56. Из “Журнала командующего войсками Закавказья ген.-адъют. Панкратьева с 28 августа по 15 сентября” об осаде Дербента восставшими горцами.

15 сентября 1831 г.

Ген.-м. Каханов от 20 августа извещает о выступлении своем из сел. Кафыр-Кумук к Дербенту. Получив сведение, что Кази-Мулла блокирует кр. Дербент, ген.-м. Каханов немедленно двинулся к оной и на пути предал пламени сел. Казанищи, в котором скрывались многие бунтовщики. Они встретили отряд выстрелами из домов. Немедленно атакованные [97] тремя ротами Апшеронского пехотного полка, бросились частью в бегство, а частью сделались жертвою пламени. С нашей стороны убиты в сем деле двое рядовых и ранено семь. Он же от 30 августа извещает о приближении вверенного ему отряда к гор. Дербенту и представляет рапорты и. д. дербентского коменданта м. Васильева с известиями, заключающими подробность блокады гор. Дербента Кази-Муллою 66.

Мятежник сей с собранными им скопищами, простирающимися до 8 тыс., обложил крепость 20 числа августа, прервал всякое сообщение оной, как с отрядом ген.-м. Каханова, так и с южным Дагестаном.

При приближении Кази-Муллы к Дербенту, женатая рота Куринского пехотного полка и все нижние чины в полковом штабе на высотах Кефары находящиеся, отступили в крепость и усилили гарнизон оной.

Кази-Мулла, приблизившись к Дербенту, отправил письма к м. Васильеву и жителям 67, требуя сдачи крепости и приглашая первого принять магометанскую веру. Не получив никакого ответа на сие дерзкое предложение, он с 20 по 26 число ежедневно предпринимал нападение для стеснения и взятия крепости, старался лишить гарнизон воды, но был отражен от форштата со значительною потерею. Все его покушения были тщетны. Жители гор. Дербента как армяне, так и мусульмане шиитовой секты, действовавшие единодушно с гарнизоном, мужественно отражали нападение мятежников, которые в ночь с 26 по 27 число августа, узнав о приближении ген.-м. Каханова, быстро отступили от Дербента, оставив в лагере своем при крепости некоторое количество провианта и до 200 лестниц, кои приготовлены были для штурма крепости.

Дербент находился в блокаде в течение 7 дней. Потеря наша во время оной состоит из одного рядового и двух жителей убитых и ранено 13 рядовых и из жителей 3.

Скопище Кази-Муллы отступили от Дербента к горам и расположились в 15 верстах от сей крепости близ сел. Рукель.

Неприятель во время блокады сжег... 68 и заготовленное сено Куринского пехотного полка и линейного бат. № 10, слободку женатой роты и форштат около крепости, истребил в садах дербентские винокурные заводы жителей, разорил казармы и лазарет Куринского пехотного полка.

Прибыв сего числа в rop. Старую Шемаху, я немедленно двинул два бат. 42 Егерского полка, один бат. Ериванского карабинерного полка, 1 и 2 конно-мусульманские полки, 4 [98] орудия и 4 горные единорога из гop. Старой Шемахи в Дагестан.

Командир Ериванского карабинерного полка полк. кн. Дадиан выступил сего числа с одним бат. вверенного ему полка 3 конно-мусульманским полком и 4 орудиями из города Старой Шемахи в Дагестан.

Ген.-м. Каханов от 2 сентября доносит, что Кази-Мулла находится в Табасаране, в местечке Гимейды и распускает слухи о намерении напасть на вверенный ему отряд и на кр. Дербент.

Сего числа я прибыл в гор. Старую Кубу и сделал все предварительные распоряжения для действия против мятежников. Я пригласил Аслан Хана Казикумухского, собрав войско свое, следовать к сел. Башлы, где он должен со мною соединиться и доказать тем верноподданническую свою преданность к е. и. в. Нуцал хану Аварскому, Акушинскому обществу и Ахмет-Хану Мехтулинскому и прочим, не изменившим правительству нашему владетелям и обществам послано приглашение, дабы они действовали против Кази-Муллы. Всем племенам дагестанским разосланы прокламации, коим приглашаются они прибегнуть к милосердию российского правительства, возвратиться в жилища свои и не верить лживым обольщениям Кази-Муллы, который под предлогом сохранения веры, разоряя провинции и обогащая себя добычею похищаемого им мирных мусульман.

Ген.-м Каханов от 12 сентября представляет рапорт дербентского коменданта м. Васильева, из коего видно, что Кази-Мулла с частью мятежников удалился из Табасарана и отступил по направлению к кр. Бурной.

Ген.-л. бар. Розен доносит от 30 августа, что по случаю увеличивающегося числа больных в кр. Новых Закаталах, он признал нужным усилить гарнизон сей крепости двумя ротами Грузинского гренадерского полка из числа находившихся на Царских колодцах рот. Сии 1 сентября выступят в кр. Новые Закаталы.

Командир 44 Егерского полка полк. Пацовский извещает от 30 июля, что черкесы напали на команду, высланную из вновь устроенного укрепления при монастыре Гагры для поиска бежавших того числа трех рядовых, убили из числа команды одного унтер-офицера и ранили одного унтер-офицера и одного рядового.

Два бат. 42 егерского полка, один бат. Ериванского карабинерного полка, 8 орудий артиллерии и 1 и 2 мусульманские [99] полки прибыли сего числа в гор. Старые Кубы и расположились в окрестных деревнях по случаю проливных дождей и приготовления для дальнейшего действия.

ЦГВИА, ф. ВУА, д. 6251, лл. 139—141. Подлинник.


Комментарии

66 Осенью 1831 г. к Гази-Магомеду обратились жители Табасарана и Кайтага (Рук. фонд ИИЯЛ, д. 1209, л. 7). Они говорили Гази-Магомеду: “Мы приняли учение тариката, святой шариат свято исполняем, признаем нашим мюршидом Муллу-Магомеда, за то бог нам поможет: не устояли против нас ни русские солдаты, ни мусульманские всадники; на горе Каргул, где был разбит Шах-Надир, мы разбили гяуров, мюршид благословил тебя на газават. Табасаран, Кайтаг, Терекеме и все тамошние дагестанские народы ждут тебя, иди же с нами на газават” (Пружановский. Указ. соч. л. 23). Вскоре же Гази-Магомед прибыл сам на место общественных сходок кайтагцев “все тамошние народы, кроме южного Табасарана, подвластного Ибрагим-беку корчагскому присоединились к нему” (Пружановский, указ. соч. л. 24).

67 В августе 1831 г. Гази-Магомед обложил Дербент и 8 дней держал его в блокаде. Подоспевший отряд ген.-м. Каханова принудил его снять осаду. Гази-Магомед отправился в южный Дагестан. Воззвание Гази-Магомеда к осажденным жителям Дербента опубликовано в записке штабс-кап. ген. штаба Пружановского “О начале и развитии мюридизма или духовной мусульманской войны в Дагестане и Чечне”, л. 24.

68 Одно слово неразборчиво.