52. Рапорт командующего на Кавказской линии ген. Эмануэля ген.-фельд. Паскевичу о восстании горцев северо-западного Кавказа и успехах Гази-Магомеда в Дагестане и Чечне.

6 июня 1831 г.

Положение наших дел на правом и на левом фланге Кавказской линии служит мне долгом представить оные в. с.

За Кубанью восстали абазехи, которые подстрекают все покорные и непокорные нам народы к восстанию против российского правительства. Собравшись на р. Псефире в значительных [91] силах, ныне подступают уже к нашим пределам и требуют письмами (которые я имею честь при сем представить в. с. как равно и ответ мой) уничтожение крепостей, построенных в их владениях. Они успели уже склонить на свою сторону многих бесленеевцев из покорных нам народов, которые обитают при вершинах рек Ходж, Гатуемуко, Гуж и другие за р. Лабою и поколебали самых живущих при сей реке.

Одни ногайцы успевают еще против их замыслов и остаются верными данной ими присяге. Они показывают в сем случае необыкновенную преданность нашему правительству; большую часть своих семейств и имущество переправили через Кубань на нашу сторону; частью скрыли на островах сей реки и в лесах, где устроили для обороны их укрепления; те же, которые способны носить оружие, все изготовились к бою.

Цель предприятий абазех состоит в том, чтобы силою или ласкою принудить все покорные нам народы соединиться с ними и потом вступить с ними в переговоры. Они желают уничтожение крепостей, построенных в их владениях, обещая за то принять присягу на верноподданство г. и.; выдать нам посему аманатов для поручительства о их покорности и не делать никаких хищничеств в наших границах, или в противном случае объявить вечную вражду России и непрестанную с ней войну.

Не доверяя намерениям абазех покориться когда-либо самопроизвольно г. и. и желая изъявить им какое-либо обещание на их требования, пока не изменят оные исполнением справедливых требований нашего правительства, объявленных их мною в вышеупомянутом ответе на их письма; я нахожусь ныне лично в Невинном мысе, что на берегу Кубани и сосредоточил войска в сильных отрядах в Беломечетске, Баталпашинске, Усть-Джигуте на правом берегу, в укр. Ерсаконском и Св. Георгия на левом берегу; сверх того направил егерский полк из двух бат. из Черномории к Длинному лесу.

Отряды, расположенные на правом берегу Кубани, имеют назначение действовать против фронта неприятеля и флангов его; находящиеся же в укр. Ерсаконском и Св. Георгия должны отражать ему отступление.

Командир 39 егерского полка при прибытии к Длиннолесскому укр., присоединив к себе часть войск, находящихся в нем в гарнизоне, сделает диверсию с сильным отрядом из пехоты и кавалерии, с тремя орудиями внутрь края абазех, для чего и возмет направление к Майкопу, как главному пункту их собрания. В случае если они не прибегнут к нему [92] с покорностью, он предаст огню близлежащие аулы и находящиеся на р. Белой до устья р. Функи, после чего устремится мимо Длинного Леса на укр. Калаж и нанесет непокорным аулам, расположенным при реках Геаге, Урле, Серале и Фарсе до самого Псефира всевозможный вред, что исполнив он возвратился с войсками в Длиннолесское укр. Я надеюсь сим устрашить неприятеля и расстроить все его замыслы; это должно иметь влияние на прочих подданных России горских народов и остановить восстание их против нашего правительства.

За р. Тереком известный возмутитель Кази-Мулла с большим также успехом восстановляет народ особенно в Дагестане, откуда он распространяет семя ненависти и злобы против России. Он созывает всех (в шариате) т. е. в сообщение для единодушного действия против русских. Салатавцы, койсубулинцы, гумбетовцы и другие уже предались ему. Кумыки могут последовать их примеру. Фанатизм распространяется приметно по всей Чечне. Все чеченцы, даже живущие в окрестностях кр. Грозной, ожидают только появления Кази-Муллы, чтобы действовать против нас открытою силою. Около Андреева, на месте называемом Чумли, началось уже сборище приверженцев муллы-возмутителя, куда он сам должен прибыть в скором времени. До 2 тыс. салатавцев соединились с другими из его партии и находятся в сем месте в значительных силах. Кумыки покушались было оттеснить их из своих владений, но без успеха возвратились в свои жилища, не сделав им никакого вреда, между тем как сами понесли значительную потерю.

Я предписал составить по возможности отряд близ гор. Андреева и в кр. Внезапной и стараться всеми мерами, хорошим употреблением войск остановить распространения возмущения Кази-Муллы, но все сие не достаточно. С выступлением 2 и 3 бригады 14 пехотной дивизии в России, левый фланг Кавказской линии по причине малочисленности войск, сделал слабое составление оного ныне и первою бригадою сей дивизии довершило затруднение обороны Кавказской линии с сей стороны и отняло возможность удержать в повиновении покорные нам народы.

Приняв за отступление движение сей последней бригады в Россию, народ пришел в волнение, многие даже пограничные с нами деревни отказались от исполнения наших требований; они хотя и будут строго наказаны в пример другим не менее того, чтобы привести все в прежний порядок и прийти в возможность угрожать во всяком случае неприятелю; необходимо иметь на сем фланге более сил, чем ныне на оном [93] находятся; чеченцы непостоянны и легковерны. Малейшая неудача с нашей стороны может ободрить их и иметь важные последствия. Успехи Кази-Муллы 62 в сем крае неимоверны; предприятие его подчинить всех чеченцев (шариату) в случае исполнения влечет за собою отторжение от нас сего народа При изменении его правления, которое будет тогда как бы единодержавное покорение его сделается весьма затруднительным и стоить будет больших пожертвований, чем усиление ныне левого фланга одною бригадою.

Я имею честь покорнейше просить в. с. о исходатайствовании позволения оставить первую бригаду 14 пехотной дивизии на Кавказской линии, хотя на некоторое время пока не изменятся описанные мною здесь обстоятельства; не находя никаких способов по вышеупомянутым причинам и слишком пространной оборонительной линии Кубани и Малки, усилить оборону р. Терека. Чтобы остановить также волнение покорных и непокорных народов, появившиеся за Кубанью, я полагаю необходимым совершить осенью экспедицию против абазех, для покорения сего народа, почему и остановить исполнение сего года построение кр. при Геленчуг и тет-де-пона на Кубани по следующим причинам:

1. Построение кр. при Геленчуге и тет-де-пона на Кубани хотя влечет за собою важные последствия, но еще не оградит Кавказской линии, наводняемой беспрестанно неприятельскими партиями, которые состоят большею частью из абазех.

2. Следствия вышеупомянутого предприятия при Геленчуге находятся в непосредственной связи с построением других крепостей по всей предположенной военной линии; то они не столь важны в сие время в сравнении с покорением народа, который являлся главною причиною беспокойств на Кавказской линии.

3. Абазехи, владея горами, имеют в своих руках многие ущелья, которые весьма способствуют для скрытных движений и служат им пунктами соединения для набегов на наши границы. С сей стороны сверх того мелководье р. Кубани и множество бродов на сей реке до впадения в нее р. Урупа, облегчают им сии покушения.

4. Так как вершины многих рек находятся в их владениях, мы утвердимся за Кубанью, построив в важнейших местах при оных крепости, чем и оградим более Кавказскую линию, отдалив от наших границ основание военных действий.

5. Народ сей по причине многочисленности своей имеет большое влияние на сопредельные нам народы и потому повиновение самых покорных зависит от их падения.

6. [94] С падением сего народа покорятся не токмо другие малочисленнейшие, но и самые сапеуги 63, с которыми они граничат.

7. Наступающее лето предупреждает уже позднее построение кр. при Геленчуге, которое не будучи окончено к осени, не выполнит всех условий хорошего строения, удобного для помещения гарнизона, ибо строение осенью сохраняет в себе постоянно сырость, которая имеет вредное влияние на людей.

В ожидании дополнительного предписания вашего или управляющего главным штабом е.и.в., согласно повеления в.с., касательно предложения военной линии, я предварительно уже направил 1 и 2 бригаду 20 пехотной дивизии с 6 орудиями легкой и № 2 роты 20 артиллерийской бригады к Тамани, для следования впоследствии к Геленчуку, которые в случае наступательного действия против абазех послужили бы мне большою пользою и облегчили верный успех против сего народа.

Я желаю исполнить экспедицию осенью; ибо летнее время неудобно для действия против горских народов, как по причине большой потери людей от войны в лесу, которую неприятель всегда ведет в сие время, где он легко скрывается и наносит нам значительный вред, так и потому, что летняя экспедиция не обещает столь важных последствий, ибо горцы летом имеют способы вывести свое семейство и имущество к самым вершинам Кавказских гор и, обеспечив их таким образом, выставить большие силы; они могут продовольствовать весьма удобно рогатый скот, запастись на зиму хлебом, который останется на корне; выстроить вновь разоренные нами жилища на зиму и другие выгоды, которые они не могут иметь осенью.

Все сие я считаю долгом представить на благоуважение в. с и покорнейше просить об отмене предположенного построения кр. при Геленчуге и тет-де-пона на Кубани, но вместо того разрешить мне воспользоваться временем и выше упомянутыми обстоятельствами для совершения экспедиции против абазех. Сборище сего народа ныне находится уже на Тичинях и быстро подвигается к нашим пределам. Чеченцы подступили к Андрееву, чем окончатся их намерения вслед за сим я буду иметь честь донести в. с.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6259, лл. 115—122. Подлинник.


Комментарии

62 Весной 1831 г. Гази-Магомед занял сел. Большие Казанищи, Параул, где сжег дом шамхала Тарковского, а 25 мая осадил крепость Бурную. “Пущенная из крепости граната попала в пороховой погроб, бывший за крепостным валом. Горцы, густыми массами толпившиеся вокруг этого погреба, понесли страшную потерю; до 1000 человек, но блокада крепости продолжалась” (Рук. фонд. ИИЯЛ д. 1209, л. 7. Только лишь прибывший отряд царских войск под командованием ген. Каханова принудил Гази-Магомеда отступить от крепости.

63 шапсуги.