Библиотека сайта  XIII век

ЦАРЬ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ

ПИСЬМО К БОЯРИНУ Ю. А. ДОЛГОРУКОМУ

1

(30 сентября 1658 г., Москва)

От царя и великого князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, боярину нашему и воеводе, князю Юрью Алексеевичю Долгоруково. Как к тебе сянаша великого государя грамота придет, и ты б, боярин наш и воевода, князь Юрий Алексеевичь, помня Бога и нашу государскую... (Здесь и далее отточиями обозначены пропуски текста в изд. 1862 г. — Примеч. ред. изд. 2000 г.) к себе милость, над Полскими людми промышлял, смотря по тамошнему делу, а что... лутче, чтоб Гансевскои в зборе... блиско наших государевых людей. И как он, Гансевскои, на наших великого государя ратных твоево полку назадни... людей приходил какою правдою, бутто не обманом, и за милостию б Божиею тебе, боярину нашему и воеводе, смотря по тамошнему делу, и собрався со всеми нашими великого государя ратными людми, с конными и с пешими..., такою жь бы правдою и над ним, Гансевским, промысл чинить со всех сторон, безвестным делом, и к миру бы были подвижны. Делать бы тебе, боярину нашему и воеводе, по сей нашей великого государя грамоте, будет у Полских комисаров в мирном совершении правды не чаять, так же их... манов... к нам, великому государю послан... наказу, которой послан к тебе з Денисом Остафевым, истинного подданства не чаять же, и впредь подданство их состоятелно и твердо не... а для всякие нужи, а тебе, боярину нашему и воеводе, пожяловали мы, великий государь, велели взять из наших великого государя остаточных денег 500 рублев. Так же бы тебе, боярину нашему и воеводе, дать наше великого государя жалованье и нашим ратным людем, по своему разсмотренью, и утешать их всякими..., чтобы из них с нашей великого государя службы нихто не бегали и... в том вечную честь и славу и от великого государя милость... прося милости... нашего Бога тебе, боярину нашему и воеводе, велети наших великого государя ратных людей се... со... всех и велети по среди... о победе на враги... пение Господу Богу и Спасу нашему Исусу Христу перед тем образом, которой с Москвы у тебя, [523] боярина нашего и воеводы, в полку и Его Пречистой Богоматери Пресвятей Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и грозному и силному воеводе Архистратигу Михаилу и всена..., скорому помощнику и великому архиерею Николе Чюдотворцу... воду, а в то время тебе, боярину нашему и воеводе, нашим великого государя ратным людем говорить, чтобы они о победе на враги молили Господа Бога и Пресвятые Богородицы и Архистратига Михаила и Николу Чюдотворца с умилением и со слезами и с сокрушением сердец своих, чтоб Господь Бог на врагов..., и по совершении молебнаго пения и оградя наших великого государя ратных людей Честным и Животворящим крестом и окропя святою водою, над гетманом и над Полскими воинскими людми промысл и поиск чинить по времяни, смотря по тамошнему делу, сколко милосердый Бог помощи подаст. Молебен велети пети перед походом твоим за неделю или за день, чтобы Полским людем поход твой был не знатен; а что Иван Выговской с своими советники с началными не со многими людми и неча... своими... забыв Бога и нам, великому государю, присягу свою, учинили в измене, и тебе бы, боярину нашему и воеводе, о том не сомневатися. Создатель наш Господь Бог, за их лесную присягу, нашим великого государя ратным людем подал на них победу многую: столник наш и воевода Андрей Дашков, идучи с нашими великого государя ратными людми с Украины, к тебе, боярину нашему и воеводе, в полк, и Иван Выговской, сведав то, что он, Андрей, идет к тебе, боярину нашему и воеводе, посылал за ним полковников друзей своих и Черкас побили а велел их всех побить, и те полковники, дошед ево, Андрея, с великого государя ратными людми учинили бой, и, за милостию Божиею, тех полковников и Черкас побили и многих людей и знамена поймали, а обозов у них было... (Кажется, 14. — Примеч. ред. изд. 1862 г.), да и те обозы за милостию Божиею взяли жь совсем. И мы, великий государь, указали ему, Андрею, с нашими великого государя ратными людми поворотитца и быть на нашей великого государя службе с Черкаским полковником с Искрою и с Черкасы, которые отпущены от нас, великого государя, против изменника нашего Ивашка Выговского и его советников, также и в посылке из Смоленска наши великого государя ратные люди изменников же, Мстиславскую шляхту и Черкас, побили многих же, а подлинно о том и об иных наших великого государя делех наказано словесно к тебе, боярину нашему и воеводе, з Денисом Остафьевым. Писан в царствующем граде Москве, в наших царских полатах, лета 7167, сентября в... 30 день.

Рабе Божий Софоний, дерзай о имени Божий и за помощию Пресвятыя Богородицы Честнаго Ея Покрова и за поспешением [524] великого и грознаго воеводы Архангела Михаила и Чюдотворца милостиваго архиерея Николы Мирликийскаго. Се уже есть время приближилося.

Писана сия припись на всеношном у Пресвятыя Богородицы Честнаго Ея Покрова, во время, егда воспели первый припев: величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтем Покров Твой Святый, юже Тя Андрей виде на воздусе за мир Христу молящуся, и паки реку: дерзай с людми Божиими безо всякого сумнения и страха, призывая в помощь общую Заступницу всех нас, Пресвятую Богородицу, яко же и сама рекла сей день в молитве к Сыну Своему и Богу нашему, аще хто имя Ее Светово помянет, и тем бы благодать и благословение от него, Чюдотворца, преподалося, и инде Лука вещает, и Сама рекла: и Аз с вами избавити от всякого зла вся люди, вопиющая и подати победу и одоление на сопротивных всем верно приходящим молю к Богу непрестанными молитвами.

Таково письмо подклеено под азбушным писмом.

А под тем азбушным писмом приписал в исподи: дьяк Дементей Башмаков.

Писано в церкви Честнаго и Славного Ея Покрова с переводу верного ея слуги и с ставы закрепя послано з Денисом Остафьевым к боярину ко князю Юрью Алексеевичи) Долгоруково в Вилну, сентября в 30-м числе.

2

(17 ноября 1658 г., Москва)

Князь Юрья Алексеевич.

Милость Божия учинилася к тебе и к нашим государевым ратным людем такая, что от веку нет. И мы, и от сторонних людей слыша вести добрые, радуемся и хвалу приносим от всея души своея ко всемогущему Богу, а тебя и без вести похваляем и жаловать обещаемся; а что ты без нашего государева указу пошел, и то ты учинил себе великое безчестье, потому что и хотим с милостивым словом послать и с иною нашею государевою милостию, да нельзя послать, затем, что отписки от тебя нет, неведомо, против чево писать к тебе, а бесчестье то себе учинил. Столник тебя встретит блиско Москвы, а как бы ты без указу не пошел, и к тебе бы и третей столник был, другое то Поляки опять займут дороги от Вилни и людей Полских взбунтуют. Напрасно ты послушал худых людей: ведаешь ты сам, что разве будет ныне у тебя много друзей стало, а преже сего мало было, кроме Бога и нас, грешных, и людей ратных для тебя жь сам понудился збирать, а естли б под ру... твоих збору, и такой бы славы тебе не было, и если б не жалуючи тебя, я бы с тобою [525] Спасова образа не отпускал, и ты, за мою, просто молыть, милостьи всю любовь, ни единые строки не писывал ни о чем, а х кому и писал, к друзьям своим, и те ей, ей, про тебя жь переговаривают да смеютца, как ты торописся, как и иное делать. А я к тебе николи немилостив не бывал, и впредь от меня к тебе Бог весть какому злу бывать ли, а чаю, что князь Никита Ивановичь тебя подбил, и ево было слушать напрасно. Ведаешь сам, какой он промышленик; послушаешь, как про нево поют на Москве, а ты хотя и пошел, а пехоту б солдацкую оставить в Вильне да полк рейтар, да посулить было рейтаром хотя б по сороку рублев человеку, а тапере, чаю, и сам размышляешь, что зделалось без конца. Князь Миките показалось, что мы вас и позабыли, да и людей не стало и выручить вас нечим и некому, и тебе бы о сей грамоте не печаловатца: любячи тебя пишу, а не кручинясь. А сверх тово, сын твой скажет, какая немилость моя к тебе и к нему, и тебе бы, прочетчи сию грамоту, отписати ко мне наскоро, коим обычаем ты пошол и чего ради и чего чая вперед, будет чая нынешние зимы миру, то по делу, а будет не чая миру, и Сапегу покинул в собранье на Виленской стороне, и то зделалось добре худо. Помысли сам себе, по какому указу пошел, какая тебе честь будет, как возьмут Ковну или Гродню, и тебе салдацким четырем полком, кроме Белицкого салдатцково полку, велети до нашего великого государя указу быти в Шклове, а самому б тебе итти, как у тебя вздумано и где стать, тут и ожидать с досталными людми, по своему писму, от нас, великого государя, указу. И то как и помыслить, что пришетчи в Смоленеск, без нашего государева указу, и писать об указе? Князь Микита не пособит, как Вильню збреют и по дорогам, пуще старово, залоги поставят, и Швед блиско, а Нечая и без князь Микиты Сергей Чюдотворец двожды побил, а на весну с Поляки втрое нынешняго пуще будет зделыватца и боем битца. Жаль конечно тебя, впрямь Бог хотел тобою всякое дело в совершение не во многие дни привесть и в совершенную честь на веки неподвижну учинить, да сам ты от себя потерял. Топере тебе и скорбно, а как пообмыслишься гораздо, и ты и сам по себе потужишь и узнаешь, что неладно зделалось. А мы, великий государь, и ныне за твою усердную веру к Богу, а к нам верную службу всяким милостивым жалованьем жаловать тебя хотим. А как бы ты, без нашего великого государя указу, из Вильни не ходил, а ратным бы людем на прокорм, по своему разсмотренью, роздал шляхетцкие маетности, и после такова Беликова побою изволил бы Господь Бог мир совершить вскоре, и ты б и наипаче нашею великого государя милостию за два такие великие дела — се за побои, се за мир — был пожалован. А прочет сю нашу великого [526] государя грамоту и запечатав, прислать ее к нам, великому государю, с тем же, хто к тебе с нею приедет. Писан в наших царских хоромех лета 7167-го, ноября в 17 день.

3

(3 октября 1660 г., Москва)

Рабе Божий, княже Софроний! Буди благословен от Бога Ево святым образом, им же и враги побеждай и верою несуменною и сердцем смиренным, и победишь тем враги наши. Да жалуючи тебя по Христе, пишем тебе: не лутче ли таких слов при всех людех не говорить, каким разсмотреньем, ты, рабе Божий, за помощию Ево Святою, хочешь битца с неприятели. Добро строй и урядство людем приказывать и вмещать, чтобы всегда к брани были готовы. А на что твое разсмотренье, по тамошнему делу, будешь делать, то бы не все и ведали, потому что неприятель то сведает, не обнадежился бы тем, что мысль твою будет ведать. Добро сердце иметь смиренно, а словом хотя и не упадчиво, чтобы неприятель не утешался. А у нас те вести носятца по всей Москве, что ты торописся и бой на удачю хочешь ли дать, а говорил ты про то на обеде в Можайску с кем? И то Бог Святый ведает, с кем говорил. Гораздо де опасен и бою опасается, а естли то неприятель сведает, и то х конечной худобе и полчаном твоим к страху, а неприятелю к смелству и к дородству, а и то говорено на том обеде напрасно, что тебе за Днепр итить ли или не итить? и то дело на что было преже времяни объявлять, потому как время будет делу, тогда и время делу будет служить. Господа ради, поостерегися в речах от своих и от неприятелей. Ведаешь сам, что с иным человеком рать содержавается и единым словом бес повороту разстроявается.

Рабе Божий! уповай, дерзай о имени Божий, устроясь ратным делом и смиренным сердцем, а к ратным буди любовен и к бедным милостив и нищелюбив. Во истинну за то тебе от Спаса нашего устроятся вся благая в роды и роды. Аминь.

Рабе Божий и наш верный приятелю и добрый поболителю о людех Божиих, по Его Святому словеси, несть той заповеди болши, что за друга душу свою положити. Ей, ты, друг Христов наричешся! Возлюбленный приятель, раб Христов и тленен царь Алексей всякого добра желаю, а наипаче тебя, боярина и воеводу, похваляю Ево схвал... что дело Божие и наше государево делаешь с великою радостию, а наипаче всево памятно и с крепостию. Возмогай, рабе Божий, о Ево святом и милостивом образе к нам и к тебе, крепися и не ужясайся: стани право и со страхом Божиим; вся благая тебе приложятся и не мысл... прошения и упования к Богу и дерзай о имени Ево Святом с великою [527] крепостию и вымыслом с Богом и обману крепко берегися истин...

Прочетчи сей столбец пришли; аще даст Бог да живи будем, впред отдадим.

Да держи единогласнаго пения, аще и нужда приключится... не поспеть отпеть единогла... и тебе бы, рабу Божию, творити по сему указу. Как застанет дело, и ты от пения поди и вси слушащеи с тобою на дело Божие, за помощию Его Святою; а в уме помышляй Исусову молитву, а пение великое после себя по уставу и по чину единогласно же. Ей причтен будешь во царствии небесном с лики святых, аще сия заповеди Божия управлены (будут), по сему указу, и поспешат сия заповеди Божия и святых Отец тебе, рабу Божию, во всяком деле. А о том не оскорбляйся, что не дослушал и пойдешь на дело воинское с радостию, поди без всякого сомнения, а пение вменится тебе в слушание, что и без тебя то пение кончается по чину и по заповеди святых Отец. А будет и при тебе то пение сотворяемо чрез заповедь Божию и святых Отец, и то пение тебе и всем ратным людем не к поспешению и не ко одолению будет, но ко всякому нестроению и повреждению всякому доброму делу, и о сем да даст тебе Господь Бог благое разсуждение и твердое состояние в сем деле, и да явишся всем врагом страшен.

Да слух носитца, как скочили Поляки на Григорьев полк Тарбеева, и они выпалили не блиско. А что отняли их сотни Московские твоим стройством, и то добро (Зачеркнуто: “И зато мзды жди (себе) свыше небесныя и здешния мимошедшия”. — Примеч. ред. изд. 1862 г.), а впредь накрепко приказывай, рабе Божий, полуполковником и началным людем рейтарским и рейтаром, чтобы отнюдь никоторой началной, ни рейтар, прежде полковничья указу, и ево самово стрелбы карабинной и пистонной, нихто по неприятеле не палил, а полковники бы, за помощию Божиею, стояли смело, и то есть за помощию Его Святою, да им же, начяльным, надобно крепко тое меру, в какову близость до себя и до полку своего неприятеля допустя, запалить, а не так что полковник или началные с своими ротами по неприятелю пропалят, а неприятели в них влипают, и то стояние и знатье худое и неприбылно: Федор Хрущов конечно хвалит, что Григорей хорошо и блиско палил, а, поверняся, неприятели хотели сечь. И мы ему в том не поверили, что блиско полудня, а неприятель, повернувся, хотел сечь, и та стрельба конечно худа и чяять, что добре не блиско пал...; добро бы, за помощию Божиею, после паления рейтарского или пешего строю, неприятельския лошади побежали и поворачивались или сами неприятели без лошадей пешие, поварачиваяся, бегали, и ружья в паленье [528] держали твердо и стреляли они же по людем и по лошадем, а не по аеру, и пропаля бы первую стрельбу ждали с другою стрельбою иных рот неприятельских, а не саблями рейтары, а пешие бердышами отсекался, стояли от первых рот. Тот прямой рейтар, что за помощию Божиею имеет сердце смелое и отымки от покрылян не смотрит. Таковым надобно быть рейтару и гусару и салдату, а отымка покрылная добре добро, и конечно надобно от тебя рейтаром и пешим, а им того помышлять и надеятца николи не надобно, для того, что смелее и усерднее перстьми своими, за помощию Божиею, в воинском деле промышляют и промысл свой всякой оказуют и устаивают против неприятеля крепче. Так же и пешим таковым же быть, за помощию Божиею, в смелстве и во усерд... надежну и из стройства не росходитца, и полковником и головам стрелецким надобно крепко знать тое меру, как велеть запалить, а что палят в двадцати саженях, и то самая худая, боязливая стрелба, по конечной мере пристойно в десять сажень, а прямая мера в пяти и трех саженях, да стрелять надобно ниско, а не по аеру. И тебе бы, рабу Божию, о сем строе великое разсуждение и попечение иметь, и с ними, началными людми, поговоря, учинить строение и ополчение се доброе и крепко надобное против неприятеля. Да берется, рабе Божий, крепко, лестных обманов в зговоре, а в тое пору прутких напусков и в бою всяких обманов. Бога ради, с крепостию и с разсуждением и с разсмотрением промышляй делам Божиим и нашим. Да для помычек твоего полку конных вели рейтаром и пешим промешки строить пространнее, и как лучитца помчать конных, вели им бежать в промешки, а строю не вели ломать и стирать... прикажи, а будет помчать из далека конных на стройных людей пеших или конных, на середние роты, а не в те промешки, которые на то устроены, вели разступатся строем, а буде на конечныя роты, вели потому же разступатся или тем конечным ротам отдаваться и заходить за полк; в драгунских бы полкех были надолобы с пиками, и к бою бы их носили, а не возили.

Да роспросить языков накрепко, всеми ли людьми билися, или половиною, или третью, и в котором месте в то время стоял гетман, и много ли с ними стояло людей, и для чего не помогали из обозу ж своим людем, как Божий люди топтали их до реки Баси, и что на боях побито, и что у них мысль, и про ратных людей всяких чинов Новгородцкого отряду роспросить имянно, хто жив у них, и где они ныне, и много ли их. А впредь лутчих языков роспрашивать против сего же.

А сын твой, за помощию Божиею, и о Ево Святом имени, при наших государских очех здрав путь шествует по земле.

Таково писмо послано с стремяным конюхом с Микифором... Октября в 3-м числе, нынешняго 169 года.

Текст воспроизведен по изданию: Московия и Европа. М. Фонд Сергея Дубова. 2000

© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Осипов И. А. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Фонд Сергея Дубова. 2000