Библиотека сайта  XIII век

ЛЕТОПИСЕЦ

или описание краткое знатнейших событий и случаев, что в каком году происходило в Украине малороссийской обеих сторон Днепра и кто именно когда был гетманом козацким.


Летописец или описание краткое знатнейших событий и случаев, что в каком году происходило в Украине Малороссийской обеих сторон Днепра и кто именно когда гетманом был козацким.

Вариант этой летописи издан был в 1856 году г. Н. Белозерским в его сборник, названном: "Южно-русские летописи", где он помещен под заглавием, несколько видоизмененным сравнительно с издаваемым ныне списком (Южно-русские летописи, том 1, стр. 51-106. Вот заглавие в списке г. Белозерского (стр. 51): "Краткое летоизобразительное знаменитых и памяти достойных действ и случаев описание, что в каком годе в Украине Малороссийской деялось, наипаче, кто именно когда был козацким гетманом и о прочих приключениях от России, кратко"). Сличая оба варианта, мы замечаем, что они весьма близки между собой только в первой половине своего состава; с 1662 года в издаваемом ныне списке появляются все более и более пространные вставки; с [II] 1682 вставки эти столь многочисленны, что отрывки, сходные с текстом рукописи г. Белозерского, появляются уже в весьма слабом количестве сравнительно с известиями, приводимыми в данном списке, и, наконец, с 1692 года оба текста совершенно расходятся и повествуют о различных событиях. Текст г. Белозерского продолжает перечень событий в сжатой, довольно сухой, форме до 1783 года; между тем как рассказ списка, издаваемого ныне, во второй половине текста становится все полнее и подробнее и заканчивается весьма обстоятельным рассказом об осаде Очакова в 1737 году.

Незначительная разница, замечающаяся в тексте первой половины обоих вариантов, кроме стилистических особенностей каждого из них, выражается еще некоторыми, правда редкими, отступлениями в самом содержании повествования; некоторые второстепенные события и подробности появляются по временам в одном из вариантов и отсутствуют в другом, и наоборот. Это обстоятельство заставляет предполагать, что оба варианта не представляют копий, списанных друг с друга, а скорее компиляции, заимствованные из третьего, общего для обоих вариантов источника. Предположение это вполне подтверждается, если мы сличим оба списка с "Кратким описанием Малороссии" и перифразом последнего "Краткой летописью Малой России" В. Рубана. Действительно, оба составителя в первой половине своего труда почти буквально переписывали известия из "Краткого описания Малороссии", причем каждый из них изредка опускал то или другое известие, ту или другую подробность, казавшуюся [III] ему менее важною, отчего и произошли незначительные разницы в тексте. Но с 1662 года оба компилятора стали несколько иначе относиться к своему источнику: составитель списка, изданного г. Белозерским, стал все более и более сокращать текст "Краткого описания"; он опускал не только подробности, сжимая текст довольно пространных эпизодов часто до двух-трех строчек, но он оставлял в стороне многие события, выбирая только те, которые казались ему более важными и интересными. Наконец с 1692-1700 годов он стал черпать свои известия из других источников, обращаясь только в редких случаях к "Краткому описанию". Составитель издаваемого ныне списка употребил совершенно противоположный метод: в первой половине труда он копировал известия "Краткого описания", только несколько сокращая их и привнося известия, заимствованные из других источников; до 1692 года известия "Краткого описания" всегда полнее и более развиты в подробностях, но с этого времени появляется в данной летописи противоположный прием: известия, взятые из источника, компилятор не только не сокращает, но все чаще и чаще излагает события в более пространном виде, дополняя их новыми сведениями и подробностями, заимствованными из других источников, а также привнося целые рассказы, не помещенные в "Кратком описании"; мало по малу прибавления эти почти совершенно заменяют собой известия первого источника и конец летописи представляет текст совершенно оригинальный и самостоятельный. [IV] Сравнивая текст издаваемой летописи с "Кратким описанием", мы замечаем, что наша летопись представляет самостоятельный рассказ не только во второй половине своего состава с 1692 года; в первой половине рассказа летопись привносит много отрывков и известий, не занесенных в “Краткое описание”. Известия эти представляют по своему характеру несколько отдельных групп. Кроме главного своего источника, составитель летописи пользовался по временам другими летописными и историческими сочинениями и выписывал из них или целые отрывки, или краткие извлечения: так под 1647-1649 годами выписаны пространные отрывки из летописи Самовидца о причинах восстания Богдана Хмельницкого и о первых его походах на поляков; под 1660 годом внесены краткие заметки о походе Шереметева под Чуднов, извлеченные "из латинской печатной книжицы", вероятно, из сочинения Зеленивицкого. Сверх того, во всем рассказе рассеяны краткие дополнительные заметки и поправки к рассказам об отдельных фактах, заимствованных из "Краткого описания". Таковы: подробности об осаде на Старце, известие об Искре, претенденте на гетманство в 1658 г., подробности об отступлении Яна Казимира из-под Глухова, известие о столкновении Опары с Суховеем в 1665 г., о вызове Дорошенка в Москву в 1677, о постройке моста в Киеве в 1679 и т. п.; к этой же группе прибавочных известий относятся краткие фактические поправки текста "Краткого описания": так под 1657 годом, передавая слух, записанный в "Кратком описании" о том, что современники приписывали смерть [V] Хмельницкого отраве, данной ему каким-то шляхтичем, приехавшим под предлогом сватовства, наш летописец прибавляет фамилию подозреваемого шляхтича, называя его Хрщоновичем. Передавая под 1664 г. рассказ о заточении Юрия Хмельницкого, полковника Гуляницкого и митрополита Иосифа Нелюбовича-Тукальского и под 1667 г. об освобождении их из плена, составитель летописи оба раза поправляет свой источник, указывая на то, что митрополит был сослан в заточение не в Мальборкскую крепость, а в м. Новый Двор и т. д.— Другую группу самостоятельных известий составляют сведения, относящиеся к истории православной иерархии в южной Руси и вообще сведения, относящиеся к истории церкви. Так составитель внес в свою летопись заметки о выборе Киевских митрополитов: Петра Могилы, Дионисия Балабана, кн. Гедеона Четвертинского, Варлаама Ясинского, а также известия о кончине митрополитов: Сильвестра Коссова, Иосифа Тукальского, Гедеона Четвертинского, патриарха Иоакима, архимандрита Иннокентия Гизеля; к этой же категории прибавлений относятся сведения: об освящении церкви св. Петра и Павла в Киеве, о чуде, случившемся в селе Курене под Батурином и т. п.— Третью группу добавочных сведений составляют известия о бедствиях, постигавших край, и об явлениях природы, поражавших современников, которых мы вовсе не находим в "Кратком описании": таковы многочисленные известия нашей летописи о появлении "мора", об опустошениях саранчи, о землетрясениях, кометах и солнечных затмениях. [VI]

Сверх того, составитель издаваемой летописи не всегда удовлетворялся сухой передачей летописных фактов, он по временам проявляет побуждения критически отнестись к передаваемым известиям, объяснить причины рассказываемых событий, оценить их нравственное значение и сообщить характеристики выдающихся личностей.

Такое стремление составителя к изложению историческому, вместо сухого летописного перечня событий, проявляется довольно часто, и хотя его критические приемы не всегда удачны, но, во всяком случае, свидетельствуют о большем развитии в нем исторического самосознания, чем у других, современных ему составителей летописных компиляций; притом его суждения о нравственном значении того или иного поступка и приведенные им характеристики личностей служат прекрасным материалом для обрисовки нравственного кругозора современного ему общества или, по крайней мере, более развитой части этого общества. Таковы рассуждения составителя летописи, высказанные им по поводу насилий, которые причиняли запорожцы жителям гетманщины после избрания в гетманы Брюховецкого в 1663 году, по поводу поругания могилы Хмельницкого Чарнецким и т. п.; такова характеристика Самойловича, которой летописец дополнил рассказ об его низвержении; такое же значение имеет сочувственный отзыв о царе Федор Алексеевиче, приложенный к известию о его кончине и т. д.

В числе самостоятельных известий встречается целый ряд сведений, на основании которых мы можем с некоторым вероятием высказать предположение о том [VII] источнике, который послужил составителю летописи материалом для дополнения известий "Краткого описания" и из которого, вероятно, заимствована была вторая, самостоятельная часть летописи. Таким источником, как нам кажется, была фамильная записная книга семейства Лизогубов, причем можно предположить, что составителем летописи и был последний упоминаемый в ней представитель этого семейства — генеральный обозный Яков Лизогуб.

Предположение это основывается на следующих соображениях:

В тексте летописи вставлены известия о таких членах рода Лизогубов, биографические сведения о которых ни по занимаемому ими общественному положению, ни по их действиям не представляют общего исторического интереса и могли быть записаны лишь родственниками или потомками упомянутых лиц в качестве фамильных воспоминаний; таковы заметки: о родоначальнике Лизогубов, козаке Климе, которого "забито на герцу" под Львовом в 1648 году; сведение о Андрее Лизогубе, воспитанника Киевской академии, который вместе с братом Яковом и третьим товарищем — Обидовским "посыланы были, между шестигодными науками", в качестве депутатов от академии к царям Петру и Иоанну Алексеевичам с поздравительной "печатной конклюзией" в 1692 году. Такой же характер носят заметки: о смерти во время Гилянского похода бунчукового товарища Антона Андреевича Лизогуба, умершего в Астрахани в 1725 году и похороненного там епископом Леницким, а также о кончине бунчукового [VIII] товарища Семена Лизогуба во время польского похода 1733 года и о похоронах его в базилианском монастыре в Гродне.

Затем все деяния лиц, принадлежавших к фамилии Лизогубов, переданы с мелочными подробностями, не соответствующими сжатому тону рассказа о других событиях; указаны все их командировки, участие, которое они принимали в посольствах и депутациях, весьма подробно перечислены полученные ими награды: "булавы под каменем" и пр., отмечены дни смерти и подробности похорон и т.д. (В летописи встречаются по временам сведения о Лизогубах чисто семейного характера; так под 1686 годом замечено, что "Евфим Лизогуб с женою и детьми ездил в гости к Дорошенку, тестю своему, на Москву, за позволением государевым и гетманским").

Подробностей такого рода более всего рассказано о генеральном обозном, Якове Лизогубе. сведения о котором рассеяны среди других известий с 1692 по 1737 г., т. е. по самый конец летописи; сведения эти столь обильны, что дают возможность составить довольно полную биографию этого лица, занимавшего весьма видное место среди козацкой старшины в первой половине XVIII в., и значительно пополняют и исправляют те данные, которые были известны поныне о биографии Якова Евфимовича Лизогуба (Сведения эти собраны весьма тщательно А. М. Лазаревским в его монографии "Люди Старой Малороссии — Лизогубы", Киевская старина 1882 г., № 1, стр.115-119). Первый раз летопись упоминает о нем под 1692 годом, по поводу участия его в депутации, посланной [IX] в Москву от Киевской академии, о которой было упомянуто выше. Затем под 1700 годом занесено известие об участии Якова Лизогуба в походе против шведов; он сопровождал в этом походе своего отца Евфима, полковника Черниговского, но потом, по распоряжению Шереметьева, получил самостоятельное поручение: с частью Черниговского полка и с двумя охочими козацкими полками он был отправлен, в качестве наказного Черниговского полковника, в Гдов, где расположившись гарнизоном, он по поручению Шереметьева оберегал новую русскую границу и тревожил шведов частыми вторжениями в их пределы. После смерти отца, случившейся в 1703 году, Яков Евфимович, в качестве бунчукового товарища продолжает войсковую службу и на него по временам возлагаются различные поручения, которые он весьма тщательно заносил в записную книгу и потом перенес в текст летописного свода: так в 1707 году, находясь в походе в Польше "по цесарской границе над р. Вартою", где при случае он посетил Ченстоховский монастырь, он получил поручение конвоировать в Киев польского посланника; затем в 1708 г. он находился в лагере Мазепы у Белой Церкви и ездил с каким-то поручением к польскому гетману Сенявскому и к русскому резиденту при польском дворе Дашкову. Во время измены Мазепы Яков Лизогуб остался верным Царю; в 1709 году он уже повышен в чин генерального бунчучного и после Полтавской битвы Петр I дал ему поручение насыпать курган на том месте, где происходило это памятное сражение. [X]

В чине генерального бунчучного Яков Лизогуб упоминается с 1709 до 1729 года; за это время он записал из своей служебной деятельности следующие факты: в 1711 году из лагеря над Прутом Скоропадский посылал его в Киев с каким-то поручением; затем он с компанейскими полками оберегал южную границу Малороссии от татар, при чем успел застигнуть в степи отряд орды, возвращавшейся из набега на Слободскую Украину, и освободил до 3000 пленных, захваченных татарами. В 1712 году вместе с есаулом генеральным Жураховичем и вице-губернатором Калачевым он вошел в состав межевой комиссии, проводившей пограничную черту с Турцией, установленную по новому трактату.

В 1715 году Скоропадский возложил на Лизогуба весьма щекотливое поручение: назначив его наказным Стародубским полковником, гетман отправил генерального бунчучного в Стародуб "для охраны" Почепских козаков от Меньшикова; функцию эту Лизогуб исполнял в течение целого года, хотя мы не знаем, насколько успешны были его действия, ибо он умалчивает о них в своей заметке. В 1717 году Яков Лизогуб сопровождал гетмана в Москву, откуда он был отправлен в Малороссию с поручением объявить во всех полках о назначении наследником престола Цесаревича Петра Петровича. В 1718 г. он вошел в состав комиссии, отправленной в Киев для поверки монастырских имуществ.

В 1724 году служебная карьера Якова Лизогуба пошатнулась; как ни был он сдержан и исполнителен, общее бедствие, постигшее всю генеральную старшину вместе [XI] с наказным гетманом Полуботком, коснулось и бунчучного. По представлению Румянцева он был выслан в Петербург и заключен под арест, но уже в следующем году был освобожден по приказанию Императрицы Екатерины I. В 1729 году, вслед за избранием в гетманы Даниила Апостола, Яков Лизогуб был назначен генеральным обозным и получил ранговые имения. В 1733 он в качестве наказного гетмана принимал участие в польском походе и оставался в нем в течение двух лет; затем в 1734 г., после смерти гетмана Апостола, он был назначен членом учрежденного Анною Иоанновной Малороссийского Правления, "яко первенствующая з малороссийского генералитету персона". В качестве генерального обозного Яков Лизогуб начальствовал над козацким отрядом, сопровождавшим Миниха в походе на Очаков в 1737 году. Описанием осады и штурма этой крепости с подробными указаниями на деятельность Лизогуба и заканчивается издаваемая летопись.

Уже один перечень биографических данных, иногда весьма мелких, относящихся к Якову Лизогубу и внесенных в общую летопись, заставляет предполагать, что или он сам был составителем данного летописного свода, или, по крайней мере, его воспоминания и записки послужили главным источником ее составителю, отдавшему им предпочтение перед другими летописными заметками во второй половине своего свода, начиная с 1692 года, т. е. с того именно года, когда появляется первое биографическое известие о Якове Евфимовиче. На основании этого неоспоримого участия прямого или посредственного, какое [XII] принадлежит генеральному обозному в составлении данной летописи, мы, кажется, не ошибемся, предлагая назвать эту летопись, в отличие от других козацких летописей ХVIII столетия, летописью Лизогубовскою.

Относительно времени составления этой летописи, мы находим весьма обстоятельные сведения в ее тексте: хотя сама летопись оканчивается 1737 годом, но под 1729 составитель, рассказывая о назначении комиссии для кодификации законов, действовавших в Малороссии, замечает, что комиссия эта окончила свою деятельность в конце 1742 года. В другом месте указание составителя еще определеннее: под 1710 годом передано известие о свирепствовавшей в то время эпизоотии; затем прибавлено следующее замечание: „на скоте и посляж в разных местах мало не по всяк год падеж проявлялся, даже до 742 года, в котором я писал сию историйку". Таким образом не подлежит сомнению, что летопись была составлена в конце 1742 года.

Издаваемый текст напечатан по рукописи, написанной очень четким почерком ХVIII столетия, принадлежащей частной коллекции г. Карпенка в Переяславе; точная копия этой рукописи была доставлена Временной Комиссии Ф. Г. Лебединцевым.


1. 1506 г. Первым был гетман войск запорожских Прецслав Лянцкорунский, фамилии сенаторской; сей с козаками землю турецкую счастливо воевал. При сем гетмане от короля польского Жигмунта Первого козакам за службу их даны вольность и земли выше и ниже порогов по обеим сторонам Днепра во владение вечное и велением королевским утверждены.

2. После того был гетманом запорожский Димитрий Вишневецкий.

3. Потом гетманом был запорожский князь Евстафий Ружинский.

4. 1534 г. Был гетманом запорожский козак Венжик Хмельницкий; сей побил великую орду под Зяславлем, городом на Волыне.

5. 1574 г. При короле польском Генрихе Французском был гетманом запорожский Сверчовский; сей с Ивониею, господарем Волоским, после 14-ти счастливых ему и себе викториях над турками, в Волохах турками же был убит со всем войском.

6. 1576 г. Гетманом был Богданко; сей воевал Крым едва ли не весь. В сие время козаки устроены в лучший порядок королем Стефаном Баторием, который сам козакам определил гетмана и учредил меж ними старшину, и дал гетману булаву, хоругву, бунчук и печать с гербом войска запорожского, каковой есть: рыцарь с самопалом, на голове колпак перекривленный и рог на боку. Тот же король Стефан возле старинного города козацкого Чигирииа дал козакам Терехтемиров с монастырем для зимних квартир и платил всякому козаку в год по червонцу и кожух.

Тогда же козаки, напавши в Азию, на сто миль повоевали: [4] Трапезон взяли и высекли; Синоп до основания разорили и под Цареградом добычи набрали много.

7. 1577 г. Гетманом был козак славный Подкова; сей произведен на господарство Волошское, но потом ляхи, по наущению волохов, Подкове помянутому голову усекли во Львове; тело же его козаки в Каневском монастыре погребли.

8. В том же 1577 году был гетманом запорожский Шах, при котором козаки, мстя за Подкову, великую беду волохам учинили.

9. Был гетманом Скалозуб; сей с войском на море потонул, разбитый турками.

1581 г. Приняли ляхи от Рима календарь новый, от папы Григория присланный, а старый отменили безумно.

1593 г. Митрополит Киевский Михаил Рогоза с прочими епископами, собор учинивши в Бресте Литовском, постановили унию с костелом Рымским.

10. 1594 г. Шляхтич Косенский, по благочестию ревнитель, стал гетманом русским и с козаками стал воевать ляхов; однако ляхи его под Пяткою убили.

11. 1597 г. За ту же унию взявшись на ляхов, гетман козацкий Наливайко Слуцк и Могилев спалил, но оного под Лубнями на реке Солонице ляхи поймали, а с ним и двоих полковников: Лободу и Мазепу, и в Варшаве на медном волу спалили.

12. 1606 г. Петр Конашевич Сагайдачный поставлен гетманом; сей с козаками Кафу турецкую над морем завоевал и, христиан оттуда освободивши, со многой добычей вернулся.

1610 г. Король польский Жигмунт с Москвою воевал.

1618 г. Владислав королевич польский на Москву воевать ходил.

1620 г. При Жигмунте III, короле польском, гетман коронный Жолковский ходил с козаками украинскими на Цецору против турков; тогда же Жолковского турки разбили и оному над [5] рекою Днестром под Могилевом мужик секирою голову унял. Там же и Михайло Хмельницкий был козацким сотником, а прежде при старосте Чигиринском писарем сборов был и женился; родил сына Зиновия, который тогда будучи уже в возрасте совершенном на войну с отцом ходил.

13. Между сим были гетманы запорожские: Кушка, которого турки живого взяли, а потом Бородавка.

14. 1621 г. Сагайдачный, убивши Бородавку за то, что не поспешил на помощь королевичу Владиславу под Хотен, по сему учинен гетманом и, собравши 6000 реестровых козаков, поскольку уже столько всех их было, прочие же в мужики поверстаны, ходил с ляхами на турков под Хотен и, преславно победивши, оного королевича высвободил от осады.

Того же года волошская война была с козаками.

1622 г. Помянутый Петр Сагайдачный волохов воевал, против турков ходил и по возвращении умер. Был он ктытор Киево-Братского монастыря и школ, где и погребен.

Того же года Хмельницкий Зиновий выкуплен из неволи ясиром татарским и причтен в солдаты королевские.

Около сих годов князь Острозский Константин, которого статуя мраморная есть в церкви Печерской, за обиды русские жаловался до сената польского на ляхов. Также и король шведский, а польский королевич, Владислав обратился к трибуналу за уступки для русского народа, но паны ляшские ни в чем им не уступили, но более того утесняли их работами, податями, побоями и всяким озлоблением.

15. 1628 г. Козаки по причине тягостей и озлоблений, не только им, но и церквам русским чинимых, избравши гетманом Тараса, побили множество поляков под Переяславлем и потом примирилися.

1629. Зиновий Хмельницкий при других службах своих двохъ Кантимиров живо до короля привел, за что имел милость, ибо из природы был человек рыцарский и по-латыни научен. [6]

1632 г. Общенародное от России Малой и козаков челобитие в обидах послано на сейм в Варшаву, но ничего не получено [в ответ].

Того же года Петр Могила на митрополию киевскую приехал.

16. — Еще был гетманом Семен Перевязка, но о поступках его не известно.

1634 г. Король польский под Смоленском войско великороссийское и иное побил, иное в неволю забрал с командирами: Шейном и Леславусом, где на войне был и Зиновий Хмельницкий. Тогда ляхи, пошедши, окружили Белов и в пользу свою с государем российским примирились.

17. 1637 г. Козаки снова, не стерпя озлобления и явных убийств от поляков, выбрали гетманом Павлюка и учинили с ляхами войну под Кумейками и Мошнами, но гетман коронный Конецпольский, лестью с козаками замирившись, потом Павлюку голову отрубить в Варшаве постарался.

18. 1638 г. Козаки, видя, что ляхи умыслили их всех вырубить, посему постановили гетманом Остряницу, который в устье Сулы над Старицею долго с ляхами из окопов бился, но не выдержав, бежал; и на его место оставшиеся козаки гетманом

19. Путивца поставили, которого по примирению козаки ляхам выдали, и оного Путивца гетмана ляхи расстреляли; но и самих козаков по оному же примирению ляхи вырубили со злобы великой, что козаки много ляхов побили и добычу великую у них взяли.

А остальные козаки тогда же себе избрали гетманом Гуню, который по задуманному, с Потоцким гетманом учинивши примирение, шести поляков за козацких полковников решил принять и послал сотника Чигиринского Богдана Хмельницкого к королю польскому, ища милости, но вместо оной помянутого гетмана Гуню в Варшаве убили, а Кизима, сотника Киевского, с сыном его на пали убили (сожгли?), других же четвертовали и на гаках за ребра повесили, и с тех пор у козаков всякая свобода отнята. [7]

21.В том же 1638 году собрались козаки с Полторакожухом на Мерле (речке), поуслышавши ляхов, идучих на себе, разбежались; однако ж и без войны многие ляхи от морозов сгинули. Того ж года поляки строили Кодак над порогом для устрашения козаков.

22. 1639 г. Был гетманом козацким Булюк, на котором ляхи, гетманство окончивши, установили над козаками свою старшину на горшее козакам озлобление.

1647 г. Между сим Зиновий Хмельницкий имел землю Субботов, отцу его Михайлу от старосты Чигиринского данную, на которой в продолжении службы отческой и своей поселил людей, но оную Чаплинский, подстаростий Чигиринский, отнял и за наветы Хмельницкого в тюрьму кинул, а сына его Тимоша киями бил.

Того ж 1647 года король Владислав по козацкому челобитию написал приватно Барабашу: "если де жолнеры есть и оружие имеете, и что де вам тогда стать за себе запрещает". Такое писание у Барабаша содержалося. Того ж года Хмельницкий через посредничество жены Чаплинского, кумы своей, (какую после, еще при живом Чаплинском, женой себе взял) из тюрьмы выпущен; после по удаче достал у Барабаша оное письмо королевское, и двинулся Декабря 7 дня на Запорожье 1.

Того ж года Петр Могила, митрополит киевский, умер.

23. — Тогда, 1647 года, козакам гетманство возвращено, да не в пору и учинили гетманом, присягнувшим ляхам, Барабаша 2. [8]

В году 1648 с начала весны Хмельницкий с помощью орды, выпрошенной у Аслама-Гирея, хана Крымского, Потоцкого кастелянича Степана гетманича на Желтой Воде побил с комиссаром козацким ляшским и живых отослал на Запорожье, где молодой кастелянич от ран умер, Барабаша же, гетмана, поставленого от ляхов козакам, еще ранее убили козаки на Днепре.

Того же года Хмельницкий под Корсунем самого Потоцкого и Каленовского, гетманов коронных, их войско побивши, отдал татарам.

Того же года Хмельницкий умножившееся войско козацкое разделил на полки и писал королю, покорно выражая, что на него невинного ляхи наступают, чего ради он принужден обороняться.

Тогда же в городе Нестерваре Ганжа и Остап полковники, от Хмельницкого командированные, жидов всех и шляхту вырезали, а другие ляхи от страха за Вислу бежали от слухов одних только.

Тогда же князь Иеремий Вышневецкий совсем из Лубен решил в Польшу уйти с княгинею своею и с сыном Михаилом, который после был королем польским.

Того же года Кривонос, Хмельницкого обозный генеральный, в Бару всех ляхов и больше 19000 жидов убил.

В том же 1648 году Хмельницкий под Пилявцами и под Зборовом ляхов победил и прогнал прочь, бесчисленных же богатств и скарбов их себе захватил в сентябре. [9]

В том же году король Владислав Октября 13 в Меречи Литовском, двинувшись из Вильни, умер от болезни гектики, а Ян Казимир, его родной брат, не скоро избранный новым королем, а коронован в Варшаве.

В то же время Богдан Хмельницкий в Збараже гармат 50 достал (вероятно, под Збаражем с обозу ляшского, поскольку Збаража не добыл, но только в осаде держал ляхов с Вишневецким, утесняя их тяжко и голодом моря, что аж принуждены ляхи собак и кошек и прочую гадость есть, и крысам, мышам, ежам, жабам, гадюкам и всякой нечисти рады были; да и того уже не было. Так летописцы пишут). Все же это он с козаками и ордами не малыми чинил; в то же время под Замостьем и Львовом был, великие досады ляхам творя, а львовяне откуп за себя дали Хмельницкому и ордам, но предместье все опустошено было. Там Клима Лизогуба забыто на герцу; возвратившись же на Украину в Чигирин, Хмельницкий, женился на жене Чаплинского, куме своей, жене Чигиринского подстаросты, на которого, как выше было упомянуто, озлоблен был Хмельницкий, так как тот отнял у него хутор, пасеки и мельницы на урочище Субботове, а еще от него же, Чаплинского, претерпел тюрьму за наветы и сын Хмельницкого, Тимош, киевский бой; а когда женился, был еще и Чаплинский в живых, муж Чаплинской. Был же тогда в Киеве и Переяславле Хмельницкий.

Того же года из разных панств были у Хмельницкого посланники, и турчин прислал ему кольчугу, саблю и булаву, да приказал баши силистрийскому и хану крымскому помощь Хмельницкому давать. Также и от короля польского, Яна Казимира, присланы Хмельницкому знаки и грамоты, на гетманство утверждающие и вольность стародавнюю козацкую дающие.

В году 1649 хан Крымский не званый сам собою (а пишут летописцы польские, что нарочно посылал Хмельницкий, прося о том самого хана с ордами) ко Хмельницкому на помощь пришел. Тогда же Хмельницкий с ханом окружили ляхов в городе [10] Збараже и теснили их жестоко, где ляхи от голода и нужды превеликой даже конское и собачее мясо и спекшуюся землю кусали; потом, оставивши часть козаков и татар для осады Збаража, пошел Хмельницкий с ханом и с войском на конях против короля Яна Казимира, идущего с войском коронным, его осадил и принудил к миру. Сам Хмельницкий ходил пред лицо королевское (взявши в свое войско в заложники знатных ляшских панов) и получил желаемое через два дня; но ляхи потом мирных статей (трактатов) не сдержали. Того же 1649 года Максим Гладкий, полковник Миргородский, от Хмельницкого отправленный в Полесье и Литву, опустошил их, но после того и сам разбит был войском Литвы и с малым числом войска едва ушел. Да тогда же Носач, Пушкарь и Дорошенко с козаками и татарами Волощину разорили, Сороку взяли, Сочаву спалили (в летописи иначе, то есть в 1650 году), а господарь молдавский по этой причине из Яс, столичного своего города, в город Хотин уезжал. А то делалось потому, что господарь Волошский дочь свою не хотел отдать за Тимоша, Хмельницкого сына, после же, претерпев убыток великий, отдал. 1650 года, король Казимир прислал Хмельницкому и всему войску запорожскому грамоту по пунктам Зборовским на вольности, и чтобы было козаков только 40000, но за сие в народе был мятеж и нападки на гетмана Хмельницкого; а потому он дал волю всякому козаковать либо же мужиковать. Того же 1650 года Хмелъницкий стал связываться с государем великороссийским Алексеем Михайловичем и послал список, перечислявший козаков, к Его Величеству. Тогда же Его Величество, Государь Алексей Михайлович, самодержец всероссийский, послал своих послов к королю польскому Казимиру, претендуя на Смоленск и 100000 рублей денег и требуя выдать тех ляхов и их казнодеев, которые честь Государеву в титуле умаляли. Тогда же до Хмельницкого от хана Нурядына султан прислан, чтобы Хмельницкий шел с ним воевать на Государя, однако этого Хмельницкий не стал делать, но еще и подбил хана снова воевать ляхов. [11]

1651 года король польский указал всему посполитству быть готовым к совместному походу на войну. Тогда же большим числом войско свое велел реестровать. В то время Данилу Нечая, полковника Брацлавского, в Красном ляхи убили.

Тогда же Богун, полковник Винницкий, под Винницким монастырем на речке Боге проломы поделавши, ляхов потопил.

Да тогда же Иосиф Глух, полковник Уманский, идучи к Виннице, ляхов без битвы прогнал и обоз их разграбил,— ляхи же полковника Каневского Кучака в Купчинцах убили.

Тогда же, 1651 года, король польский Ян Казимир с посполитым сбором. собравшись под Сокалем, направился к городу литовскому Берестечко к реке Стире, и было там войска его 300000; в том числе с подданных своих человека семого выведено на войну. Тогда же и Хмельницкий с ханом, ордами и козаками подошел; и так учинили баталию; ляхи козаков и орду многолюдством одолевать стали, и хан безвременно с поля с ордами бежал; однако в то время козацкое войско не все разбито было под Берестечком, но обоз только, покинутый с хворыми козаками (а прочие одной ночью бежали, оставив и большие пушки), который те не смогли скоро от ляхов забрать, где ляхи козаков хворых, обнаружив, порубали; там же, сказывают, и архиерея некоего, от патриарха присланного из Греции с мечом на благословение Хмельницкому, того также порубили. Хмельницкий же с Виговским, писарем генеральным, и с малым числом козаков отправился с прошением к хану вернуться, но так и не вернул, хотя очень просил, тогда он и сам к козакам не возвратился,— козаки же в осаде долго оборонялись, потом, не имея ни откуда помощи, оставив обоз и укрепления, ушли, многие же и побиты были. Король же и Потоцкий гетман с войском своим возвратились в Польшу (чудесным случаем, рассказывают, козаки оттуда ушли, а готовились было все погибать, тогда же был над ними командиром, утверждают прочие, Богун).

Того же 1651 г. снова при Хмельницком собралось войска 50000, а татар 40000. [12]

Тогда же польский князь Иеремия Вишневецкий умер.

Тогда же Хмельницкий стоял на Масловом ставе, а потом под Ольшаной. Между сим князь Радзивил полковников Хмельницкого: Небабу и Антона с Горкушей под Лоевом поразил и в Киеве был и Подольный город спалил, пустой уже, ибо люди с имениями на судах в Переяславль ушли.

Того же года под Белою Церковью козаки с тем же князем Радзивилом жестоко с ляхами коронными бились, и потом примирились, но не надолго.

Того же года зимою ляхи стояли на квартирах в Украине, великие притеснения и бедствия людям чинили, отчего было роптание на Хмельницкого. Тогда же Хмельницкий позволил народу исходить в Полтавщину и Великую Россию на житие, где и начали селиться: Суми, Лебедин, Харьков, Ахтирку и Узюм и другие слободские города и села.

1652 года по весне гетман Хмельницкий посылал к волошскому господарю Василию, снова требуя его дочери Ирины сыну своему Тимошу в жены; но король польский Казимир, по прошению господаревому (ибо не хотел отдать дочери за Хмельниченка Тимоша), отправил с гетманом коронным Калиновским войска 10000 для препятствия оной свадьбе. Тогда Хмельницкий писал Калиновскому, почему препятствуют сыну его? от чьих бояр веселых если де что ляхам сделается, то не жалели бы потом. Тогда же Хмельницкий брату Калиновского, квартировавшему в Нежине, за обиды людские послал в дар коня, остригши хвост и гриву, и шею обвязав туго плетеною веревкою.

Когда же Тимош Хмельниченко сошелся с ляхами на Батозе, тот час схватка и война случились, где козаки всех вырубили и самого гетмана Калиновского голову Хмельницкому принесли; а сын Калиновского, бежав, в Бубновцах, с моста в воду упавши, утонул. В том же году было поветрие моровое по всей Украине, а также и в Польше.

Тогда же в городах везде панов и старост ляшских, [13] ксендзов и жидов (поскольку слишком много их наехало) снова всех выбили народ и посполитство украинское. Того же года ходил Хмельницкий с козаками и татарами под Каменец, и татары далеко в Польшу набеги совершали, отчего был страх великий ляхам. После того Хмельницкий из Чигирина отправил сына Тимоша в Молдавию на веселие (свадьбу), которому там уже была честь отдана и встречен, как должно, и там отдал господарь Волошский Василий за Тимоша дочь свою Ирину.

Тогда же писал Хмельницкий королю, жалуясь на гетмана Калиновского, что препятствовал сыну его, идущему жениться, и ежели де что худое делалось между ними, как между людьми, справлявшими свадьбу, просил за то прощения. Того же года были королевские комиссары у Хмельницкого, жалуясь на Гладкого, полковника Миргородского, которому Хмельницкий голову отсечь велел, угождая ляхам; (к тому же и гневаясь, что Гладкий, с Берестецкой несчастливой войны возвращаясь, гетманом звался) а Гуляницкий скрылся в монастыре, который пенял Хмельницкому, что турецкому султану поддался.

1653 года. Король польский Ян Казимир командировал на Украину с войском Чарнецкого, но оного под Манастырищем Богун с козаками застрелили, войско же его разогнали и обоз взяли.

Того же года господарь волошский воеводами Мултянским и Ракочим венгерским с господарства изгнан. Тимош Хмельниченко, пошедши с войском, снова тестя на господарство посадил, однако мултянский господарь Радул и Ракочий с венграми скоро изгнали его; потом Тимоша Хмельницкого, с тещею затворившегося, они же, мултяне, с ляхами в Сочаве из гаковницы (ружья) убили, тещу же с телом зятя живую ко Хмельницкому отпустили.

В том же 1653 году король польский Казимир снова сам с войском пришел под Жванец на Хмельницкого, где Хмельницкий с ханом так плотно осадили его, что от голода более [14] 11000 войска польского пропало. Король, видя гибель крайнюю и пропасть, направив хану (поскольку Хмельницкий не желал себе) выкуп, освободился от беды. Тогда же хан отправил еще набеги в Литву и множество пленил людей, самих же шляхетских жен и девок 5000 взяли и насильствовали татары; там шляхтича Косовского со сватами на свадьбе, с дружками и музыкой татары в неволю забрали. В ту пору хан сам и украинских людей пленил мимоходом, а иных рубил.

1654 года Богдан Хмельницкий гетман, посоветовавшись со старшиною, послал к великому царю Алексею Михайловичу, самодержцу всероссийскому, Гуляницкого и других, намереваясь передаться ему с Украиной, а потом прислан боярин Василий Васильевич Бутурлин с товарищами; и гетману Хмельницкому со старшиною, приехавшим в Переяславль на Богоявление Господне, позволили быть под Его Царским Величеством (седьмого дня Января на день Иоанна Крестителя), присягу приняли там в Успенском войсковом соборе; и во всех городах все охотно преклонились.

Тогда же Февраля 17 дня, грамоту к Государю написавши, послали Самуила Богдановича, судью генерального, к Тетеру, полковнику Переяславскому, передаваться Его Величеству с прошением подтверждения вольностей и ответной грамоты Царской с показанием милости Монаршей к народу малороссийскому; что и получили в ответной Царской грамоте с висящей печатью и с приложением статей по прошению Хмельницкого и всего войска запорожского, которыми те были довольны.

Того же 1654 года король польский Казимир и хан крымский согласились на Москву и на козаков воевать идти. Того же года Его Царское Величество с войсками великороссийскими и малороссийскими ходил под Смоленск и взял оный, и командиром был над козаками Золотаренко. Того же года Государь зимой был в Вязьме городе, а на Москве моровое поветрие было.

Тогда же Хмельницкий стоял под Хвастовом с войсками [15] козацкими, куда прислано ему и войску жалование золотыми копейками и медными в одной цене с серебряными, да ефимками (талерами) с печатью царской.

Тогда же Золотаренко с козаками взял Гомель и Новый Быхов.

Тогда же, зимой, Государь Царь Алексей Михайлович князя Радзивила, гетмана Литовского, с войском его прогнал и взял больше 200 городов, Витебск вырубил и Вильно разорил.

Того же 1654 года Его Величество Государь Царь принял титул: самодержца Великой, Малой и Белой России.

Тогда же под Старым Быховом Золотаренка убили, чье тело на погребении в Корсуне с церковью, для него же построенной, с попами и с людьми сгорело.

Того же года король польский Казимир послал и к Аслам Гирею, хану крымскому, 100000 (то есть, сто тысяч) золотых, но посланные с теми дарами не застали уже хана Гирея в живых, а те деньги новый хан Мелей-Гирей взял и пришел на Украину и много на Украине с татарами и ляхами разорения учинил.

1655 года, зимой, по Рождеству Христову татары с ляхами сначала двух полковников: Зеленского Брацлавского и Богуна Винницкого осадили в Умане, потом самого Хмельницкого, с козаками идущего, меж Ставищами и Охматовом, в поле осадивши, штурмовали всеми силами; но козаки, оглоблями санными ляхов и татар поразивши, трупами их, как валом, обоз свой окружили. Будучи же в великом стеснении без дров, воды и сена, аж третьего дня Хмельницкий сквозь окружение пробился через все татарское и ляшское войско и с великороссийцами и Пушкарем соединился. Это поле Дрижиполщина меж Ставищами и Охматовом. Тогда же ляхи позволили татарам брать в полон людей, не выступавших против них.

В том же 1655 году гетман Хмельницкий с боярином Бутурлином ходили под Камянец и под Львов и под Замосте, [16] особенно же часть войск обоих, пошедши, достигли Люблина и набрали там бесчисленных богатств.

Тогда же побывали и за Вислою, и двоих гетманов польских с войском их разбили.

Тогда же при возвращении на Украину много козаков, идущих порознь и спешащих домой, малым числом отлучавшихся из обоза, татары порубали, мстя за то, что поддались Государю великороссийскому.

Тогда же и сам Хмельницкий, с войском идя на Украину, встретился возле Озерной с ханом, и татары напали на козаков, где нечаянным случаем стеснили было войско козацкое; но после, оправившись, те дали им отпор. Потом обоим войскам давши отдых, был Хмельницкий у хана, взявши в залог несколько султанов, и с ним имел разговор, в котором хан кричал на него за то, что он поддался с козачеством под протекцию Государя великороссийского, а не султана турецкого, как обещал, и хвалился на него, стращая весьма; на что и Хмельницкий смело выговаривал за неприязнь татар и всякую корысть их, имеющуюся от войны козацкой, представлял, обличал умысел их отдать козаков в работу и плен ляхам или себе; также что и на великороссиян хотели войной идти для добывания себе Астрахани и прочее, и что хан Аслам-Гирей, умерший, нарочно с ордами из-под Берестечка бежал на погибель козакам.

1656 года гетман Хмельницкий со старшиною писали благодарственную грамоту уже до Его Царского Величества за принятие в оборону Украины и просили в оной о милостивом содержании, согласно постановленным пунктам.

После сего Хмельницкий гетман уже никуда войною не ходил, только по прошению Ракочого в помощь ему и шведам на ляхов посылал Антона Ждановича, полковника Киевского, а потом Юрася, сына своего, по прошению короля Польского будто, туда же отправил, и вслед ему, Юрасю, сам с войском стоял на Ташлике, пока ляхи Ракочого и шведа не изгнали из Польши. [17]

В эти годы через Мясковского Киселя установлена козакам граница от Лимана морского на Очаков до устья Днестра и от устья Днестра до вершины Горени, Горень до Припяти и через Припять до Быхова, через Днепр по-над Сожем к границе Смоленской.

1657 год Цесарь и Турок, зная, что король Владислав перед смертью согласился с сенаторами, хотящими избрать Государя российского на королевство польское, поскольку то для военного времени было хорошо, рассуждая, что для сего дела подходил Хмельницкий, и опасаясь, как бы те два государства, соединившись, не стали бы им препятствием, грозили оба Хмельницкому жестокою войною, ежели не отступит от Государя Великороссийского; и тогда Хмельницкий, не могущий таким сильным неприятелям противиться, не желая и присяжной верности своей Государю нарушать, в кручину и печаль впал и чуть ли не с того заболел и, после разговора о прежде бывшем бедствии отечества малороссийского и о многотрудном его от ига ляхского освобождении, поблагодарил всех за послушание в войнах и за гетманство, которое по общему всех желанию было ему вручено.

25. — Того же 1657 года Зиновий Богдан Хмельницкий больной, собравши старшину в Чигирине, вручил Юрасю, сыну своему малолетнему, гетманство, с согласия войска, со знаками и с наставлением, как ему управлять; и Августа 15 умер и погребен в Суботове.

Того же года Антон Кривонос, обозный войсковой генеральный в Польшу ходил, где Ракочого, князя Семиградского, ляхи взяли и извели.

Сказывают некоторые, что некий шляхтич, Хрещонович, подосланный от поляков будто сватать дочери, убил Хмельницкого.

Того же года Сильвестр Косов, Митрополит Киевский, преставился.

По погребении гетмана, старого Хмельницкого, Юрас, по [18] наговору старшинскому, cдал было гетманство, но после принужден принять и поручен в наставление Ивану Виговскому, писарю генералному войсковому, со товарищами. Того же года Виговский Пушкаря, полковника Полтавского, разбил.

1658 года Виговский, обойдя Юрася, удалил его от гетманства через боярина Хитрого, который прислан из Москвы по Пушкаревому, полковника Полтавского, на Виговского доношению или челобитию; но он, Пушкаръ, ничего своим челобитием на Виговского не доказал, ибо боярин Хитрой был прельщен дарами от Виговского, по каковой причине утвердил на гетманстве Виговского.

26. — В том же году Виговский утвердил с ляхами пакт; который бы козакам полезнее по пунктам Гадяцким был; и, начав замышлять зло, государству Российскому изменил и брата своего Виговского послал добывать Киев. Тогда же Пушкаря, полковника Полтавского, верного государева слугу, гнал, воевал и убил под Полтавой и город спалил с помощью татар и ляхов. Он же, Виговский, противного себе Силку в Зенькове захватив, город тот, а также Гадячь, Веприк, Лютенку, Сорочинцы, Миргород и многие другие отдал татарам на сир и разграбление.

Того же года приехал Дионисий Балабан, епископ Луцкий, на митрополита Киевского освящен в Царетраде.

27. — В том же 1658 году Государь прислал на Виговского князя Ромодановского с 20000 войска и несколько верных козацких полков с командиром их Иваном Беспалым; который преследуя Виговского, спалил Лубны, Перятин, Чорнухи и другие города. Тогда же в Варве осадили было Гуляницкого, полковника Нежинского, друга Виговского, но, не доставши, зимовали: князь в Лохвице, а гетман Беспалый в Ромне.

28. — Искра гетман не дошел из Москвы к Ромодановскому; убит под Песками Лохвицкими.

Зимой 1659 года россияне окружили Гуляницкого в Конотопе, но Виговский пошел с ляхами и татарами под Конотоп, [19] и там, внезапно напав на великороссиян, вырубил (а князя Пожарского ханский конюший зарубил по приказу своего хана уже за Сосновкою) и остальных под Путивлем поразил.

Того же года Юрас Хмельниченко через дворянина своего челядинца, Ивана Бруховецкого, в Сечи Запорожской жаловался на Виговского за гетманство; и поднестровцы и забужане и другие украинцы, видя, что гетман Виговский примирился с поляками, а от государя великороссийского отступил и Малую Россию опустошил, отдавая людей орде, Юрася Хмельницкого гетманом постановили в Браславе. Тогда же ляха Немирича чернь на куски рассекла, а также и Верещака и Сулиму, которые пакты Гадяцкие в Варшаве заключали. Тогда же Виговский, увидавший это, всеми, в сторону Государя Царя склонявшимися с Юрасем Хмельниченком, принужден был ими ему, Юрасю, булаву отдать, а сам в Польшу бежал.

Того же в 1659 году король польский прислал Юрасю подтверждение на гетманство, но он, склонявшийся к Великороссии, велел ляхов, через Виговского наведенных, выслать вон из Украины, а возражавших бить.

Тогда же Цюцюра, полковник Переяславский, будучи вместо гетмана, выгоняя ляхов из Украины, пять хоругвей в Нежине высек, также в Чернигове и во всех городах. Юрий же Хмельницкий с Серком, кошевым, взявши Чигирин, поклонился Государю Царю и подтвержден был через боярина Трубецкого на гетманстве. Тогда же новых людей из-за Днепра под царскую державу пущено в новые слободы, разделенные на пять полков, и в них учреждены полковники: в Сумах, Ахтирце, Харькове, Узуме и в Рыбном.

1660 года Юрий Хмельницкий гетман с боярином Василием Васильевичем Шереметом из Кодачка ходил в Польшу, где сперва страх учинивши во всей Польше, гетмана коронного поразили в Дубно и много добычи взяли. Тогда же король польский, по смерти неприятеля своего, короля Шведского, с войском [20] ляшским и татарским напавши внезапно на Шеремета, под Чудновом и Слободищами осадили и, принудивши его к миру, когда он, Шереметов, мирных договоров (ибо он обещал и Киев полякам отдать, но то, поскольку послано войско польское под Киев, не вышло) не мог исполнить, живого его татарам в неволю отдали. А Юрась бессильный, иным путем командированный и не соединившийся с войском, осажденный также ляхами и татарами, сам ранее того сдался. (В латинской печатной книжице 3 иначе я читал, ибо там пишется, что Юрас отдельно от Шеремета стоял, жестоко сражался с ляхами много часов, и каких начальников ляшских козаки, при Юрасе Хмельницком бывшие, побили, именно это там напечатано; и когда Шеремета взяли, он де оборонной стороной до Киева с козаками пошел, и козаки, которые были при Шеремете, к ляхам в ляшскую неволю попались и татарскую, а другие, еще прежде бежавшие из обоза Шереметового, также к ляхам в ляшскую неволю и в татарскую, поскольку татары, не допуская до обоза ляшского, хватали себе козаков, а оборонявшихся убивали; однако penes autores fides sit.)

Тогда ляхи, ободрившись, снова было захватили Украину, но Сомко, от Юрася отложившийся гетман, всех ляхов выгнал из Украины и очистил Украину посюстороннюю, то есть: Переяслав, Нежин, Чернигов и проч.

Того года Марта 11 солнце затемнилось.

29. — Того же года Сомко гетман завоевал Борисполь.

Того же года Юрась с ханом, ляхами и с козаками своими союзниками приходил под Переяслав воевать Сомка, назвавшегося гетманом, противным Юрасю. Тогда же татары зимою нападали на Стародубовщину за Мглин и на города Московские.

1662 года по весне князь Ромодановский с Сомком в [21] Ираклиеве Юрасово войско, ляхов и татар побили и город спалили.

Тогда же в Козельце козаки партии Его Царского Величества полным гетманом утвердили Сомка.

Того же года Юрась снова с ляхами 20,000 войска выбил Сомка в Переяслав, но Ромодановский с Сомком, прогнавши его, вместе побили его войско, иное же, уходя, в Днепре против Канева потонуло, а остатки Каневский полковник, Иван Лизогуб, с войском своим ловили и забивали; за что его Юрас Хмельниченко по подстрекательству ляхов в Чигирине и Михаилу Гамалею еще с двумя полковниками велел расстрелять.

В том же году еще Юрась с татарами под Бужином на великороссиян нападал, но потом, отдавши гетманство Тетере, в чернецы постригся.

30. — Тогда же и Васюта, Нежинский полковник, гетманом обозвался.

31. — Сначала запорожцы сами Бруховецкого огласили гетманом; а после под Нежином черною радою при князе Голицине избрали его мимо Сомка, верного Государю слуги, и мимо Васюты и других, ибо князь, присланный от Царского Величества, дарами от Бруховецкого наполнен, Бруховецкого руку держал; который с Бруховецким и оклеветали Сомка, Васюту и прочих иных полковников Государевых. Тогда же по указу, присланному из Москвы, Бруховецкий Сомку, Васюте и другим полковникам велел поснимать головы, а на их место поставил из запорожцев; и тогда запорожцы великую беду людям чинили и грабительство с поблажки Бруховецкого. Обесчестило себе в глазах людей войско запорожское, христианское, не меньше татар измываясь всячески, глумились над честью девичьей и женочьей и бедные мужи и отцы не смели перечить их бесчинству басурманскому; а когда кто, хотя и кротко упрашивали о пощаде жен или детей, то таким доставалось как от ненавистных ляхов к православию; но запорожцы — своя родная кровь малороссийская [22] одной веры православной благочестивой! А сколько забили они людей, защищающих честь семейную, страшно и вспомнить.

Того же года король польский Ян Казимир осенью, с войсками маршируя в Малую Poccию к Глухову, Салтикову Девицу, город и замок под Черниговом над Десною, сопротивлялся много, после же когда по договору сдался, вырубал, иных же в неволю забрал; Остра же, и Нежина, и Батурина не добыли; был же при нем и Тетеря, гетман Чигиринский со товарищи.

1664 году король польский Казимир добывал Глухов пять недель, где был Животовский затворившись, но, получив известие о сближении войска российского и козацкого с Бруховецким гетманом, отступил от Глухова на Пирогувку чрез Десну, где и потреба была; поскольку Григорий Григорьевич князь Ромодановский и гетман Бруховецкий с козаками туда приспешили. Король же через Десну переправился уже, и на Десне война была уже перед весною и теплотою, река портилась и короля не пустили в Новгородок, но он стоял в монастыре; не мало потерявши войска везде, пошел через Стародуб к Могилеву, а воевода Чарнецкий к Чернигову пошел и королевское войско от Брянска князь Куденекович рвал нападением; там много войска королевского пропало.

Тогда же Бруховецкий города, королю польскому не могшие противится да поклонившиеся, разорил и много старшины погубил.

Того же 1664 года, Марта 15 дня, Чарнецкий, воевода руский, (т. е. малороссиянин и по вере православный) и Тетера гетман Чигиринский Ивана Виговского, бывшего гетмана, за подозрение велели расстрелять, а выдал Виговского хан крымский, показавши Чарнецкому письма, которые Виговский писал хану, побуждая его на ляхов.

В том году Серко, от Чарнецкого осажен в Бужине, в самое светлое Воскресение атаковал из Бужина и много ляхов поколовши, в степи ушел.

Тогда же Чарнецкий Бужин и Суботов спалил, в Суботове [23] тела Зиновия Богдана Хмельницкого и сына его Тимоша из гробов выбросил, в пепелище велел вкинуть. Поляки сильно скорбели о таком поступке варварском Чарнецкого по той причине, что на них ложилось пятно; честь ляшская претила над мертвым надругание, хотя и врагом при жизни; а Чарнецкий, будучи козаком и гетманом православия благочестивого, мог такое надругание великое учинить над своим кровным. Вот так козаки чинили зло с телами умерших ляхов, как уже упомянуто, но они по ненависти к ляхам, как римского вероисповедания, за притеснение их веры, унией чинимые, и по слепоте разума свого ожесточенные, как звери, не имеющие души бессмертной.

Да того же года Чарнецкий со всем войском коронным был под Каневом и под Белою Церквою и Стеблев на ясир отдал орде, а Ставища не сдались; где Чарнецкого и застрелили. Того же 1664 года по Тетериному доносу король Казимер Юрася Хмельницкого, шурина его Тетери, и Гуляницкого в Мал-Борк сослал на заточение, и митрополита Токальского в Новый Двор на заточение.

Того же года Бруховецкий ходил под Черкасы и взял; от Чигрина же Тетера с ордою прогнал его.

Того же года в Чигирине мор великий был. Тогда же Серко атаман сечовый с козаками за Днестром в Белогородщине села ханские завоевал; и Маховский оного на пути разбил.

1665 год - Бруховецкий гетман посылал Якова Лизогуба, есаула генерального, с канцеляристом Быховцем до Анки за позволением Государевым набрать Калмыков, которых 6000 и препроводили к гетману; да он же Бруховецкий того же Якова Лизогуба, придав ему войска козацкого, командировал под Белую Церковь, где Яблуновского гетмана польского разбили и много ляхов живыми в плон с великой добычею к гетману препроводили.

32. — Того же года по смерти Тетериной назвался за Днепром [24] гетманом Опара, на которого вышел было с запорожцами Суховей, писарь запорожский, но того Опара прогнал с татарами под Стебловом. Потом та же орда, им же, Опарой, званая, Петра Дорошенка, его же есаула генерального, на гетманство поставив, Опару к королю польскому Казимиру отослали, где Опару и смерти предали.

Того же 1665 года гетман Бруховецкий ездил со старшиною в Москву, откуда писаря генерального Шийкевича в Сибирь сослали на заточение, и гетман с милостию отпущен на Украину.

Тогда же гетман Чигиринский Дорошенко начал Украинские полки под короля польского преклонять и уговаривать всяким образом.

34. — Тогда же Децик вызвался быть гетманом и Польшу опустошал, но пойманный, в тюрьме Нежинской умер.

1666 года по Рождестве Христовом гетман Бруховецкий, другой раз будучи в Москве, приехал оттуда уже с воеводами, которые, во всех знатнейших городах стали жить для сборов от всего. Тогда же по весне прислали из Москвы списчиков и переписали людей и промыслы их, чем кто орудует, и земли их, и от всего того наложили дабелу (дань) на посполитых.

Того же года осенью Переяславцы присланного им полковника Дацка убили и в замке воеводу добывали, но не добыли, город же спалили и под Дорошенка, гетмана Чигиринского, поддались, которых князь Щербатов в Золотоноши доставал, но Дорошенко с ордою от князя оборонил их. Тогда же орда по-за Нежином и Прилукою все села забрала, пока все люди без опаски были. С той же ордою Дорошенко Маховского, гейментара ляшского, за обиды ляхские в Браилове живого взявши, отдал в неволю татарам.

Того же года была измена (на Москве) от Стеньки Разина и его бояр против Государя Царя. Того же года чудо явилось в селе Курене под Батурином месяца Мая 16 дня; там в поле наделов нивных на пять, которые кровью покрылись и так продолжалось [25] три дня; потом та кровь в том же озере по берегу на землю как роса пала и семь дней видима была вокруг того озера, свежею стояв на траве.

1667 года из Москвы от Его Царского Величества прислан был Косогов на Запорожье для охраны Сечи от орды, но запорожцы, его невзлюбивши, отправили его вскоре.

Того же года Дорошенко, гетман заднепровский, Яна Собецкого, гетмана коронного, в Подгайцах окружил. бил его и, примирившись, выпрошен был поляками и им дарован. Тогда же Серко с запорожцами гостил в Крыме, где, хана прочь прогнавши, более недели дома татарские палили и грабили.

В том же году Юрас Хмельницкий и митрополит Токальский из ссылки отпущены на Украину из Мальборка, города прусского, а митрополита Киевского из Ново-Дворья.

Того же года комиссия о мире с поляками под Смоленском закончилась, по той причине, что ляхи возмутили народ украинский, будто козаков им снова во владение отдадут.

Тогда же Дорошенко письменно обвинял Бруховецкого, что тот позволил воеводам порабощение людей. Да тогда же запорожцы возмущали людей к бунтам.

В 1668 году на Богоявление гетман Бруховецкий велел воевод из городов выбивать и выбили всех, кроме Нежина, Чернигова, Переяславля и Киева, (ибо там, остерегшись, не дались). Еще то сдедал Бруховецкий и по той причине, что много бил челом в Москву на воевод за обиды, людям от них дающиеся, но желанной оттуда не получил резолюции. Тогда же вероломный Бруховецкий посылал поддаваться с Украиной туркам и орде. Того же 1668 года козаки все и заднепровские, вознегодовавшие на Бруховецкого за его безумные поступки, когда по дружбе съехался вместе с Дорошенком, гетманом чигиринским, который его принял ласково, то Дорошенко и козаки выдали Бруховецкого черни, которая под Опушнем, избивая его, забила; Дорошенка же опубликовали и утвердили обоих сторон Днепра гетманом. Тогда [26] Дорошенко на князя Ромодановского под Котелву ходил воевать и под Путивль, оставивши наказным гетманом в Малой России Демьяна Многогрешного, сам отъехал до Чигирина, поскольку помешало ему то, что с двора его пришла печальная весть, что жена его Дорошенка через плоть с молодым знается, (то есть по просторечию - в гречку с молодшим его по летам скачила) то есть супружескую измену учинила; и для того, рассказавши старшинству крепко войною беспокоить воевод остальных городов: Переяславля, Нежина и Чернигова, спешил в Чигирин; орда же, при нем бывшая, на пограничье Московском взявши ясир, повернула в Крым.

Того же года по Семене (т. е. первого Сентября) князь Ромодановский пришел на защиту воеводам, Нежин город разграбил и спалил.

35. — Того же года Суховей, писарь запорожский, особо поставлен гетманом в Сече по совету хана крымского, которому тогда запорожцы поддались. В том же году Суховей и с татарами и с Дорошенковым братом Григорием приходили на Многогрешного, который уже тогда примирился с князем Ромодановским; тогда же сына Ромодановского, князя Андрея, орда взяла в Гайвороне, а сам отец до Путивля отступил обороняемой стороной, а татары с запорожцами повернули в Крым; Григорий же, брат Дорошенков, видя, что заднепряне уже снова приходят к сговору с Москвою, отступил с войсками своими к Каневу.

36. — Многогрешный поставлен целым гетманом и отписавшись к Государю, получил через Ромодановского подтверждение себе и милость ко всей Малороссии с прощением измен бывших; а то происходило в Глухове 1669 года.

Тогда же запрещено быть воеводам, кроме в Киеве, Чернигове, Нежине и Переяславле; да и там в малороссийские дела не мешаться и до людей ни в чем не мешаться и не интересоваться, и прочие статьи утверждены; в то [27] время Дорошенко через Портянку да через Белогруда, судью, поддался султану турецкому, и санджаки ему от султана для охранения его присланы были. Тогда же запорожцы со своим гетманом Суховеем и с ордою и с украинскими козаками, на Дорошенка поднявшимися, осадили было его в Кононче, но чаус турецкий освободил его.

37. — Того же времени Суховей отдал свое гетманство Михаилу Ханенку, полковнику уманскому.

Тогда же Дорошенко посылал к Лохвице для склонения к себе орду, которая много себе там ясиру нахватали.

В том же 1669 году Юрий Хмельницкий (оставив монашество) с ханом, Суховеем да с татарами крымскими и запорожцами наступили было на Дорошенка и на орду Белогородскую в Стеблеве, но Серко с тою ордою освободил его.

Того же времени Юрася Хмельницкого Белогородская орда, поймав на пути, отослала в Царьград, где посажен он в Едикул.

Тогда же Дорошенко как расположил орды на квартирах, так они, всяк со своей квартиры людей побравши, прочь пошли.

В 1670 году Ханенко в Сечи кошевым стал и связался с королем польским Михаилом Вишневецким, и в 1671 году (король) прислал под Кальник знаки войсковые гетману, там же от войска выбранному Ханенку и по статьям гадяцким землею до речки Случь владеть позволил.

В 1672 году на Богоявление Дорошенко с ордами усмирял города на Украине; после Уманцы пехоту его из города выбили и, полковника их Жеребила убивши, поклонились Ханенку.

Того же года на середину поста старшина своя Демьяна Многогрешного ночью в Батурине взяли и на Москву отослали. Сей гетман Малую Россию всю усмирил под державу Царскую и за преступления прежних гетманов с забвением прощения испросил у Царя. [28]

В том же году сам турецкий султан пришел, Каменец Подольский с ханом и Дорошенком взял Августа 18 дня. Тогда же турок все Подолье опустошил и от короля дань взял и примирился с ним.

38. — Того же 1672 года месяца июля под Козацкою, избран вольными голосами гетман Иван Самойлович попович при князе Ромодановском и присягал со старшиною на верность Царскому Величеству и наследникам его и статьи ему даны, утверждающие вольности козацкие. Тогда же перед установлением гетмана просила старшина Его Царское Величество объявления себе статей комиссии Смоленской, о которой не ведая козаки, от поляков ложными ведомостями возмущенные, что якобы отданы им в работу (о том написали Мокриевич и Урбанович канцелярист, и те знать дали, что вскоре ляхам Украину отдадут) и для того от Царя отступили было с Бруховецким; и потом объявлено грамотой, что Государь Киева и Малой России не уступит ляхам никогда, но под своею милостивою обороною содержать их вечно обещался по правам и вольностям козацким и по глуховским статьям.

В 1673 году прежний кошевой Серко с запорожцами и калмыками Крымской и Белогородской орде учинили разорения не малые.

В сих годах Рославец, полковник Стародубовский, да Семен Адамов, протопоп Нежинский, были доносчиками на гетмана Самойловича; когда же не доказали, осуждены были на смерть, но посланы в Сибирь; с которыми в согласии были Переяславский Дмитрашко и Прилуцкий Лазарь, у которых за это имения были поотобраны, а их самих в тюрьму заключили было на время.

В 1674 году князь Ромодановский и гетман Самойлович с войском ходили на Дорошенка, а Черкасы и Канев сдались и статьи получили.

Тогда же Дорошенко посылал на оборону Корсуня города семь полков из Чигирина.

Тогда же Лысянцы выбивши Дорошенкову старшину и Дорошенкового [29] брата гетману Самойловичу выдали и почти все полки украинские поддались Его Царскому Величеству.

Того же года, по смерти короля польского Вишневецкого, Ханенко булаву и бунчук и войско свое Самойловичу отдал и жил в Киеве, укрываясь от Дорошенка.

Того же года при князе Ромодановском в Переяславле старшина обосторонняя Самойловича на обе стороны Днепра гетманом поставили, и Дорошенко обещал туда совсем прибыть; но другие не допустили с сердюками. Тогда же Дорошенко с ордою, компаниею и чемерисами ближайшие города воевал, попалил и залоги Самойловичевы орде отдал. Того же года в месяце мае Дмитрашко, переяславский полковник, от Самойловича с войсками под Смелую посланный, сойдясь под Орловцем с великою ордой и с Андреем Дорошенком, так их поразил, что множеством трупов поля укрылись.

Того же 1674 года князь Ромодановский и гетман Самойлович в Чигирине Дорошенка осаждали, но, послышав о вторичном марше турецкого цесаря, ретировались к Черкасам и далее через Днепр.

Тогда же Турецкий султан брал городки иные по той стороне, а иные войной великой подоставал, как то: Ладыжин с Мурашкой затворившимся, а Умань, Стену, Бар и прочие с помощью хана крымского, желающего Дорошенка разорить.

Тогда же турок с поддавшихся себе городов позабирал детей и оных побасурманил и пошел в свою землю.

В 1675 году заднепряне, оставляя свой край опустошенным турками, начали переходить под гетмана Самойловича.

Того же года пехота Дорошенкова новому польскому королю Яну Собескому поддалась.

В 1675 году князь Григорий Ромодановский с Самойловичем гетманом ходили на Чигрин гетмана Дорошенка доставать и, не доставши, отступили, при известии от Дорошенка, что орды великие ему Дорошенку шли на помощь. [30]

Тогда город Корсунь весь в Малую Россию на проживание перегнали; сей город после с церквами спалили ляхи.

Того же года Серко с запорожцами на подданство Царскому Величеству склонился, а янычар турецких, при нем находившихся, в Москву послал.

Того же года Митрополит Киевский Иосиф Нелюбович-Токалский преставился.

В 1676 году князь Ромодановский и гетман Самойлович с войсками и Смоленская шляхта ходили к Чигирину на Дорошенка, и, не проливая крови христианской, Дорошенко сдался на присягу князя Ромодановского и гетмана Самойловича; и по договору Дорошенку позволено жить в Соснице и там же ему даны владения.

39. — Того же года от короля польского Остап Гоголь гетманом поставлен и жил в Дымере.

Того же года Великий Государь Царь и Великий князь Алексей Михайлович преставился.

Того же года принял скипетр Великий Государь Федор Алексеевич, сын Алексея Михайловича.

В 1677 году султан турецкий выпустил из заключения непостоянного Юрия Хмельницкого на Украину, для собирания войска и дал ему титул князя русского и гетмана запорожского. Того же года велено указом Его Царского Величества Петру Дорошенку, гетману Чигиринскому, приехать в Москву для отдания поклона; где по прибытии он пожалован волостью Ярополскою, дворцовою Государевою 1000 дворов и двор каменный и велено ему жить вечно на Москве.

Тогда же в месяце июне Юрий Хмельницкий с сераскер-пашею и с ханом крымским, подступивши под Чигирин, четыре недели добывали (a там уже великороссийская и козацкая застава была), но не добыли и с великим уроном для войска своего и со стыдом отошли. Тогда же князь Галицын с войсками близ Днепра в Пивах стоял. [31]

Тогда же Россияне город Чигирин и крепость, то есть замок, подчинили и шанцы заровняли, в Черкасах, Медведовце и еще кое-где залоги свои оставили, в Чигирине же Ржевского да Коровку, полковника киевского, поставили.

В 1678 году на всеедную орды в Переяславском уезде урон чинили. Того же года гетман Самойлович для платы войску охотному аренды на горилку (т. е. водку) назначил.

Тогда же великороссийские и малороссийские войска снова ходили под Чигирин на оборону от турков, с Юрием Хмельницким наступивших, и до прихода туда на Припятисе (sic) (речке) сильно бились и под самым Чигирином, а особо на горе обоз турецкий захватили со всем; но на козаков, только на добычу павших, снова турки напали и урон великий козацкому и великороссийскому войску причинили, от обоза своего козаков прогнали и подкопом город Чигирин взяли турки Августа 11 дня; одолевши же Россиян, гнали их к Днепру, где князь Ромодановский и гетман Самойлович, окопавшись сильно, турчина отбили и прогнали прочь. Юрий Хмельницкий тогда же, час легкий, турок и татар себе выпросил, с ними да с неким Яненком Канев с людьми спалил. IIpoчиe же города из страха перед турками поклонились ему и в ту пору писался он, Юрась, князем русским и гетманом запорожским.

40. — Яненко, назвавшийся гетманом, с Белогородскою ордой под Козельцом и под Носовкою села грабили.

Того же 1679 года Хмельниченко Юрий с крымской ордой выходил и совершал набеги до Лукомля, до Яблунова и до Ирклеева.

Тогда же по причине великих снегов много татар и коней их пропало, ибо покинула их удача; первые снега талые были, после всеедной превеликие снега выпали.

Того же года от Семена гетманича Яненко бежал из Корсуня, а гетманич Корсунь, Мошну, Драбовку и иные в Малую Россию перегнал за Днепр. [32]

Того же 1679 года войска великороссийские и малороссийские под Kиeвoм находились для обороны от турков. Тогда же под Киевом на Днепре первый мост на байдаках устроен.

Того же года турки Казикермен и Таван осадили, а российские войска с Серком разорять ходили.

В 1680 году хан с ордами около Мерла и в слободах на 30 миль людей пленил.

В 1681 году войска великороссийские с князем Галицыным и Ромодановским под Путивлем были, до которых и гетман Самойлович ездил.

Того же года с понедельника на вторник под Переяславлем на святого Апостола 16 Ноября земля тряслась.

Того же года Декабря 15 показалась комета великая на небе, как метла, и пропала через несколько недель.

В 1682 году турки ограничили Пoдoльe за Стир до Черткова медными столбами.

Того же года преставился Государь Царь Великий князь Федор Алексеевич с великим плачем общенародным; ибо сей в милости великой держал Малороссию и напевы малороссийские по церквам повелел петь и одежду малороссийскую великороссиянам повелел носить.

В 1683 году польский король Ян Собеский против турков под Веден (Вену) ходил для обороны Цесаря христианского с козаками полков: Корсунского, Фастовского, Белоцерковского и прочими, охотою ходившими, где победив турков, прогнали их прочь с великим их же турков уроном; после чего турки, возвратившись, разбили ляхов, — однако после, за прибытием цесарцев 12-ти тысяч, турчины носа утерли добре и весьма и, нагоняя их в пути, рубали и кололи турков во множестве.

Того же года преставился архимандрит печерский Иннокентий Гизель.

41. — В 1684 году у короля Собеского поставлен гетманом запорожским Куницкий в Немирове; сей ходил в Белогородщину [33] татар воевать, а когда началась война с татарами и опасность, видя, что сила великая у татар, убоялся и ушел с малым числом людей, надеясь, что они, козаки, пропадут; однако козаки, сильно обороняясь от татар, возвратились, и за то убили козаки его.

42. — В 1685 году после Куницкого запорожец Могила гетманом поставлен; сей турков с Подолья выгнал.

Того же года гетман Самойлович по указу объехал границу Литвы до полка Стародубовского на Соже реке, от Гомеля до Рославля.

В 1686 году король Собеский мир учинил с Их Царским Величеством в Яворове и обещал не добиваться Украины и Смоленска вечно.

43. — Тогда же некий Драгонич гетмановал за Днепром.

Того же года преосвященный епископ Луцкий Гедеон Святополк-Четвертенский приехал на престол митрополии Киевской.

Того же года Ефим Лизогуб с женою и детьми ездил в гости к Дорошенку, тестю своему, на Москву, за позволением Государевым и гетманским.

В 1687 году князь Василий Васильевич Галицын и гетман Самойлович ходили под Перекоп с великими силами московского и козацкого войска, но за бестравием и бездорожьем вернулись от Кунской.

Тогда же, вернувшись из-под Перекопа по донесению старшины в обозе на Коломаку взят гетман Самойлович июля 30 дня. Сей гетман сперва очень был благосклонный и благопокойный, после богатством возгордился и. в высокомерие впал непомерное и не только на козаков, но и на духовный сан нимало взгляду не обращал: до двора его с палицею не ходи; в церкви никогда с дарами братскими не ходил, но священник до него носил их; то же и сыны его чинили: и ежели где кто-либо выезжал на охоту, тому следовало бы побеспокоиться о священнике, поскольку [34] то себе за несчастие имел; будучи сам поповичем, а с великою помпою ездил: без кареты и за город не выезжал ни сам, ни сыновья его; а с детства всякие способы измышлял: аренды, станции великие; затягивал людей кормлением и прочими притеснениями; за что Государь и Бог отмстил: ибо сперва без чести всякой делали как какие злодеи; и так голым самого Самойловича и сына его младшего Якова на простой телеге московской повезено в Москву; сына же его старшего Григория, сыскавши в скорости, когда уже Иван Мазепа, бывший есаул генеральный, гетманом был оглашен, после многих пыток в Севске голову ему отрубили и погребли без похорон; к тому же к исповеди ему и священника не дано; а жену гетманскую с малым имуществом отослали до Седнева на проживание; а приятели же его все в бесчестии и ненависти ушли от людей. На том закончилось гетманство Ивана Самойловича июля 23 дня, в субботу.

Того же июля 25 дня в году 1687 постановлен гетманом Иван Мазепа, есаул войсковой, который тогда же Григория гетманыча Самойловченка, за Днепром татар с окольничим Неплюевым воюющего, сыскал, чтоб, послышавши о перемене судьбы отцовской, какого мятежа не учинил; и ему, Григорию, в Севске голову снял, а другого гетманича младшего, Яцка, в Сибирь сослали; — был он гетманом 15 лет и 1 месяц.

Тогда чернь и мужики панов своих, а более того арендодателей грабили, а иных мучили, до смерти забивали, по городам и в войске; и полковника Прилуцкого Лазаря в войске (убили), так, что бунтовщиков усмирили разными казнями смертными.

Иван Мазепа роду шляхетского, повета Белоцерковского, старожитной шляхты украинской и в войске известной.

В 1688 году город Самару великороссияне и козаки устроили. Того же году Цесарь, разбивши турков, взял Белагород, сербскую столицу, и Соленик, а козаки Очаковский посад сожгли и татар забрали в полон немало.

В 1689 году рано пошли повторно на Крым князь Василий Васильевич [35] Галицын и гетман Мазепа с великороссийскими войсками и козачими многими и не без

трудностей дошли до Перекопа; когда начали к шанцам приступать, то татаре боярину князю Галицыну откуп предложили, а дали червонцами, в бурдюки насыпанными, но больше ложными личманами, а закрыто сверху добрыми; за что от войска и гетмана немалое было возмущение на князя.

Тогда же Мазепа гетман с полковниками был на Москве у Их Царских Величеств: Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича и милость обрел великую и многие грамоты с печатями золотистыми на местности в вечное владение были утверждены; в то же время бояре некоторые за измену и стрельцы казнены, а Галицын в Сибир сослан.

Того же года преставился митрополит Киевский, князь Четвертенский, а на его место в митрополиты избран Варлаам Ясинский, архимандрит Печерский.

Того же года, августа 9, пришла великая саранча; напала на края Литовские, но в Литву не пошла, осталась в Полесье около Сожа; а которая шла на Киев, пошла в Польшу к Шлёнску за Днепр на Волынь, а другая на Украине осталась около Нежина, Чернигова и на Севере около Стародуба зазимовала, Московских краев не захватила за Свинскую и Камарицкую волость; пожрала всю ярину и жито, которые застала не пожатые; — все поела и оттого бездорожье сотворила; и от вони саранчи кони болели и издыхали и всякое быдло, ибо с травою и саранчу пожирало, так же и мясо их смердело саранчою, и куры гусы, утки и индюкы.

Того же года преставился Святейший Патриарх московский Иоаким.

В 1690 году войско козацкое ходило под Очаков и обиды многие татарам причинило. В том году полки козацкие до Самары поочередно по четвертям года для охранения ходили.

После гетмана Могилы заднепровским гетманом был Самусь, [36] на Поднестровье от короля поставленный, и булава со знаками ему прислана.

В сих годах было много полководцев охотных ватаг, которые, в степях диких ездя, внезапно на татар нападали, а христиан, в неволю взятых, отбивали и в отечество их отправляли, коней же и добычу татарскую себе забирали, а татар некоторых рубили, а других в Москву и Польщу отсылали.

Из тех вожаков знаменитейший был Семен Палей; сей, в Фастове поселившись с позволения королевского, множество татар, сам ходя и посылая войско свое охотное на них, разбил и большую услугу Польше и России оказывал; но ляхи, возненавидевши его, заслали было его на пруссов в Мальборг; он же оттуда бежал, снова на татар ходил, а также и на ляхов, на него нападавших, не единожды сам нападал и всегда счастливо;— однако от короля самого да от Его Царского Величества имел милость и жил во всяком довольстве как бы гетман, располагая войско свое на Полесье и пошлину пасек десятину брал на Украине, будучи только полковником фастовским. Когда же Рустич рейментар с великим войском на Палея пришел, тогда Самусь с войском палеевым вместо него, на войну не пошедшего, под Бердичевым всех ляхов побил и обоз взял;— только сам Рустич бежал через речку вплавь. После же Палей и полковники заднепровские повиновались гетману Мазепе, и Самусь, отдавши ему, Мазепе, гетманство свое и знаки, полковничал в Богуславе; но Мазепа потом, обедавши в доме Палея, на последок его оклеветал перед Царем и в Сибирь сослал.

А прежде того, в 1692 году, зимою около Демонтова орды людей пленили, но Гамалея с командированным войском прогнал их за Днепр.

Тогда же козаки компанией под Очаков ходили и с ясирем значительным вернулись.

Того же года между шестилетними науками в Киеве посланы [37] были к Государям Царям Ивану и Петру Алексеевичам с решением печатным, и возили его Обидовский да Лизогубы два: Андрей да Яков; по челобитию же перед Их Величествами получили милость и жалования и велено дать грамоту, подтверждающую свободно училища производить и на братские местности.

Того же 1692 года канцелярист Мазепы Петрик, бежавший на Запорожье и в Крым, приходил с ордою и опустошал Полтавщину и города себе покорял, называясь гетманом запорожским. Тогда же Мазепа с полками против орды и Петрика выходил и прогнал их.

В 1693 году сын ханский с Петриком зимой под Полтаву и в слободы набегали.

В 1694 году на масленицу татары в Переяславских селах зло значительное поделали, села попалили, а много людей в неволю забрали. Тогда же компания и городские козаки и Палей, на Очаков пойдя, опустошили и 300 живых турок с хоругвями их в Батурин препроводили.

Того же года. Черниговский полковник Яков Лизогуб с 20000 козацкого войска на Буджаки за Днепр ходил, Паланку и многие села разоривши, с великой добычей и ясиром несколькотысячным и скотом без числа счастливо возвратился на Украину; ему и булава гетманская под Каменем была поверена; и тот ясир к Государям на Москву отослан, за каковую службу жалование пребогатое получили.

Тогда же запорожцы под Перекоп ходили и на Черном Mopе шатры достали, 8 гармат взяли и ясиру немало.

Тогда же Яков Лизогуб, полковник Черниговский, с войсками зимовал по-над Днепром, от Воронкова до Переяславля располагал войско для обороны от татар.

Того же года большие татарские злые силы, под Львовом будучи, фольварки попалили и людей многое число взяли в неволю, после чего, прослышавши о готовом козацком войске, на Польшу уже напали. [38]

Того же года июня 7 дня татары Белогородские в Фастове Палея воевали и не без урона себе, не одолев, ни с чем отошли.

Тогда же городок Брусилов совсем татары разрушили и людей в неволю забрали.

Того же года кляштор (церковь при монастыре) Доминиканский, в Киеве на Подоле бывший, Преосвященный Варлаам Ясинский, Митрополит Киевский, во имя верховных апостолов Петра и Павла на церковь православную освятил.

1595 года Государь Царь Петр Алексеевич с войсками ходил под Азов, но не взял, только каланчу; там же был Обыдовский наказный гетман с козацким войском.

Тогда же Борис Петрович Шереметов с Московскими войсками, а Мазепа гетман со всеми полками козацкими, собравшись под Переволочною, сперва Якова Лизогуба, полковника Черниговского, с войском командированным на судах отправили Днепром; пороги которого переправивши не без трудности, пришел в Сечь. И там войско запорожское заохотивши на басурман, пошли прямо все под города Турецкие и многие с неприятелем имели стычки до пришествия Шеремета с гетманом; который, штурмуя несколько дней и ночей, в один день в Спас четыре турецких города взяли, а именно: Казикермен, Имуберек, Шинкгерий и Аслам дотла разорили — только Таванский Муштар оставили и своими людьми снабдили; людей же с пожитками забрали многими и послано с ведомостью до Его Царского Величества Иоанна Алексеевича от Шеремета князя Волконского и от гетмана—Евфима Лизогуба, хорунжего генерального, что с радостью принято милостиво, а до Его Царского Величества Петра Алексеевича послан был бунчужный генеральный Скоропадский с той же ведомостью — под Азов и жалован.

1696 года хан с Петриком опустошал Полтавщину и Миргородщину, но полковники: Гадяцкий Борухович, Миргородский — Данило Апостол, Полтавский — Герцык с козаками татар [39] всех разбили, из которых одни на Днепре, a иные на Ворскле речке утонули; в ту пору на Голтвах Чурку, есаула полкового Гадяцкого, поймавши, замучили и из живого сердце вынули. Того же времени и гетман сам к Лохвици приходил против татар и Шереметев от Белграда двинулся на них.

Тогда же Мазепа Казикерменских турков отослал в Москву, за свою службу великую милость от Пресветлейшего Государя, Царя Иоанна Алексеевича, и жалованье пребогатое получили, парчами, бархатами, атласами, сукнами, соболями, каретами, роструханами (кубками) и деньгами.

Того же 1696 года по смерти блаженной и вечной памяти Государя Царя Иоанна Алексеевича ходил под Азов Государь Царь Петр Алексеевич с множеством войска, куда и 15 тысяч козаков с командиром Яковом Лизогубом, полковником Черниговским, ходило, которому Лизогубу и булава гетманская под Каменем была вверена, где по многих штурмах и приступах военных первыми козаки блякавз (укрепление) турецкий с шестью пушками отбили и город взяли; о чем и грамота Его Царского Пресветлого Величества Царя Петра Алексеевича до Святейшего Патриарха Московского Aндpиянa из Азова писана, которой копию здесь не неприлично сообщать, и сообщается:

Грамоты копия, 1696 года июня 20 дня, с Азова завоеванного писаной, которая грамота пришла на Москву июля 12 дня. "Bceсвятейшему Кире Андрияну, Божиею милостию архиепископу Московскому и всея России и всех северных стран Патpиарху, во Святом Духе отцу нашему и богомольцу глубокого мира и твердого стояния во благочестии церкви Христовой восточной, здравия же и благоденствия, вкупе и душевного спасения от Господа Бога в Троице славимого усердно сподобится желаем.

По прежде писанному нашему извещению Вашему Святейшеству о целости здравия нашего и о военных наших трудах довольно предложено, а ныне извещаем: милостию превеликого Бога нашего, в Троице славимого, и предстательством Пресвятой [40] Богоматери девы Марии и молитвами всех святых, тех наших военных трудов радостное облегчение приняли мы таковым образом: Когда по повелению нашему промыслом и усердно радетельными трудами боярина нашего и большого полку воеводы Алексея Семеновича Шейна, великороссийские и малороссийские наши войска, в окружении будучи, около града Азова земляной вал к неприятельскому рву отовсюду равномерно подошли из-за того вала, ров заметав и заровняв отовсюду, тем же валом через тот ров до неприятельского вала дошли и валы были столь близко, что если возможно было с неприятелем кроме оружия одними руками сражаться; уже и земля за их вал метанием в город сыпалась.

И сего же настоящего июня 16 числа в пятницу малороссийcскиe наши войска, по жребию своему в тех трудах пребывающие, (при которых неотступно пребывал муж добродетели и в военных трудах искусный, гетман наказный Яков Лизогуб) общедонского и нашего войска с атаманом Флором Минаевым и с донскими козаки предварили неприятельский раскат подкопать и на него мужественно взойти и с неприятелем (бились) долго и тем раскатом овладели и, дождавшись ночи, с того раската 4 пушки стащили: а в первое число, в субботу, около полуночи неприятели Азовские стрельцы, видя войск наших дружное на город наступление и промысел радетельный, и свою конечную погибель, замахали шапками и знамена преклонили и (выслали) для договору от себя двух человек знатных людей и били челом, чтобы им даровать жизнь и отпустить с женами и детьми, а на знак уверения и твердости в правде, оставили двух человек заложниками и отдали немчина Якушку, который, изменя, из войск наших ушел к ним в Азов и обасурманился прошлого года в апреле 1 числа, то есть в день Воскресения Христова.


Комментарии

1 В этом месте составитель летописи вставил рассказ "Самовидца" о причинах восстания Хмельницкого, переписав его без всяких изменений и вставок. См. летопись Самовидца, изд. 1878 года, стр. 3-7.

2 Следует пространная выписка из летописи Самовидца (см. стр. 7-23), заключающая описание походов Хмельницкого 1648-1649 годов. Выписка сделана дословно и в ней находится только одна вставка в описании Корсунской битвы. После слов Самовидца: "где гетманов обоих — великого коронного и полного — в неволю взято" (ст. 10), прибавлен следующий анекдотический рассказ:

"Сказывают, что, когда приведены они были к Хмельницкому, то Хмельницкий их приветствовал животом, на что из гнева и гордости Потоцкий сказывал, браня Хмельницкого: "a gdzie, powiada, kpie wezniesz plate tatarom, takiеmu woysku wielkiemu!". To Хмельницкий ответ дал: "Не скорбите де о том!" И тут же велел просить мурзу к себе; когда тот пришел, Хмельницкий сказал ему: "Вот де вам даю в руки сих двоих гетманов; много де они денег имеют, чтобы выкупить себя." А гетманам сказал: "Вот де вы скорбели, чем буду платить? Отдам — заплатите вы, побывав в руках татар". И так оба гетмана пошли в неволю татарскую".

Затем, окончив выписку из летописи Самовидца последними словами 1649 года, составитель летописи сделал следующую приписку:

"Года 1650 на других тетрадях история будет изложена шире, а здесь только вкратце события объявляются, хотя уже выше в целой истории и упомянуто прочее о поступках Хмельницкого, однако здесь отдельное повторяется в краткости и после Хмельницкого вкратце события украинские и козацкие по годам, также и прочее, что делалось в каком году, следует".

3 Составитель летописи, вероятно, читал книгу Зеленивицкого, изданную в Кракове 1668 года, под названием: Memorabilis victoria de Szeremetho, exercitus moschorum duce, tum et duorum cosacorum exercitibus, armis et auspiciis serenissimi Ioannis Casimiri, Poloniarum etc. regis potentissimi, ad Cudnoviam reportata anno Domini M DLXVIII, VII Februarii. Scripta per reverendum Zieleniewicium, ecclesiae parochialis Casimiriae Inferioris praepositum, ibidemque decanum.

Текст воспроизведен по изданию: Сборник летописей, относящихся к истории Южной и Западной Руси, изданный комиссией для разбора древних актов при Киевском, Подольском и Волынском генерал-губернаторе. Киев. 1888

© сетевая версия -Тhietmar. 2005
© OCR - Вдовиченко С.; Колоскова Л. 2005
© Языковая адаптация - Вдовиченко С.; Колоскова Л. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001