НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О ВОССТАНИИ БОЛОТНИКОВА

В научный оборот введено уже значительное число документов о восстании И. И. Болотникова. Однако работа по выявлению новых материалов еще далека от завершения. Публикуемые ниже документы обнаружены в фонде Разрядного приказа. Большинство из них находится в делах о сыске поместных и денежных окладов жильцов — самого многочисленного разряда столичного дворянства в XVII в. Материалы о службе жильцов — крупный документальный комплекс Разрядного приказа, сохранившийся после московского пожара 1626 г. Поэтому его значение для истории “Смутного времени” особенно велико. Челобитные и сказки жильцов, сыски по их делам содержат, в частности, данные о борьбе восставших с царскими войсками, о составе повстанцев и территории, которую они контролировали.

Некоторые из этих документов сообщают новые сведения о расправе восставших над дворянами, сторонниками Василия Шуйского (док. № 5). Смерть кн. П. А. Барятинского напоминает казнь другого посланца царя, болховского дворянина А. Пальчикова, ездившего обличать Лжедмитрия в Речь Посполитую и за это распятого повстанцами на городской стене, а затем сброшенного с башни 1. Так же был казнен и одоевец Н. Колупаев (док. .№ 13). Этот факт известен по родословной росписи Колупаевых 2, однако в литературе казнь Колупаева связывалась с именем Болотникова, тогда как в действительности он был убит казаками из отрядов другого вождя восстания — самозваного царевича Петра Федоровича. Казнь Колупаева имела место или во время похода самозванца из Путивля в Тулу, или при его пребывании в Туле. Там же погибли дворяне кн. Ф. А. Мещерский (док. № 4) и Б. Ю. Милославский (док. № 2).

И. И. Смирнов отмечал, что “формально положение, которое занимал в лагере восставших “царевич” Петр, было, конечно, более высоким, чем положение Болотникова — “боярина” царевича Петра” 3. Дальнейшие исследования дали возможность уточнить представления о деятельности Лжепетра: находясь в Путивле, он пытался завязать дипломатические сношения с польским королем Сигизмундом III и организовать сбор войска в Речи Посполитой 4. Челобитная Г. П. Барятинского (док. № 5) позволяет более отчетливо судить о роли, которую играл Лжепетр после прихода в Тулу: он фактически осуществлял высшую судебную власть. Еще в 1623 г. каширский дворянин Г. И. Уваров вспоминал как кульминацию “Смуты” “прежнея воровство, что была при Петрушки”, когда дворян и детей боярских убивали и сбрасывали с башен (док. № 10).

Важные подробности имеются в публикуемых документах и о ходе военных действий в период восстания. Источники сохранили разноречивые сведения об исходе сражения при устье Угры 23 сентября 1606 г.: если разрядные книги, характеризуют его как победу царской армии под командованием И. И. Шуйского, то живший в то время в Москве немецкий купец Г. Паэрле сообщает о поражении “бояр” на Оке [75] и отступлении правительственных войск к столице 5. Сказка И. А. Бегичева, в которой он упоминает о своем пленении в бою на Угре (док. № 3), подкрепляет свидетельство Паэрле. И. И. Смирнов полагал, что Иван Шуйский был вынужден дать бой Болотникову в открытом поле, т. к. не смог войти в Калугу 6. Позднее В. И. Корецкий обнаружил свидетельство о пребывании Ивана Шуйского в Калуге 7. Теперь имеется прямое доказательство того, что битва на Угре произошла после его ухода из Калуги (док. № 3). Как раз тогда в городе произошел переворот, и снова войти в Калугу И. И. Шуйский уже не смог, почему и отошел к Москве.

Сказка И. Е. Бартенева (док. № 6) содержит известие o судьбе “заугорских” городов, поддерживавших Болотникова в начале восстания. О том, что Мещовск и Серпейск “пошатнулись”, сообщали царские грамоты в Свияжск от 25 ноября 1606 г. 8. Через два дня после сражения в Коломенском и отступления Болотникова из-под Москвы (4 декабря 1606 г.) козлитин С. В. Щербачев был послан “в Козельск да в Воротынеск, да в Мещоск з грамотами” 9. Чем закончилась его миссия, не было известно. Показания Бартенева о присяге царю Василию жителей Серпейска, Мосальска (об участии этого города в восстании мы узнаем здесь впервые) и Мещовска после поражения Болотникова под Москвой позволяют лучше судить о положении в “калужский” период восстания: Василию Шуйскому удалось укрепить там свои позиции; однако успех его не был полным, т. к. Козельск, Белев и Волхов продолжали оставаться в руках восставших.

Интересен вопрос о составе отряда во главе с И. Л. Мосальским и И. Старовским, пришедшего с Украины на помощь повстанцам, которые были осаждены в Серебряных Прудах, и потерпевшего поражение в начале марта 1607 г. 10. По предположению В. Д. Назарова и Б. Н. Флори, в него входили “запорожские казаки, а возможно, и наемники из Речи Посполитой” 11. В этой связи привлекают внимание показания дворян о службе Е. Н. Милюкова, который участвовал в сражении “под Прудами.. с воры с казаки” и взял в плен “немчина Вулья” (док. № 1). Таким образом, в данный отряд действительно входили казаки и иностранные наемники — либо из роты Старовского, находившегося на русской службе еще в 1604 г., либо завербованные уже во время восстания.

И. И. Смирнов отмечал, что характерной чертой тактики Василия Шуйского в “тульский” период восстания была посылка из-под Тулы отдельных отрядов против других городов, которые находились в руках восставших (Козельск, Белев, Волхов, Лихвин, Дедилов, Гремячий, Одоев и Брянск) 12. Обыск об окладах Милюкова (док. № 1) и сказка Д. Л. Нечаева (док. № 12) содержат сведения еще о двух карательных экспедициях — в Елец и под Епифань. Сказка Бартенева (док. № 6) позволяет уточнить обстоятельства борьбы за Брянск. Челобитная И. Ф. Акинфова (док. № 7) имеет значение для изучения движения в Поволжье в период восстания. Обстоятельства смерти царицынского воеводы Акинфова известны по челобитной его сыновей 13. Публикуемый документ не только подтверждает ее данные, но и содержит дополнительную информацию о составе участников восстания в Царицыне 24 мая 1607 г. Известие о руководящей роли приборных людей в движении перекликается [76] с сообщением летописца о поддержке Лжепетра стрельцами в Поволжье14.

Публикуемые документы содержат дополнительные сведения и о других событиях конца XVI — начала XVII в. Так, источники сохранили ряд свидетельств о верстании во время Серпуховского похода 1598 г. провинциальных дворян и раздаче им жалованья 15. Сказка Бартенева (док. № 6) показывает, что подобные мероприятия проводились тогда и по отношению к столичному дворянству, а сам факт пожалования Бартенева в столичный чин, на что имел право только царь, на оставляет сомнений в том, что Б. Ф. Годунов обладал в то время всей полнотой власти 16.

Дело о каширском попе Василии Иванове (док. № 8-11) интересно для изучения общественного сознания в первой четверти XVII в. Подобно другим представителям низшего духовенства, этот поп был тесно связан, в том числе и происхождением, со своими прихожанами — каширскими пушкарями и стрельцами. В конфликте его с воеводой кн. И. Л. Шаховским и дворянином Г. И. Уваровым позиции сторон рисуются совершенно ясно. Василий противопоставляет царской администрации силу городского “мира”, что напоминает и об участии большинства населения южных городов в восстании Болотникова, и о деятельности городовых советов в начале XVII в. 17. Ту же мысль высказали в 1614 г. крестьяне Усольского уезда, сопротивляясь проведению земельного описания: “Волен де бог да многой мир” 18. Таким образом, представления о могуществе городской, волостной или уездной организации населения и ее способности противостоять властям и защищать своих членов. распространились тогда как на юге, так и на севере России.

Текст документов, вступительную статью и примечания подготовил к печати А. Л.Станиславский.


Комментарии

1. Корецкий В. И. Новое об И. И. Болотникове. — Советские архивы, 1967 № 4, с. 102-103.

2. Kopeцкий В. И. Новые документы по истории восстания И. И. Болотникова. — Советские архивы, 1968, № 6, с. 83.

3. Смирнов И. И. Восстание Болотникова. 1606-1607. Л. 1951, с. 423.

4. Назаров В. Д., Флоря Б. Н. Крестьянское восстание под прсдводительством Н. И. Болотникова и Речь Посполитая. В кн.: Крестьянские войны в России XVII-XVIII веков: проблемы, поиски, находки. Л. 1974, с. 335-338.

5. Белокуров С. А. Разрядные записи за Смутное время (7113-7121 гг.). М. 1907, с. 9, 88, 145; Устрялов Н. Г. Сказания современников о Дмитрии Самозванце. Т. 1.СП6. 1859, с. 214-215.

6. Смирнов И. И.Ук. соч., с. 160-161.

7. Корецкий В. И. Формирование крепостного права и Первая крестьянская война в России. М. 1975, с. 275; его же. Актовые и летописные материалы о восстании Болотникова. — Советские архивы, 1976, № 5, с. 46, 55.

8. Смирнов И. И. Ук. соч., с. 189.

9. Зимин А. А., Королева Р. Г. Документ Разрядного приказа. — Исторический архив, 1953, № 8, с. 35.

10. Там же, с. 25.

11. Назаров В. Д., Флоря Б. Н. Ук. соч., с. 355. В дальнейшем Б. Н. Флоря внес поправку в аргументацию по данному вопросу (Флоря Б. Н. Выходцы из балканских стран на русской службе (конец XVI — начало XVII в.). В кн.: Освободительное движение на Балканах. М. 1978 с. 62).

12. Смирнов И. И. Ук. соч., с. 454.

13. Гераклитов А. А. Материалы для истории Саратовского Поволжья. В кн.: Труды Саратовской ученой архивной комиссии. Вып. 29. Саратов. 1912, с. 63-64.

14. Корецкий В. И. Летописец с новыми известиями о восстании Болотникова. — История СССР, 1968, № 4, с. 130.

15. Станиславский А. Л. Десятая по Арзамасу 1597 года. — Советские архивы, 1976, № 3, с. 102.

16. Ср. Павлов А. А. Соборная утвержденная грамота об избрании Бориса Годунова на престол. В кн.: Вспомогательные исторические дисциплины. Т. X. Л. 1978, с. 211.

17. Черепнин Л. В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М 1978, с. 170-172.

18. Веселовский С. Б. Акты писцового дела. Материалы для истории кадастра и прямого обложения в Московском государстве. Т. I. Акты 1587-1627 гг. М. 1913, с. 22.

Текст воспроизведен по изданию: Новые документы о восстании Болотникова // Вопросы истории, № 7. 1981

© текст - Станиславский А. Л. 1981
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Шуляк А. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вопросы истории. 1981