89. Донесение ген.-адъют. Розена ген.-адъют. Чернышеву о мерах, принимаемых Шамилем для распространения шариата 92.

19 марта 1836 г.

В отношении моем от 5 числа марта за № 149-ш, я между прочим уведомлял в. с, что беглец Андреевской деревни Ташев-Хаджи, возмущавший в прошедшем году чеченцев, посылал воззвание к гимринцам и другим горцам в Дагестане, в котором укоряя их в отступлении от правил религии и шариата, он угрожал нашествием с собранным им скопищем, если они к нему не присоединятся. 93 После того получил я известия, что сей мятежник по предварительному сношению с муллою Шамилем, одним из главнейших сообщников Кази-Муллы и Гамзат-бека, проживающем в койсубойлинской дер. Ашильта, собрав партию из чеченцев до 100 человек, прибыл с оною 16 февраля в ауховскую дер. Зандак; присоединив к себе до 100 человек ичкеринцев и других горцев, он перешел через Салатавский хребет и отправился через дер. Цатаних в главное сел. гумбетовское Чиркат, где соединился с муллою Шамилем, который также привел с собою партию из мюридов и других последователей шариата. Шамиль объявил, что они собрались для наказания унцукульцев, и других за делаемые притеснения сим последним. Гумбетовцы, ашильтинцы и некоторые другие койсубойлинцы приняли их сторону, усилив значительно их скопище; Ташев-Хаджи и мулла Шамиль отправились в дер. Ихали, коих жители не расположены к мюридам и не принимали шариата. Ихалинцы защищались, но мюриды одержали верх, ворвались в деревню и, заняв оную, ограбили и истребили 4 дома, принадлежавшие жителям более противившимся введению шариата; при сем случае у ихалинцев убит 1, ранено 4 и взято в плен 2 человека, а со стороны Ташева-Хаджи и Шамиля убито 4 и ранено 6 человек. 1 марта Ташев-Хаджи отправился со скопищем своим через дер. Инго к койсубойлинскому сел. Урата, где ожидает прибытия телетинского муллы Кебит-Магомета с собранною им партиею и потом полагал идти для наказания унцукульцев.

Часть койсубойлинцев, не принявших сторону Ташева-Хаджи, в особенности жители дер. Аракана, Ирганая и Кодуха согласились действовать против него и собравшись в числе до 500 человек отправились против мятежников, пригласив для совокупного действия и аварцев, коим в знак искренности своего намерения дали аманатов. [140]

Хотя до сего времени Ташев-Хаджи и Шамиль объявляют, что они вооружились только для последователей шариата, но как сии после дня с самого появления сего столь вредного для спокойствия в горах учения, везде обнаруживали к нам враждебное расположение, а соблазнительные правила оного несмотря на гибель главнейших предводителей и многие неудачи, имеют еще больше влияния на умы дагестанцев, то нельзя оставить без внимания происходящее в Дагестане. Посему и предписано мною командующим войсками в северном Дагестане ген.-м. Клюки фон Клугенау и Сунженской линиею полк. Пулло иметь беспрестанное наблюдение за всеми действиями Ташева-Хаджи и его сообщников и если бы мятежник сей покушался распространить оные между покорными нам племенами, то принять немедленно нужные меры к уничтожению его замыслов в самом начале.

О чем покорнейше прошу вас, м. г., довести до выс. сведения г. и.

ЦГА ДАССР, ф. 133, оп. 4, д. 4, лл. 4—5.


Комментарии

92 В 1835 г. силы восставших несколько увеличились, что они стали действовать открыто. Временно управляющий Аварией Аслан-хан Казикумухский просил отправить в нагорный Дагестан царские войска, чтобы “захватить... Шамиля и Ташев-Хаджи и наказать Кибит-Магомеда за “истребление телетлинских беков”. Кавказское командование отправило усиленный отряд ген. Фезе. Царские войска подступили к Телитлю и после ожесточенного сражения завладели частью селения. Не имея возможности продолжать борьбу, Шамиль и Кибит-Магомед обратились к Магомеду-Мирза-хану Казикумухскому с просьбой “устроить мир между ними и русскими”. Благодаря посредничеству Магомед-Мирза-хана мир был заключен, Шамиль выдал заложником племянника Гамзата, а Кибит-Магомед — Ахмед-хана (Гаджи-Али. Сказание очевидца о Шамиле, стр. 16). С заключением мира Шамиль не отказался от борьбы. Напротив, в этот период он сколачивал силы для новых схваток. Он и его приближенные рассылали по аулам Дагестана воззвания, в которых призывали горцев к борьбе.

93 Чтобы слить воедино общества нагорного Дагестана и тем самым создать сильную преграду для царизма, Шамилю надобно было подчинить своей власти Аварию, которой в то время управлял Хаджи-Мурат. В 1835 г. Шамиль овладел Гоцатлем, но в дальнейшем его постигла неудача. Царские войска изгнали его из этого селения. В начале 1836 г. Шамиль вновь сделал попытку овладеть Аварией, но и на этот раз Хаджи-Мурат отразил его нападение.