№ 27

Письмо герцога д'Этампа к герцогу Гизу.

Брест, 6 июля 1560

Авт. 88 № 16

Милостивый государь, в соответствии с тем, о чем я вам писал в последний раз из Кемперле, я побывал и осмотрел все побережье этой нижней области (Нижней Бретани), где я, слава богу, нашел все более или менее в спокойном состоянии, и приехал сюда, чтобы вместе с Фредансом, которого я взял с собою, выяснить на месте, действительно ли (сообразно недавно составленной для этой крепости смете на работы) все будет так хорошо на деле, как на бумаге. Все оказалось очень кстати, и необходимы лишь деньги для осуществления работ. В этом, сударь, большая нужда, принимая во внимание наши опасения и состояние, в каком, как вы знаете, находится крепость. Это необходимо также и для того, чтобы частично удовлетворить здешних жителей, которые, как я вам неоднократно писал, уже весьма сильно ропщут на то, что работы здесь не производятся хотя бы на обычные суммы. И еще, хоть я решил, исходя из того, что вы мне написали, не докучать вам больше этим, тем не менее имея в виду могущий возникнуть беспорядок, я не могу удержаться, чтобы не сообщить вам о том, что ко мне явились все эти несчастные гарнизонные солдаты данной крепости и решительно заявили, что у них больше нет возможности жить и они не в состоянии уплатить тем, кто их обыкновенно снабжал, если в скором времени им не предоставят средств. Они все решили покинуть названную крепость, если бы я не обещал им снова написать вам и не [предложил] им потерпеть до получения ответа, который придет в ближайшее время, о чем я вас умоляю и прошу написать г. де Карну для сообщения им. Видя их в таком отчаянии, что в случае каких-либо событий на них нельзя было бы положиться и поскольку они решили отправить к вам одного из своих, дабы требовать причитающиеся им деньги, и просили меня об этом вам написать, я не осмелился им отказать. И, правда, сударь, мне кажется, было бы весьма разумно, если бы король соблаговолил обратить [на них] несколько больше внимания, чем на других, тем более что большая часть имущества их друзей, которые помогали им и предоставляли некоторые средства для жизни в ожидании уплаты, находилась в районе, куда недавно высадились англичане, разорившие его, и нет больше никого, кто захотел бы им [гарнизонным солдатам] помочь, хотя я думаю, что вьшеназванный сеньор де Карн делает все возможное, чтобы их поддержать. Я, согласно тому, что вы мне ранее написали, запросил сеньора де Карна, какое количество пушек имеется в вышеуказанной крепости, и он мне сообщил, что не так давно послал г. Буйе их список и что экземпляр списка имеется и у г. де Ла Бурдезьер: он не преминет предоставить и вам таковой же. Но, сударь, как я вам порой сообщал, мне кажется, вы бы многое сделали для королевской службы и для безопасности этой крепости, даже если она останется в том же состоянии, что и сейчас, если бы по возможности наилучшим образом обеспечили ее пушками, ибо в данный момент они составляют ее наибольшую силу, а при невозможности передвигать [пушки] с одного вала на другой необходимо, чтобы в крепости они были в большем количестве. Я осведомился также о провианте, завезенном в указанную крепость, который было поручено продать, и рассчитывал найти здесь господина генерала (Финансового чиновника), чтобы решить это. Но, по слухам, нет никого, кто хотел бы его [провиант] купить, что меня крайне поражает. Не хотел бы умолчать о том, что, хотя это и не входит в мои обязанности и не из желания вмешиваться в это, я ознакомился с состоянием ремонта, который начали производить на трех находящихся здесь кораблях; два дня тому назад возобновили работы на двух средних [кораблях], ремонт хорошо проходит, и было бы очень жаль оставить их [корабли], не доведя до хорошего состояния, так как, будучи оставлены в теперешнем виде, они со временем могут вовсе разрушиться; это произойдет и с самым большим [кораблем] (на котором больше не производится ремонт), если в течение трех-четырех месяцев он не будет приведен в такое состояние, что сможет сохраниться. Однако, сударь, кое-кто из купцов сказал мне, что на этот ремонт пошел сырой лес, а потому ремонт не принесет большой пользы. Наконец, сударь, я полагаю, что г. Буйе сообщил вам о предостережении, которое ему сделал г. Тальверн, его наместник в крепости Сен-Мало (о каковом он уведомил также и меня), а именно, что англичане вывели свой флот в море и что они решили направить его в район вышеназванного Сен-Мало. Ввиду того что эти сведения идут из Нормандии и я полагал, что, если бы они были верными, вы первым узнали бы о них и предупредили бы нас (а также потому, что я подозреваю, что это прием тех, кто фабрикует подобные сообщения, чтобы постоянно пугать людей), я сперва совсем не хотел вам об этом писать. Тем не менее я не преминул из боязни внезапного нападения предупредить всех дворян этих мест, чтобы они были наготове, однако не приказывал им взяться за оружие, ибо, по понятным вам причинам, я опасался, как бы это не было сделано без нужды. Названный сеньор Буйе сделал, я полагаю, то же самое в районе, где он находится и известил вас о том, что он там усмотрел (выполняя другое поручение, из-за которого он туда отправился), что и я буду делать всегда, как только узнаю такое, о чем стоит вам написать. Умоляю вас сохранить мне вашу благосклонность, которой я себя смиренно поручаю, и молю нашего господа, да дарует он вам долгую и хорошую жизнь. Из Бреста, 6 июля 1560.

Ваш смиреннейший и покорный слуга и кузен Жан Бретонский.