ПИСЬМО СУЛТАНА МУРАДА III СТЕФАНУ БАТОРИЮ

Гордость управителей народов, приверженных Иисусу, избранник из среды вельмож христианских, устроитель дел у всех народов, поклоняющихся Христу, обладатель всего, что дополняет величие и степенность, почтенный и прославленный король царства Польского Иштван Баторий — да завершатся добром деяния его! Когда прибудет сия высокая августейшая грамота, да будет известно, что [2] в настоящее время в нашу столицу — прибежище счастья и основание справедливости, убежище и приют султанов [этого] времени, место избавления [от забот] и блаженства хаканов эпохи — прибыло ваше верноподданническое послание. А ранее этого пришло письмо, посланное с прибывшим к величественному Порогу [3] вашим посыльным по имени Маркуш Чипулски 1, направленным к нашему двору и местопребыванию высочайшего могущества. В [этих письмах] сообщалось о том, что превосходительное средоточие эмирского достоинства, опора наместничества, обладатель изобилия небесных надежд и ангельских качеств, подлинное средоточие бесчисленных щедрот Аллаха — всемилостивого владыки, Мехмед-Гирей-хан,— да будут вечными высокие качества его! [4] — арестовал вашего посла по имени Тарановски 2, который был направлен к нему для подтверждения дружбы [вашей]; что он (хан), получив множество подарков из Московии, стал [ее] единомышленником и сторонником, совершает внезапные набеги на польские земли, угоняя большое количество людей ваших и скота. В связи с этим [вами] изложена просьба, чтобы от нашего Порога вечного Счастья [5] к (вышеупомянутому [хану] — да будут вечными высокие качества его! — был послан человек, дабы в те области, поскольку между ними (т. е. Польшей и Крымом.— А. Т.) существует мирный договор, не посылались войска, иначе они (польские земли) подвергнутся полному опустошению, а также чтобы отобрать взятых в качестве пленных [людей ваших] и скот [6] и освободить арестованного по сговору и соглашению с Московией посла вашего. Вы сообщаете [также], что отправили [к нам] одного из достойных людей ваших по имени Крыстоф Джирзек 3 для того, чтобы (просить нас] в соответствии с заключенным с вами прежде договором твердо и настойчиво соблюдать мир и согласие [между нами] и даже объявить набег на Московию с целью ее разорения и ограбления. [7] А еще, чтобы ваш названный выше посол (Тарановский?) вел свои переговоры не только относительно положенной от Крыма (?) 4 дани, но и обо всем, относящемся к миру и согласию, в присутствии наших людей, которых мы направим к упомянутому [хану] — да будут вечными высокие качества его! [8] А также, чтобы нам проявлять твердость и [298] стойкость в покровительстве мирному соглашению и договору между двумя сторонами, дабы не происходило ничего не приличествующего и противоречащего заключенным между [Польшей и Крымом] условиям и обязательствам. Изложенное и объясненное [вами] во всех подробностях [9] было представлено и доложено к нашему падишахскому, излучающему счастье Порогу, [затем] стало достоянием и предметом рассмотрения нашего падишахского всеобъемлющего благородного по-знаняя. Теперь отсюда вышеупомянутому [хану] — да будут вечными высокие качества его! — и одновременно вам послана наша августейшая грамота, в которой сказано, (10] чтобы вы своевременно и полностью без остатка, как положено с давних пор и по настоящее время, платили обусловленную договором дань, чтобы существующие между вами спорные дела были улажены и упорядочены вашими собственными средствами, чтобы вы не действовали вопреки установленному между вами соглашению и миру и ничего не предпринимали для изменения существующего мирного договора, точно соблюдая [последний]. [11] Вышеупомянутому [хану] также сделано предостережение, чтобы он, проявляя издавна установленную преданность нашему счастливому Порогу, [относясь к нам] с искренней верой, любовью и приязнью, после полной выплаты [ему] вашей дани не вступал и не вторгался в земли и [12] области, находящиеся под вашей властью, твердо сохраняя дружбу и приязнь в отношениях с вами. [Однако], в то время как (хан] взял на себя обязательство после полной выплаты вами, как разъяснено выше, обусловленной договором дани ни в коем случае не вступать и не вторгаться в польские земли, [13] с вашей стороны не только не вносится положенная ему дань, но наряду с этим заселенные благочестивыми татарами деревни вдоль вод [реки] Озю (Днепра) без конца подвергаются нападениям и разорению. [При этом] [14] множество татар уводится в плен, угоняется их скот, расхищается их имущество и достояние. В особенности не перестают бунтовать и злодействовать казаки, проживающие в расположенных (?) на вашей стороне крепостях Брацлав, Джан-керман (Очаков), Черкес-керман (Черкассы) и Кан-эви (Канев). [15] Поэтому если до сего времени в степях вблизи Ак-кермана паслись сотни тысяч овец, то теперь, из-за разбоя и грабежей названных смутьянов, от упомянутых овец почти ничего не осталось. [16] Произошло столько мятежей, что из-за пагубных действий тех проклятых (казаков] оказалась разрушенной также крепость Ислам-керман (Аслам или Ослам-городок) 5, построенная Девлет-Гирей-ханом 6, покойным отцом названного выше хана — да будут вечными высокие качества его! Да и в землях самой Польши до 50000 [17] деревень опустели. Вместе с тем, если противник вознамерился бы с какой-нибудь стороны совершить нападение и завоевать [эти земли], то всякий из них, боясь моих царственных могущественных сил, не нашел бы в себе храбрости и мужества вторгнуться на земли хотя бы одной казы 7. Уже столько времени в области [Крыма] [18] не имеется [моих] полицейских и судей, а из левендов 8 и казаков никто не осмеливается на бунт и мятеж. В то время как в дни вашего [правления] вы можете пребывать в полном спокойствии, поскольку в ваших краях повсеместно реайя и берайя 9 обрели мир и благополучие, благоденствие и уверенность, [19] [на вашей земле] сосредоточилась шайка разбойников, которая не только вторгается в области татар и совершает нападения на них, но и вступает в пределы воеводства Молдавского, которое с давних пор представляет собой одну из провинций нашего богохранимого царства, с обычным постоянным усердием поставляющую нам коней. [20] Правда, после вторжения в область Молдавии они не вынесли и не выдержали устрашающего [299] натиска победоносного войска ислама и обратились в бегство Именно в вашей стороне [21], фактически вашим отцом 10, от имени воеводы был схвачен мятежник, прозываемый Ювашка 11, вместе с проклятым Константином 12. После этого появился и брат упомянутого разбойника, мятежник по имени Александр 13. Холодной зимой он снова вторгся в указанную область (Молдавию), и так как всегда побеждающее войско ислама в тот момент было не подготовлено (к походу], то некоторое время [22] он (Александр) находился там, предаваясь отдыху. Только по прошествии какого-то срока с помощью Аллаха — владыки всемогущего — один из храбрых джигитов отрубил голову названному мятежнику. А большая часть достигавших [числом] тысячи сбившихся с [правильного] пути проклятых смутьянов стала пищей победоносного меча. Подчинившиеся могуществу поражающего меча [мятежники] [23], связанными и под конвоем, были доставлены к нашему двору в столицу счастья. Из большого их числа никто не был освобожден. Когда в прежние времена польская земля осталась пустой 14, то московский царь внушил своему сыну, а австрийский король — некоторым из своих подданных желание [завладеть троном] [24] и каждый из них со своим арканом жадности начал разного рода приготовления и хитрости. Тогда, оказав доверие вашей большой преданности, глубокой искренности и верноподданнической привязанности к нашей столице — прибежищу счастья, мы предпочли вас всем [25] и сделали все возможное, чтобы в это неспокойное время в соответствии с нашим августейшим желанием назначить вас королем в названные земли. Теперь, если вы намерены выразить вашу любовь к нашему Порогу Счастья, то не проявляйте небрежности в том, чтобы [26] взять на себя возможные затраты и расходы, т. е. приложить все необходимое старание и усердие для уничтожения и искоренения всех сеющих смуты и творящих злодеяния проклятых банд, которые собираются как из мятежников польских земель, так и из других мест. Когда в соответствии с этим вы при полной преданности и правдивости [27] проявите себя старательным в уничтожении вреда, причиняемого разбойниками, нападающими [на нас] и вторгающимися в пределы [нашего] богохранимого государства, а также будете соблюдать учтивость и дружественность по отношению к вышеупомянутому [хану] — да будут вечными высокие качества его! — будете без остатка выплачивать [ему] обусловленную договором дань, то это обеспечит вам пребывание в благополучии. [28] Что касается того проклятого 15, который прежде утвердился в качестве воеводы, [а теперь] ищет убежища в польских землях, то согласно содержанию направленного ранее нашего священного фермана вам следует всенепременно, не проявляя промедления и нерадивости, срочно прислать его самого или его голову к нашему счастливому Порогу. [29] Разве не противоречит заключенному между нами договору проявление вами нерадивости и промедления в отношении послушания нашему священному ферману? Разве то, что вы находитесь во взаимодействии с вышеупомянутым ханом — да будут вечными высокие качества его! — и с нашей высокой столицей [30] и тем самым ваши земли и [вся] ваша страна столько раз избавлялись от возможных разорений и набегов, может быть объявлено причиной вашего оскудения? Однако в настоящее время, когда некоторые сановные лица польских земель, не проявляя полного повиновения и покорности вам, [31] упорствуют в своих противодействиях и по этой причине ваши земли и области испытывают [затруднения] в установлении положенного порядка и дисциплины, стала понятна ваша неисполнительность. Поэтому моря нашей падишахской милости пришли в движение, и, не проявляя благосклонности к вашей нерадивости [300] к вышеупомянутому хану, [32] — да будут вечными высокие качества его! — [тем не менее] был послан один из чаушей нашего высокого двора, образец среди подобных и близких, Сулейман-чауш,— да умножатся достоинства его! — а также издан наш священный указ относительно того, чтобы арестованный ранее вышеупомянутым ханом — да будут вечными высокие качества его! — ваш посол (Тарановский) был освобожден [33] и с надежными людьми отправлен к вам. [А теперь] необходимо, чтобы, когда прибудет [к вам] один из чаушей нашей крепости и моего высокого двора, образец среди подобных и близких, Мехмед,— да умножатся достоинства его! — вы [34] в соответствии с питаемой вами с давних пор и далеких дней искренней преданностью л большой привязанностью к нашему высокому (счастливому?) Порогу предоставили вышеупомянутому [Мехмеду] возможность полностью и в срок получить положенную дань, как принято ее посылать с давнего времени и по настоящее время. [35] [Следует также] прибрать к рукам имеющихся на ваших границах разбойников и прочих ваших казаков, как и всех ваших знатных и вельможных людей. Пусть в последующие времена они не вторгаются на земли татарских племен и не нападают на их людей и скот. [36] Пусть они никогда не вступают на земли, находящиеся в пределах богохранимого государства [нашего] и относящиеся к охраняемым нами владениям, будь то области Молдавии, Валахии или другие, находящиеся в той же стороне. А из тех, которые чинят препятствия [исполнению этих предписаний], [37] большую часть следует подвергнуть наказанию. В соответствии с мирным соглашением и договором, заключенными с вышеупомянутым [ханом],— да будут вечными высокие качества его! — как и с другими сторонами, установлена спокойная жизнь. [38] И пусть не прекращаются постоянные покровительство и забота в отношении тех правил спокойствия и благонравия, которые создают преуспеяние и благоденствие. Но как только с вашей стороны будет произведено вторжение и нападение на татарские ли племена, на райятов ли, скот [39] и пленных, находящихся в пределах богохранимого государства [нашего], и таким образом окажется нарушенным договор, то прославленное войско ислама, следуя предписанию чистой веры, обязательно и без промедления тотчас подвергнет наказанию мятежников. [40] Поэтому, как следует подготовившись и рассмотрев последствия [всех] дел, призовите к порядку и дисциплине своих сановников и знатных людей, приведите в действие все ваши усилия и самые лучшие высокие качества, чтобы ничто не вело к нарушению договора и мира. [41] А бежавшие из молдавских земель и схваченные у вас проклятые, именуемые Ювашка и Константин, пусть будут связаны и закованы в цепи и сданы упомянутому чаушу Мехмеду, или [42] пусть позаботятся прислать их к Порогу Счастья в сопровождении нескольких надежных людей. Написано в конце победоносного сафара 986/29 апреля — 8 мая 1578 г. в богохранимом Константинийе.

(пер. А. С. Тверитиновой)
Текст воспроизведен по изданию: Письмо турецкого султана Мурада III польскому королю Стефану Баторию // Восточные источники по истории народов юго-восточной и центральной Европы. Т. 3. М. Институт Востоковедения. 1974

© текст -Тверитинова А. С. 1974
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Konrad. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Институт Востоковедения. 1974