№ 34

Письмо герцога д'Этампа к герцогу Гизу.

Ренн, 5 августа 1560

Авт. 88 № 19

Милостивый государь, после моего последнего к вам отсюда письма я смог выяснить и разузнать о происшедших волнениях лишь то, что вы усмотрите из выписки из произведенного следствия, которую я посылаю королю, что делает излишним пересказ ее вам. Скажу лишь, что столько тут раздоров и личной вражды между здешними жителями и их соседями, что (если государь не соблаговолит меня вскоре известить о своих намерениях, дабы я мог действовать соответственно им) я опасаюсь, как бы в конце концов не произошло беспорядков. Из-за этих опасений (хотя все усиленно высказывают стремление к полному повиновению его величеству) я расположу свою роту в трех — четырех лье отсюда, чтобы держать их [жителей] постоянно в страхе и спокойствии (к чему я приложу все старания). Однако, если бы такое несчастье произошло и волнение возобновилось бы и разрослось, одна рота не настолько сильна, чтобы его пресечь, даже принимая во внимание, что (как я полагаю) вы не заставите гарнизон пребывать в обычном полном составе, и было бы неплохо, если бы вы прислали еще одну роту. Но я вас смиренно прошу, сударь, чтобы это были люди настоящие, не шатающиеся по деревням, ибо, поскольку к таким вещам местные жители не привыкли, это привело бы их в отчаяние. И я надеюсь, сударь, что, имея две роты, составляющие полгарнизона, я смогу удержать эту провинцию в таком повиновении, что его величество будет удовлетворен, так как большинство достойных и благородных людей вполне готовы (при первом же предупреждении) явиться ко мне, как они это доказали уже теперь, когда в два-три дня сюда прибыло двести дворян и среди них те, кто в этой местности получают пенсию (Имеется в виду пенсия, получаемая от короля); я умоляю вас, сударь, не забыть направить для них на здешние Штаты обычное ассигнование, ибо для меня это единственный способ обуздать остальных (говоря по совести, они [получающие пенсию] честно исполняют свой долг), а также уведомить меня о том, чего они могут ожидать. Чтобы повысить их настроение, было бы хорошо, если бы король соблаговолил написать мне письмо, которое я мог бы им показать и в котором он выразил бы удовлетворение от того, что, как я ему сообщил, сеньоры Шатонеф, Асиг и другие здешние сеньоры и дворяне исполняют свой долг и готовы служить королю; ради этой службы господин Буйе все время был здесь со мною и исполнял свой долг так, как он имеет обыкновение в делах, касающихся власти короля. Как он мне сказал, он пишет вам о делах своей крепости (которую, как я уже вам говорил, разумно будет снабдить [всем необходимым]), а также и о том, кто несет службу в Беце, касательно какового соблаговолите прислать ответ на тот запрос, который я вам недавно сделал. Чтобы сообщить вам более полно и детально, как все происходило при этих волнениях, я решил отправить вам свою депешу с сеньором Кувет, знаменосцем моей роты, который еще не прошел смотра из-за того, что комиссар до сих пор не прибыл (Смотры войскам и выплата им жалованья производились в присутствии королевских комиссара и контролера); поэтому, если бы возникли затруднения из-за того, что он не сможет быть на смотре, благоволите ему таковой засчитать, ибо я могу вас заверить, что здесь у него имеются оружие и кони, что и видел контролер. Умоляю вас, сударь, как можно скорее известить меня о воле короля, пока же я постараюсь сдерживать все насколько могу лучше, но я в состоянии лишь грозить, ибо, судя по всем виденным мною ордонансам, которые сюда присланы, я должен быть лишь приставом у чиновников. Смиреннейше поручив себя вашей благосклонности, молю нашего господа, да дарует он вам, сударь, хорошую и долгую жизнь.

Из Ренна, 5 августа 1560.

Ваш смиреннейший и покорный слуга и кузен Жан Бретонский.