Библиотека сайта  XIII век

КИЕВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ

(1241—1621)


Вторая летопись, помещенная в настоящем сборнике, есть Киевская летопись, составленная в конце первой четверти XVII столетия. При издании текста этой летописи редакция пользовалась двумя ее рукописными списками: одним, помещенным в летописном сборнике Ильи Кощаковского, [XIII] хранящемся в институте Оссолинских во Львове, и другим, принадлежащим А. М. Лазаревскому.

В рукописном отделении института Оссолинских во Львове, под № 2168, хранится весьма интересная рукопись. Это небольшой том in 4-to в белом кожаном переплете, на лицевой стороне которого оттиснуто золотыми буквами церковно-славянским шрифтом заглавие: „Летописцы Волыни и Украины". На корешке переплета точно также оттиснуты слова; „Бозько Балыка". Рукопись эта состоит из 168 нумерованных страниц, написана на толстой, серой бумаге западнорусским полууставным почерком XVII столетия. Заглавия и начальные буквы написаны киноварью.

В различных местах рукописи: на полях листов и на оберточных листах, находятся следующие 4 приписки: 1) Внизу страниц 3 по 47: „Сия книжка монастыря Подгородиского от велебного отца Ильи Кощаковского, уставника монастыря Межигорского, который ту, близко отчества своего, до монастыря Подгородиского, сближившися, и лет три замешкавши, житие свое скончил дня 5 января *** года, 1720 anno, а записанна ест до монастыря Подгородиского *** года, за старшенства велебного отца Иcaйи Дунаевского, игумена Подгородиского, его властною рукою". 2) Внизу страниц 1—3 мы находим другую приписку:„Die 6 X-bris 1750 hunc librum, cui titulus: Kronika Ruska, usui patris Hieronymi Zurakowski, in senili aetate ex residentia Horodyscensi acceptum, post obitum praefati [XIV] patris, supradictae residentiae restituendum censeo. Sylvester Koblanski, ord. S. В. М. Prlis R. m. p. (Т. е. Ordinis Sancti Basilii Magni Provincialis Russiae, manu propria). 3) На наружной бумажной обложке встречается третья приписка: „Hoc opusculum, post abolitum monasteriolum Horodyscense anno Domini 1758, insertum est cathalogo librorum monasterii Leopoliensis ad S. Georgium".4) Наконец, на первой странице поперек наружного поля находится надпись: „Ex biblioteca monasterii Leopoliensis S. Georgii Martyr." и точно такая же надпись повторена внизу последней, 168-й страницы.

Приведенные приписки рассказывают нам вполне первоначальную историю рукописи: первым ее владельцем был вероятно (если принять во внимание надпись на корешке переплета) Киевский Войтович (Отец Богдана—Яцко Балыка, был Киевским войтом в 1592—1611 годах) Богдан (Божко, Бозько) Балыка, живший в начале ХVII столетия, затем она перешла в собственность „уставника" Межигорского монастыря, о. Ильи Кощаковского; последний на старости лет пожелал поселиться на родине и потому перешел в 1617 г. на жительство в Подгородиский монастырь в Червоной Руси (Подгородиский монастырь лежал у села Городище, находящегося в нынешнем Сокальском повете в Галиции, на берегу р. Западного Буга. Село это в отличие от других одноименных называется Городище Базилиянское). Здесь Кощаковский скончался в 1620 г. и принадлежавшая ему рукопись поступила в библиотеку [XV] приютившего его монастыря. В 1750 году рукопись принадлежала той же монастырской библиотеке и по распоряжению униатского провинциала была ей возвращена после смерти священника Иеронима Жураковского, которому была выдана для пользования. В 1758 Подгородиский монастырь был закрыт и принадлежавшая ему рукопись была передана в монастырь св. Георгия во Львове. Дальнейшая судьба рукописи нам не известна, но для нас гораздо важнее история первоначального ее происхождения, так как она указывает на место и время составления летописного сборника.

На первой странице сборника находится заглавие, написанное киноварью: „Хроника Русская о Российских Самодержцах и великих царях, откуда и как были, подобает взыкати. Где внемлем и услышим и найдем от сего, как от Августа, кесаря Римского, корень их вышел".

Впрочем это заглавие относится не ко всему сборнику, а только к первой помещенной в нем статье. Всех же статей, вошедших в состав сборника 12, они расположены в следующем порядке.

1. Самая обширная статья (стр. 1—67), заглавие которой выписано выше, представляет компиляцию, составленную частью из русских древних летописей, частью из польских историков конца XVI столетия: Стрыйковского, Гвагнини, Бельского и т. п. По временам встречаются сведения, вошедшие впоследствии в состав Киевского Синопсиса, в иных, впрочем редких, случаях прибавления, заимствованные из неизвестных нам вариантов русских летописей. [XVI] Содержание этой статьи расположено следующим образом:

Начинается рассказом о том, что римский кесарь Август разделил перед смертью свое царство между 4 братьями, и одному из них—Прусу дал земли над рекою Вислою со столицею Мальборком. Затем следует глава о „Варазех", выписанная из Стрыйковского; в ней повторено мнение этого автора, будто варяги происходили из страны Варагии, „землицы у панстве Саксонского княжаты, между Влоскою землею и Французскою"; в заключение рассказано призвание трех братьев варягов славянами. В следующей главе выписаны известия древней русской летописи об основании Киева Кием и о пришествии Аскольда и Дира, при этом составитель компиляции, очевидно киевлянин, прибавил описание современного ему Киевского замка, правдоподобно в таком виде, в каком он был до пожара 1608 года: „Лежит то место на горах, над самым Днепром; замок на горе высокой недалеко от Днепра, который есть двакрот больший ниже Краковский, башт имел 7 великих, а малых вежей без личбы, все древянное, и паркан также древянный, землею фасованный" (стр. 11). Затем следует извлечение из "Повести временных лет" о княжении и смерти Олега, о княжении Игоря и Ольги, о ее мести Древлянам и путешествии в Царьград, о княжении Святослава, Ярополка и Владимира св., затем сказание о Кирилле и Мефодии, о крещении Владимира св. и о княжении Ярослава. Далее следует весьма краткий перечень событий до 1113 года и более подробный рассказ о княжении Владимира Мономаха; затем быстрый перечень [XVII] событий до 1224 года и более подробный рассказ о битве при Калке и нашествии Батыя, причем прибавлен интересный эпизод о разорении монголами Чернигова ("И пойдоша паки ратью на град Чернигов и, пришедше, обступиша град в силе тяжце; слышав же князь Мстислав Глебович приход иноплеменных на град, пойде противу им со своими вои и бишася крепко; потом же поганый поставиша на них тараны и метаху камением в полтора перестрела; камень же яко можаху четыре мужи держати или подняти; и побежден бысть Мстислав и множество от вой его избиено бысть и град Чернигов взяша и огнем запалиша, епископа же оставиша жива и ведоша его в Глухов и оттоле приидоша ко Киеву” (стр. 59)). Затем статья заканчивается апокрифическою легендою об убийстве Батыя венгерским королем Владиславом.

2. Вторая статья сборника носит заглавие: „Здесь о двух монархиях: Русской Московской и Лядской Польской" (стр. 68—70); статья эта выписана целиком из Гвагнини.

3. Следующая статья озаглавлена „О Литве" (стр. 70—75) представляет ряд выписок из хроники Матвея Стрыйковского.

4. Четвертая статья: „Летописец Русских и Московских князей" (стр. 75—89) представляет компиляцию из русских летописей и хроники Стрыйковского за время с 1239 по 1559 год.

5. Затем следует статья озаглавленная: „Пораховане сего летописца и хроники" (стр. 90); она содержит общий хронологический перечень важнейших событий, упомянутых во всех предыдущих статьях.

Шестая статья (стр. 91 - 99) представляет оригинальные записки Киевского мещанина Богдана Балыки, которому правдоподобно принадлежала вся рукопись; записки эти содержат краткие заметки о походе и судьбе первого Лже-Дмитрия и весьма подробный рассказ об осаде Москвы [XVIII] в 1612 году. Статья эта озаглавлена так: "О Москве и о Дмитрии, царьке Московском ложном. Сие писал мещанин Киевский, именем Божко Балыка, который сам там был и самовидец тому был (Записки Б. Балыки изданы в Киевской Старине за 1882 год, т. III, стр. 97-105)”.

7. Под общим заглавием: "Летописец второй" (стр. 100-120) помещено шесть различных летописных отрывков, следующих непрерывно друг за другом, несмотря на происходящий от того хронологический беспорядок и на смешение различных предметов содержания этих отрывков. Первый из них представляет извлечение из местной монастырской летописи Киево-Печерского монастыря (за 1051-1177 год), здесь помещены рассказы, вошедшие в состав древних русских летописей о постройке Киево-Печерской церкви, о деяниях Киевских митрополитов, о чудесных знамениях, виденных в монастыре и т. п. Другой отрывок представляет извлечение из местной Смоленской летописи (1162-1492 г.), в нем более пространно рассказаны события смоленские и прибавлены краткие заметки о событиях литовских, московских и киевских. Затем следует отрывок, содержащий краткие заметки о событиях в великом княжестве Литовском за время с 1394 по 1572 год. В четвертом отрывке [XIX] собраны краткие заметки об отношениях польско-козацких с 1516 по 1600 год, затем краткая поместная Киево-волынская летопись (1393-1611) и, наконец, как прямое продолжение последней, более подробная местная киевская летопись (1612-1620). Эта седьмая статья сборника Кощаковского и послужила материалом для издания Киевской летописи, помещенной в настоящем сборнике.

8. Восьмая статья в сборнике Кощаковского озаглавлена так: "Линия митрополитов Киевских православных до 1690 года" (стр. 120-127); это перечень имен 53 митрополитов, начиная с Михаила (998) и до Варлаама Ясинского (1690); при каждом имени выставлен год поступления на митрополию; в конце, начиная с Михаила Рагозы, к именам присоединены более или менее обстоятельные биографические сведения о жизни митрополитов. После имени Михаила Рагозы выставлены годы: 1596-1620 и против них написано: "никто". Биографические данные иногда очень кратки; так против имени Дионисия Балабана стоит заметка: "преставился в Корсуне года 1663, месяца мая"; иногда же довольно подробны, так после имени Иосифа Тукальского, находим следующую заметку: "Тогож (1663) года избрано от всего народу Малороссийского украинского и от всех преложоных, як духовного стану: епископов, архимандритов и игуменов, и священников, так и светских: п. п. гетмана и полковников и прочих старших и всего поспольства в Корсуне на елекции на митрополию Киевскую человека честного и набожного, Иосифа Нелюбовича-Тукальского, епископа Белоруского, зело ревнивого по благочестии святой церкви, [XX] который, много претерпев изгнания и заточения и вязения за веру православную от зловерных ляхов, и не седел на престоле своем в Киеве для розмаитых неприятельских хитрых подступков (зышол для нужды Московской). Преставился в Чигирине года 1676; тело же нетленное отпроважено в Мгар, монастырь Лубенский, подчас розорения Чигирина от турчина". При имени митрополита Варлаама Ясинского, при котором составлена была "Линия" приписано: "которому дай Боже многие лета!" Затем ниже, другим почерком и чернилами сделана приписка: "По нем сел Иоасаф Краковский 1709".

8. Девятая статья сборника Кощаковского носит заглавие: "Вывод народу Словенскому и Рускому" (стр. 127-133); она представляет ряд выписок из Повести временных лет: о расселении Славянских племен, о пути из Варяг в Греки и о пришествии св. Андрея в Русь, а затем помещена выписка из Гвагнини о реках Сарматии.

9. Десятая статья чисто компилятивного характера (стр. 133-135) состоит из выписок из Гвагнини и хроники Мартына Бельского событий за время с 1025 по 1378 г.

10. Затем следует краткая козацкая летопись, сосоставленная, по-видимому, в Межигорском монастыре,может быть, самим владельцем рукописи — Ильею Кощаковским; она обнимает время с 1608 по 1700 год. Текст ее напечатан в настоящем сборнике.

11. После Межигорской летописи две страницы оставлены чистыми и затем следует последняя статья сборника: "Война Волоская от цесаря турецкого Османа". Под этим заглавием помещен русский перевод польского дневника [XXI] (составленного, как кажется, Опалинским) о походе польского и козацкого войска под Хотин в 1621 году. Факт этот, конечно, интересовал составителя исторического сборника, подобно как и всех киевлян, вследствие того выдающегося положения, какое занимал во время этого похода козацкий гетман Петр Конашевич Сагайдачный.

Другая рукопись, которою пользовалась редакция при издании Киевской летописи, принадлежит A.M. Лазаревскому. Она составляет большой том in folio в 669 ненумерованных листов. Переплет деревянный, обтянутый черною кожею. Писана рукопись на толстой серой бумаге, довольно разборчивым западно-русским почерком XVII столетия. Заглавия и начальные буквы писаны киноварью.

Приписок, поясняющих историю рукописи, весьма мало и притом они сохранились в неполном виде. Хотя поля и обложки книги испещрены были ее владельцами всевозможными надписями, но надписи эти по большей части совершенно лишены интереса: это или нравственные сентенции, или не оконченные фразы, или просто отдельные слова без всякого существенного значения. От первоначальных владельцев книги не осталось ни подписей, ни заметок и только в XVIII столетии сделаны были две приписки, относящиеся к истории рукописи: Первая приписка находится на нижних полях лицевой стороны листов 1-5, но она сохранилась не вполне; нижние наружные углы листов 1-го и 4-го оторваны и все нижнее поле листа 2-го испорчено, вследствие этого сохранился только следующий неполный текст этой приписки: "Года 1740(?) ... аз честный иерей Петр Константинович вечными часи ... втручатися, проклят, [XXII] анафема"! Затем на обложном листе, приклеенном к переплету, сделана приписка в 5 строк, из которых, впрочем, 2 испорчены скоблением и помарками; то что осталось от этой надписи, читается так: "Сия книга, называемая роба (sic), бр ... мещанина и купца Березинского и сынов его .... на прочтение им и куплена сия книга Хроники священника Седневского, отца Кирилла 1720". Из приписок этих видно только, что в 1704 году рукопись была куда-то пожертвована священником Петром Константиновичем и что в 1720 году ее купил у священника Кирилла купец местечка Березной. Из записок, помещенных на оборотах 186 и 655 листов (На указанных листах, сыновья Мороза поместили целый ряд заметок частного, семейного характера. Текст, этих заметок мы приводим:

"Родился брат мой Иван года 1708, месяца Сентября дня 2.

Родился Петр Еценко года 1712 месяца Января дня 31.

Сын мой родился года 1731, Василий; того года и умер.

Сын мой родился года 1733, Павел; того года и умер.

Года 1737 месяца Декабря дня 14, на святых мучеников Фирса и Левкия умер отец мой Иов Исакович Мороз; а жил от роду лет семьдесят девять и умер.

Брат мой преставился Игнат Иовлев Мороз года 1739, месяца Марта дня 17; а жил от роду лет 45 и умер.

Параскевия, невестка моя, померла года 1739; жила лет 40 и умер.

Сын мой родился года 1741 Евдоким; того года и умер.

Сестра моя преставилась, Иовина дочь Морозова, года 1742; а жила лет всех 40.

Сын мой родился Иов года 1743. месяца Марта дня 3; умер 1745.

Года 1744 месяца Декабря дня 15 на святого мученика Елевферия пани матка моя преставилась Палагия Илиевна, раба Божия: а жила от роду лет восемьдесят пять и умерла.

Ивана Мороза Варвара моя родилась 1744, месяца Декабря дня 28.

Год 1744 был високосный. Еценко нас турбовал Петро за грунта и сам на купчей подписался, а от роду было ему лет в ту пору, як турбовал — тридцать три года".

Все эти заметки написаны одним почерком: две первые помещены на полях, на обороте 186 листа, остальные на обороте 655 листа во всю ширину страницы, остававшейся в рукописи не занятой), мы узнаем, [XXIII] что купец этот назывался Иов Мороз, и что рукопись принадлежала его семье по крайней мере до 1745 года; дальнейшая судьба рукописи нам не известна.

Главная часть рукописи, 655 листов, занята одним сочинением: это южно-русский перевод летописи Стрыйковского, затем оборот этого листа оставался белым и со следующего, 656 листа, тем же почерком, каким написана была летопись Стрыйковского, переписан летописный свод, составляющий седьмую статью сборника Кощаковского и озаглавленный там "Летописец второй". В начале этого свода в рукописи г. Лазаревского написано киноварью заглавие: "Начало Печерскому монастырю", которое, очевидно, относится только к первой части свода, затем все составные части следуют в том же порядке, как в сборнике Кощаковского. Текст обоих списков почти тождествен; они отличаются друг от друга только незначительными стилистическими отступлениями, которые были отмечены при издании; причем основным текстом был принят список [XXIV] г. Лазаревского, все же стилистические разницы по списку Кощаковокого отмечены в подстрочных примечаниях.

В самом тексте рассказа оба списка представляют лишь следующие отличия: 1) В конце второго отрывка свода, содержащего Смоленскую летопись, в рукописи г. Лазаревского помещено следующее известие, которого нет в сборнике Кощаковского:

"Того же года (7,000) бой был князю Константину Ивановичу Острозскому с Москвою под Оршей за Днепром, на Кропивне реке, и побил князь Москвы 80,000 на Рождество Пресвятой Богородицы: и церковь там поставил Рождества Пресвятой Богородицы".

Затем, перед следующим отрывком поставлено отдельно заглавие, написанное киноварью: "Хроника о разных речах,— тут найдешь чего потребно (При издании летописи все отрывки, заимствованные из сборника Кощаковского и не находящееся в списке г. Лазаревского, отмечены звездочкой)".

2) В рукописи г. Лазаревского пропущено известие о восстании Наливайка, сохранившееся в сборнике Кощаковского под 1596 годом; сверх того список г. Лазаревского прекращается несколько раньше: он обрывается известием о планировке горы Уздыхальницы в Киеве в 1617 г., между тем как в списке Кощаковского сведения летописи продолжаются до Января 1621 года. Из числа этих известий в списке г. Лазаревского уцелело только одно: о приезде патриарха Феофана в Киев в 1620 году. [XXV] Два владельца списка г. Лазаревского воспользовались пробелами, оставленными в рукописи, и присоединили от себя некоторые исторические сведения. Один из них, в конце XVII столетия, на чистом обороте 655-го листа записал четким почерком XVII столетия, отличным от почерка всей книги, несколько хронологических справок:

"Года 1648 как Хмель воевал.

Года 1678 Чигирин взяли турки.

Года 1691 саранча пришла великая.

Года 1693 Азов взяли в поган.

Года 1697 как Иван Царь умер.

Года 1699 месяца Сентября дня 13 солнце мынылося (скрылось)".

Гораздо большее количество сведений вписал другой собственник рукописи, владевший ею около 1621 года, о котором мы знаем из его слов только то, что он служил "при боку" подстаросты Черкасского, князя Семена Михайловича Лыко. Это лицо воспользовалось белыми листами, остававшимися в конце книги и заносило на них довольно неразборчивым скорописным почерком известия о современных событиях: ему принадлежит пространный рассказ о втором Лжедмитрии, обозначенный 1610 годом, и затем довольно объемистый рассказ, обнимающий время с 1618 по 1621 год, обозначенный особым заглавием: "Коротко также напишу, что соделалось за мой век". Отрывок этот содержит известия: об эпидемиях, свирепствовавших в Европе, о путешествии патриарха Феофана в Киев и Москву, причем процитирована грамота Сигизмунда III, адресованная к патриарху, и грамота патриарха к Петру Конашевичу Сагайдачному. Как из текста этих [XXVI] грамот, так и из рассказа составителя отрывка, видно, что дело восстановления православной иерархии в западной Руси было обусловлено со стороны польского правительства требованием участия козаков в Хотинском походе и что король Сигизмунд III обращался к патриарху Феофану с просьбою принять на себя посредничество в заключении этих условий, что патриарх и исполнил при посредничестве королевского агента Обелковского. Затем следуют краткие заметки о землетрясении, о затмении луны, о покушении Пекарского на жизнь Сигизмунда III и отрывок заканчивается известием о смерти Черкасского подстаросты, князя Семена Михайловича Лыко, похвалою этого лица и виршами, весьма нескладно составленными в честь его. Вирши не окончены, так как несколько последних листов рукописи, на которых было записано их окончание и, вероятно, дальнейшие заметки собственника рукописи утеряны.

При издании Киевской летописи, оставлены были в стороне две первые части летописного свода, так называемого Кощаковским "Летописца второго", именно: извлечение из летописи Печерского монастыря, так как факты, вошедшие в состав этого отрывка, находятся в древних русских летописях, а также отрывок Смоленской летописи, так как передаваемые ею факты известны, хотя и развеяны в других летописных списках: в сводах Никоновском и Воскресенском, в летописи, изданной Даниловичем, в летописи, так называемой, Быховца и др. Притом местные Смоленские известия по содержанию своему не состоят в связи с дальнейшими частями летописи, интерес которых сосредоточивается исключительно около [XXVII] Киева и его исторической судьбы. При редакции, для избежания смешения, исправлен был порядок, в котором в рукописях размещены были известия; они приведены в правильный хронологический порядок. Отдельное сказание "О церкви соборной мурованой, которая в Киеве стоит на Подоле и что поправлена на старом фундаменте", составленное "уставником" этой церкви, священником Кириллом Ивановичем, оставлено с отдельным заглавием в том месте и в таком виде, в каком оно было занесено составителем летописного свода и в каком встретилось в обоих рукописных списках.

В Киевской летописи несомненно самую ценную часть ее, совершенно самостоятельную и представляющую большой запас новых исторических данных, составляет последний ее отдел с 1608 по 1621 год; так как отдел этот писан современником рассказываемых событий, то и объем его относительно больше, а также подробности рассказа обстоятельнее, чем в остальных частях летописи.


Хроника о разных речах — тут найдешь все, что необходимо.

В году 1241 татары, Подолье и Русь спаливши, к Судомиру и Завифосту пришли и спалили; король Болеслав, называемый Пудикус, из Кракова до Угора бежал, а татары, на день пасхи пришедши, Краков спалили и до Сленска пришли, а из-под Врославля вернулись, а другие великую Польшу воевали. А так Гендрик Пиус у Легници, несчетно людей собравши, с татарами сразился, немало их погромил. В тот час татары укрылись за чарами, тогда на хоругви их была написана литера некая, а на верху голова человечая с длинною бородою, из уст которой на наших исходил дым густой и смерящий; отчего наши, усомнившись, ослабели, а татары мощ взяли и наголову наших побили; а для личной отметки у каждого трупа одно ухо отрезали, и так десять мехов ушей нарезали.

В году 1248 все духовенство ляхов 1 отдали своему папешу на три года пятую часть своих доходов,чтобы им посту великого уменьшил на две недели, ибо его было девять на то время.

В году 1264 был великий и малый мор в Польше.

В году 1386 Ягайло, Виленский князь, на королевство польское избран, того ж часу и крещен и назван был Владислав.

В году 1393 Витовт, княжества Литовское, Орши и Витебска на Белой Руси добыл и пустившись 2 в Киев и Житомир и Звенигород взял у князя Володимера.

В году 1394 Баязит 3, цесарь турецкий, от Тамерляна, хана [74] татарского, был пойман и в клетке заперт и за вежды был водим, но костью рыбной сам задавился, и так от позора ушел.

В том же часу Витовт, князь литовский, столкнувшись с татарами и десятки гухвов 4 татарских урвавши, поймал и привел их в Литву и около Вильно над рекою Вакой поселил, где и теперь они живут.

В году 1430 Витовт умер.

В году 1439 был Флоренский собор в Венеции.

В году 1440 придумано изрядное художество: печатание книг.

В году 1444 Владислав III молодой на королевство был взят Угорское; он турок много раз громил и подписал перемирие с турками, пока папеш Евгений его через кардинала разрешив (освободив) от присяги и наконец у Варны победу одержал, когды неопатрно турки угонял, и сам там погиб, там и похоронен.

В году 1451 Царьгород и Грецию турки взяли.

В году 1476 Новгород Великий взял князь Московский у Казимира короля.

В году 1486 Княжата Северские переметнулись к Москве.

В году 1497 у Волохова на Кузьмином лесе поляков буковиною много усердно поразили, а сам король польский едва бежал. Того же года князь Александр Браславль заложил.

В году 1507 князь Глинский у Клецка татар побил.

В году 1508 Глинский Заберезинского 5 стял и втек на Москву.

В году 1509 Псков князь Московский взял. — Князь Констентин на Кропивне реке Москву побил 80 тысяч на день Рождества Пресвятой Богородицы и церковь там указал поставить.

В году 1512 наши на Лопушном татар побили.

В году 1514 Жигимонт, король Польский, не малое войско собравши как из Литвы, так и из Польщи, на Вифлянт [75] послал и оных под себя забрал; и теперь они под послушеством короля Польского есть.— Того же года великий князь Московский Смоленск окружил и 12 недель добывал, из дел (пушек) стрелял, которых имел около трехсот; и взял Смоленск. Того же года наши побили Москву на Орше.

В году 1516 в Польше и в великом княжестве Литовском начались трудные времена, которые и теперь продолжаются. Того же года наши под Опочкой побиты были.

В году 1519 татары с поляками сговорившись, на голову наших 6 под Сокалем разбили, а других в Буге потопили.

В году 1520 Август король Польский родился и был коронован на королевство в 1530 году и, много речей добрых постановивши, в покое королевство содержал и в Кнышине жизнь окончил в 1572 году июля 4 дня.

В году 1526 князь Констянтин с другими панами литовскими побил татар за Киевом на Олшанице реке 80 тысяч.

В году 1531 волохи у Обертина побиты.

В году 1535 наши Стародуб взяли.

В году 1536 Кокошая война была, но ничего не добились нигде.

В году 1542 была саранча великая.

В году 1543 было на небе знамение: два солнца, два месяца.

В году 1548 король старый умер.

В году 1549 Передмирку татары взяли.

В году 1550 Брацлавль татары взяли.

В году 1563 князь Московский Полоцк взял.

В году 1564 битва Ульская была; наши Москву побили.

В году 1569 у короля Августа был такой голод великий, аж люди с голоду мерли, а особенно в Литве и на Полесье, а на Москве еще больший был; в Литве солянка жита по две копейки и по двадцати грошей литовских была. Был тот голод 6 лет полных и окончился в 1576 году. [76]

В году 1570 мороз жито поморозил в самые цветение и был голод великий.

В году 1571 летом три дня был такой мороз, что все озимые и ярину побил; потом проросли немного и отошли, но весьма плохие, так, что в мацу олыцкую по шесть и по семь копеек жито молочено. На другое лето после того голода был мор великий на Волыни, на Подолье и в Литве, и едва ли не всюду.

В году 1572 Август король умер.

В году 1573 Гендрик француз коронован в Кракове.

В году 1574 Гендрик уехал из королевства.

В году 1575 Елекция (выборы) была у Стенжицы. Татары на святой Покров Подолье и Волынь по самый Илвов и Сокол сильно воевали, аж вся Польша боялась.

В году 1576 Стефан, воевода Семигородский, на королевство Польское взят и коронован.

В году 1577 татары Дубны добывали. Наши Гданьска добывали; гданьщане, видя, что не оборониться, доброволно сдались — в зависимость стародавнюю снова поступили. Острополь заложен.

В году 1578 татары Острог добывали — царь Перекопский с царевичами. Подкова, воевода Волошский, доросший до лет своих, низовых козаков набравши, Петрыла воеводу Волошского согнал, а сам на воеводстве сел, за что король во Львов сказал его поставить.

В году 1579 Полоцк взял Стефан король с поляками и с Литвою. Toro же года шел дождь все лето, не переставая.

В году 1580 Луки Великие наши взяли.

В году 1581 Псков наши добывали и, не взявши, удалились.

В году 1582 Папа римский святой от греков отделился, после чего великое перемирие поляков с Русью учинил.

В году 1585 великая зима и весна сухая, лето не урожайное было. Того же года Белз погорел в мясопустье великое. Того же года князь Василий Острожский, воевода Киевский, Ярославль заложил.

В году 1586 князь Александр Константинович, сын воеводы Киевского, заложил город и замок Браславль. [77]

В году 1588 Максимилиан, цесарь христианский, под Краков с великим людом пришел, хотя королем Польским быть; а когда от Кракова отошел, под Бычиною остановился и три года в Везене сидел. Того же года и часу Жигимонта шведского на королевство польское избрали и короновали.

В году 1589 татары спасские (sic) под Збаражем в копьях стояли и Струса под Баворовом разбили. Тогда же князь Константин Василей, воевода Киевский, заложил город Переяславль на месте старого селища.

В году 1591 голод великий был на Подолье и в Руси: по шесть золотых был корец жита.

В году 1592 козаки Переяславль спалили.

В году 1593 князь Василей под Пяткою козаков разбил и присягли ему козаки, на вечные времена с ним не враждовать; и в знак той победы приказал накидать три ямы великих и приказал насыпать над ними три кургана великих, которые и теперь стоят.

В году 1595 татары, Подгорье и Покутье завоевавши, через Бескид до Угор дошли.

В году 1595 канцлер коронный с жолнерами польскими, до Волох дойдя, волохов под короля польского подвернул и Веремия воеводу у них посадил.

*В году 1596 была таборщина у козаков за Переяславлем на седьмой субботе. Пан Жолковский был гетманом полным; взял тогда Наливайка, славного козака и рыцаря, которого в Варшаве король приказал на медной кобыле возить. Тогда конец стал Наливайковой таборщины.

В году 1598 Штось было домы, костелы, вежи, церкви попереписогало (sic) над домнимание польское. Того же года быдло мерло по Подолью и на Руси.

В году 1599 и 1600 быдло поголовно мерло.

В году 1600 Поляки с Мигалем у Волосех трудности имели и потом, поправившис, Мигаля прогнали и землю Мултянскую под себя забрали. [78]

В году 1603 пришла саранча месяца августа 16.

В году 1604 при великом короле Жигимонте, и при воеводе Киевском, князе Василии Острожском, явился некий царь; сначала был он в Печерском монастыре чернцом, полгода никто его не знал, но пришел из Волыни, неизвестно откуда; потом пошел к князю Адаму Вишневецкому, до Брягиня, и там же снял платье чернецкое; князь Адам одарил его по царски уборами и прославил его царем Московским и передал его королю. Король, ему поверивши, отпустил его на Москву и при нем отправил воеводу Сандомирского и пана Ратомского, старосту Острицкого, и много иных панов. Он шел быстро, как царь; присоединялось к нему панства много. Пришел в Киев в октябре 7 дня, был в Киеве две недели, стоял у Олехновича бурмистра, пошел на Вышегород и шел до Путивля. Вышел из Путивля мая третего 1605 года. Того же года сел на царстве и коронован немедля, а после какового воцарения погиб в году 1606, мая 9 дня.

В году 1608 месяца февраля 13 дня преставился благоверный и христолюбивый князь Василий Острожский, воевода Киевский, который насеял русскую землю книгами святыми веры православной; имел и типографию в Остроже и школы философские языков греческого, и латинского, и словенского. Его тело положено в Остроже, в церкви святого Богоявления. Жил на свете 82 года.

В году 1609. Пан Жолковский, гетман великий, наехал на воеводство Киевское. Того же года и церковь Святой Софии отлучена от службы; не стали священники к ней с крестами ходить и службы Божии отправлять, потому, что митрополит Ипатий обратился к костелу римскому и приказал там священникам киевским за себя Бога просить; но не получил того, хотя ж зажили працы и кошту до двору королевского; за гачо теж и он сам от Бога был наделен злою хоробой и плохо жизнь кончил во Владимире. Позвал попов мандатом на трибунал, да сам и указов своих не исполнил. А перед ним был [79] митрополит Михайло Рогоза; он был основатель той болести 7; сначала прислал тут в Киев урядника своего, именем Ян Хрушинский — истинный лях, какого перед тем никогда не бывало, который хотел попов судить и создавал трудности попам в их послушестве. Тогда и того более Бог покарал: гды жена его сытила мед к Рождеству Пресвятой Богородицы, хотела мъти попов в себе на обеде в обход давнего обычая и мела сполечность 8  показувать костел римского ис церковю восточною, но не допустил котел:

Пришла до него сыты гледети,

Але мусила в нем и долго сидети,

Аж и очи ей не стали глядети.

Бо и сама скипела.

Так и той дал покой.

В году 1610 снова поднялся тот же Дмитрий Иванович царь Московский, скупивши войска польские, которые собраны были на рокош против его кролевской милости теперешнего Жигимонта третьего, вторгся в земли Московские под Новгород, имея поляков тысяч десять, над которым войском польским был старшим гетманом пан Меховицкий; потом Шуйский, царь Московский, со всего панства своего скупил люду военного против царя Дмитрия Ивановича тысяч 180, при котором войске был старшим брат царя Шуйского; а при царе том, Дмитрии, после пана Меховицкого был гетманом князь Роман Ружинский. На тот час войска нашего: поляков и козаков запорожских также и донцов всего было тысяч пятнадцать. Встретился князь Ружинский с братом царя Шуйского под городкм Болховом и поражена была Москва поляками, козаками и донцами, где воевода Волховский сам и с городом и с замком царя Дмитрию поддался; царя Ивана Шуйского брат с остатком войска [80] своего ушел под столицу и расположился с войском от столицы в полу миле над речкою Ходынкою, а царь Дмитрий с князем Ружинским, прийдя на реку Москву под Тушин с войском, от столицы мили полторы; там же в ночи князь Ружинский с поляками с разных сторон ударили на лагерь Шуйского и разгромил лагерь, добычу немалую захватил, хоч троха с столици москву посилковано, но царь Шуйский больше лагерем не стал, запершись с людьми в столице и больше в поле биться не захотел; потому поляки под себя все царство Московское, кроме столицы и места Смоленского, все заняли и держали то в своей власти три года; потом Шуйский, понимая что царство Московское отпор поляком дать не может, отправил Скопина, давши ему несколько сот рублей, в великий Новгород, а оттуда к Немцам, призывая немцев; где надрал войска немецкого пехоты и всадников тысяч десять. В том же часе его королевская милость, теперешний Жигимонт третий, Смоленский замок взял и войско Скопиново разбил; жолнерам тем, которые царю Дмитрию служили, заслуженное взялся платить, так за конфедарацию от жолнеров заслуженное жолнерам дошло. Царь Дмитрий, видя, что его войско польское отступило, с малым войском с донцами к Калуге с Заруцким от столицы отощел; там же сын царя Касимовского, татарин, в поле, мстя за смерть отца своего, оного царя Дмитрия убил; потом Заруцкий царевну Дмитрову за себя взял с потомком, сыном царя Дмитра. Потом Москва оного Заруцкого пленила и на косы в яму живого кинула, а сына царя на шелковом шнуре повесили; саму же царевну в монастырь Покрова Пресветой Богородицы в городе Суздале постригли. А с королем его милостью Жигимонтом третьим перимирие заключили на четырнадцать лет, уступив княжество Смоленское и Черниговское со всеми принадлежащими городами, в году текущем, тысяча шестьсот двадцатом. Подробнее о войне Московской, которая шла в земле той почти двадцать лет, читатель найдет в хронике польской, которая в скором времени [81] написана будет. Отсылаю к ней, а о том, что было в той земле в три года, о том коротко написал [сейчас].

В году 1611 месяца июля 3 дня король Жигимонт взял Смоленск с воскресения на понедельник.

В году 1612 месяца апреля 19 дня, на память преподобного отца нашего Иоана ветхая лавра освящена быть церковью святого Спаса 9, а святого Петра и святого Николы в монастыре Межигорском при игумене Афанасии архиепископом 10 из Греции; и много народу было из города Киева и из иных мест. Того же года и того же месяца 23 дня на день святого великомученика Георгия тот же архиепископ освятил церковь святой Троицы, в ней же придел святого Кирилла 11 при игумене отце Василии 12 Красовском, прозываемом Чернобровец.

В году 1613 месяца ноября 3 дня на память святых мучеников Акиниксимы и пресвитера Иосифа гром гремел и дождь был сильный и с великим страхом в 16-м часу.

О церкви Соборной мурованой, что в Киеве стоит на Подоле, как поправлена на старом фундаменте 13.

Самого первоначала старого нигде в хрониках не находим, только сей антиминс на том же престоле старом, на ситце подписанный: "Осветися алтарь Великого Бога и Спаса нашего Исуса Христа, Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Успения преосвященным архиепископом и митрополитом Киевским и всея Руси Мисаилом, при великом короли Казимери; и положен бысть зде в лето 6901, индикта 6, марта 20 дня, на паметь преподобнаго отца нашего, Исака Лествичника". [82]

О поправке на старом фундаменте: Из обычного всемогущего милосердия Спасителя нашего Бога, особенно же ныне в наши года, посети нас благостию своею, несмотря на наши ошибки; но помощь и молитвы святых древних Богоносных отцов о нас, услышаны будут Богом, и наше прошение не будет отвергнуто. За счастливое 14 царство наияснейшего господаря, пана нашего, великого короля Жигимонта, а за держание 15 воеводства Киевского вельможного его милости пана Станислава Жолковского, а во отступление митрополитов Киевских вдовствующей митрополии Киевской, поскольку они в то время все вместе уклонились ко западу; мы же, оных мерзость возненавидев, наслаждаемся пророческими словами, говорящими: "От Сиона изойдет закон и слово Господне, из Иерусалима, а не из Рима"! В то же время в освещенных кир патриарха Константинопольского Тимофея, а здъ", во Богоспасаемом граде Киеве, всех вместе живущих православных христиан, сынов святой восточной церкви, присных в вере, особо же пана войта Деонисия Балыки, а после него наставлъшего войта, пана Федора Ходыки, а за бурмистра пана Созона, сына того же войта Балыки.

В году 1613, месяце апреле 15 дня, на поминовение святых апостолов: Трофима Пуда, Аристарха, в правление наяснейшего господаря нашего, великого короля Жигимонта, и с благословением вышеименованного патриарха Тимофея, начали от фундамента поправлять церковь соборную Пресветого Пречистого 16 Успения, стоящую на рынке Киевском, внутри и с надвория, ибо была опшарпана весьма 17 и разваливалась: верху всего не было. Старый мур по верхние окна забивши, весь верх заново оштукатурили: самую баню и те четыре бани около нее снова построили; ибо прежде тех малых бань не было, только было дощечками покрыто. А [83] поправлял ту церковь мастер Влох, Савостиян Брач. Начали месяца мая 13 дня; на Вознесение Господне вынесено все из церкви и все образы церковные: начали с середины делать изнутри и сделали болшьую баню месяца сентебря 4 дня на память святого мученика Вавилы; того же месяца 21 дня во вторник поставили и крест на церкви, такой же, что и прежде был, но позолотили заново; месяца октября 1 дня доштукатурили и оставшуюся баню на рогу от урмянское церкви. Того же года декабря 5 дня па поминовение преподобного отца Савы начали служить всенощное и службу Божию и служили всю зиму, поскольку нельзя было зимою мастерам ничего делать аж до недели мироносицы; и опять все образа были вынесены до Воскресения Христова из церкви, и все то лето строили, и доделали с помощью Божиею месяца августа 14 дня, и образы установили, и начали служить аж и до сего дня. Находим в хронике, что прежде того сия божественная церков была изнищона и ободрана, все побрано: серебро и золото, кресты и иконы повреждены и опалены все от поганого царя Перекопского 18 Мендигирия и от нечестивых его агарян. А был приставом и дозорным у той работы пан Сызон Балыка, призванный от всего города. Да не помет никто сих слов ложю, но верь, что истина есть все; и я недостойный из иереев, Кирило Иванович, на тот час будучи уставником при той церкви, видел все своими глазами, написал достоверно. А сама церковь в высоту от земли до самого верху большой бани 30 локтей и 3 локтя и четверть локтя.

А в то время в том же богоспасаемом граде Киеве были служители священники святых церквей: Василий Матеребожский, Мина Притисский, Иоан Воскресенский, Никита Спасский, Климентей Набережский, Михайло Борисоглебский, Климентей Рожественский, Матфей Доброникольский и дьякон Демьян. И все те вышепоименованные священники, каждый неделю 19 свою служили в [84] той церкви соборной святой Пречистой, за господаря короля Господа Бога просили и за пана воеводу Киевского и за ктиторов и за всех православных христиан; а они за то от господаря короля и от пана воеводы Киевского и наместников его тем были пожалованы тогда и в последующие часы, чтобы от мятежных и бурливых на церковь Божию еретиков в покое оставались, и от всяких подачек, и от набегов, и станций околичных, и войск, и от самого пана воеводы чтобы были вольны.

В году 1614 месяце феврале 26 дня с четверга на пятницу на память святого отца Василия преставился честный отец игумен Василий Чернобровка, а погребли его марта в третий день на сырной неделе и положили тело его честное под муром, подле правого крилоса, под стеною, с честию великой.

В году 1615 месяце июне 14 дня со среды на четверг в Печерском монастыре в церкви схоронился злодей, желавший обокрасть церковь, и когда в алтаре скрылся, взял из жертвенника серебряный котелец и иные сосуды, и за пазуху положил, и пошел с алтаря к образу Пресвятой Богородицы, хотя оборвать несколько червоных, что были там на образе, но всякая божественная невидимая сила возбранила ему, несколько раз ударило его о землю от образа, и пока он хотел идти, так его и било; и так, ушедши в алтарь и оцепеневши, лежал под пекелком, где огонь держат, и его пономарь на заутрене там нашел, и так оный злочестивый все исповедал, что с ним произошло.

В году 1617 20 при великом короле Жигимонте, а при пане воеводе Киевском Станиславе Жолковском старанием и накладом 21 панов мещан Киевских: на тот час пана войта Федора Ходыки и пана бурмистра Матфея Мачохи и всего посполитства города Киевского, скопали гору Уздыхальницу, которая стоит перед [85] замком Киевским, и еще знать; а скопали ей добрых полшеста сажени с вершины и нашли там пещерку саженей трех в гору вглубь, а вширь сажень; и нашли в ней горшок ни ни с чем 22, а больше ничего, и написано на стене имя: "Павел": знать же то, колись 23, был пустынник.

*В году 1618 месяца февраля 15 козаки запорожские на Зверинце официала митрополичего, а по нашему - протопопа, который был послан от митрополита Инатия Потея в Киев на протопопство, Антония Грековича, родом из Рогатына, который пришел в римский костел и хотел войти в монастырь святого Михаила Золотоверхого, поймавши тамже, против Выдубицкого под лед посадили воду пить.

*В году 1620 пришло несчастие от неприятелей наших панов коронных в земле Волошской, межи которыми было: во-первых, пан Жолковский, гетман коронный, которому, поймавши его, татары голову срубили и в знак презрения к нашим панам сын его власный перед войском татарским на копье носил; а потом послали до своего царя голову оную. Там же поймали живыми: князя Корецкого и пана Струса и иных панов знитных немало и отведены они в землю Турецкую.

*Той же осенью, октября 29 дня, 18 часов дня было трясение земли в течение одного часа.

*Того же года месяца ноября 5 дня в Варшаве на сейме, в костеле некий пан Пекарский ударил короля Жигимонта наджаком в лоб, но немного неловко, возможно, со страху, только клинком по щеке ударил, что король упал с того пуду; тут же королевич Владислав кинулся и оного злодея тут же, в костеле, саблей поранил, но не дано ему убить оного.  [86]

В год 7128, а от Рождества Христова 1620, месяца марта в 22 день приехал из Москвы из самой столицы святейший патриарх Иерусалимский, именем Феофан, в Киев и остановился в монастыре Братском и был принят с великой честью от духовных и от светских людей; на другой день приходил в соборную церковь Успения пресвятой Богородицы. Месяца апреля в 9 день служил службу Божию в церкви соборной и с ним протосиггел патриарха Константинопольского и священники Киевские значительное отправили набожество; и был в Киеве он час немалый и все лето, а из Киева выехал в Трехтемиров в монастырь козацкий, и там был час немалый. Потом проводили его козаки до земли Волошской и там отдали его господарю Волошскому Александру. В том же году, месяца сентября 3 дня, отъезжчая из Киева, святейший патриарх положил проклятие на Рудского, митрополита Киевского, который был под унией с костелом римским, а вместо него поставил и посвятил на митрополию Киевскую человека годного и честного, именем Иова Борецкого, в письме словенском, и греческом, и латинском ученого и с ним четырех епископов в разные города: Мелетия Смотрицкого на епископство Полоцкое, Исаю Копинского, инока святобливого монастыря Печерского, на епископство Перемышлское, Паимия Ипполитовича на епископство Холмское и Белжское, Иосифа Курцовича на епископство Владимирское.

*В году 1621, января 13, в 8 часу дня к вечеру показалось на небе знамение: на полуденной стороне три солнца и три дуги кровавых: одна рогами на север, другая на полдень. Знать, то войну и кровопролитие означало. [87]

Коротко также напишу, что соделано на веку моем.

В году прошлом, 1618, месяца листопада, со дня на ночь тридцатого, показалось дивное видение на небе, которое кометою либо звездою злою зовут; когда такая звезда была в году 1500 видена, стал через мор в Немцах гнев Божий неслыханный, такой, что твари и люди поветрием были караны. Ведомо также то всем их письма кроничного, что в году тысяча пятьсот семьдесят седьмом сталось при такой звезде? какое крови разлияние, какое было поистине великое людей терзание в тот час в царстве Московском? Один Бог ведает как много войною от меча и огня людей сгинуло; не один там город, место, поле кровью залито; о Польше ниже напишу, как все по той комете стало; читай также письмо святое, найдешь там разумом своим указы, которые скрыл Господ Бог верным своим. Уже в хрониках польских, русских читаем, что едва из матки своей дитя на свет отворило ворота из живота, "татары едут" закричало; и также поистине в том же году стало, что по всей Польше землю опустошили вдоль и поперек и назад невредимы вернулись. В конце концов пусть вечная мудрость о нас радеет, о чем тут написал, верь мне, потому что это будет полезно.

В году 1620, мая 13 дня, святейший патриарх Иерусалимский, кир Феофан, через землю Московскую в Киев прибыл. Для певное ведомости и копию с листа, от короля его милости до превеликого отца патриарха Иерусалимского писанного, который на язык русский переложеный такое в себе содержит: "Жигимонт третий, Божией милостью король Польский, великий князь Литовский, Русский, Прусский, Мазовецкий и далее. Любезный, в Боге [88] нам милый! Пред килка месецей далисмы лист наш до велебности вашей, през который охотне жаданю велебности вашои зложилисми и для тое самое причины коморника нашого, абы велебность ваша тым безпечней през кролевства нашого панства пожаданый преезд одержалъ; а мы, напротив, посполитого однако того всего хрестианства неприятеля, жебы се з звитезства не на-дымал, такое войско збираем, которым бы за помочю Божю наездом его отпор учинити се могъ; якож и тепер зараз войску нашому Запорозскому напротив посполитого того неприятеля, яко наскорей, выходить и у вочи ему стануть роскажемы; злетили мы теж послови нашому, абы велможность кашу наведял и то именем нашим преложил, абы велможность ваша, ведаючи, же не толко о наше кролевство, ала о все хрестиянство иде, войску запорозскому до того причиною был, абы воли нашои поволным и послушным ставилосе; в которой справе ширей з велебностю вашею послови нашому, урожоному Бартломею Обалковскому, мовити злетилисмы; которому велебность ваша веру зуполную даси и в том во всем до воли нашей, яко назычливей, склонишъ; притом велебности вашей здоровъя и всякое помыслъности зычимо. Дан из Варшавы, дня 10 месеца листопада, года 1620, царства нашего польского 23, шведского 26 года. Sigismundus rex.

Кгды вже с Киева тот же Феофан, патриарх Иерусалимский, рушил, уже праве под самый час с панства короля его милости выезду своего, през тогож его милости пана Обалковского лист свой до войска Запорозского, водлугт. воли и листу его кролевское милости, греческим языком натерминованый, а на руссшй язык преложоный и посланный, написал такий: „ Феофан, з милосердя Божого патриарха Иерусалимский, Божегомъста Сиону, Сирией, Аравией, Кана Галилеи, з оное стороны Иордана и всее Палестины. Гетманови, полковником сотником, есаулом, атаманом и всему зацному и презнаменитому войску Запорозскому ласка от Бога вседержителя и от Господа нашого Исуса Христа и благословение живота дающого гроба Божия и [89] светого Иякова апостола, брата по плоти Господня, хрестиянского першого архиерея, и нашего смирения нехай будет на веки аминь Презацный и преславный пане гетмане и преложоные войсковые все прехраброе рыцерство, сынове в духу покорности пашей умилованые! (неразобрано одно слово) добре и росказане пренаяс-нейшого короля, пана вашого, до нас не доходило, теды вы сами, погледаючи частю па повинность вашу рицерскую; часта на кгвал-товную потребность отчизны вашое, то штобы з вас ремесло ваше рицерское, которымсе одным з давних веков вы и продкове ваши бавилисте, вытегало, теды под неприятеля Божого п хрестиянского, на панства пренаяснейшого короля, пана вашого, кри-вавый наступ чинилибысте охотне, пренаяснейший кроль, пан ваш розсказуе вам, яко завжды верным и послушным подданным своим, бо кгвалт отчизне вашей от головного хрестиянского неприятеля, которого ярма неволи турецкое есть великое; теды король его милость по вас того потребуе, абы се готовими зо всею охотою и зо всею силою вашою на тую послугу, на которую вас през посла своего, его милость пана Бартломея Обалковского, который и нам от пренаяснййшого короля лист отдал, затегает, росказует ставили, през што у пренаяснейшого короля, пана вашого, на ласку ку собе панскую значне заделаете, и мне за вас и за все войско ваше богомолцу уставичного знать будете, и отчизне в час потребы на помочи станете, и славу войска вашого значну отнесете и за тую, поднесеную през нас у светои церкви вашои рускои, херархие, митрополита знову и епископов, на местце от светое апостолское Костонтиноподьское, албо Царигородское столицы отналых, на тое местце благочестивых и от нас посвещеных консенсем своим королевским и привилями змоцнит и обваруетъ; о што пилно а пилно наяснейшого короля, пана ва-того, пилными прозбами вашими старатсе маете. А мы, якт за тое презацное кролевство, так за наяснейшого короля Полского и за все кролевство его, сенат и за вас, славное войско Запорозское, [90] Господа Бога тут и на всяком местцу владычества его и у гробу Божьего, если нас до столицы нашей Господь Бог здорового донесет, просить не перестанемы. За тем и повторе ласка и покой Божий и благословенство смирения нашего нехай зостане з милостш вашею — Аминь.

Дан з монастыра Терехтимирова, року от сотворения света 7129, а от воплощения Сына Божия 1621, месеца стычня 7 дня, индикта 4".

Таким листом своим до войска Запорозского светый отец патриарха Ерусалимский на писане короля его милости ставилъ; тым засе полковником, сотником, которые завсегда при нем были, тоеж а не иначей частокрот отцовско персвадовал, албо мовил. А особливе однак пану Петрови Кунашевичови Сагай-дачному, который его за универсалом короля его милости позво-ленем, а за войсковъга росказанем з выборным люду рыцер-ского полком аж до Волоское границы провадил и нашим сотником и молодцом под тот час. кгды уже з ними на границы разежчал, до цалованя руки его прибылым, перед собою мел, широкими словы через тлумача мовил, абы се ярма поганского, которого указовал быть хрестияном тяжко и неиз-носно, пилно стерегли, абы милую отчизну свою, а в ней и са-мих себе, чуле боронили, упоминал и просил.

В року 1620 дня 29 паздерня тресение земли было на чверть годины зекгаровой, пред вечером годин две.

В томже року 1620, дня 9 грудня по заходе слонца страшное затмение месяца было, которое было годин две.

В том же року 1620 дня 4 паздерня короля его милость теперешнего, Жикгимонта третего у Варшаве, кгды входил до костела, неякий Пекарский шляхтич з за дверей костельных короля его милость чеканом обухом в голову вдарилъ; розрух барзо великий был в месте; удавано, же татарин короля его милость забил. Потом за тот злый учинок оного Пекарского срокгою мукою страчено. [91]

В том же году и месеце сейм у Варшаве зложено, на котором уфалено войну напротив султана Османа, цесаря Турецкого посполитым рушенем и побором.

В том же року 1621 в рицерских справах досветченый его милость князь Семен Михайлович Лыко на noiCTapocTBi Черкаском, который не был преконаный боем, але през чаровницу там же в Черкасех с тым се светом пожегнал, где забавы и некоторые справы рицерские виршами коротко выписую, чого сам, при боку его будучи, почасти естем сведом:

Бо то есть дорогий обычай рицера жаловать

И смерть его своею смертию откуповать;

Так чинили оньте валечници,

Купуючи Гектора зацного Троянчици:

Золото взаем ваги поступили

Тело оное мужне великим коштом чтили;

В кождом то давном рицерском народе

Мужа до бою золотой даровали свободе

И его рицерские поступки оферовали,

Богу несмертелному за него дяковали.

Такого вожа зыскало российское племе—

Дорогой карбункул неошацованое цене,

Зацна кров мужного князя Лыка кости

Рыцер неошацованый жалости

Князь Семен Лыко, вож делный,

Цнот, уместности и скромности полный.

Кгды за его приводом замок Московсшй Белгород добывали,

Кгды през штурм и бой добыл места и замку, где войско здобывало.

Скарбу немало; потом збурил Рылск, Путивль

С подивенем всих, яко оный князь был таким рыцерем,

Кгды се теж на Муравских шляхах с татарами потыкалъ: [92]

Так, как бъются воды о скалы

Так князя Лыки войско с татарским сошлось,

Не великостью, но силой его прошло;

А сам межный князь почал своим продковати,

Побивши татар, начал счастливо праздновать:

Зачим от Москвы и от Татар защитил Украину; тымъ

Зророве людей и мест Украинных обваровал своим.

Такую моц тот чацный муж в словех у силе

Мев вдячный рицерству и отчизне миле;

Кгды се с послугою своею где поспешил,

Великою учинивши корысть всих тешил,

Або военым способом век свой увесь травил,

В полях диких коло шляхов Муравских татар длавил.

Часом от зною, то от горачности

Опроч хлеба потрав и безводной млости

Тым способом веку он молодого зажилъ

И риперской дельности так набыл

Сам теж щасливе с Олександрове премешкивал,

Потех своих з великою радостю заживал 24.


Комментарии

1 Сб. Кощ. — римское.

2 Сб. Кощ. — оттоль пошел.

3 В подлиннике: Боязский.

4 Сбор. Кищак. — юрт.

5 В подл. Заборинского.

6 Сб. Кощ. — Русь

7 В сбор. Кощ. — ереси.

8 Сбор. Кощ. — едност.

9 Сборн. Кощак.— Преображения Господня.

10 Сборн. Кощак.— Монемвасийским из Греции, или Неофитом Болгарским.

11 Сборн. Кощак.— Набольского.

12 Сборн. Кощак.— Варсонофию.

13 Это отдельное сказание помещено в летописи с сохранением отдельного заглавия, которое написано киноварью.

14 В Сборн. Кощ.—щастливого.

15 Сборн. Кощ.— владением.

16 В сбор. Кощ. — Богородицы.

17 В сбор. Кощ. — Кгдыж была велми опала.

18 В сбор. Кощ.— татарского.

19 В сборн. Кощ.— седьмицу.

20 В Сбор. Кощ. — 1616.

21 В Сбор. Кащ. — коштом.

22 В Сборн. Кощ. — порожний.

23 На слове колись прекращается летописаый свод в рукописи А. М. Лазаревского; дальнейший текст заимствован из списка, принадлежащего рукописному отделению библиотеки института Оссолинских.

24 В этом месте прерывается рукопись, принадлежащая А. М. Лазаревскому последние листы рукописи этой утеряны.

Текст воспроизведен по изданию: Сборник летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси, изданный комиссией для разбора древних актов при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе. Киев. 1888

© сетевая версия -Тhietmar. 2004
© OCR - Вдовиченко С.; Колоскова Л. 2004
© Языковая адаптация - Вдовиченко С.; Колоскова Л. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001

Трубопроводная арматура Tyco, Keystone, Zetkama

Надежная трубопроводная арматура Tyco, Keystone, Zetkama у нас

ewi-engineering.com.ua