№ 54

Письмо президиалъного суда г. Нима к герцогу Монморанси.

Ним, 17 сентября 1560

Авт. 9811 № 38

Монсеньер, хотя в пакете, отосланном по почте, мы недавно вам уже писали о положении в нашем городе Ниме, тем не менее (поскольку, монсеньер, городской совет Монпелье, недавно прибывший от двора, сообщил нам по вашему приказанию, что вам сообщили о том, что в нашем городе открыто взялись за оружие против власти короля) мы решили отправить вам настоящий пакет не только для того, чтобы сообщить вам, что этого пока еще в указанном городе не было (и мы надеемся, что, вследствие желания всех нас пребывать в постоянной покорности королю, этого и не будет), но также затем, чтобы известить вас, кому это надлежит знать, о настоящем положении в указанном городе и в окрестностях.

Монсеньер, в нашем городе Ниме происходят сборища в частных домах. Сперва они происходили по ночам, а в последнее время и днем; на них совершаются проповеди, крестины, бракосочетания, похороны на кладбищах, песнопения на французском языке, молитвы и другие действия под предлогом религии, причем число присутствующих там очень велико. Мы не могли прекратить этого, не имея достаточных сил и вследствие того, что наш сенешал, которому надлежит применять силу, находится в Оверни. Мы не осмеливались принуждать их насильно при помощи оружия, опасаясь вызвать вооруженное столкновение (благодарение богу, в указанном городе не было еще никаких волнений, убийств и пролития крови, которая могла бы пролиться с той и с другой стороны) без надежды на благополучный для нас исход. Хотя, дабы прекратить указанные сборища, мы не знаем, на кого положиться и кому доверять, тем не менее, наблюдая за этим и проявляя необходимую при сем расторопность, мы (при всем нашем усердии и применяя всевозможные способы) не смогли обнаружить, чтобы кто-либо в указанном городе носил оружие или употреблял его открыто или иначе вопреки запрещениям короля; и ныне ежедневно с полным усердием исполняем в сем наш долг. Для обеспечения безопасности указанного города, дабы он неизменно оставался покорным королю и распоряжениям его величества и не было бы вооруженных волнений, мы, в ожидании распоряжений короля и ваших, приказали собрать жителей указанного города, которые в нашем присутствии поклялись его величеству в верности и покорности (коими они обязаны по отношению к его величеству) и [поклялись] сохранить указанный город в его подчинении и защитить от всех, что они и делают, лично неся охрану ночью и днем, а если кто-либо захотел бы поднять оружие против власти его величества — сопротивляться этому как при помощи оружия, так и всеми другими способами, насчет которых им прикажут, рискуя даже собственной жизнью, как вы соблаговолите усмотреть из упомянутых решений по этому вопросу, которые вам отосланы. Одновременно со своей стороны мы всеми возможными средствами удерживаем народ в повиновении королю и поступим так, как богу будет угодно. Кроме указанных сборищ под предлогом религии, мы не обнаружили никаких волнений, которые могли бы заметить, ибо в церквах совершается божественная служба, и правосудие отправляется без того, чтобы церковным служителям и судебным чиновникам наносились какие-либо оскорбления или притеснения. Чтобы рассеять указанные сборища, которые собираются под предлогом слушания слова божьего, викарий нашего епископа и мы уже давно каждый праздник устраиваем в кафедральной церкви проповеди одного монаха-якобинца (Т. е. монаха, принадлежащего к ордену доминиканцев), человека святой жизни и учения, который обычно проповедует в этой церкви при таком скоплении народа, какое только может вместить указанная церковь. Однако мы никак не могли прекратить указанные сборища, тем более что они весьма многочисленны не только здесь, но и во всех городах и деревнях этой области (Т. е. в Лангедоке). Мы находимся в такой крайности, что не можем найти свидетелей, которые хотели бы или осмелились бы изложить то, что они знают.

Монсеньер, таково истинное состояние указанных дел, и так как оно может измениться, мы вас с божьей помощью об этом известим. Мы также предупредили об этом положении г. де Жуайеза, который находится здесь, в области. Просим вас, монсеньер, дать нам указание о том, что королю и вам, монсеньер, угодно, чтобы мы сделали и исполнили, и это будет сделано с помощью бога, коего молим, монсеньер, сохранить вас в здравии под своей защитой и в милости. Из Нима, 17 сентября 1560.

Ваши смиреннейшие и покорнейшие слуги, чиновники президиального суда Нима.

По распоряжению вышеуказанных сеньоров Файн