ВЕЗИР ЛЮТФИ-ПАША

КНИГА АСАФА

АСАФ-НАМЕ 1

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Слава и хвала тому несравненному Творцу, священному перед подобными и схожими, Султану, не имеющему везиров. Молитвы и приветствия главе пророков и предводителю избранных, Доброму вестнику и Увещевателю, а также роду его и его асхабам 2, каждый из которых принял меры для оживления веры, да благословит Аллах его, род его и асхабов его, пока существуют небеса и земли.

А затем [сообщаю], что сочинил этот трактат слабейший из рабов божьих Лютфи-паша ибн 'Абд ал-Му'ин. Я, презренный, с тех самых пор как во времена покойного султана Баязид-хана 3, место которого в раю, состоял в высочайшем султанском гареме, [постоянно] пользовался милостями султана и был доброжелателем этого Османского Порога. Когда я состоял в высочайшем гареме, получил разностороннее образование и всевозможные [92] знания. При восшествии на престол Его величества султана Селим-хана 4 был сначала чукадаром 5, а затем вышел из дворца 6 в качестве мютеферрика 7 с [жалованьем] в пятьдесят акче 8. После этого [мне] была пожалована должность чашнигир баши 9, потом - капуджи баши 10, затем - мир-и 'алем 11, позже был пожалован санджак 12 Кастамону, после чего пожалована должность бейлербея 13 Карамана 14, а потом высочайше дарована должность везира. После того как я, презренный и полный недостатков, вышел из дворца, беседуя со многими учеными, поэтами и тонкими знатоками [своего дела], я, по мере сил своих, приобрел знания и смягчил нрав.

Когда ныне царствующий падишах наш, величайший из султанов и благороднейший из повелителей, защитник рабов божьих и покровитель стран Аллаха, гази на пути Аллаха, служитель двух священных городов 15, властелин двух материков и двух морей, султан Сулейман-хан 16, да продлит Всевышний его величие, высочайше даровал мне, презренному, должность великого везира 17, и я увидел, что некоторые предписания и правила поведения, а также законы августейшего дивана 18 находятся в расстройстве и в противоречии с тем, что я видел раньше, я на память моим собратьям, которые взойдут в должность великого везира, сочинил этот трактат, содержащий правила поведения великого везира и важнейшие необходимые для деятельности великого везира сведения, и назвал его "Асаф-наме". Уповаю на то, что братья мои, которым будет оказана честь назначения на должность [великого] везира, ознакомившись с ним, помолятся за меня, презренного.

Я составил этот трактат из четырех глав. В первой главе сообщается о том, какие манеры и нрав приличествуют великому везиру и как ему следует обходиться с падишахом, а также о том, как нужно обращаться с ре'айей 19. Во второй главе говорится о мерах, связанных с походами. В третьей главе говорится о мерах в отношении казны. В четвертой главе говорится о мерах в отношении ре'айи.

Когда я, презренный, вступил в должность везира 20, я нашел дела достославного дивана весьма расстроенными. В течение семи лет путем различных мер, насколько было возможно, я упорядочил их. Затем некоторыe из лицемеров и корыстных людей, в сердцах которых болезнь 21, донесли [на меня] нашему счастливому падишаху, и, чтобы не дать женщинам, входящим в наш гарем, каким-либо образом одержать верх и чтобы обезопасить себя от их хитростей, я освободился от должности великого везира, уехал в свой чифтлик 22, в Эдирне и, обретя душевный покой в уединенном уголке, предался [молитвам] во славу Господа. Могущество бренного мира быстро приходит в упадок и скоро проходит. Человеку, если он разумен и не беспечен, лучше отдыхать в уединении, гуляя по садам и лугам. Аллах, к которому взываем о помощи и на которого уповаем, Всевышний, хвала ему, да сохранит великих и знатных мужей рода 'Османа от опасностей времени и от недоброжелательства врагов. Аминь.

Глава первая. О том, каковы должны быть манеры и нрав великого везира и как великому Асафу следует обходиться с прибежищем мира падишахом.

Прежде всего человек, занимающий должность великого везира, должен быть свободен от корысти. Всякое дело следует исполнять, [доверяя его] Аллаху, в духе и в соответствии с предписаниями Аллаха, ибо нет другой должности выше этого, чтобы он мог ее достичь. Нужно, не стесняясь, говорить падишаху слово правды. Видных сановников нужно делать свидетелями перед Господом Богом.

Нужно, чтобы о тайнах великого везира и падишаха не знали даже остальные везиры, не говоря уже о посторонних. Однажды во времена царствования покойного султана Селима, отмеченного среди султанов своей справедливостью и священными войнами, знаниями и щедростью, гордого тигра [93] на арене султаната, покойному Пири-паше 23, который был тогда дефтердаром 24 финансов, благодаря доверию и одобрению его ума и проницательности падишахом была высочайше дарована должность великого везира. [В один из дней] после полудня направился он к падишаху для совещания по одному секретному делу, и долго они совещались с падишахом в то блаженное счастливое время. Когда один из везиров, Месих-паша, спросил: "О чем вы говорили вчера в диване?", - Пири-паша, запятнав свою честь, изложил вкратце [содержание] уединенной беседы. Спасся он с великим трудом благодаря многим заступникам.

Падишах не должен слишком часто встречаться и беседовать с недимами 25. Разумеется, не бывает правителей без недимов и собеседников, однако нужно, чтобы недимы и собеседники, пользуясь подарками и почетными халатами, не вмешивались в дела государства (букв, "народа").

Не следует, чтобы прибежище мира падишах часто виделся с великим везиром, а потом [вдруг] отгородился от него. Дела, представляемые великим везиром падишаху, не должны [более] возвращаться [к нему].

Нужно, чтобы великий везир, разузнавая в ночной тиши от доверенных и бескорыстных лиц о достойных должности, [но] бедных и слабых людях, давал им должности и поднимал на ноги, так что везир, собственно, подобен принимающему решительные меры врачу. Нужно поднимать на ноги бессильных и страдающих от болезней, бедности и нужды, чтобы, окрепнув и став самостоятельными людьми, они годились бы для службы в случае войны.

Везир не должен [раз]давать зе'аметы 26 своим приближенным. Нужно, чтобы его люди довольствовались тимаром 27. Если и дает, то пусть дает мало. И нельзя, чтобы в одном месте скапливалось два-три кылыджа 28, разве что только в хассах 29 дефтердара или нишанджи 30.

Нельзя необдуманно выносить решение о [посылке] улака 31. Нет для османских стран более неподобающего зла, чем улак. Решение об улаке следует выносить [только] в особо важных случаях, когда существует вероятность ущерба для дел султаната, а по любому поводу - не дозволяется. Для избавления бедняков [от этого зла] я в бытность свою великим везиром ввел в некоторых местах при постоялых дворах [содержание] лошадей 32.

Везир должен оберегать падишаха от таких грехов, как страсть к богатству и приблизительный [подсчет] богатства. Я, презренный, установил положение, по которому какое бы количество [выморочных] денег ни поступало на имя государственной казны 33, до того времени пока объявятся наследники, они передаются на хранение (эманет) при августейшем дворе. Падишах наш султан Сулейман-хан Справедливый повелел установить [срок] хранения при августейшем дворе до семи лет. Если же в течение семи лет путем донесения или каким-либо другим путем не объявится кто-нибудь из наследников, то [деньги] переходят в казну, ибо присоединение без [какой-либо] причины имущества народа к имуществу падишаха свидетельствует об упадке государства.

Янычарам 34 великий везир должен стараться назначать деловых, способных управлять ага 35 и разумных сообразительных кятибов 36. Великий везир не может знать покоя, пока не будут упрочены [дела] подданных.

Великий везир должен, не колеблясь, говорить падишаху все, что следует о делах веры и государства. Не следует слишком бояться отстранять от должности. Лучше получить одобрение среди людей, отстранив от должности [человека], пока он не совершил какой-либо недостойный поступок на службе.

Великий везир должен вместе со всеми совершать у себя дома пятикратную молитву. Нужно, чтобы двери его дома были открыты и встретиться с ним было бы легко. Следует стараться не отклонять прошений и быть, по мере возможности, обходительным. Нужно остерегаться за подарки [94] спасать уличенного в мошенничестве или воровстве. Для государственного мужа взятка - неизлечимая болезнь. Дозволяется брать разве только у тех, кто привык делать подарки своим друзьям, и у состоятельных, ненуждающихся людей. Иначе [говоря], боязнь взятки - это боязнь Аллаха. Спаси нас [от взятки].

Занимающие должность великого везира имеют хасс [с доходом] в один миллион двести тысяч акче. Если же они составят бумагу на полуторный [доход], то это будет около двадцати юков 37 акче. А если к тому же будет поступать [доход] в два - три юка от окружающих курдских эмиров 38, а также с тканей и коней от состоятельных эмиров, то это должно составить двадцать четыре юка акче в год. Слава Всевышнему, в Османском государстве этой милости [вполне] довольно. Вот хотя бы и я, презренный, ежегодно тратил пятнадцать юков акче на кухню и нужды моих подданных, пять юков акче на подаяния и пожертвования, а четыре-пять юков акче оставалось в моей казне. А что набиралось из военной добычи, [доставшейся] во время священных походов, и дозволенного налога 'ушр 39, [поступавшего] от бейлербеев, - все это я щедро расходовал на пожертвования и разного рода благодеяния. Слава Аллаху, который жалует и награждает нас! Алчность - это отвратительная долина, не имеющая пределов, довольство малым - нетленное сокровище, пользы от которого много. О Аллах, дай нам довольство и облегчи нам [твое] заступничество!

Великий везир должен тратить свое время на [решение] важных государственных дел, Усердие в радостях жизни, музыке, разговорах, наслаждениях и пирах не приличествует ему. После того как он вступает на этот пост, ему приличествуют спокойствие и благочестие. Он должен стремиться в меру своих сил; к благочестию своей души и улучшению [дел] в мире.

Великий везир, относясь с уважением и вниманием к сановникам - служителям дивана и к ученым мужам из 'улемoв 40, должен почитать их и заботиться о них. И должностные липа и служители дивана должны подчиняться только ему. Мюдеррисы 41 и 'улемы обычно испытывают зависть друг к другу. [Поэтому] не доверяя тому, что они говорят друг о друге, при назначении на должность Сулема следует советоваться с главой 'улемов, изучать и проверять [назначаемых]. При назначении на секретарскую должность, будь то [ведение] рузнаме 42, мукабеле 43 или другие какие занятия, нужно проявлять осторожность и не вверять ее недостойным лицам, несведущим в искусстве письма.

Великому везиру следует специально два раза в неделю устраивать угощение для поминовения святой души Убежища пророческой миссии - да будет над ним благословение Аллаха и мир! - приглашая на них благочестивых и мудрых людей, и путем такого общения быть в курсе многих дел. Я, презренный, в бытность свою великим везиром поступал именно так. Великому везиру надлежит знать ранги должностных лиц, [присутствующих] в его собрании. Нужно усвоить и знать место каждого из них. Сразу после везиров идут бейлербеи. Никто не имеет права садиться раньше них. Дефтердары финансов идут раньше санджакбеев 44 и узенги агалары 45. Среди узенги агалары главный - йеничери агасы 46, затем идет мир-и 'алем, после него - капуджи баши, затем мир-и ахур 47, после него - чакырджи баши 48, чашни-гир баши и аги бeлюков 49. Дефтердары садятся раньше нишанджи. Если окажется, что нишанджи старше дефтердаров (по сроку службы. - Ф.С.), то дефтердары финансов, нишанджи и кадии Стамбула 50 равны между собой, и они идут раньше всех мюдеррисов, будь то эллили или алтмышлы 51. Главный дефтердар равен [в правах] с кадиями трех городов 52. Кетхуда 53 дефтердара идет раньше мютеферрика и чашнигира. Сахн мюдеррислери 54 идут раньше санджакбеев. [Мюдеррисы] дахил и харидж 55 следуют за санджак-беями. Исполняющие обязанности управителя султанским вакфом 56 [95] предшествуют чашнигиру и мютеферрика. Кятиб почитается больше, чем чавуш 57, и предшествует ему. Однажды во время покойного султана Селима чавуш и кятиб поспорили между собой. Когда [вопрос о них] был представлен Его величеству султану Селим-хану, он соизволил сказать: "Предпочтение следует отдать кятибу. Кятиб служит султанским тайнам, а чавуш - видимым действиям''. Среди кятибов на первом месте идут йеничери кятиби 58 и рузнамеджи 59.

Не следует давать место 'улюфе мютеферрикасы 60 посторонним. Пусть это будут выходцы из султанского гарема или же сыновья бейлербея и дефтердара. Не имеющий зе'амета [с доходом] в восемьдесят тысяч акче не заслуживает санджака. Предел для санджака - четыреста тысяч акче. Если санджак получает дефтердар финансов, то [с доходом] четыреста тысяч акче, а если узенги агалары, то [с доходом] триста пятьдесят тысяч акче. За'имы 61 [могут] подняться до везиров - это закон. В зе'аметах предельная сумма, которую может собирать кятиб, равняется пятидесяти тысячам акче, а чавуш - сорока тысячам акче. Накопление вверх этого способствует уменьшению кылыджей. Следует остерегаться накопительства.

Великому везиру нужно чаще говорить прибежищу мира падишаху: ''Мой падишах, я сложил тяжесть со своих плеч (букв, "шеи"), сказал правду. Отныне в день Страшного суда ответ держи ты".

Когда в диване слушается [дело] жалобщика, [этим] следует интересоваться лично. Если прибывает посланник из близких или далеких мест, то, чтобы он не узнал слишкoм много, следует приставить к нему сторожа и поручить, чтобы ему не давали особенно расхаживать.

Состояние рыночной таксы 62 относится к важнейшим делам мира. Им нужно заниматься основательно. Не следует, чтобы кто-нибудь из сановных лиц был торговцем риса, а у другого дом был бы парфюмерной лавкой. Рыночная такса - это мера для блага бедняков.

Должностных лиц не следует отстранять от должности на основании одной-двух жалоб. Если у кого-нибудь, будь то эмиры или кадии, появятся один-два жалобщика, великому везиру следует, направив содержащее советы письмо, увещевать их. Если же они не внемлят совету, а число жалоб будет расти, они должны быть отстранены от должности.

Великий везир должен всем знать цену. Нужно знать, за что ценить, каждого - за знатность ли, образованность ли или за службу, и в соответствии с этим оказывать ему внимание.

Нужно воздерживаться от того, чтобы производить в сипахи 63 кого-нибудь из ре'айи, кто по отцу и деду не является сыном сипахи. Если бы только возникла такая возможность, каждый, убежав из ре'айи, захотел бы стать сипахи. А если бы не осталось ре'айи, доходы падишаха стали бы ничтожными.

Глава вторая. О мерах, связанных с походами.

Прежде всего необходимо нaзначить военачальника из везиров или бейлербеев тех мест, которые подлежат [участию] в походе. В некоторых местах повелось, что военачальниками были также и санджакбеи. Сначала следует приготовить сколько необходимо для этого похода из казны и продовольствия, а затем уже выступать. Если возникнет необходимость участия [в походе] самого падишаха, великий везир, созвав дефтердара и других сановников дивана, должен [вместе с ними] подготовить необходимое количество денег и войска, а также решить, в каком месте хранить продовольствие. Вместе с мир-и ахур он должен осмотреть все необходимое для верблюдов, мулов и коней, предназначенных для падишаха, а также приготовить дорожную повозку для падишаха и уже [тогда] отправляться.

Во время остановок великому везиру следует располагаться в некотором отдалении от падишаха. Падишах должен располагаться в середине, [96] чтoбы со всех сторон его окружало войско. Народ должен находиться на расстоянии одной мили от шатра падишаха. Перед палаткой падишаха разбивается шатер для казны, и в нем дефтердар ведет свои дела. Везирам, кади'аскерам 64, дефтердарам, нишанджи и дефтер эмини 65 падишах предоставляет верблюдов - это закон. Это записано в дефтере Чалдыранского похода 66 его величества султана Селим-хана.

В пути верхом на коне великий везир может приблизиться [к падишаху] в любое время, когда он захочет. Остальным везирам и остальным сановникам дивана дозволено приближаться, когда их призовут. Так же дозволяется приближаться отставленным от должности санджакбеям.

Каждую ночь кто-нибудь из санджакбеев должен нести караул. Перед шатром [падишаха] несет караул ага бёлюка. Однажды во времена покойного султана Селима, когда он направлялся на завоевание Диярбекира 67, перед [его] шатром [было схвачено] несколько негодяев-лазутчиков, подосланных шахом Исма'илом 68. Стало известно, что они намеревались поджечь шатер падишаха и, когда ошеломленный падишах ночью выйдет из шатра, заколоть его кинжалом. Над ними была учинена расправа. С тех пор стало законом, что аги бёлюков по очереди несут караул.

На поле боя падишаху следует находиться в большом отдалении. Перед падишахом должны находиться пушки и цепи. Конь падишаха треножится. Однако назначение пут - чтобы [конь] стоял спокойно. Рядом с ним стоит кто-нибудь из доверенных лиц и, чтобы придать силы [падишаху] и ободрить его, говорит: "Не тревожься, падишах мой. Нам сопутствует удача". И на войне не нужно терять головы. В разгар сражения не следует делать воинам противозаконных даров 69.

Войску нужен надежный нюзул эмини 70. Янычарам и сипахи падишах предоставляет в течение шести дней продовольствие - это закон, три дня до достижения границы и три дня после пересечения ее – [так] постановил султан Селим-хан.

В случае взятия [крепости], как в праздник, происходит [церемония] целования руки. Везиры, кади'аскеры и дефтердары надевают парадные кафтаны. Провинциальные должностные лица, будь то бейлербеи или санджакбеи, также надевают парадные кафтаны.

Закон о джебелю 71. Имеющий тимар [с доходом] шесть тысяч акче выставляет двух джебелю, [с доходом] десять тысяч акче - трех джебелю. Зе'амет [с доходом] двадцать тысяч акче выставляет четырех джебелю. Однако нужно воздерживаться брать джебелю. Нужно, чтобы в поход ходил сам владелец тимара, если только он не будет несовершеннолетним или больным. На [средства] падишахской казны полагается ходить в поход два раза. В случае необходимости дозволяется бахшиш 72.

Охрану границ следует поручать способным правителям, а [затем уже] отправляться. О победах нужно посылать известия на границы.

Если нужно войти с докладом к падишаху в то время, когда он находится в шатре, нужно входить, соблюдая дворцовый этикет (букв, "закон").

Насколько важны приготовления [к войне] в условиях суши, в условиях моря - важнее того во много раз. Покойный султан Селим-хан, благороднейший из султанов по мудрости и уму, справедливости и милостям, сахиб-кыран 73, достигший счастья быть слугой двух священных городов, ставший правителем Египта 74, соизволил сказать однажды покойному Кемал-паша-заде 75: "Хочу довести число арсеналов до трехсот. Нужно, чтобы они [располагались] от caмой Галатской крепости вплоть до Кяытхане 76. Мое намерение - завоевать франков 77, на что покойный высокопоставленный кади соизволил сказать: "Падишах мой, вы живете в городе, благодетелем которого является море. Не будь безопасным море - не придут суда, а не придут суда - не процветать Стамбулу". Солнце жизни покойного [97] султана Селима склонилось к закату, и его благородные помыслы не осуществились.

Однако и ныне [царствующий] падишах наш его величество справедливый и милостивый султан Сулейман-хан проявляет весьма большую заботу о морских нуждах. Его высокие помыслы устремлены к тому, чтобы упорядочить дела флота и чтобы в морских священных войнах любым путем одерживать победу над неверными. И я, презренный, способствуя назначению во флот многих командующих из [числa] самостоятельных беев 78 и капуданов 79, приложил немало усилий, чтобы благоустроить [хоть] какую-то часть дел султаната и государства рода 'Oсмана. Мое предложение падишаху моему его величеству султану Сулейман-хану заключалось в следующем: "Среди султанов прошлого владевших сушей много, а владевших морем мало. В проведении морских походов неверные превосходят нас. Нам нужно взять верх над ними". На это мое предложение он соизволил ответить: "Ты верно говоришь. Так следует [сделать]". Со стороны падишаха я добился назначения ведуюшего расходами на морские нужды.

Словом, цель, которую я преследую, говоря о походах, и суть моих речей сводятся к следующему. Коль скоро нужды суши и интересы моря, их порядок и правильное устройство [зависят] от везиров и эмиров и являются делом чести [великого] везира и поводом для того, чтобы поминать его добром, следует в меру необходимости трудиться и прилагать усилия. О Аллах, на тебя уповаю и поручаю себя тебе! Воистину, ты всемогущий.

Глава третья. О мерах в отношении казны.

 


Прежде всего меры в отношении казны относятся к числу важных дел. Государство (букв, "султанат") существует благодаря казне. Казна [же] существует благодаря мерам по ее устройству, а не благодаря насилию.

Когда я, презренный, вступил в должность везира, я нашел [дела] казны запутанными и ущербными. При вступлении на престол султана Сулейман-хана доход был равен расходу. Иногда же [денег] не хватало, и тогда [они] выдавались из старой казны, хранящейся отдельно. Это - причина беспорядков. Безусловно, доход должен превышать расход. Я предпринял много мер, чтобы не допустить возникновения дефицита в делах государства.

Занимающему пост великого везира следует прежде всего добиваться превышения дохода над расходом, а также воздерживаться от увеличения численности янычарского войска. Войско должно быть немногочисленным, но отборным. Все [воины] должны быть вписаны в дефтеры 80, сами они должны быть налицо, а их имена - соответствовать [записанным] в дефтерах. Пятнадцать тысяч воинов 'улюфели 81 - это большое войско. Обеспечивать пятнадцать тысяч человек - если [это числе] не будет вовсе уменьшаться из года в год жалованьем - это [уже] подвиг. И коль речь идет о доходе казны, жалованье для войска, нуждах дворца, а также нуждах кухни и конюшни, то нужно, чтобы хватало и сверх того какое-то количество оставалось.

Великий везир должен назначать в диван деловых, умных, сведущих в сборе налогов, почтенных дефтердаров. И предоставив им полномочия, следует вверить им дела. Однако нужно, чтобы они не предавались собственным удовольствиям и наслаждениям, а усердно занимались деньгами и имуществом падишаха. Во времена нашего падишаха Ибрахим-паша 82 и Искендер Челеби 83, став знаменитостями эпохи благодаря благосклонности [султана] и титулам, [настолько, что] падишах лично посещал их дворцы и сады, сделались бельмом на глазу у всего мира. В конце концов [оба] они - один вследствие обвинений, когда во время похода на Багдад он стал военачальником, а другой вследствие недостатков в обеспечении [войска] деньгами и провиантом - впали в немилость. [98]

В отношении казны следует стремиться к следующему: пусть не стремятся часто к увеличению жалованья, пусть будут внимательны при отставке [с пенсией]. Если возникает необходимость отставки [с пенсией], то бейлербеям дается сто шестьдесят акче, кади'аскерам - сто пятьдесят акче, дефтердарам - восемьдесят акче, кадиям Стамбула - восемьдесят акче, везирам - двести акче, санджакбеям - семьдесят акче. Если выходят [на пенсию] с зе'аметом, то везирам выдается [пенсия] - сто двадцать тысяч акче, бейлербеям - восемьдесят тысяч акче, дефтердарам - шестьдесят тысяч акче, санджакбеям - пятьдесят тысяч акче. Это выдается тем из них, кто в отставке и кто является достойным, заслуженным ветераном службы. Лучше отдавать муката'а 84 под залог (эманет), чем отдавать на откуп (илтизам). Арендную плату на выморочные владения должен предлагать дефтердар.

Казна Египта, имеющая ежегодный доход в сто пятьдесят тысяч золотых, предназначена для личных карманных расходов прибежища мира падишаха.

Одним словом, в отношении казны скажу следующее: нужно каждый год проверять доходы и расходы и действовать в соответствии с этим. О Аллах, пошли благословение в походах и в мирное время! Аминь. Ради предводителя пророков.

 

Глава четвертая, О положении ре'айи.

Прежде всего требуется следующее: из ре'айи должны [набираться] эшкинджи 85, эллиджи 86 и акынджи 87. Племя татар 88, хотя и подчиняется османскому Порогу, однако это непокорное племя, и их нельзя обязывать ходить в поход. Для обеспечения войска провиантом акынджи назначаются в качестве каракуллукчы 89.

Дефтеры ре'айи должны быть занесены в дефтеры реестровой палаты дивана. Они переписываются раз в тридцать лет. После исключения умерших и больных они должны писаться заново и сличаться со старыми дефтерами. Не должно быть недостачи ре'айи по сравнению со старыми дефтерами.

Если ре'айя какой-либо местности, сбежав от притеснения, придут в другое место, то правитель того места должен вернуть их обратно, чтобы страна не разорялась.

Установлено: взимать с ре'айи 'авариз 90 раз в четыре-пять лет по двадцать акче. Во время [правления] султана Селим-хана ['авариз] собирался один раз. После этого он взимался раз в четыре-пять лет по двадцать акче. Некоторые высказали мнение, что это плата за сухари для войска во время его отдыха. Однако это неразумная мера. Нужно, чтобы ['aвариз] не взимали каждый год, дабы им (ре'айе - Ф.С.) не приходилось трудно.

[Издавна] повелось [брать] гребцов 91 для судов. Из отборных молодых парней посылался один гребец от четырех домов и, если он служил несколько месяцев, ему ежедневно выдавалось из казны по десять акче.

Если кто-либо из ре'айи, пройдя через все службы, милостиво удостаивается тимара и становится сипахи, то не следует оказывать покровительство его родственникам и родителям, или же если он становится ученым человеком, то сам он освобождается от звания ре'айи, однако его последователи все равно остаются ре'айей.

К благородному роду сейидов 92, который является священным [родом] Хашима 93, примешалось много [людей] извне. У них назначен предводитель сейидов. Тех, кто не числится в их старых дефтерах, носящих название ''благоухающее родословное дерево'', следует исключить [из списков].

Не следует выказывать ре'айe чрезмерного расположения. Если у кого-нибудь из них большое состояние, никто не должен противодействовать [99] [этому]. Однако нельзя позволить, чтобы в отношении одежды, утвари, коня и имущества он был столь же изыскан, как и сипахи.

Раб со множеством недостатков, я написал этот трактат в соответствии с тем, что видел и слышал от прежних благородных султанов, каждый из которых справедливостью и благочестием следовал примеру великих мюджтехидов 94.

Всевышний, хвала ему, облегчающий тяготы и внушающий справедливый образ действий, да наставит каждого своего раба добру и заставит помянуть его добрый нрав! Во имя предводителя посланников и последнего из пророков, да благословит Аллах господина нашего и пророка нашего Мухаммеда, и род его, и всех его асхабов. Слава Аллаху, господу обоих миров!

(пер. Ф. А. Салимзяновой)
Текст воспроизведен по изданию: Лютфи-паша и его трактат "Асаф-наме" // Письменные памятники Востока. 1974. М. Наука. 1981

© текст - Салимзянова Ф. А. 1981
© сетевая версия - Тhietmar. 2004

© OCR - Монина Л. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Письменные памятники Востока. 1981