№ 41

Выписка из протокола заседания городского совета г. Нима,

2 сентября 1560

Авт. 98/1 № 35

Общий и экстраординарный совет, созванный в присутствии господина Жана де Монкамп, доктора права, экюйе, сеньора де Треск, главного судьи и генерального судьи в сенешальстве Бокера и Нима, господина Дени де Брюи, доктора права, экюйе, сеньора де Поль, судьи по уголовным делам в указанном сенешальстве, в городской ратуше Нима в понедельник, во второй день сентября месяца 1560 г.

На этот совет явились господа [перечислено 96 имен чиновников, буржуа, ремесленников и земледельцев], представляющие общину жителей и обитателей указанного Нима, созванные, как это обычно делается в подобных случаях, глашатаями при барабанном бое и звоне колоколов.

В их присутствии указанные консулы — через первого консула — изложили, что их осведомили путем прошения или заявления, представленного несколькими частными лицами, жителями указанного города, что в нем в частных домах происходят собрания и сборища с пасторами, которые проповедуют и совершают молитвы и крестины. Вместе с этими частными лицами консулы сообщили об этом главному судье и другим чиновникам и советникам сенешальского и президиального суда и просили принять меры, как того требует долг и власть правосудия, указав на недостаточность своей [консулов] власти и юрисдикции, ибо они отправляют правосудие только лишь по делам полиции, в каковых также не имеют власти присудить кого-либо из нарушителей даже к ничтожному штрафу в 5 су; тем не менее они [консулы] предлагают им [судьям] все силы этого города. На это требование указанные господа судьи предложили им собрать и созвать в городской ратуше экстраординарный совет и наиболее видных и почтенных лиц из жителей, дабы принять меры и обсудить, что следует сделать. Посему указанные сеньоры, главный судья и судья по уголовным делам предписали опросить каждого из членов собрания и узнать их мнение с тем, чтобы согласно здравому мнению большинства, они могли принять такие меры в этих делах, какие входят в их долг и обязанности.

После того как вышепоименованные лица, будучи рассажены по порядку согласно достоинству и качествам их особ, были один за другим опрошены указанным сеньором главным судьей, было большинством голосов решено, что, поскольку господа чиновники президиального суда города Нима уже приняли решение сообщить об этих событиях монсеньеру де Жуайезу, королевскому наместнику в области Лангедок, и другим властям о религиозных собраниях, происходящих днем в этом городе Ниме, то и город, следуя этим же путем и в ожидании ответа от сеньоров, которым было написано, должен со своей стороны отправить первого консула и господина де Ларовьера (поскольку они были выбраны при опросе собравшихся) к указанному сеньору де Жуайезу с письмом от этого города (занесенным в регистры городского совета) относительно того, как на деле совершаются указанные собрания, а также для устного сообщения указанному сеньору о состоянии города и для получения ответа не иначе, как в форме верительного письма, дабы затем поступить согласно воле короля и указанного сеньора.

Содержание письма, посланного монсеньеру де Жуайезу.

Монсеньеру, монсеньеру виконту де Жуайезу, королевскому наместнику в области Лангедок, в Жуайез.

Монсеньер, поскольку после вашего отъезда из настоящего города (каковой благодаря вашим стараниям пребывал в мире и покое) вам было угодно приказать нам сообщить вам обо всем происходящем и поскольку за последние дни происходили и еще происходят некоторые собрания в частных домах, днем, без какого-либо оружия, в присутствии некоего пастора, который проповедует большой группе людей разного состояния — как горожанам, так и пришельцам, каковые молятся и поют псалмы Давида без каких бы то ни было оскорблений, мятежей или волнений, город, чтобы принять против этого меры, собрал всеобщий совет, на котором присутствовало большое число горожан, а также господ чиновников президиального суда. По общему решению господин де Ларовьер и господин первый консул указанного города были направлены подателями настоящего письма, дабы сообщить вам, монсеньер, о положении в городе и об указанных собраниях и каким образом они совершаются, чтобы вы соблаговолили известить нас о доброй воле короля и вашей. Посему смиреннейше умоляем вас, монсеньер, сообщить нам свою волю, для того чтобы город мог приложить все свои силы для ее выполнения, и не только в этом, но столь же чистосердечно и во всех других делах, которые вам будет угодно приказать.

Монсеньер, мы смиреннейше просим бога, да дарует он вам свою милость, а вы нам свою. Из Нима, третьего сентября тысяча пятьсот шестидесятого года.

Ваши смиренные и покорные слуги, консулы Нима.

Выписка из обсуждений и решений, внесенных в акты городского совета указанного Нима, и акты, составленные мною, королевским нотариусом и секретарем городского совета, каковые я заверил своей подписью. Гриффон.