23. Показания чанков селений Тилитль, Гонода, Ругуджа и др. об истреблении Шамилем их предков.

Август, 1884 г.

Августа 1884 года, на Гунибе, мы джанки селений Тилитли, Гонода, Ругуджа, Ури, Зиура и Гоготль, в присутствии члена комиссии для окончания сословно-поземельного вопроса в частях Кавказского края военно-народного Управления подполк. Симонова, показали: наши предки джанков Тилитля и Гонода переселились из Казикумуха в наши настоящие местожительства и мы происходим из рода казикумухских ханов. Времени переселения наших предков мы определить не можем: это было давно. Документы наши уничтожили мюриды Шамиля, убив 25 человек наших отцов и родственников. Мы, ругуджинские беки, джанки тоже происходим из дома казикумухских ханов и наш предок по имени Султан переселился в сел. Ругуджа при Чулак-хане Казикумухском 13, по причине происшедшего в Кумухе возмущения. Когда же поселились наши предки, джанков Ури и Зиури, в этих селениях и откуда происходят наши фамилии мы точно сказать не можем: это было очень давно. Наши предки Гоготля джанков пришли из Тилитля и мы из одного тухума с тилитлин-скими джанками.

Земли, которыми мы пользуемся, большею частью получены по наследству от отцов и частию приобретены нами покупками в разное время.

У нас, тилитлинцев и уринцев были отобраны Шамилем родовые земли, а у ругуджинцев Гамзат-беком, но русским начальством по покорении Дагестана возвращены нами, тилитлинцам и ругуджинцам, и уринцам возвратили одну треть, а две трети остались в руках сельского общества и мы не заявили начальству, потому что эти части были долями переселившихся при Шамиле в сел. Чондатль Аварского округа наших родственников.

В настоящее время мы живем в селениях наравне с прочими узденями и во всем на одинаковых правах с ними, и имеем одинаковые адаты, кроме следующего: в прежнее время, до Шамиля, при всех взысканиях, при столкновениях джанков с узденями, уздени отвечали вдвойне и с них взыскивали вдвое больше штрафа при убийстве, поджоге имущества его, увоза его женщины; а при подозрении джанки в убийстве узденя — джанки очищались от подозрения только [708] 50 человеками принявшими присягу, своими родственниками, по указанию родных узденя, а в случае подозрения узденя в убийстве джанки — уздень очищался 50 человеками от сельского всего общества, по указанию джанков, родных убитого.

Мы, тилитлинцы, слышали от отцов, что земля, на которой построена деревня и все сельские земли, были приобретены предками нашими пустыми и населены ими. В старину, до Шамиля, если после узденя не оставалось наследников мужского пола, то из его имения на 8 сах земли брали беки или джанки в свою пользу, а остальное оставляли наследницам; но если было мало земли — не брали.

В настоящее время мы передаем имения детям в наследство по шариату. Так было и в старину, только тогда женщины не имели доли в пастбищных землях. Мы продаем свои земли кому и когда хотим и завещаем мечети, как свои собственные.

Наши предки, тилитлинских джанков, четыре брата жили сначала в Голотле, Аварии, но переселившись оттуда три брата в разные селения (Тилитль, Голотль, Гонода), обязали каждый по 12 домов в Голотле платить им за земли свои, которые оставили им в Голотле в их пользование. Плату от 12 домов, следовавшую нашему предку, получали мы (потомки) до появления Шамиля в Дагестане и он лишил нас этой платы, которая была: с двора — две сабы джабы 14, по сабе всяких плодов и с каждого дома приходил рабочий в Тилитль на три дня. Это все делалось для старшего бека только, а не для всех, он был управителем селения. Для старшего же бека в те же времена и тилитлинские уздени работали 3 дня в году по дню: для распашки, косьбы и жатвы. Урийским джанкам также работали урийские уздени до Шамиля, но сколько не знают. Остальных селений для нас и наших предков мы не слышали, что никогда не работали уздени. В настоящее время никто из нас никакой повинности, ни работой от узденей нигде не пользуется.

У тилитлинских джанков Ганкалов Сурхай-оглы есть свой собственный, наследственный лес “Газапапиль-Рох”; у Шамхала Казанат-оглы — такой же лес, часть того леса и того же названия; у Чарабура-Амир-Али-оглы также есть лес “Магома-Халиль-Рох”, полученный от матери; у его брата Франка два участка леса, один наследственный, а другой куплен у тилитлинского узденя Раджаба Омар-оглы; у Али-бека Али-Булат-оглы есть две части из “Колосо-Рох”, у его [709] брата Аша-хана есть купленный участок “Колосо-Роха” у трех тилитлинских женщин.

Уринец Хан-Киши-Сурхай-оглы имеет два участка леса: один наследственный, а другой куплен у женщины узденки, овдовевшей; у Ума-Азыкалова есть купленный лес у узденя Хетанова-Ахмед-оглы.

У тилитлинца Еров-Амир Ализа-оглы есть лес, купленный у своего узденя Магома Раджаб-оглы. У отсутствующих: тилитлинца Алихана-Гамид-оглы есть наследство жены, лес; у Альбури Магомед-бек-оглы есть купленный лес от джанки Гитинова. У сыновей Магома-Хана-Гаматль-оглы, зиурийца, есть у двух по одному участку, куплен один у тилитлинца узденя Ибрагим Омар-оглы, у такого же узденя Магома-Раджаб-оглы; у зиурийца Амир-Али Чарабура-оглы есть лес наследованный, у тилитлинца Турчи-хана есть наследство жены, лес.

У гонодинца Али-бека Алдамилова есть пастбищная гора “Гонода-Меер”, наследственная, оспариваемая сельским джамаатом и находящаяся в пользовании джамаата.

До Шамиля Чопан, старший бек тилитлинский, получал с Боцадинской горы от бочадинского общества в год четырех баранов, а пешему сборщику один бурмет для бешмета, а верховому один стан подков с гвоздями. Чопан получал одного быка с важных преступников, одну ляжку скотины, поступавшей в штраф обществу села, и десятую часть штрафов. Потом баранов брал Шамиль, а остальное он уничтожил. До Гамзат-бека в пользу наших урийских джанков, предков, не знаем сколько дворов и какие селения Ингерда Аварии, вносили все общества 12 баранов в год, не знаем за что. Прочих селений джанки мы слышали от отцов, что в древние времена пользовались с разных мест доходами, но откуда и какими не знаем теперь. Мы вместе с узденями пользуемся наравне с ними пастьбой на джамаатских пастбищах и пользуемся с ними же, где есть, джамаатскими лесами и общественными угодиями и водами на одинаковых правах с узденями. Но в собственные участки лесов отдельных хозяев, как джанков, так и узденей, без позволения хозяина посторонний не может входить и пользоваться; кроме ругуджинских джанков, все мы отбываем, наравне с узденями, денежные и натуральные повинности. А из тилитлинских джанков, с Анкалова, бывшего прежде бегадлом, т. е. старшины, не берут подати.

По своим делам мы не обязаны судиться в сельских судах, если сами того не пожелаем. [710]

Мы, тилитлинские и ругуджинские джанки, имеем земель больше узденей, но остальные наравне с ними, и даже многие меньше узденей.

Августа 1884 г. от 12 дворов 12 членов джанков сел. Ругуджа согласились с показанием прочих джанков и им родственных, за исключением следующего: старший из нашего рода получал от Андаляльского общества в год одного быка, черкеску и пару сапог за счет штрафов и больше ничего не получал, не работал никто и не давал нашей фамилии и мы не слышали о том.

Подписи.

ЦГИА Гр. ССР, ф. 229, оп. 1, д. 86, лл. 1—3. Подлинник.


Комментарии

13 Сурхай-хан

14 Напиток.