путь, не останавливаясь и не отягощая провинции другим образом.

Государь, я умоляю господа даровать вам при добром здравии и новых почестях долгую и счастливую жизнь. Из Марселя, 25 мая 1559. Собственноручная подпись]

Ваш покорнейший и смиреннейший подданный и слуга д'Эскален.