51. Отношение ген.-фельд. Паскевича к ген.-адъют. Чернышеву об успехах Гази-Магомеда и мерах борьбы с ним.

27 апреля 1831 г.

Я имею честь уведомить в. с. от 14 марта за № 226, что известный возмутитель Кази-Мулла снова начинает распространять в Дагестане вредное свое учение. Ныне я получил донесение от ген.-м. кн. Бековича-Черкасского, командированного мною для ближайшего рассмотрения тамошних обстоятельств 57, что возмутитель сей, набрав свою партию в Койсубулинском владении, где укрепясь в месте называемом Кико, старается увеличивать свои силы.

Ген.-м. Бекович, зная беспокойный характер народа, населяющего таковые владения, и желая предупредить успех возмутителя, предложил владетелям Тарковскому и Мехтулинскому взять с своих подвластных обещание, что они не последуют вредным внушениям Кази-Муллы и останутся спокойными при всех его действиях не в пользу нашу, и даже собрать милицию, для недопущения возмутительных партий проникать в их деревни, что было исполнено, и 7 числа сего месяца ген. Бекович, вместе с Сулейман Пашою владетелем Тарковским 58, Ахмет ханом Мехтулинским, имея милиции сей до 2 тыс. человек и 200 человек Куринского полка и двумя орудиями, предприняли экспедицию для обозрения позиции Кази-Муллы. Позицию сию нашел он в весьма крепком месте, окруженном густым лесом, и которою имевшими средствами не было никакой возможности овладеть, тем более, что милиция 59 несмотря на желание своих владетелей быть в сем случае полезными, не оказывала большого усердия, а потому возвратился без дальнейших последствий 60. По опыту сему [90] и по другим замечаниям ген.-м. кн. Бекович полагает, что от подвластных Сулейману паше и Мехтулинскому хану, невзирая на данную присягу, нельзя видеть особенной преданности, и что они готовы будут следовать за возмутителем.

Сами владетели сомневаются в приверженности к себе их, и никак не полагают, чтобы они пошли в случае нужды против скопищ Кази-Муллы.

Между тем по всем сведениям известно, что шайка сего возмутителя беспрестанно увеличивается, и что он даже имеет сношения с отдаленными племенами чеченскими. Таковые обстоятельства заставляют предупредить дальнейшие от сего последствия; я нашел нужным усилить отряд наш, в Казанищах расположенный, батальоном Апшеронского полка и 6 орудиями и кубинскою конницею, из отряда ген.-м. Жуковского (который по принятым мерам должен уже к тому времени получить успех над мятежниками и в состоянии будет уменьшить число войск в своем отряде) и предписал ген.-м. Каханову, самому отправиться в Казанище, и действовать сообразно обстоятельствам. Вместе же с тем ген.-м. Таубе командиру 1 бригады 14 пехотной дивизии поставил в обязанность, если он получит известие по сношению с ген.-м. Кахановым, что скопища Кази-Муллы значительно увеличились, то идти туда, и соединенными силами с казанищским отрядом действовать противу возмутителя, но дабы в сем случае не оставить левый фланг Кавказской линии 61 без должной обороны, предписал я ген. от кавалерии Емануелю сколько возможно поспешить командировать туда 3 бат. 40 Егерского полка, которые и должны будут там оставаться для обороны сего фланга.

О таковых обстоятельствах и распоряжениях моих по оным, прошу покорнейше в. с. довести до выс. сведения г. и.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6259, лл. 18—19 об. Подлинник.


Комментарии

57 С. док. 142.

58 В 1830 г. умер шамхал Тарковский Мехти, “известный своей преданностью к России” (Пружановский). Шамхалом был утвержден Сулейман-мирза.

59 По указанию кавказского командования, феодальные владетели комплектовали отряды. Эти отряды, именуемые милицией, содержались на средства царизма (ЦГВИА, ф. ВУА, 6317, лл. 15-17). Таковы, например, милиции шамхальская, мехтулинская, кюринская, казикумухская и др: О боевых качествах милиции кавказское командование отзывается не лестно. Очень часто встречаются сообщения о том, что милиция “не смотря на желание своих владетелей быть в сем случае полезной, не оказывала большого усердия” (ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6317, лл. 15-16) или “Экспедиция сия была безуспешна по случаю измены милиции, что весьма способствовало к увеличению сил мятежников”.

60 В марте 1831 г. Гази-Магомед во главе 8 тыс. отряда вооруженных горцев расположился в уроч. Чумескент (вблизи Темир-Хан-Шуры). Против восставших горцев был направлен отряд царских войск под командованием ген.-м. Бековича-Черкасского, но он, убедившись в превосходстве сил Гази-Магомеда, отступил без боя.

61 Кавказская кордонная линия, основание которой послужили русские поселения на Тереке и Кубани. В 1739 г. начато было строительство укреплений по р. Терек, а в 1763 г. учреждена Моздокская укрепленная линия. В дальнейшем было предпринято создание сплошной цепи кордонных укреплений от устья Терека до устья Дона. В 1777 г., по инициативе Г. А. Потемкина, было начато строительство Азово-Моздокской линии. В следующем, 1778 г., А. В. Суворов перенес правый фланг новой линии от устья Дона к устью Кубани. С 1785 г., с образованием наместничества, все пограничные укрепления составили единую Кавказскую линию. Сооружения ее состояли из отдельных фортов и редутов, расположенных на расстоянии 25—50 км. Между ними, с интервалами 3—5 км, находились наблюдательные посты и заставы. В военном отношении Кавказская линия полного развития достигла в первой половине XIX в. Кавказская линия подчинена была особому начальнику и разделялась на следующие части: Черноморская кордонная линия, правый фланг, центр, левый фланг (последние 3 участка в конце 50-х гг. XIX в. были преобразованы в правое и левое крыло) и Владикавказский округ. Черноморская кордонная линия простиралась по Кубани до ее устья. Правый фланг заключал Кубанскую и Лабинскую линии. Центр от Каменного моста до Секретного близ Моздока. Левый фланг заключал в себе линии Терскую и Нижне-Сунженскую, Кумыкскую плоскость с ее передовою линией, и Чечню с передовой Чеченской линией.