ИБН АЛ-АСИР

ПОЛНЫЙ СВОД ИСТОРИИ

ТАРИХ АЛ-КАМИЛЬ

Об освобождении Варда румского и чем дело его кончилось, и о принятии руссами христианства

IX, 16. В этом, 375 [985], году Симсам ад-давла освободил Варду румского, о заключении которого в тюрьму мы уже говорили. Теперь он, Симсам ад-давла, освободил его и отпустил с тем условием, чтобы Варда отпустил большое количество пленных мусульман. Он передал ему семь вооруженных замков в стране румов со всеми их округами. Симсам потребовал также, чтобы пока он жив, ни Варда, ни кто другой из его друзей (румов) не вторгался в мусульманскую страну. Симсам снабдил Варду деньгами и всем, в чем он мог нуждаться, и тот направился в страну румов, привлекая на свою сторону в пути массу народа, как жителей пустынь, так и других, и соблазняя их жалованьем и добычей. Он шел дальше и остановился в Малатии, которую он занял и подкрепился ею и теми деньгами и другими средствами, какие были там. Он пошел затем к Вардису, сыну Леона, завязал с ним переписку и они заключили договор, по которому Константинополь и его окрестности в северной части пролива остаются за Вардисом, а эта (южная) сторона — за Вардом. Они поклялись друг другу и съехались.

Однако Вардис схватил Варду и заключил его в тюрьму, но, вскоре он, раскаявшись, освободил его. Вардис переправился через пролив и осадил Константинополь, в котором находились два царя, Василий и Константин, сыновья Романа. Он их сильно стеснил, и они вступили в переписку с царем русов, попросили у него помощи и выдали за него свою сестру; однако она отказалась выйти за человека неодинаковой с ней веры, и он, поэтому, принял христианство, что и было началом христианства на Руси. Женившись на ней, он (русский царь) выступил против Вардиса и сразился с ним. Вардис был убит, а два царя сохранили за собой власть в государстве. Они послали за Вардой и утвердили за ним, что было в его руках, и он прожил еще долгое время. Говорят, что он умер отравленным. И выдвинулся царь Василий в управлении государством; он был храбрым, справедливым и [111] рассудительным; он долго царствовал и вел войну с болгарами в течение тридцати пяти лет, победил их и изгнал многих из них из их страны, поселив на их место румов. Он оказывал большие милости мусульманам и симпатизировал им.

О делах гузов в Азербайджане и об оставлении ими его

IX, 143-144. Мы уже говорили, что часть гузов достигла Азербайджана, (где) Вахсудан оказал им почести и породнился с ними в надежде, что они помогут ему и перестанут разорять (его владения). Предводители этой части гузов назывались Бука, Кокташ, Мансур и Дана. Однако его надежды далеко не оправдались, так как они не переставали вредить, бесчинствовать, убивать и грабить. Они ушли в Марагу, в который они вступили в (3)29 [940] году, сожгли его мечеть, перебили громадное количество его населения, а также часть курдов хезбанитов. 36 Создалось тяжелое положение и усилились бедствия. Увидев, что случилось с ними и с жителями страны, курды решили заключить (с последними) мир и совместно бороться с их, гузов, злом. Таким образом, абу-л-Хайджа ибн-Рабиб ад-давла помирился с Вахсуданом, владетелем Азербайджана, и стали действовать согласно. К ним примкнуло (коренное) население страны и они отомстили гузам.

Увидев, что все жители страны ополчились против них, гузы удалились из Азербайджана, так как им стало трудно оставаться в нем. После этого они разделились, причем одна часть их с Букой во главе присоединилась к тем гузам, которые находились в Рее, другие, во главе с Майсуром и Кокташем, направились к Хамадану, в котором находились тогда Колиджар, сын Ала ад-давле, сын Какавейхи, и осадила его. Колиджар решил совместно с жителями страны воевать с ними (гузами) и избавить от них себя и страну. И было убито с двух сторон много народа. И долго тянулась осада Хамадана. Абу-Колиджар, сын 'Ала'ад-давлы, увидев, что он не в силах противостоять им, вступил в переписку с Кокташем, помирился и породнился с ним. Что касается тех (гузов), которые направились в Рей, в котором находился 'Ала ад-давла, то они (придя туда) осадили его. К ним (гузам?) присоединились Фана-Хосро, сын Маджд-ад-давлы и Камру-дейлемит, владетель Савы, благодаря чему их число увеличилось, и их сила окрепла. Увидев это, т. е. что они постепенно усиливаются, а сам слабеет, Ала-ад-дин испугался и ночью в [112] раджабе покинул город и бежал в Исфахан. Жители города, испугавшись также, разбежались и, вместо того, чтобы биться с врагом, начали думать — как бежать.

На следующий день утром гузы напали на них, но они не устояли против них, и гузы вступили в город, произвели страшный грабеж, увели женщин в плен и продолжали так бесчинствовать пять дней, пока женщины не нашли убежища в соборной мечети и народ не разбежался в разные стороны. Счастливым считал себя тот, кому удалось спастись. Это сражение было в сравнении с предыдущими настолько уничтожающим, что, как говорили, в некоторые пятницы в соборной мечети бывало не более пятидесяти человек. Когда 'Ала ад-дин покинул Рей, за ним погналась часть гузов, но, не догнав его, они свернули в Карадж, ограбили его и учинили в нем самые скверные дела. Другая часть гузов во главе с Насоглы направилась в Казвин, жители которого вступили с ней в бой, но потом заключили с ней мир, обязавшись уплатить им семь тысяч динаров и признать над собой их власть. В Урмии была другая часть их (гузов), которая направилась в страну армян, напала на них, разгромила их и многих перебила. Захватив добычу и взяв пленных, она возвратилась в Урмию, в область абу-л-Хайджа, ал-Хазаяни, но с ней вступили в бой курды, возмущенные их (гузов) дурным соседством. И было убито много народа, и гузы ограбили всю тамошнюю страну и перебили много курдов.

Об избиении гузов в Тебризе и об уходе их из Азербайджана к хикаритам

IX, 144-145. В (4)32 [1040/1] году Вахсудан, сын Махлана, перебил в Тавризе великое множество гузов. Это произошло таким образом: Вахсудан пригласил многих гузов на устроенный им для них пир, и когда они наелись и напились, схватил тридцать человек из их представителей и произвел среди остальных, ставших слабыми, большую резню. После этого гузы, жившие в Урмии, собравшись, ушли в район хикаритов, что в области Мосула. Курды вступили с ними в бой и сражались с ними отчаянно, но они были разбиты и обратились в бегство, а гузы захватили их имущество, их стада, их жен и детей. Курды ушли в горы и ущелья, но гузы погнались за ними и завязали с ними (новый) бой, однако курды одолели их и перебили из них 1500 человек, и взяли в плен многих, в том числе семь эмиров (военачальников) и сто человек из их представителей; взяли в добычу их оружие и их вьючных животных и вернули взятую ими (гузами) у них [113] добычу. Гузы ушли в горы, разбились на отдельные части и разбрелись. Услышав об этом, Рабиб ад-давла послал вслед за ними (войска), которые покончили с уцелевшими гузами. После этого скончался Кызыл, эмир гузов, расположившихся в Рее. Туда выступил Ибрахим Янал, брат султана Тогрул-бея. Услышав об этом, гузы, жившие там, испугались его и поспешили уйти от него. Они покинули область ал-Джибаль и направилась в Диярбекр и Мосул в (4)33 [1041/2] году.

О вступлении гузов в Диярбекр

В (4)33 [1041/2] году гузы покинули Азербайджан. Причина тому следующая. Ибрахим Янал, брат Тогрулбека, направился к Рею. Услышав об этом, находившиеся там гузы испугались его и поспешно покинули область ал-Джибаль и направились в Азербайджан, но там они не могли остаться, так как они раньше дурно обращались с его населением и так как позади их находился Ибрахим Янал, которого они боялись, ибо они считались подданными его двух братьев Тогрулбека и Дауда. Поэтому они, взяв с собой несколько курдов, знающих дороги, ушли с ними по непроходимым горам к Зузану и вышли к Джазире ибн-'Омара.

Бука и Насалы направились в Диярбекр и ограбили Карду, Базабду, Хусанию и Фишабур, а Мансур, сын Кыз-оглу, остался в восточной части ал-Джазиры. С ним вступил в переписку Сулейман ибн-Наср-ад давлы ибн-Мервана и предложил ему заключить мир и остаться в пределах ал-Джазиры, пока не пройдет зима, после чего он уйдет с другими гузами в Сирию. Они заключили между собой мир и поклялись друг лругу, но Сулейман затаил измену ему (Мансуру): он устроил ему торжественный пир и пригласил его, но когда тот вступил в ал-Джазиру, он его схватил и запер в тюрьму, после чего войска его (Мансура) рассеялись по всем направлениям. Узназ об этом, Карваш послал против них большую армию, к которой присоединились курды Башнави, войска Фанка и войска Наср ад-давлы. И они погнались за гузами, догнали их и вступили с ними в бой. Гузы предложили им (обратно) всю взятую ими добычу с условием, чтобы им дали аман, но те не согласились; тогда гузы начали биться так, как бьются люди, которым грозит смерть, они нанесли раны (убили?) многим арабам, и те рассеялись.

Часть гузов совершила было напапение на Нисибин и Синджар, но потом вернулась в ал-Джазиру и осадила ее. Арабы ушли в Ирак, чтобы провести там зиму, и [114] разрушили Диарбекр, разграбили (его) и совершили убийства. Тогда Наср-ад-давла взял у своего сына Сулеймана (находившегося у него в плену) Мансура, эмира гузов, и послал гузам письмо, в котором предложил выдать им известную сумму и освободить Мансура с тем, чтобы они покинули его владения. Те согласились, и он освободил Мансура и послал им часть денег, но гузы поступили вероломно и еще хуже повели себя. Часть их направилась в Нисибин, Синджар и Хабури и, поограбив, вернулась обратно; другая часть направилась в Джухайну и область ал-Фардж и ограбила ее. Из страха перед ними (гузами) Караваш вступил (заперся) в Мосул.

О взятии гузами города Мосула

IX, 145-46. Уйдя из Азербайджана в Джазиру ибн-'Омара, входившую во владения Наср ад-давлы ибн-Мервана, часть гузов во главе с вышеупомянутыми своими эмирами, направилась в Диарбекр, остальные же ушли в ал-Бак'ау и расположились в Барр-Ка'иде. Против них Карваш, владетель Мосула, послал войска, которые следили за ними и нападали на них. Увидев это, гузы придвинулись к Мосулу. Тогда Карваш послал упросить их и умилостивить и предложил им три тысячи динаров, но они не приняли их. Он вторично написал им, но они попросили пятнадцать тысяч динаров и он обязался уплатить их. Он призвал к себе жителей города и познакомил их с положением дела, но пока они были заняты собиранием денег, гузы подошли к Мосулу и расположились в ал-Хасбае. Против них выступил Карваш со своими войсками и простым народом, сражались с ними день, а с наступлением ночи разошлись.

На следующий день возобновили бой, и арабы и жители города обратились в бегство; бежал Карваш на корабле, на который он перешел из своего дома, оставив все свое имущество, и вступили гузы в город и сильно разграбили его, ограбили также и все имущество Карваша: деньги, драгоценности, платья и мебель; сам же Карваш спасся на карабле с несколькими лицами. Дойдя до ал-Сигна, он остановился там и оттуда послал царю Джалал-ад-давле извещение о положении вещей с просьбой о помощи. Послал также к Дубайсу ибн-Мазьяда и к другим арабским (и курдским) эмирам просить помощи и жаловаться на постигшие его несчастья и на то, как ужасно поступили гузы с жителями Мосула: как они их избивали, насиловали женщин и грабили имущество. Он (Карваш) отдал гузам несколько местностей, в том числе Сиккет [115] абу-Наджиха, Джассасу, Джарсук, Шати-Нахр и Ворота мясников, в обеспечение суммы, которую они (жители Мосула) обязались уплатить им, и те (гузы) оставили их в покое.

О нападении курда Фадлуна на хазар и чем дело кончилось

IX, 153-154. В руках этого курда Фадлуна находилась часть Азербайджана, которую он захватил и управлял ею. Как-то в этом году он совершил нападение на хазар, перебил многих из них, взял некоторых в плен и захватил большую добычу. Возвращаясь в свою страну, он шел медленно, так как он считал себя в безопасности и думал, что он их, хазар, разбил окончательно и отвлек (занял) их тем, что он им сделал. Однако они быстро погнались за ним, перебили более десяти тысяч из его людей и из бывших с ним добровольцев, отобрали взятую у них добычу и, захватив имущество мусульманских войск, вернулись обратно.

IX, 159. В том же, 423 [1031/2] году заместитель (на'иб) Наср ад-давлы ибн-Мервана в ал-Джазире собрал более десяти тысяч человек, напал на близких от него армян, нанес им страшное поражение, захватил большую добычу и много пленных и победоносно возвратился домой.

Об осаждении абхазцами Тифлиса и отступлении их от него

IX, 170. В этом, 429 [1037/8], году царь абхазцев осадил город Тифлис, но жители оказали ему сильное сопротивление, однако он продолжал осаждать его и теснить. Когда вышла провизия и прекратилась доставка провианта, жители города послали в Азербайджан к мусульманам за помощью и за военной поддержкой. Но когда гузы дошли до Азербайджана, и абхазцы услышали об их приближении и о том, как они поступили с армянами, они, сильно испугавшись, отступили от Тифлиса. Вахсудан же, владетель Азербайджана, увидев силу гузов и что он бессилен бороться с ними, стал за ними ухаживать, породнился с ними и пользовался их поддержкой, о чем мы уже раньше говорили.

Известия о румах (византийцах) и о Константинополе

IX, 191. В этом, 435 [1043], году, в месяце сафаре (декабре) прибыло к Константинополю морем большое [116] число русов, которые обратились к Константину, царю румов, с необычными для них требованиями. Румы единогласно решили вступить с ними в войну. Часть русов покинула было корабли и вышла на материк, другая осталась на них. Румы бросили на их корабли огонь, которого они не сумели потушить и поэтому многие из них погибли в огне и воде. Что касается тех, которые были на континенте, то они мужественно сражались и крепко держались, но потом обратились в бегство, а так как у них не было прибежища, то те из них, которые успели сдаться, попали в рабство и спаслись; тем же, которые отказались и были взяты силой, румы отрезали правые руки и повели их по городу. Из них лишь немногие спаслись вместе с сыном царя Руссии, и румы избавились от их злодейства.

Поход Ибрахима Янала против румов

IX, 203. В этом 440 [1048/9], году совершил Ибрахим Янал поход против румов, нанес им поражение и взял добычу. Дело в том, что к нему явилось из-за Мавараннахра много гузов, но он им сказал: “Моя страна не может вас вместить и удовлетворить ваши нужды, поэтому я советую вам совершить поход против румов, сражаться на пути божием (ради бога) и захватить добычу; я пойду вслед за вами и помогу вам в этом деле”. Те так и сделали: они выступили перед ним, а он последовал за ними. И дошли они до Мелазгерда, Эрзен-аррума, Каликалы, Трабезунда и всех тех местностей. Их встретила большая армия в пятьдесят тысяч людей из румов и абхазцев. Мажду ними завязался сильный бой, и произошло несколько сражений, в которых одерживали верх то одни, то другие, но, в конце концов, победа осталась за мусульманами, которые перебили много румов, обратили их в бегство и взяли в плен большое количество их патрициев. В числе пленных был и Карыт, царь абхазцев, который предложил за себя 300 тысяч динаров и подарки в 100 тысяч, но он (Янал) не согласился. Он (Янал) продолжал разорять ту страну и грабить, пока между ними и Константинополем не осталось (расстояния) в пятнадцать дней. Мусульмане захватили те области, ограбили их, забрали все, что в них, и взяли в плен более 100 тысяч человек; они захватили такое количество вьючных животных, мулов, добычи и имущества, которое не поддается исчислению. Говорят, что добычу повезли на десяти тысяч повозок и что в числе ее было 19 тыс. щитов. [117]

О завоевании Тогрулбеком Азербайджана и о походе против румов

IX, 223. В этом, 446 [1054/5], году Тогрулбек отправился в Азербайджан и направился к Тебризу, владетелем которого был (в это время) эмир абу-Мансур Вахсуда ибн-Мухаммеда ар-Равади, который признал над собой его, Тогрулбека, власть, помянул его имя в хутбе, отвез ему (деньги, подарки), чем удовлетворил его, и дал ему в заложники своего сына. От него Тогрулбек перешел к эмиру абу-л Асвару, владетелю Джанзы (Ганджи), и тот также подчинился ему и помянул его в хутбе. Так поступили и остальные округи: выразили ему покорность, (поминали его имя) в хутбе и послали ему войска, и он оставил их владения в их руках. Взяв с них заложников, он затем пошел в Арминию и направился в Мелазгерд, принадлежавший румам, осадил его, стеснил его жителей, разграбил соседние с ним селения и разрушил его. Это был укрепленный город.

И послал к нему Наср ад-давла ибн-Мерван, владетель Диярбекра, много подарков и войска, а до этого он поминал в хутбе его имя и признал над собой его власть.

Во время своего похода против румов Тогрулбек совершил грандиозные дела: он страшно ограбил их, перебил многих и взял много пленных. Во время похода он дошел до Эрзен-ар-Рума, но с наступлением зимы он возвратился в Азербайджан, не успев овладеть Мелазгердом. Он показал вид, что останется там до конца зимы, после чего он снова возобновит свой поход. Но он отправился в Рей и оставался там до наступления (4)47 [1055/6] года, а потом направился в страну Ирака, как об этом мы скажем дальше, если богу всевышнему будет угодно.

IX, 224. В этом, 450 [1058], году султан Тогрулбек утвердил Мамлана, сына Вахсудана, сына Мамлана, правителем области его отца в Азербайджане.

X, 9. Затем наступил 445 (Так в тексте. Правильно 455 – В.Сорокин) [1063] год.

О прибытии султана (Тогрулбека) в Багдад и женитьбе его на дочери халифа (Ка'има-баллах)

В этом году (в месяце) мухарраме (январе) султан Тогрулбек отправился из Арминии в Багдад.

X, 13. 7-го джумады I, 456 [1064] года халиф (Каим) устроил торжественный прием, говорил с посланцами (Алп-Арслана) о пожаловании ему султанатства и в присутствии народа были переданы им почетные одежды. К [118] султану были посланы от Дивана для принятия присяги накиб Тирад аз-Зайни. И прибыли к нему (Алп-Арслану) когда он находился в Нахичевани, и он надел почетные платья и присягнул халифу.

О завоевании Алп-Арсланом города Ани и других (городов) в стране христианства

X, 14. Потом султан выступил в начале раби'а I 456 [1063/4] года из Рея и отправился в Азербайджан, прибыл он в Маранд, намереваясь воевать с румами и совершить поход против них. В то время, когда он был в Маранде, к нему явился один из туркменских эмиров по имени Тугдекин, который часто совершал походы против румов. С ним были и многие из его племени, привыкшие также часто совершать священную воину и, поэтому, хорошо знали ту страну; они предложили ему (Алп-Арслану) отправиться туда, обязавшись вести его по прямому пути. Султан отправился с ним (эмиром) и тот повел войска по ущельям и крутым горам той страны. Дойдя до Нахичевани, Алп Арслан приказал приготовить корабли для переправы через Аракс. Здесь ему сообщили, что жители Хоя и Салмаса, что в Азербайджане, не исполнили долга повинования и укрепились в своих странах.

Тогда Алп-Арслал послал против них правителя ('амиль) Хорасана, и тот призвал их к повиновению, пригрозив им в случае отказа, и они подчинились и перешли на его сторону и вступили в его армию, и сооралось у него там бесчисленное количество царей и войск. Окончив сбор войск и кораблей, Алп-Арслан отправился в страну курджов (грузин), поставив вместо себя во главе армии своего сына Меликшаха и своего везира Низам ал-мулька. И направились Меликшах и Низам ал-мульк к одной крепости, в которой было много румов. Население ее делало вылазки, хватало войска и убило большое количество их. Низам ал-мульк и Меликшах спустились, придвинулись к крепости и сразились с теми, кто был в крепости. И был убит эмир (комендант) крепости и мусульмане овладели ею. Оттуда они двинулись к крепости Сермари. Это была крепость, в которой были проточная вода и сады. И сра зились(мусульманские войска) с сидевшими в ней и захватили ее и спустили с нее ее население. Недалеко от нее была другая крепость, которую Меликшах занял и хотел разрушить, но Низам ал-мульк отсоветовал ему, сказав, что она — пограничная крепость (форпост) для мусульман, и Меликшах снабдил ее гарнизоном, боевыми припасами, имуществом (или деньгами) и оружием. [119]

Передав эту крепость эмиру Нахичевани, Меликшах и Низам ал-мульк отправились (дальше) к городу Марям-Нешину, в котором было много монахов, священников и христианских царей, большинство которых происходят из этого города. Это был укрепленный город со стеной из больших, твердых, связанных между собой свинцом и железом камней, и находился при большой реке. Приготовив корабли и все, что нужно для ведения войны против него, Низам ал-мульк повел против него войну, которая велась днем и ночью, заставлял войска сражаться посменно, так что неверующие сильно забеспокоились и крайне устали. Мусульмане придвинулись к стене города, приставили к ней лестницы и поднялись на самый верх его (их), так как мотыги притупились, пробивая ее, из-за твердых ее камней. Увидев мусульман на стене, жители города упали духом и приуныли. И вступили Меликшах и Низам ал-мульк в город и разрушили его и сожгли церкви и перебили многих из его жителей, а многие приняли ислам и тем спаслись.

Алп-Арслан вызвал своего сына и Низам ал-мулька к себе и обрадовался тем завоеваниям, которые были совершены его сыном с помощью божьей. На обратном пути Меликшах завоевал несколько крепостей и укрепленных замков и взял в плен бесчисленное множество христиан. После этого они (мусульманские войска) отправились к Сефидшехру, между жителями которого и мусульманами произошли сильные бои, в которых многие мусульмане умерли мучениками, но потом бог помог взять его, и Алп-Арслан овладел им.

Оттуда он направился к городу А'аллялю; это укрепленный город с высокими стенами, высокими постройками. С восточной и западной сторон он построен на высокой горе, на которой имеется несколько укрепленных замков, а с других двух сторон он окружен большой непроходимой рекой. Увидев его, мусульмане сразу поняли, что им невозможно взять его и овладеть им. Царем как этого, так и других городов, о завоевании которых мы уже упомянули, был грузин. Султан построил над рекой широкий мост. И завязался бой, и разгорелось дело, и вышли тогда из города два человека, которые просили помощи и амана, и умоляли царя послать с ними отряд воинов и он послал порядочный отряд, который, как только переправился через мост, был окружен грузинами из жителей города. И сразились они (грузины) с ними (мусульманскими войсками) и перебили многих из них, и мусульмане не могли бежать: дорога была узка. И вышли [120] грузины из города и направились к войскам, и завязался с ними сильный бой.

В это время султан молился и хотя до него дошел крик, он, однако, не двинулся с места, пока не окончил свою молитву. Он сел на коня, продвинулся к неверующим и начал с ними сражаться. Мусульмане бросились на них с криком “Аллах акбар!", и те обратились в бегство и вступили в город, а за ними вступили и мусульмане, а затем в него вступил и султан и овладел им. Часть жителей искала защиты в одной из городских башен и мусульмане завязали с ними сражение. Тогда султан приказал (бросить кругом) башни дрова и поджечь их, что и было исполнено, и башня сгорела вместе с теми, кто был в ней, после чего султан возвратился в свои палатки, а мусульмане взяли в городе такую добычу, которая не поддается счету. С наступлением ночи поднялся сильный ветер, который разнес оставшийся еще в большом количестве от сгоревшей башни огонь, от чего сгорел весь город. Это было в раджабе 456 [июнь 1064] г.

Султан взял сильную крепость, находившуюся рядом с тем городом, и оттуда направился в сторону Карса и города Ани, недалеко от которого находились две округи (города?), называемые Дебиль-Варда и Нура, жители которых вышли навстречу мусульманской армии и приняли ислам. И разрушили (мусульмане) церкви и построили мечети.

Оттуда султан двинулся к Ани. Прибыв туда, он нашел, что это сильный, крепкий и недоступный город, три четверти которого находились на Араксе, а остальная четверть состояла из глубокой, быстротечной реки, которая (скоро) перетерла бы и унесла большие камни, если бы их бросили в нее. Дорога к городу (шла) через ров, над которым была стена из твердых камней. Это — большой, цветущий, с большим населением город, в котором было более пятисот церквей. Султан осадил и стеснил его, но мусульмане отчаялись взять его из-за его неприступности. Тогда султан устроил деревянную башню и наполнил ее воинами и приставил к (стене) палистру со стрелками; и они отогнали румов от стены, и мусульмане подошли к ней, чтобы пробить ее. И пришла им от бога такая милость, которой они не ожидали: от стены отвалился, без видимой причины, большой кусок, благодаря чему мусульманские войска проникли в город и перебили такое несметное количество жителей, что мусульмане не могли из-за большого числа убитых войти в город. И взяли в плен почти столько же, сколько было убито. [121]

Радостная весть об этих завоеваниях распространилась по стране, и мусульмане обрадовались. Донесение о победе было прочитано в Багдаде, в доме халифатства, и была послана грамота от имени халифа, в которой он благодарил Алп-Арслана и молился за него. Оставив в нем (Ани) эмира (военачальника) с громадной армией, Алп-Арслан покинул его. И написал ему царь курджов о перемирии, и он заключил с ним мир с условием, чтобы тот платил ежегодно джизью и тот согласился. Снявшись оттуда, султан направился в Исфахан, а оттуда в Керман, где его встретил его брат, Каурт-бек, сын Чагры-бека Дауда, а оттуда в Мерв, где он женил своего сына, Меликшаха, на дочери хавана, царя Мавараннахра, и она торжественно была доставлена к нему в это время, а другого сына, Арсланшаха, он женил на дочери владетеля (сахиба) Газны и, таким образом, объединились два дома (династии) — дом сельджукский и дом махмудский 37 и водворилось согласие.

О выступлении царя румов в Хилат и о пленении его

X, 24-5. В этом, 463 [1070/1], году Арменос, царь румов, выступил во главе двухсот тысяч человек из румов, франков, западных (народов?), русов, печнаков, грузин и других народов тех стран; они двигались величаво, в красивой форме, направляясь в страны ислама. Он (царь румов) дошел до Мелазгерда и провинции Хилата. Весть об этом дошла до Алп-Арслана, находившегося (тогда) в городе Хой, в Азербайджане, по возвращении своем из Алеппо. Он услышал о громадных полчищах, во главе которых стоял царь румов, но он не мог собрать свои войска, так как они находились далеко, а враг был близко. Поэтому, отправив ценное имущество со своей женой и Низам ал-мульком в Хамадан, он спешно выступил во главе находившихся при нем войск в количестве пятнадцати тысяч всадников, сказав им: “Я буду сражаться покорно и безропотно; если я останусь живым и здоровым, то это милость от бога всевышнего, если же умру мучеником за веру, то мой сын Меликшах будет моим наследником”.

И они выступили, и когда он приблизился к врагу, он двинул свой авангард, который встретился у Хилата с авангардом Русии, состоявшим приблизительно из десяти тысяч румов. Между ними произошло сражение, и Русия обратился в бегство, а их военачальник был взят в плен [122] и отведен к султану, который приказал отрезать ему нос. Добычу он послал Низам ал-мульку и приказал переслать ее в Багдад. Когда обе армии подошли близко друг к другу, султан послал к царю румов просить о перемирии, но тот ответил: “Перемирие может быть заключено только в Рее”. Султан был этим возмущен; его факих и имам абу-Наср Мухаммед ибн-Абдалмалика ал-Бухари, сказал ему: “Ты сражаешься за веру, которой бог обещал помочь и даровать победу над остальными религиями, а я надеюсь, что бог всевышний связал эту победу с твоим именем; иди смело против них в пятницу после заката, в тот час, когда проповедники находятся на минбарах и молятся о даровании победы муджа хидам, а их молитва (обычно) бывает услышана”.

Как только наступил указанный час, имам совершил вместе с ними молитву. Султан заплакал и, смотря на него, заплакали и его люди, и он помолился и они помолились, и он сказал: “Кто хочет уйти, пусть уйдет. Здесь нет султана, который бы приказывал и запрещал”. Он бросил лук и стрелы и, взяв меч и булаву, завязал собственной рукой хвост своей лошади, что сделали и его войска. Надев на себя белую одежду и надушившись, он сказал: “Если я буду убит, то это — мой саван”. Он двинулся против румов и те двинулись против него. Подъехав близко к ним, он сошел с коня, покрыл лицо прахом, плакал и долго молился, затем сел на коня и кинулся на врага, а за ним кинулись и войска. Мусульмане оказались в середине румов. Пыль отделяла одних от других. Мусульмане перебили из них сколько хотели, и бог послал им победу над ними (румами), которые обратились в бегство, потеряв бесчисленное количество убитых, так что земля была покрыта трупами.

И был взят в плен царь румов; его взял один из слуг Гавхараина и хотел было его убить, так как он его не знал, но находившийся при царе слуга сказал ему: “Не убивай его, это ведь царь”. Передают, что Ганхараин предложил, было, этого слугу Низам ал-мульку, но тот отказался от него из презрения к нему, но Ганхараин похвалил его, и тогда Низам ал-мульк (шутя) сказал: “Авось он приведет нам пленным царя румов”, что и случилось. Взяв царя в плен, гулам привел его к Гавхараину, а тот пошел к султану и сообщил ему о взятии в плен царя, и султан приказал привести его. Когда его привели, султан Алп-Арслан ударил его собственноручно три раза кнутом и сказал ему: “Я разве не предлагал заключить перемирие, но ты отказался”. [123]

”Оставь упреки и делай что тебе угодно” — ответил ему царь.

”Как бы ты поступил со мной, если бы взял меня в плен?” — спросил султан.

”Я дурно поступил бы (с тобой)”, — ответил царь.

”Ну, а как ты думаешь, я поступлю с тобой?” — спросил султан.

”Или ты меня убьешь”, — сказал царь, — ”или ты выставишь к позорному столбу в мусульманских странах или, но это мало вероятно, простишь меня, примешь деньги и назначишь меня своим заместителем (на'иб)”.

”Я так именно и решил поступить” — сказал султан.

И действительно он освободил его, взяв с него выкуп в полтора миллиона динаров и обязав его посылать ему румские войска, когда он этого потребует, и освободить всех пленных мусульман в стране румов. Так было решено. Потом Арменос захватил дела армян и их страну. И восхваляли поэты султана и много говорили об этой по беде.

О вторжении курджов в страны ислама и о взятии (ими) Тифлиса

X, 215. В этом, 514 [1120], году произошло вторжение курджов, они же хазары 38, в мусульманские области.

До этого они (часто) вторгались, но во дни Меликшаха и до конца царствования султана Мухаммеда они воздерживались; однако с наступлением этого года они выступили вместе с кипчаками и другими соседними народами.

Сговорившись путем переписки, живущие в соседстве с их (грузин) страной эмиры, собрались. Между ними были Иль-Гази, Дубайс ибн-Садака, находившийся (тогда у него), и царь Тогрул, сын Мухаммеда, и его атабек Кен-тугди. Тогрулу, принадлежали (тогда) две области Арран и Нахичевань до Арраса (Аракса).

Собравшись, они направились к курджам (грузинам) и подошли к Тифлису. На стороне мусульман было много войск, приблизительно тридцать тысяч. Встретившись, обе армии выстроились, чтобы сразиться. Выступили вперед двести человек кипчаков. Мусульмане подумали, что они хотят сдаться по аману и поэтому не приняли необходимых мер предосторожности; смешались с ними и были встречены стрелами. Ряды мусульман пришли в расстройство и поэтому те, которые стояли дальше, вообразив, [124] что началось бегство, обратились (также) в бегство. Войска бежали друг за другом и, из-за сильной давки, сшибали друг друга, вследствие чего многие из них были убиты. Неверующие преследовали их на расстоянии десяти фарсахов, убивая их и забирая в плен. Большинство их (мусульманских войск) было перебито и было взято в плен четыре тысячи человек, но царь Тогрул, Иль-Гази и Дубайс спаслись. Курджи снова ограбили мусульманские страны и осадили Тифлис; они сражались с теми, кто находился в нем, сильно их теснили и довели его население до ужасного положения. Осада продолжалась до (5)15 [1121/2] года, когда они взяли его силою. Почувствовав близость своей гибели, население города послало было к курджам его кадыя и хатиба просить амана, но курджи не вняли их просьбе, поносили (?) их и вступили в город насильно, разрушили и ограбили его. Бежавшие добрались в 516 [1122/3] году до Багдада, взывая о помощи и умоляя о защите. Узнав, что султан Махмуд находится в Хамадане, они направились к нему просить его помощи, и он отправился в Азербайджан и остановился в Тебризе в месяце рамазане [ноябре 1122 года], откуда он послал против курджов войска, о чем будет речь дальше, если богу будет угодно.

X, 227. В этом, 516 [1122], году в мухарраме, царю Махмуду подчинился его брат Тогрул, который, выйдя из его повиновения, как мы уже раньше говорили, отправился в предыдущем году в Азербайджан, чтобы захватить его, в чем его атабек поощрял его и поддерживал.

О победе султана Махмуда над курджами

X, 234-235. В этом, 517 [1123], году усилились злодеяния курджов в стране ислама, и людям приходилось сильно терпеть, особенно жителям Дербенда-Ширвана. Поэтому многие из их представителей отправились к султану жаловаться на претерпеваемое от них (грузин). Они говорили ему о своей слабости и невозможности для них сохранить свою страну. Тогда султан выступил против них (грузин) в то время, когда они дошли до Шемахи, и остановился там в каком-то саду. Курджи двинулись против султана. Его войска сильно испугались их и везир Шамс-ад-дин Осман, сын Низам ал-мулька, посоветовал султану возвратиться оттуда назад. Услышав об этом, жители Ширвана отправились к султану и заявили ему: “Мы будем сражаться, пока ты с нами, но если ты уйдешь от нас, мусульмане упадут духом и погибнут”. Султан согласился [125] с ними и остался на месте. Войска провели весьма тревожную ночь, думая о сражении, но бог неожиданно послал им облегчение: он посеял между курджами и кипчаками раздоры и вражду, и они бились между собой в ту ночь, а потом ушли, как беглецы и, таким образом, “бог избавил верующих от этой битвы” 39.

Султан провел в Ширване много дней, а потом возвратился в Хамадан, куда он прибыл в джумаду II (в июле).

X, 238. В этом же, 518 [1124], году скончался Давид, царь абхазцев.

XI, 48. В этом же, 542 [1147], году скончался эмир Джавли ат-Тугрулли, владетель Аррании и части Азербайджана. Он собрался было отложиться, но внезапно умер от кровотечения.

XI, 51. В 534 [1139/40] году произошло землетрясение в Гандже и других округах Азербайджана и Аррана. Но сильнее всего оно было в Гандже. Много (домов) в нем было разрушено и несметное количество людей погибло. Говорят, что погибших было 230 000, в том числе 2 сына Кара-сонкора, владетеля страны. И была там разрушена крепость, принадлежащая Муштасид ад-дину Бехрузу, в которой погибло очень много сокровищ и имущества (добра), принадлежащих ему же.

XI, 54. В этом, 543 [1148/9] году покинули султана Мас'уда некоторые из его видных эмиров, а именно: из Азербайджана Илдегиз ал-Мас'уди, владетель Ганджи, и Аррании и Кайсара.

XI, 77. В этом, 548 [1153/4], году между курджами и Арминией и между Салтыком, владетелем Эрзен ар-Рума, произошли столкновения и сильная война. Салтык бежал, но был взят курджами в плен, а потом отпущен ими.

О взятии царем курджов города Ани

XI, 113. В этом, 556 [1160], году в месяце ша'бан [в июле], курджи, собравшись со своим царем, выступили к городу Ани из страны Аррана, взяли его и убили в нем много народа. Против них Шах-Армен, сын Ибрахима, сына Сукмана, вызвал владетеля Хилата, который, собрав войска и громадное количество присоединившихся к нему добровольцев, пошел на них. Они (грузины) встретили его и сразились с ним. Мусульмане обратились в бегство, [126] а он (грузинский царь) перебил большую часть их и многих из них взял в плен. И вернулся Шах-Армен обратно, обратившись в бегство и имея с собой всего четыреста всадников (из всей) своей армии.

ХI,113. В том же году между курджами и царем Салтыком, сыном 'Али, владельцем Эрзен-ар-Рума, произошли сражение и война, в которой (которых?) Салтык и его армия были разбиты и обращены в бегство, а сам Салтык взят в плен. Сестра его, Шах-Банувар, на которой был женат Шах-Армен, сын Сукмана, сына Ибрахима, сына Сукмана, владелец Хилата, послала царю курджов ценный подарок и просила освободить за выкуп ее брата, и он отпустил его, и тот вернулся в свои владения.

О войне между мусульманами и курджами

XI, 115-16. В этом, 557 [1161/2], году в ша'бане [июле], собравшись в большом количестве, до тридцати тысяч воинов, курджи вторглись в страны ислама и направились к городу Двин в Азербайджане, овладели им, ограбили его и убили около десяти тысяч человек из его жителей и из населения его округа; они взяли в плен многих, в том числе женщин, которых они раздели и голыми, и босыми погнали; и сожгли соборную и другие мечети. Когда они возвратились в свою страну, грузинские женщины запротестовали против того, как они (грузины) поступили с мусульманскими женщинами, сказав им: “Вы заставите мусульман поступать с нами так, как вы поступили с их женщинами”, — и они их одели.

Когда весть об этом дошла до Шамсуддина Илдегиза, владетеля Азербайджана, ал-Джабаля и Исфахана, он собрал войска и мобилизовал их. К нему присоединился Шах-Армен, сын Сукмана ал-Кутби, владетель Хилата, и сын Аксанхара, владетеля Мараги, и другие. Собравшись во главе большого войска, насчитывавшего более пятидесяти тысяч воинов, они двинулись в страну курджов в сафаре 558 [январь 1163] года, ограбили ее, взяли в плен женщин, мальчиков и мужчин. Курджи встретили их и вступили с ними в самую ожесточенную борьбу, в которой обе стороны проявили стойкость. Война между ними продолжалась больше месяца. Победа досталась мусульманам, и курджи обратились в бегство. Среди них было много убитых и много взято в плен.

Это бегство объясняется тем, что какой-то курдж, явившись к Илдегизу, принял через него ислам и сказал ему:

“Если ты мне дашь войска, то я поведу их по известной [127] мне дороге и подойду к курджам сзади так, чтобы они этого не заметили”. Убедившись в его искренности, Илдегиз отправил с ним войска и условился с ним о дне, в который он прибудет к курджам. Когда наступил этот день, мусульмане вступили в бой с курджами. Как раз в это самое время прибыл с войсками тот курдж, который принял ислам и с криком “Аллах акбар” набросился на курджей сзади и обратил их в бегство. И было много убитых среди них и много пленных. Мусульмане захватили у них такое количество имущества, которое не поддается счету. Дело в том, что они, курджи, были, благодаря своей многочисленности, уверены в победе, но бог не оправдал их рассчетов. Мусульмане преследовали их три дня и три ночи, убивая и забирая в плен, а потом победоносно вернулись обратно

XI, 130-31. В этом, 561 [1165/6], году курджи выступили в громадном числе, вторглись в страны мусульман, дошли до Ганджи, убили и взяли многих в плен и ограбили несметное количество всякого добра.


Комментарии

36. Вернее: худаянитов, как у Ибн-Мискавейхи.

37. Т.е. дом Махмуда Газневидского, сына Себук-Тегина.

38. Вероятнее всего, что в первоначальном тексте, откуда Ибн-ал-Асир взял эти сведения, стояло ** (грузин) вместо *** (хазары).

39. Кор. XXXIII, 25.

(пер. П. К. Жузе)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории Азербайджана из Тарих-ал-камиль (полного свода истории) Ибн-ал-Асира. Баку. АзФан. 1940

© текст - Жузе П. К. 1940
© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© OCR - Сорокин В. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АзФан. 1940