Библиотека сайта  XIII век

ХРИСТОФОР КОЛУМБ

ПИСЬМО САНТАНХЕЛЮ И САНЧЕСУ 1

Cеньор, зная, что вас обрадует весть о великой победе, дарованной мне господом нашим на пути моих странствий, пишу вам это письмо и из него вам станет известно, что за тридцать три дня 2 я прошел от Канарских островов к Индиям 3 с флотилией, предоставленной мне нашими государями, светлейшими королем и королевой, и там я открыл много островов и людей на них без счету. И все эти острова я принял во владение их высочеств с публичным про возглашением и под развернутым королевским стягом и при этом не было мне оказано сопротивления.

Первому из них я дал имя Сан-Сальвадор в память все вышнего 4, чудесным образом все это даровавшего; индейцы же называют этот остров Гуанахани.

Второй остров я назвал Санта Мария де Консепсьон, третий — Фернандина, четвертый Изабелла, пятый Хуана, и так я каждому из них присвоил новое имя 5.

Когда я достиг [острова] Хуаны 6, я проследовал вдоль его берега на запад, и он оказался столь обширным, что я подумал, не есть ли это материковая земля, не провинция ли это Катая. Но не обнаружив на побережье городов и местечек, кроме небольших поселений, с жителями которых я не мог сговориться, ибо все они сразу же обращались в бегство, я двинулся вперед тем же путем, заботясь о том, чтобы не про пустить большие города и селения.

И пройдя много лиг и не замечая никаких перемен, а между тем берег отводил меня к северу, что противоречило моему намерению, поскольку зима уже начиналась, я же собирался продвигаться на юг, тем более, что ветер увлекал меня вперед, [65] решил я не дожидаться перемены погоды и возвратился назад в одну из уже известных мне гаваней, откуда я послал двух человек на землю, чтобы дознаться, есть ли там король и большие города 7.

Они совершили трехдневный переход и нашли множество мелких поселений и людей без счета, но ничего достойного внимания не встретили и поэтому вернулись.

Я достаточно наслышался от других, ранее захваченных мною индейцев, что земля эта не что иное, как остров. Поэтому я проследовал вдоль его берега на 107 лиг к востоку до места, где был острову предел. С этого пункта я увидел на востоке другой остров на расстоянии 18 лиг [от Хуаны], и тому острову я тотчас же дал имя Эспаньола 8. Я направился к нему, следуя северным его берегом (так же, как шел я у Хуаны) к востоку, и прошел 188 больших лиг по прямой линии.

Остров этот, как и все другие, отличается чрезвычайным изобилием, а Эспаньола в особенности. На ее берегу есть много гаваней, равных которым я не знал в христианских странах, множество больших, хороших рек, прямо чудо какое-то.

Земли здесь высокие, и на них множество высочайших гор. Даже остров Тенериф не может сравниться с Эспаньолой 9.

Все эти горы необыкновенно красивы, формы их бесконечно разнообразны, все они проходимы, все заросли деревьями бесчисленных пород и такой высоты, что кажется будто они достигают неба. Мне уже говорили, что они никогда не теряют свою листву, и я сам мог в этом удостовериться, ибо я видел их такими же зелеными и прекрасными, какими они бывают в мае в Испании. Некоторые были в цвету, другие с плодами, прочие в ином состоянии, сообразно их природе. И когда я там проходил в ноябре месяце, пел соловей и другие птицы разнообразнейших видов 10.

Есть здесь пальмы шести или восьми видов, и любо глядеть на них: столь многообразна их красота, как, впрочем, и иных деревьев, плодов и трав. На острове есть сосновые чащи на диво, и там имеются обширнейшие поля, годные для посевов, а также мед и множество разных птиц и всевозможные плоды, и в земле немало металлов и людей там без счета 11.

Эспаньола — чудо: тут цепи горные и кручи, и долины, и земли тучные, пригодные для обработки и засева, для разведения скота любого рода, для городских и сельских построек.

Морские гавани здесь такие, что, не видя их, нельзя и по верить, что подобные могут существовать, равным образом как и реки — многочисленные и широкие, с вкусной водой, при чем большая часть этих рек несет золото 12.

Деревья, плоды и травы отличаются от тех, что имеются на острове Хуане. На этом острове много пряностей, а также залежи золота и других металлов. [66]

Жители этого и всех других островов, которые я открыл или о которых получил сведения, все как мужчины, так и женщины ходят нагишом, в чем мать родила; впрочем, некоторые женщины прикрывают одно место листом или сеткой из хлопчатника, которую для этой цели они делают. У них нет ни железа, ни стали, ни [железного] оружия, да и не привыкли они пользоваться им и не потому, что они недостаточно умелы или не обладали бы красивым телом (fermosa estatura), а по тому, что они на удивление робки.

Нет у них иного оружия, кроме сделанного из тростинок, которые срезают в пору созревания семян; к концам тростинок прикрепляют заостренные колышки. Но и этим оружием они не отваживаются пользоваться.

Не раз мне случалось направлять на берег двух или трех человек в какое-нибудь селение, чтобы завязать переговоры с жителями, и последние выходили навстречу неисчислимыми толпами, но как только они замечали, что [мои люди] приближаются, они обращались в бегство так, что даже отцы не дожидались детей своих. А происходило это не потому, что кому-либо причинялось зло; напротив, везде, где я бывал и мог вступить в переговоры, я давал жителям все, что у меня было с собою, как-то: платье и другие вещи, ничего не получая взамен. Но по природе своей они таковы, что нет средств побороть их боязливость.

Правда, после того как они успокаивались и страх исчезал, они становились столь доверчивыми и с такой щедростью отдавали все им принадлежащее, что, кто этого не видел сам, вряд ли тому поверит.

Если у них попросить какую-нибудь вещь, они никогда не откажутся ее отдать. Напротив, они сами предлагают ее и при том с таким радушием, что кажется, будто они дарят свои сердца. И будь то ценная или ничтожная вещь, они остаются довольны любой мелочью и любым способом, которым ее им дали.

Я запретил давать им такие бесполезные вещи, как осколки битой посуды или стекла, или [металлические] наконечники от агухет (Агухета — пояс-ремешок с бронзовыми или медными наконечниками, напоминающий кавказские пояса.— Прим. перев.), хотя, если им и удавалось получать эти вещи, они казались им наилучшими драгоценностями на свете.

Так, однажды одному матросу удалось получить за агухету золота на два с половиной кастельяно (Кастельяно — золотая монета весом в 4,6 грамма, содержащая 540 мараведи.— Прим. перев.), а другие за предметы, еще менее ценные, получали взамен куда больше.

За новую мелкую разменную монетку отдавали они все, что имели, будь то золото весом два-три кастельяно или одна-две арробы хлопковой пряжи 13. Даже за обломки лопнувших обручей от винных бочек, они, как дикари (como bestias), отдавали, что у них было. [67] 

Так как я считал все это неправильным, я запретил подобный [обмен]. Я дал им тысячи хороших и красивых вещей, которые у меня были, желая добиться их расположения и более того, чтобы обратить их в христианство и склонить их к любви и к служению их высочествам и всей кастильской нации, дабы они оказывали нам помощь и давали нам все, что сами в изобилии имеют и в чем мы испытываем нужду. ибо они не ведали ни ереси, ни идолопоклонства, а верили, что имеются на небесах силы и благо и твердо стояли на том, что я и мои корабли и мои люди явились с неба; и они укреплялись в этом убеждении, как только исчезал у них страх перед нами.

Эта вера проистекала у них не от невежества — напротив, у них очень острый ум: они плавают по всем этим морям и приходится удивляться тому, как отлично они рассказывают обо всем, виденном; дело лишь в том, что они никогда еще не видели ни людей, одетых в платье, ни кораблей, подобных нашим.

Как только я прибыл в Индию, на первом же открытом мною острове я взял силой несколько человек чтобы, обучившись, они могли бы давать сведения о том, что имеется в этих краях.

Так оно и было: вскоре они стали понимать нас, а мы их, и объяснялись мы то словами, то знаками, и польза от этих людей была нам немалая. Я теперь их вожу с собой и постоянно веду с ними беседы, они же уверены, что я явился к ним с неба. Где бы я ни появлялся, эти люди первые провозглашали это, а другие, перебегая из дома в дом и из селения в селение, громко возглашали: “идите, идите смотреть на небесных людей!”

И так все как мужчины, так и женщины, после того как в сердцах их укреплялась уверенность в нас, сбегались [к нам], так что на месте не оставался ни стар ни млад, и они приносили с собой пищу и питье, предлагая нам то и другое с удиви тельным радушием.

Есть у них на всех островах множество каное, сходных с гребными фустами 14. Некоторые из них велики, иные же поменьше; есть и такие, что размерами превосходят фусту с десятью или восемью скамьями, хоть они и не так широки, потому что изготовлены из одного ствола. Но ни одна фуста не угонится за ними на веслах, ибо ходят каное со скоростью, просто невероятной.

И на этих каное они плавают вдоль всех этих островов, которым нет счету, и ведут торговлю своими товарами. Я видел на одном каное от 70 до 80 человек, и каждый имел свое весло. [68]

На всех этих островах я не замечал большого разнообразия ни в облике людей, ни в их обычаях и языке. Напротив того — все они понимают друг друга, что весьма важно, если иметь в виду, как я надеюсь, намерение их высочеств обратить их в нашу святую веру, к чему они очень расположены 15.

Я уже говорил, что прошел 107 лиг прямой линии вдоль берега острова Хуаны, с запада на восток, и поэтому я могу сказать, что остров этот больше Англии и Шотландии, вместе взятых 16, ибо помимо этого пространства на западной стороне острова еще остались две области, в которых я не был; одну из них называют “Аван”, и там водятся хвостатые люди. Эти области не могут не иметь в длину меньше чем 50 или 60 лиг, насколько я мог понять со слов индейцев, которые находятся при мне и которым известны эти острова.

Другой остров, Эспаньола, в окружности больше, чем вся Испания, от Коливре по морскому берегу до Фуентеррабьи в Бискайе, судя по тому, что я прошел 188 больших лиг по прямой линии с запада на восток вдоль одной только стороны острова 17.

Край этот поистине желанный и, раз увидев его, покинуть его невозможно уже никогда. Этот остров, равно как и все [другие], находится во владении их высочеств; и все они богаты еще в большей степени, чем о том я знаю и чем о том я могу сказать. Всеми этими островами я овладел в пользу их высочеств, и они могут распоряжаться ими так же полно властно, как и королевствами Кастилии.

На Эспаньоле в самом выгодном пункте и в наилучшем для добычи золота месте, где всего удобнее вести торговлю как с этой материковой землей, так и с той, что лежит по ту сторону, землей Великого Хана, сулящей великий торг и на живу, я принял во владение одно большое поселение, которому дал имя “Навидад” (“Рождество”). В нем я заложил укрепления и форт, которые ныне должны быть уже закончены постройкой, и того ради оставил в нем достаточно людей с оружием, артиллерией и провиантом на год с лишним, а также и фусту и корабельного мастера, искусного во всех ремеслах, чтобы строить другие [фусты]. У меня с королем той земли была столь большая дружба, что он считал честью для себя называть меня своим братом и обращаться со мною, как со своим братом 18.

Если даже его отношение изменилось и стало враждебным к оставленным мною людям, ни он, ни его люди не знают, что такое оружие, и ходят нагишом, как я уже говорил раньше, и нет на свете людей более боязливых, чем они, так что оставленных мною людей достаточно, чтобы уничтожить всю страну; но те, что умеют управлять собою, могут чувствовать себя тут в полной безопасности. [69]

На всех этих островах, как мне кажется, мужчины довольствуются одной женой, но своему старейшине или королю они дают до двадцати жен. Женщины, по-видимому, работают больше, чем мужчины. Я не мог узнать, имеют ли они собственность (bienes propios). Мне, однако, приходилось замечать, что то, чем владел один, делили между собой все остальные. Особенно это относится к пище.

На этих островах я до сих пор не встречал людей-чудовищ, как многие того ожидали. Напротив, все люди тут очень хорошо сложены, они не черны, как жители Гвинеи, и волосы у них гладкие, они не родятся там, где в солнечных лучах большая сила. Правда, солнце тут греет очень сильно, хотя отсюда до линии экватора насчитывается двадцать шесть градусов. На тех островах, где много больших гор, нынешней зимой была суровая стужа. Но жители привычны к холоду; к тому же они потребляют много мяса, которое они едят в чрезвычайно горячем виде с большим количеством пряностей.

Итак, я не встретил здесь людей-чудовищ и не получил о них никаких сведений, если не считать [вестей] об острове Куарис, втором по счету при вступлении в Индии, населенном людьми, которых считают на всех других островах очень свирепыми, и едят эти люди человеческое мясо.

У них много каное, на которых они обходят все острова Индии и грабят и хватают, что только могут. Они не уродливее всех других [индейцев], разве что только они обычно носят длинные, как у женщин, волосы и употребляют луки и стрелы в виде тростинок с колышками на концах по причине отсутствия у них железа. По сравнению с другими здешними народами они чрезвычайно трусливы и свирепы, но для меня они имеют не больше значения, чем все остальные. Эти люди вступают в общение с женщинами на Матинино, первом острове на пути из Испании в Индии, на котором нет ни одного мужчины 19. Его обитательницы не выполняют обычных женских работ, зато имеют луки и стрелы, такие же, как и упомянутые выше, из тростника, и защищают в бою свое тело пластинами из бронзы, которой у них много.

На другом острове, который, как меня уверяли, еще больше Эспаньолы, живут безволосые люди. На острове том золота без счета, и с него и с других островов я везу индейцев в качестве свидетелей.

Таким образом, из одного лишь того, что было выполнено во время этого столь недолгого путешествия, их высочества могут убедиться, что я дам им столько золота, сколько им нужно, если их высочества окажут мне самую малую помощь; кроме того, пряностей и хлопка — сколько соизволят их высочества повелеть, равно, как благовонную смолу, сколько они прикажут отправить, а ведь до сей поры ее находили только в Греции, на острове Хиосе, и сеньория сможет продавать [70] ее, как ей заблагорассудится; я дам также алоэ и рабов, сколько будет угодно и сколько мне повелят отправить, и будут эти рабы из числа язычников 20.

Я уверен, что нашел также ревень и корицу и тысячи других ценных предметов, которые откроют люди, оставленные мною там [на Эспаньоле], я же не мог задерживаться ни в одном месте, поскольку ветер не способствовал дальнейшему плаванию; я задержался только в поселении Навидад, ради того, чтобы укрепить и благоустроить его.

Поистине я сделал бы гораздо больше, если бы корабли служили мне так, как этого требовал разум.

Это достаточно... [пропуск в тексте письма]... и пред вечный господь бог наш, который дарует всем шествующим по завещанному им пути победу в таких делах, что могут казаться не осуществимыми. Эта же победа была особенно примечательна; ибо хотя о землях этих говорили или писали, но заключали о них по догадкам, воочию их не видя, и все это сводилось к тому, что слушавшие эти рассказы относились к ним, как к сказке, в которой нет и следа истины. А так как наш искупитель ниспослал эту победу нашим светлейшим ко ролю и королеве и их прославленным королевствам, должно всему христианскому миру проникнуться радостью и справить великие торжества и торжественно вознести благодарственное моление святой троице за то великое ликование, которое будет испытано по случаю обращения стольких народов в нашу святую веру, равно как и за блага мирские, ибо не только Испания, но и все христиане найдут в них подкрепление и выгоду.

На каравеле у Канарских островов 15 февраля 1493 года 21

В ожидании ваших повелений

Адмирал

После того, как это было написано и я уже находился в кастильском море, задул такой сильный южный и юго-восточный ветер, что я вынужден был облегчить корабли. А сегодня я вошел в гавань Лиссабона, и это было величайшим на свете чудом; здесь я решил написать их высочествам.

Во всех Индиях всегда стояла погода, какая бывает в мае. Туда я плыл 33 дня, а возвратился в 28, не считая того, что бури задержали меня на 14 дней, в течение которых я блуждал в море. Тут все моряки говорят, что никогда еще не было такой плохой зимы и не погибало столько судов.

Писано в четвертый день марта.

[Перевод выполнен по тексту документа, напечатанного в Raccplta di document! e studi publicati dalla Reale Commissione Colombians, p. I, v. I, p. 120—135, Roma, 1894, и сверен с текстом, приведенным в Select documents illustrating the four voyages of C. Columbus, v. I, 1929, p. 2—19.]


 Комментарии

1. Оригинал письма Сантанхелю и Санчесу неизвестен. Имеются многочисленные копии этого документа, причем многие из них восходят к 1493 г. Из множества копий этого письма выделяются десять, наиболее ранних, которым даны условные индексы — А, В, С, D, E, F, G, Н, I, К. Учитывая исключительное значение этого документа — бесспорно наиболее раннего письменного свидетельства об открытии Нового Света, мы даем здесь краткий обзор основной группы копий письма.

A) Издание in folio 1493 г., на испанском языке, с единственного со хранившегося экземпляра которого было выпущено в свет в 1889 г. Мезонвилем в Париже и в 1891 г, Кваричем в Лондоне новое издание, ставшее ныне библиографической редкостью. Год издания не указан на титуле книги, но устанавливается точно палеографами. Этот экземпляр в настоящее время хранится в Ньюйоркской Публичной библиотеке.

B) Издание in quarto, на испанском языке, относимое к 1493 г., хранящееся в Амвросиевской библиотеке в Милане. Вновь переиздано в 1866 г. Версии А и В весьма сходны между собой.

C) Рукописная испанская копия из государственного испанского архива в Симанке. Найдена в 1818 г. и издана испанским историком Наваррете в его Coleccion de los viajes y descubrimientos, т. I.

D) Рукописная испанская копия из архива монастырской коллегии в Куэнке. Она была приобретена в Валенсиии Варнхагеном и дважды издана им (в 1858 и 1869 гг.). Копия эта ныне утеряна.

E) Версия, данная Андресом Бернальдесом в его “Истории католических королей”. Эта версия интересна потому, что Бернальдес — современник Колумба и человек, лично хорошо знавший его — вводит в текст подробности, отсутствующие в вариантах А, В, С и D.

F) Неполная копия начала XVI столетия, содержащая примерно поло вину текста письма. Эта итальянская рукопись хранится в Амвросиевской библиотеке в Милане.

Н) Неполная итальянская копия (рукописная), хранящаяся в Национальной библиотеке во Флоренции.

I) Латинская версия, обошедшая многие европейские страны, являющаяся переводом, выполненным с оригинала арагонцем Леонардо Коско. Первое издание появилось в апреле 1493 г., а на протяжении 1493 и 1494 гг. в Италии, Базеле и Париже вышло девять изданий письма в переводе Коско. Этот вариант неоднократно переиздавался.

К) Латинская поэтическая версия Джулиано Дати, восходящая к не известному источнику. Напечатана во Флоренции в июле 1493 г. и является, видимо, вольным рифмованным переложением оригинала.

Все эти версии имеют свои специфические особенности и отличаются одна от другой в деталях, порой существенных. Прежде всего возникает вопрос об адресате письма. В вариантах А, В, С адресатом является Луис де Сантанхель — escribano de racion — дьяк дворцовой палаты королевства Арагонского, оказавший большую помощь Колумбу в период утверждения его проекта и обеспечивший необходимыми средствами экспедицию. В версиях D, F, G, I письмо адресуется Габриелю Санчесу (Следует отметить, что в версиях F и I адресат именуется Рафаелем Санчесом. Настоящее имя Санчеса было Габриель. В варианте G указывается, что документ в итальянском переводе — копия письма, “прибывшего из Испании”) — tesorero — казначею арагонской короны, также принимавшему активное участие в организации первой экспедиции Колумба.

В настоящее время признается возможным, что письмо было адресовано и тому и другому лицу, но в различных вариантах-копиях сохранились разночтения.

Далее возникают сомнения относительно языка оригинала письма. Колумб или лицо, которому он мог продиктовать текст письма, не обязательно должны были прибегать к испанскому языку. Было предположение, что оригинал писался на каталонском языке, что, вообще говоря, допустимо, если учесть всеобщее распространение каталонского языка (в той или иной степени известного морякам всех южноевропейских стран) и то обстоятельство, что Сантанхель и Санчес отлично владели им.

Предположения эти основывались на якобы значительном числе каталонизмов в вариантах А и В и на том, что немецкий перевод 1497 г. сделан был с каталонского языка.

Но большинство “каталонизмов” в этих двух вариантах с таким же успехом могут быть признаны итальянизмами, да и трудно определить, вызваны ли и те и другие влиянием оригинала или прихотью наборщиков, для которых, — если, как это предполагается, документ в версиях А и В печатался в Барселоне, — родным языком был каталонский. Скорее всего, оригинал написан был на испанском языке, а затем уже переводился на другие языки.

Не менее существенные вопросы возникают в связи с необходимостью установить преемственные соотношения между различными версиями и их относительную близость к оригиналу. Для группы испанских копий, т. е. для документов А, В, С, устанавливаются следующие соотношения (стр. 73).

Таким образом, наиболее близкими к оригиналу и “древними” его копиями признаются варианты А, В и С, которые обычно, наравне с латинским переводом Коско (вариант I), принимаются в качестве основных версий документа в современных изданиях. Отсутствие оригинала письма не позволяет выяснить: 1) время его написания и 2) “руку” лица, написавшего это письмо на обратном пути из “Индий” в Испанию.

  

Если первый пункт представляется относительно менее важным, то второй имеет исключительное значение.

В самом деле, — письмо, которое по праву считается первой весточкой о великом открытии, может рассматриваться как исторический источник чрезвычайной важности; а в связи с этим имеет значение вопрос о том, кто был автором документа, — Колумб или неизвестное лицо, которое, со слов участника первого плавания, используя имя адмирала, написало это письмо. У исследователей уже издавна возникали сомнения в авторстве Колумба. Эти сомнения основывались на том, что документ написан на кастильском языке, которым Колумб далеко не свободно владел не только в 1493 г., но и много лет спустя. Лас Касас в одной из глав “Истории Индий”, где описывается третье путешествие Колумба, говорит, что адмирал плохо писал по-кастильски. Ряд других документов, принадлежащих перу Колумба, подтверждают это мнение. Таким образом, письмо Сантанхелю и Санчесу, судя по стилю и языку, скорее может быть при писано человеку, обработавшему текст, написанный Колумбом. Возможно, что Колумб диктовал письмо своему секретарю, который литературно его обработал. Принадлежность письма Колумбу оспаривается еще и потому, что в трех испанских вариантах его — А, В, С — оно скреплено подписью “Адмирал”. Между тем известно, что Колумб никогда не подписывался таким образом и что официально он стал адмиралом лишь после того как Фердинанд и Изабелла в письме от 30 марта 1493 г. (т. е. спустя 26 дней после того как был подписан этот документ) подтвердили пожалование адмиральского титула. Как бы то ни было, но письмо, излагающее результаты путешествия в Индии, произвело потрясающий эффект в странах Южной Европы. Его переводы на каталонский, латинский, французский, немецкий языки на протяжении первых нескольких лет (с 1493 по 1500 г.) исчисляются десятками. Именно это письмо явилось источником первых сведений о новооткрытых землях и пробудило в Европе огромный интерес к дальним заморским плаваниям и открытиям.

2. Тридцать три дня — время с 8 сентября по 11 октября, т. е. период, который прошел с того момента, когда корабли, переждав двухнедельный штиль у берегов Гомеры, вышли в море, и до открытия острова Гуанахани.

3. Как известно, многие исследователи полагают, что Индия не являлась целью, которую ставил перед собой Колумб, предпринимая свое первое плаванье. Поэтому слова “я прошел от Канарских островов к Индиям” в тексте письма Сантанхелю и Санчесу имеют существенное значение для уяснения некоторых сторон спорного и запутанного вопроса о подлинных целях предприятия Колумба. Однако это место письма, взятое само по себе, еще не свидетельствует о том, что, отправляясь в путь, Колумб имел в виду доплыть до Индии. Письмо написано после возвращения Колумба из путешествия, и есть предположение, что лишь в ходе открытия новых земель у адмирала появилась мысль, что эти страны являются частью “Индий”. О целях, которые ставил перед собой Колумб в период подготовки к первому плаванью, см. вводную статью.

4. Остров Сан-Сальвадор (Святой спаситель) назван был в честь Христа. Колумб, утверждая впоследствии, что он совершил открытия “по внушению бога” как вестник неба, пытался дать мистическое истолкование своего имени Христофор (“Христоносец”), полагая, что на его долю вы пала миссия перенести Христа через моря в новооткрытые земли.

Относительно географического положения этого острова в группе Багамских долгое время велся спор, который породил целый поток исследований. В настоящее время принято считать, что имя Сан-Сальвадор дано было Колумбом острову Ватлинг (в 1927 г. этому острову присвоено наименование Ватлинг-Сан-Сальвадор).

5. Вероятно острова Рам-Кей (Rum Cay), Лонг-Айленд и Крукед-Айленд в группе Багамских.

6. Остров Хуана — Куба.

7. Посланы были Родриго де Херес и Луис де Торрес. Луис де Торрес был толмачом Колумба, так как он знал еврейский, “халдейский” и арабский языки. Впрочем, его лингвистические познания, которые действительно могли бы найти себе применение в Индии, оказались бесполезными в ново открытых землях.

8. Эспаньола была открыта 5 декабря 1492 г. “Большие лиги”, вероятно, содержали 4 итальянские мили и, следовательно, равны были 5924 м. Таким образом, 188 больших лиг составляют 1137 км. Между тем остров имеет максимальную протяженность 660 км.

9. Пик Тенериф на 630 м выше самых высоких гор Эспаньолы.

10. Испанский хронист Овьедо, посетивший “Индии” спустя 30 лет, утверждал, что в новооткрытых землях только три или четыре вида деревьев теряют осенью листву. Очевидно, описания Овьедо отражают реальные естественно-исторические условия, существовавшие в то время на Антильских островах. Овьедо считает вечнозеленую растительность наиболее характерной особенностью пейзажа “Индий”.

11. Современники великих открытий различным образом оценивали численность населения Эспаньолы. Лас Касас определял ее цифрой в три-четыре миллиона. Напротив, некоторые историки XIX—XX вв. считали и считают, что население Эспаньолы не превышало 300—400 тысяч.

12. Колумба впоследствии постигло горькое разочарование, так как оказалось, что лишь немногие реки несут золото, при этом золота было найдено весьма немного.

13. Арроба — старинная испанская мера веса, равная 11,5 кг (величина арробы варьировала в значительных пределах в различных областях Кастилии и Арагона; 11,5 кг — среднее значение этой величины).

14. Фуста — легкий гребной корабль, водоизмещением не более 300 т. Иногда фусты оснащались парусами (латинскими).

15. Колумб, говоря о языках индейцев Эспаньолы и Кубы, часто впадает в противоречия. В “Дневнике первого путешествия” он указывает, что у индейцев этих земель языки были разные.

16. Площадь Кубы (с прилегающими мелкими островами) — 114000 кв. км, а в одной только Англии без Шотландии — 151000 кв. км.

17. Общая протяженность берегов Эспаньолы гораздо меньше, чем Испании и Португалии. Коливре (точнее, Кольюре — Colioure)—селение в Руссильоне, на северном склоне Пиренейских гор у самого берега Среди земного моря. Фуентеррабья — город на берегу Бискайского залива, рас положенный на франко-испанской границе.

18. Колумб оставил в Навидаде 39 человек. О людях, оставленных в этой крепости, см. “Дневник первого путешествия” и материалы второго путешествия.

19. Вероятно имеется в виду остров Мартиника. Разумеется, земли, населенной “безмужними” женщинами, в “Индиях” не было. Сведения о странах, которые населены одними только женщинами, Колумб мог по черпнуть из трудов Энея Сильвия Пикколомини или из древних легенд об амазонках. Землю амазонок испанцы искали в середине XVI столетия в дебрях южноамериканского материка и, в частности, там, где протекает река, названная ими Амазонкой.

20. Здесь в общей и пока еще неопределенной форме изложена мысль о возможности превращения новооткрытых земель в заповедное поле для работорговли, которую Колумб развивает более подробно в своих после дующих письмах (см. “Мемориал”, посланный Колумбом через Торреса, и послесловие).

21. Ошибка в тексте письма. Колумб находился 15 февраля у берегов Азорских островов (см. запись в “Дневнике первого путешествия” от 15 февраля 1493 г.).

(пер. Я. М. Света)
Текст воспроизведен по изданию: Путешествия Христофора Колумба. М. Географгиз. 1956

© текст - Свет Я. М. 1956
© OCR - Ketzalcoatl. 2004
© сетевая версия - Тhietmar. 200
4
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Географгиз. 1956