Библиотека сайта  XIII век

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ О НОВГОРОДСКОМ ВОССТАНИИ 1650 ГОДА

Новгородское восстание 1650 г., начавшееся 15 марта и подавленное к 16 апреля отрядом кн. И.Н.Хованского, направленным в Новгород центральными властями, было, казалось бы, лишь эпизодом классовой борьбы в богатом социальными столкновениями “бунташном” XVII веке. Однако значение этого выступления (как и Псковского восстания, развернувшегося в те же дни) определяется не столько его длительностью и числом людей, принявших в нем участие, сколько тем, что классовые антагонизмы проявились здесь необыкновенно рельефно и ярко. Восставшие мелкие ремесленники и торговцы, объединившиеся со стрельцами и казаками, выступили против верхов посада, новгородского духовенства во главе с митрополитом Никоном и воеводы кн, Ф.А.Хилкова, безуспешно пытавшихся сначала подавить восстание местными силами, а затем обратившихся за помощью к центральным властям. Таким образом, восстание носило ярко выраженный классовый характер.

Толчком к выступлению послужил приезд в Новгород датского посланника, принятого новгородцами за шведского агента. Возбужденные слухами о намерении правительства продать в Швецию большую партию зерна, несмотря на неурожай, и о приготовлении шведов к нападению на Новгород, посадские люди задержали датского посланника. Затем они вместе со стрельцами захватили Каменный город, а воевода Хилков и дьяк Василий Софонов бежали из Приказной (съезжей) избы на митрополичий двор. Восставшие громили дворы особенно ненавистных им крупных посадских людей, и прежде всего новгородских гостей (купцов) Стояновых, которых обвиняли в том, что они вывозят за рубеж хлеб и мясо.

Центром восстания стала земская изба, в мирное время ведавшая делами посадских людей. Восставшие создали свое правительство, во главе которого встали митрополичий сын боярский, бывший дворецкий Софийского дома Иван Жеглов, незадолго до того посаженный Никоном в тюрьму и освобожденный народом 16 марта, посадские люди Игнатий Молодожник (Солодовник), Иван Оловяничник, сапожник Елисей Григорьев по прозвищу Лисица. Восставшие от имени “всего Великого Новгорода” 11 апреля подали царю челобитную, в которой высказали свое неудовольствие в адрес воеводы, митрополита и гостей Стояновых. Была предпринята попытка составления “общей круговой записи” о совместных действиях населения Новгорода, однако новгородские попы, дворяне и дети боярские отказались ее подписать. Местное дворянство не примкнуло к восстанию и вместе с тем не решилась активно выступить против. Его интересы отражало другое правительство, обладавшее лишь номинальной властью. Находилось оно в митрополичьем дворе. Наиболее активной фигурой здесь являлся Никон, который 17 марта предал проклятию восставших, за что был ими избит.

Новгородское восстание 1650 г. слабо изучено. Ему посвящены из специальных работ статья М.Н.Тихомирова 1, написанная по материалам Посольского приказа 2, и публикация источников из того же фонда 3. В последнюю включены документы следственного дела по Новгородскому и Псковскому восстаниям 1650 г., которые состоят главным образом либо из отписок в Москву представителей низложенных восставшими [84] новгородских духовных и светских властей, либо из записей показаний приехавших в Москву по тем или иным делам очевидцев событий.

В Архиве Ленинградского отделения Института истории СССР (ЛОИИ) АН СССР в новгородской записной книге явок 1649/50 г. нами обнаружен ряд записей, относящихся к восстанию 1650 года. Записные книги явок велись в приказной избе по годам и фиксировали подачу явочных челобитных по широкому кругу вопросов: о бегстве крестьян и холопов, нарушении земельных и иных имущественных прав, кражах, побоях, угрозах “в смертном убивстве”, “зажогах”, разных внутрисемейных конфликтах и т. д. Оригиналы явочных челобитных подклеивались к столбцу, а регистрационные записи с указанием даты их подачи, имен челобитчиков и кратким изложением существа дела вносились в записные книги явок. Такая техника приема фиксирования явочных челобитных приводила к тому, что записи об их подаче могли вноситься в книги задним числом и не обязательно в строго хронологическом порядке.

Новгородская записная книга явок 1649/50 г. дошла до нас в составе картонного переплета XIX в. 4 с общей пагинацией, в который, помимо нее, включена аналогичная книга за 1648/49 год. Записная книга явок за 1649/50 г. (лл. 54—147) фиксирует явочные челобитные с 4 сентября 1649 г. по день не ранее 24 августа 1650 года. Отдельные листы этой книги утрачены. На л. 54 почерком XVII в. написан заголовок “Книга записная явкам 158 года”. На л. 55 перед первой записью о явке от 4 сентября 1649 г. тем же почерком XVII в., что и последующий текст, заголовок воспроизвел в более пространном виде: “Книги записные явкам 158-го году при дьяке при Василье Софонове”. По листам книги — скрепа этого дьяка: “Ди-як-Ва-си-лей-Со-фо-нов”. Все эти данные подтверждают, что книга дошла до нас в подлиннике.

Новгородская записная книга явок 1649/50 г. была частично опубликована в ХIX веке. Изданными оказались записи о явках, поданных с 4 сентября по 8 ноября 1649 года 5. Настоящая публикация — извлечения из другой части книги. Запись первой явочной челобитной, касающаяся Новгородского восстания, относится к 17 марта 1650 г., т.е. составлена через два дня после его начала, последняя датирована 6 июля 1650 г., т. е. временем спустя два с половиной месяца после его подавления. Учитывая что работа Новгородской приказной избы в период восстания была полностью дезорганизована, представляется сомнительным, чтобы в то время там принимались явочные челобитные. Более вероятно предположение об их подаче задним числом — не ранее второй половины апреля 1650 года. Записи о явках, относящихся к восстанию, располагаются на лл. 93—133. Однако между ними в книгу включены записи о явках, не имеющих отношения к восстанию: они в публикации не воспроизводятся.

Поскольку публикуемые записи о подаче явочных челобитных адресованы в Новгородскую приказную избу, адресат документов в заголовках опускается, не воспроизводятся в легендах к отдельным записям и археографические сведения о записи в книге явок 1649/50 г., в них включены только поисковые данные. Предлагаемые материалы частично дают новые сведения о восстании, частично конкретизируют и уточняют имеющиеся данные. Кроме того, они предоставляют возможность проверить достоверность некоторых сомнительных известий.

Текст документов, вступительную статью и примечания подготовил старший научный сотрудник ЛОИИ доктор исторических наук В. М. Панеях.


Комментарии

1 М. Н. Тихомиров. Новгородское восстание 1650 г. “Исторические записки”. Т. 7. 1940.

2 ЦГАДА, ф. 96, Шведские дела 1650 г., № 3.

3 “Документы о Новгородском восстании 1650 г.”. “Новгород. К 1100-летию города”. М. 1964.

4 Архив ЛОИИ, колл. 2, актовые книги Археографической комиссии, кн 3 лл. 1 — 147.

5 “Акты, относящиеся до юридического быта древней России”. Т. II. СПБ. 1861. стб. 90-94

Текст воспроизведен по изданию: Новые материалы о новгородском восстании 1650 г. // Вопросы истории. № 2, 1981.

© текст - Панеях В. М. 1981
© сетевая версия - Тhietmar. 2004

© OCR - Давыденко. В. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вопросы истории 1981.