Библиотека сайта  XIII век

Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь
(открываются в новом окне)

ФАНЬ Е

ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ПОЗДНЯЯ ХАНЬ

(гл. 90, л. 8а—20б)

Повествование о сяньби

Сяньби, [как и ухуани}, ветвь [народа] дунху. Они отдельно осели у горы Сяньби, от которой получили свое название. Их язык и обычаи сходны с ухуаньскими; только перед браком сначала бреют голову, устраивают в последнем месяце весны большое собрание на р. Жаолэ 1, пируют, а по окончании пиршества вступают в  брак.

Из диких птиц и зверей, не встречающихся в Срединном государстве, [в землях сяньби] водятся дикая лошадь, дикая овца 2, цзяодуаньню 3, из рогов которого делают луки, называемые в просторечии луками из рога цзяодуань. Имеются еще соболи, лисицы 4 и белки 5, мех которых мягок, поэтому в Поднебесной из него делают знаменитые шубы.

В начале династии Хань сяньбийцы, так же [как и ухуани}, были разбиты Маодунем и бежали в земли, расположенные далеко от укрепленной линии в округе Ляодун, где жили рядом с ухуанями, никогда не устанавливая связей со Срединным государством.

В первые годы правления императора Гуан-у (25—57) сюнну усилились и, возглавив сяньбийцев и ухуаней, стали совершать набеги на северные пограничные земли, убивали и угоняли в плен чиновников и народ, из-за чего там не было ни одного спокойного года 6.

В 21-м году эры правления Цзянь-у (45) сяньбийцы и сюнну вторглись в округ Ляодун, но были разбиты правителем округа Цзи Юном, который порубил или захватил в плен почти всех нападавших. Об этом рассказывается в жизнеописании Цзи Юна 7. С этого времени сяньбийцы содрогались от страха.

В 25-м году [эры правления Цзянь-у] (49), когда шаныой южных сюнну признал власть династии Хань, а северные варвары 8, оказавшись изолированными, ослабели, сяньбийцы впервые стали присылать послов.

В дальнейшем главный надзиратель 9 [сяньбийцев] Пяньхэ и другие явились к Цзи Юну и просили разрешения отдать все силы служению [Срединному государству], в связи с чем им было приказано напасть на северосюннуское левое кочевье июйцзы, в котором они обезглавили более 2 тыс. человек. После этого Пяньхэ несколько лет подряд выступал в походы против северных варваров и возвращался в округ Ляодун с отрубленными головами врагов для получения наград.

В 30-м году [эры правления Цзянь-у] (54) сяньбийские старейшины Юйчоупэнь, Маньтоу и другие во главе сородичей пришли ко двору для принесения поздравлений и, охваченные желанием встать на правильный путь, изъявили покорность [Срединному государству]. Император пожаловал Юйчоупэню титул вана, а Маньтоу — титул хоу.

В это время Синьчжипэнь, старейшина чишаньских ухуаней в округе Юйян, неоднократно совершал набеги на округ Шангу. В 1-м году эры правления Юн-пин (58) Цзи Юн снова подкупил Пяньхэ для нападения на Синьчжипэня. [Пяньхэ] разбил и обезглавил Синьчжипэня, после чего все сяньбийские старейшины явились с изъявлением покорности и стали приходить в округ Ляодун за получением наград. Две области, Цинчжоу и Сюйчжоу, как правило, ежегодно выплачивали сяньбийским старейшинам 270 млн. монет. В правление императоров Мин-ди (58—76) и Чжан-ди (76—89) сяньбийцы охраняли границу, и там не происходило столкновений.

В эру правления Юн-юань (89—105), установленную императором Хэ-ди, великий военачальник Доу Сянь послал правого полковника Гэн Куя, который напал на сюнну и нанес им поражение, после чего северный шаньюй бежал, а сяньбийцы, воспользовавшись этим, переселились и заняли его земли 10. Оставшиеся роды сюнну, которые все еще насчитывали свыше 100 тыс. юрт, стали называть себя сяньбийцами, и с этого времени началось постепенное усиление сяньбийцев.

В 9-м году [эры правления Юн-юань] (97) сяньбийцы ич округа Ляодун напали на уездный город Фэйжу 11. Правителя округа [Ляодун] Цзи Цаня обвинили в том, что он потерпел поражение, и бросили в тюрьму, где он и умер.

В 13-м году [эры правления Юн-юань] (101) сяньбийцы из округа Ляодун совершили набег на округ Юбэйпин, а затем вторглись в округ Юйян, но были разбиты его правителем.

В 1-м году эры правления Янь-пин (.106) сяньбийцы снова совершили набег на округ Юйян, причем Чжан Сянь, правитель этого округа, выступил во главе нескольких сотен воинов за укрепленную линию, преследуя их. Янь Шоу, начальник военного отдела при окружном управлении 12, увещевая {Чжан Ся-ня], сказал: «Перед нами труднопроходимая дорога, а силы разбойников сложно определить, поэтому лучше временно стать лагерем и приказать легковооруженным всадникам произвести разведку». Это настолько разгневало Чжан Сяня, который уже принял твердое решение, что он хотел обезглавить Янь Шоу. Чжан Сянь снова двинулся вперед и попал в устроенную варварами засаду. Все воины разбежались, только один Янь Шоу продолжал упорно сражаться. Он был десять раз ранен, убил нескольких врагов и пал на поле боя. В Чжан Сяня попала шальная стрела. Регистратор 13 Вэй Фу и начальник отдела наград Сюй Сянь бросились к Чжан Сяню на помощь, но оба погибли в бою.

Вдовствующая императрица Дэн издала указ, в котором восхваляла погибших и скорбела [об их смерти]. Она пожаловала [семье] Чжан Сяня 600 тыс. монет, а двое из его семьи были назначены телохранителями. [Семьям] Янь Шоу, Вэй Фу и Сюй Сяня было выдано по 100 тыс. монет, и одному из сыновей каждого была пожалована должность телохранителя 14.

В эру правления Юн-чу (107—113), установленную императорам Ань-ди, сяньбийский старейшина Яньлиян явился ко двору для принесения поздравлений. Вдовствующая императрица Дэн пожаловала Яньлияну печать вана 15 со шнуром, красную колесницу с тремя лошадьми, приказала жить под г. Нинчэн, в котором находился надзирающий за ухуанями полковник, и торговать на рынках для хусцев, вслед за чем построила южное и северное подворья для заложников. 120 сяньбийских родов прислали заложников. В дальнейшем сяньбийцы то изъявляли покорность, то восставали, то нападали на сюнну и ухуаней, которые платили им тем же.

Осенью 2-го года эры правления Юань-чу (115) сяньбийцы из округа Ляодун окружили уездный город Улюй 16, но объединенные областные и окружные войска упорно оборонялись, опустошив предварительно все в окрестности 17, так что сяньбийцам не удалось ничего захватить. Затем сяньбийцы напали на военный лагерь в Фули, где перебили старших чиновников.

В 4-м году [эры правления Юань-чу] (117) сяньбиец Лянь-сю из округа Ляоси и другие сожгли ворота на укрепленной линии и ограбили население. Ухуаньский старейшина Юйчжицзюй, у которого была давняя вражда с Ляньсю, вместе с войсками округа напал на него и нанес сильное поражение. Он порубил 1300 человек, взял в плен остальных и захватил весь рогатый скот и все имущество.

Осенью 5-го года [эры правления Юань-чу] (118) свыше 10 тыс. сяньбийских всадников из округа Дайцзюнь перешли укрепленную линию и вторглись [в китайские земли] с целью грабежа. Они нападали на города, жгли дворцы и присутственные места, убивали старших чиновников, а затем возвратились обратно. В связи с этим в качестве меры предосторожности против сяньбийцев были посланы пограничные воины и воины из лиянского лагеря, расположившиеся в округе Шангу. Зимой сяньбийцы вторглись в округ Шангу и напали на заставу Цзюйюнгуань 18. В связи с этим снова были посланы воины из лиянского Лагеря, стоявшие в различных пограничных округах, и 20 тыс. конных и пеших стрелков-следопытов, которые расположились лагерями в важных стратегических пунктах.

Осенью 6-го года [эры правления Юань-чу] (119) сяньбийцы перешли укрепленную линию в уезде Мачэн 19 и перебили старших чиновников. Военачальник заляоского лагеря . Дэн Цзунь послал 3 тыс. стрелков-следопытов, а также начальника (охранной стражи телохранителей Ма Сюя во главе войск южного шаньюя и войск из округов Ляоси и Юбэйпин, которые, соединившись, выступили за укрепленную линию. Они догнали сяньбийцев, напали на них и нанесли им сильное поражение, (захватив очень много пленных, а также крупного рогатого скота, овец и имущества. Затем были посланы 3 тыс. стрелков-следопытов и 3 тыс. лошадей, [воины] расположились в заляоском лагере.

В 1-м году эры правления Юн-нин (120) сяньбийские старейшины в округе Ляоси Улунь и Цичжицзянь явились во главе своего народа к Дэн Цзуню с изъявлением покорности и поднесли дань. Император повелел пожаловать Улуню титул шуай-чжун-вана, а Цичжицзяню титул шуайчжун-хоу 20 и одарить каждого в зависимости от заслуг шелковыми тканями. Осенью 1-го года эры правления Цзянь-гуань (121) Цичжицзянь снова поднял мятеж и совершил набег на [уезд] Цзюйюн. Чэн Янь, правитель округа Юньчжун, напал на него, но потерпел поражение. Начальник отдела наград Ян Му пытался своим телом прикрыть Чэн Яня, но погиб вместе с ним на поле боя.  После этого сяньбийцы окружили надзирающего за ухуанями полковника Сюй Чана в г. Мачэн. Заляоский военачальник Гэн Куй и правитель области Ючжоу Пан Цань послали войска из  округов Гуанъян 21, Юйян и Чжоцзюнь 22, которые по двум направлениям двинулись на помощь Сюй Чану. Ночью Сюй Чану удалось незаметно выйти из города. Соединившись с Гэн Куем и другими, он двинулся вперед, напал на разбойников, окруживших город, и снял с него осаду.

Поскольку сяньбийцы неоднократно убивали правителей округов, их смелость возросла, и, имея несколько десятков тысяч всадников, [могущих] натягивать луки, они зимой в 1-м году эры правления Янь-гуань (122) снова совершили набег на округа Яньмынь и Динсян 23, а затем напали на округ Тайюань 24, грабили и убивали народ.

Зимой 2-го года [эры правления Янь-гуан] (123) Цичжицзянь лично во главе более 10 тыс. всадников вторгся в Дун-лин, откуда по нескольким направлениям напал на южных сюнну, находившихся в Маньбо 25. [Сюннуский] юйцзянь жичжу-ван погиб в бою, было убито свыше тысячи сюннусцев.

Осенью 3-го года [эры правления Янь-гуан] (124) Цичжицзянь снова совершил набег на Гаолю, разбил южных сюнну и убил цзяньцзян-вана.

Осенью 1-го года эры правления Юн-цзянь (126), установленной императором Шунь-ди, сяньбийский [старейшина] Цичжицзянь совершил набег на округ Дайцзюнь, правитель которого Ли Чао погиб в бою.

Весной следующего года начальник охранной стражи телохранителей Чжан Го приказал канцеляристу 26 выступить во главе свыше 10 тыс. пеших и конных воинов южного шаньюя за укрепленную линию и напасть [на Цичжицзяня]; он нанес ему поражение и захватил свыше 2 тыс. телег 27 с имуществом. В это же время свыше 6 тыс. сяньбийских всадников из округа Ляо-дун совершили набег на округа Ляодун и Сюаньту 28. Надзирающий за ухуанями полковник Гэн Е приказал воинам из различных округов, находившихся вдоль границы, и ухуаньскому шуайчжун-вану выступить за укрепленную линию и напасть на сяньбийцев. Посланные убили несколько сотен человек и захватили много пленных, а также крупного рогатого скота, овец и имущества. После этого сяньбийские старейшины во главе своего народа, общей численностью 30 тыс. человек, явились в округ Ляодун и просили разрешения сдаться.

В 3-м и 4-м годах [эры правления Юн-цзянь] (128, 129) сяньбийцы часто совершали набеги на округа Юйян и Шо-фан 29.

Осенью 6-го года [эры правления Юн-цзянь] (131) Гэн Е послал за укрепленную линию командира войск во главе нескольких тысяч хуских воинов, который напал на сяньбийцев п нанес им поражение.

Зимой правитель округа Юйян отправил для нападения но сяньбийцев ухуаньских воинов, которые убили 800 человек и захватили крупный рогатый скот, лошадей, а также пленных.

Ухуаньский удалец Фусоугуань отличался смелостью и силой, в каждом сражении с сяньбийцами он [первым] врывался в ряды врага, поэтому император приказал пожаловать ему звание шуайчжун-цзюня 30.

Зимой 1-го года эры правления Ян-цзя (132) Гэн Е послал за укрепленную линию ухуаньца Жунчжухуэя, имевшего титул циньхань дувэя, Догуя, имевшего титул шуайчжун-вана 31, и других. Они напали на сяньбийцев, многих перебили, захватили богатую добычу и возвратились обратно. [Участникам похода], начиная от Догуя, были пожалованы титулы шуайчжун-вана, шуайчжун-хоу, должности начальников, и каждый в зависимости от совершенных подвигов был одарен шелковыми тканями. Вслед за этим сяньбийцы снова совершили набег на зависимые владения в округе Ляодун, после чего Гэн Е для их отражения перевел войска в уезд Улюй 32 в округе Ляодун.

Весной 2-го года [эры правления Ян-цзя] (133) Чжао Чоу, занимавший должность начальника охранной стражи телохранителей, надзирающего за сюнну 33, послал за укрепленную линию канцеляриста, возглавившего войска, гудухоу южных сюнну Фучэня и других, напасть на сяньбийцев. Посланные разбили сяньбийцев, многих перебили и захватили богатую добычу. Император приказал пожаловать Фучэню золотую печать с темно-красным шнуром и одарить всех в зависимости от совершенных подвигов шелковыми   тканями.

Осенью сяньбийцы перешли укрепленную линию и вторглись в [уезд] Мачэн. Правитель округа Дайцзюнь напал на них, но не смог одолеть. Вскоре Цичжицзянь умер, после чего грабежи сяньбийцев стали более редкими.

При императоре Хуань-ди (147—168) у сяньбийцев появился Таньшихуай 34. Его отец Тоулухоу в прошлом три года служил в войсках сюнну, а его жена, остававшаяся дома, родила сына. Когда Тоулухоу вернулся, это удивило его, и он хотел убить ребенка. Однако жена сказала, что как-то днем, идя по дороге, она услышала удар грома. Когда она подняла голову, чтобы посмотреть на небо, ей в рот упала градинка, которую она проглотила, после чего забеременела и через десять месяцев родила сына. Этого ребенка, [сказала жена], несомненно, ждет необыкновенное [будущее], поэтому его следует вырастить и посмотреть, что его ожидает. Тоулухоу не послушал жену и выбросил младенца. Тогда жена тайно попросила домашних подобрать и вырастить ребенка, которому она дала прозвище Таньшихуай.

В возрасте 14—15 лет Таньшихуай уже отличался смелостью, физической силой и умом. Как-то старейшина другого кочевья похитил у родителей его матери крупный рогатый скот и овец. Таньшихуай один на коне погнался за похитителями, напал на них, и никто, куда бы он ни устремлялся, не мог противостоять ему. Он отбил весь угнанный скот, после чего напуганные члены его кочевья подчинились ему. Затем он ввел предусмотренные законом правила для решения дел между правыми и виноватыми, причем никто не смел нарушать их. В результате его избрали старейшиной.

Таньшихуай учредил ставку на р. Чочоу, у горы Таньхань, в 300 с лишним ли к северу от Гаолю, и, поскольку у него было очень сильное войско, все старейшины восточных и западных кочевий подчинились ему. Благодаря этому на юге он грабил земли вдоль укрепленной линии, на севере отразил динлинов, на востоке заставил отступить [владение] Фуюй, на западе нападал на усуней и овладел всеми бывшими сюннускими землями, которые тянулись с востока на запад более чем на 14 тыс. ли и были пересечены горами, реками, изобиловали пресными и солеными озерами.

Осенью 2-го года эры правления Юн-шоу (156) Таньшихуай во главе 3 тыс. или 4 тыс. всадников совершил набег на округ Юньчжун.

В 1-м году эры правления Янь-си (158) сяньбийцы совершили набег на северные границы. Зимой Чжан Хуань, занимавший должность начальника охранной стражи телохранителей, надзирающего за сюнну, выступил во главе войск южного шаньюя за укрепленную линию, напал на них и убил 200 человек.

Во 2-м году [эры правления Янь-си] (159) сяньбийцы снова вторглись в округ Яньмынь, убили несколько сотен человек, жестоко пограбили и ушли обратно.

Летом 6-го года [эры правления Янь-си] (163) свыше 1000 сяньбийских всадников совершили набег на зависимые 'владения в округе Ляодун.

Летом 9-го года [эры правления Янь-си] (166) несколько десятков тысяч сяньбийских всадников, разделившись на отряды, вторглись в девять пограничных округов, убивали и грабили чиновников и народ. В связи с этим против сяньбийцев снова был послан Чжан Хуань. После этого они ушли за укрепленную линию.

Вскоре двор, который все время беспокоили сяньбийцы, но с которыми он не мог справиться, отправил посла с печатью и шнуром пожаловать Таньшихуаю титул вана, желая заключить с ним договор о мире, основанный на родстве, но Таньшихуай не согласился принять титул и стал пуще прежнего заниматься набегами и грабежами. Он разделил свои земли на три части: земли от округа Юбэйпин на восток до округа Ляодун, [владения] Фуюй и ([племени] хуэймо, на которых находилось свыше 20 'кочевий, составили восточную часть; земли от округа Юбэйпин на запад до округа Шангу, на которых находилось свыше 10 кочевий, составляли среднюю часть; земли от округа Шангу на запад до округа Дуньхуан и усуней, на которых находилось более 20 кочевий, составили западную часть. Для управления этими землями были поставлены старейшины, которые подчинялись Таньшихуаю 35.

После вступления на престол императора Лин-ди (168—190) не было ни одного года, когда бы пограничные округа в областях Ю, Бин и Лян не страдали от набегов и грабежей сяньбийцев, перебивших и угнавших в плен неисчислимое количество народа.

Зимой 3-го года эры правления Си-пин (174) сяньбийцы вторглись в округ Бэйди, но были разбиты правителем округа Ся Юем, который во главе войск сючуского кочевья чугэ бросился в погоню и напал на них. В связи с этим Ся Юй был переведен на должность надзирающего за ухуанями полковника.

В 5-м году [эры правления Си-пин] (176) сяньбийцы напали на область Ючжоу.

Летом 6-го года [эры правления Си-пин] (117) сяньбийцы совершили набег на три границы — [восточную, северную и западную] .

Осенью Ся Юй представил доклад, в котором говорилось: «Начиная с весны сяньбийцы совершили более 20 набегов на границы, поэтому прошу собрать воинов в различных округах области Ючжоу и послать их за укрепленную линию для нападения на сяньбийцев. В течение одной зимы и двух весен мы непременно сможем захватить их в плен или уничтожить». Двор не дал согласия на это предложение.

Следует сказать, что в прошлом Тянь Янь, занимавший должность надзирающего за цянами полковника, за совершенное преступление был приговорен к наказанию, но затем был прощен. [Желая восстановить доброе имя], он хотел совершить подвиг и отдать все силы [служению императору], а поэтому обратился к придворному сановнику Ван Фу и добивался назначения его военачальником. В связи с этим Ван Фу предложил послать войска, которые бы совместно с [войсками] Ся Юя покарали разбойников. Император назначил Тянь Яня на должность начальника охранной стражи телохранителей, победившего сяньбийцев, но, так как многие сановники высказывали противоположные мнения, собрал во дворце чиновников для обсуждения [похода против сяньбийцев].

[Во время обсуждения] советник Цай Юн оказал: «„Шу-цзин" предостерегает о беспорядках в Ся 36, [вызываемых племенами мань и и], в ,,И-цзине" говорится о нападениях на [племя] гуйфан 37, при династии Чжоу совершались походы против сяньюней и южных варваров в области Цзин 38, при дина-счии Хань имели место события, связанные с горой Тяньянь и [местностью] Ханьхай 39. Таким образом, уже давно совершались карательные походы против иноплеменников. Однако [благоприятное] время либо повторяется, либо нет, обстановка либо позволяет, либо не позволяет действовать, поэтому разрабатываемые планы либо удачны, либо ошибочны, а делам сопутствует либо успех, либо поражение, нельзя [во всех случаях] действовать одинаково. Император У-ди стремился захватывать далекие земли, расширить во все стороны пределы империи. На юге он наказал [племена] байюэ 40, на севере покарал сильных хусцев, на западе предпринимал походы против [владения] Давань, на востоке присоединил Чаосянь. [У-ди] расходовал запасы, накопленные при императорах Вэнь-ди и Цзин-ди, использовал богатства Поднебесной, но прошло несколько десятков лет, власти и народ стали испытывать нужду. Тогда для приобретения средств он ввел государственную монополию на продажу соли и вина, отливку железных монет, отдал приказ о введении тяжелого налога, разрешил доносить об уклонениях от его уплаты 41. Не в состоянии выносить {суровых] распоряжений, народ начал заниматься воровством и разбоем, в землях к востоку от заставы 42 начались беспорядки, дороги стали опасными, повсюду появились сыщики в вышитых одеждах, с топорами и алебардами в руках 43. Вскоре император, уразумев .[свою ошибку], дал отдых воинам, прекратил военные походы и пожаловал главному помощнику [Чэ Цяньцю] титул фужэнь-хоу 44. Именно поэтому Чжуфу Янь и говорил: „Ведь все, кто жаждал военных побед и всецело посвящал себя военным делам, [неизбежно] раскаивались :в этом" 45.

Итак, даже Ши-цзуну 46, обладавшему мудростью и военными талантами, имевшему хороших и смелых военачальников, располагавшему огромными богатствами, значительно расширившему государство за счет отдаленных земель, и то пришлось раскаиваться [в своих действиях]. Так что же говорить о настоящем времени, когда испытывается недостаток и в людях и в средствах, а дела идут хуже, чем в прошлом!

После бегства сюнну усилились сяньбийцы, которые занял» их бывшие земли. [Они] имеют 100 тыс. воинов, отличаются физической крепостью и большей [по сравнению с сюнну} сообразительностью. К этому следует добавить, что на заставах по укрепленной линии отсутствует строгость, в результате чего среди запрещений много лазеек, благодаря которым разбойники получают прекрасный металл и хорошее железо; [через эти лазейки] бегут ханьцы, которые становятся главными советниками сянь-бийцев, и, [таким образом], у них более острое оружие и более быстрые кони, чем у сюнну.

В прошлом Дуань Ин, прекрасный военачальник, опытный в военном деле и искусный в сражениях, вел войну с западными цянами, на которую даже и ему потребовалось более десяти лет 47. Ныне Ся Юй и Тянь Янь вряд ли превосходят Дуань Ина в искусстве разработки планов, в то же время сяньбий-ские кочевья не слабее прежних противников Дуань Ина, как же они могут попусту болтать о двух годах войны и быть уверенными в успехе? Если нагрянет беда и начнутся военные действия, разве их можно будет прекратить, придется снова набирать народ и посылать его [на войну], заниматься нескончаемыми перевозками [военного снаряжения], что. истощит Срединное государство и приведет к объединению варваров.

Бедствия на границах подобны чесотке на руках и ногах,. а крайняя нужда в Срединном государстве подобна нарыву на груди или спине. Если в настоящее время мы не можем прекратить воровства и разбоев в округах и уездах, как же мы сможем покарать отвратительных варваров?

В прошлом [император] Гао-цзу стерпел стыд, который выпал на его долю в Пинчэне 48, а [императрица] Люй-хоу не обратила внимания на позор, связанный с оскорбительным письмом 49. Если сравнивать пережитое ими с настоящим положением, когда стыд и позор были большими?

Небо создало горы и реки, династия Цинь воздвигла Великую стену, династия Хань построила укрепленную линию, для того чтобы отгородить внутренние земли от внешних, отделить тех, у кого разные с нами обычаи. Для нас достаточно, если мы не будем беспокоить [собственное] государство и вызывать бедствия, связанные с внутренними неурядицами, к чему составлять планы борьбы с коварными 50, многочисленными, как муравьи, разбойниками! Допустим даже мы разобьем их, но разве сможем всех уничтожить, хотя уже сейчас из-за них двору приходится кушать лишь поздно вечером.

Стремящийся к победам не обязательно добивается успеха, охваченный сомнениями не обязательно терпит поражение, со-вершенномудрый не взваливает на себя то, что народ называет опасным, мудрый правитель не берется за дела, в отношении которых высказываются сомнения во время обсуждения при дворе.

В прошлом Хуайнаньчван по имени Ань, увещевая [императора] У-ди не нападать на [владение] Юэ, говорил: „Войска Сына Неба карают, но не воюют, а это означает, что Сын Неба не смеет сравнивать себя с другими в силе. Допустим, юэсцы пренебрегут смертью и выступят против посланного к ним чиновника, но, если обратно вернется хотя бы один физически пострадавший сборщик топлива или конюх, это навлечет стыд на великую династию Хань, хотя бы и отрубили голову юэскому вану" 51. Таким образом, менять наш простой народ на отвратительных варваров и унижать авторитет Сына Неба в их землях, по словам Хуайнань-вана, опасно, тем более пока нельзя предугадать, что ожидает нас — победа или поражение.

В прошлом, когда в округе Чжуяй был поднят мятеж, император Сяо-юань, принявший совет Цзя Цзюаньчжи, издал указ, б котором говорилось: „В округе Чжуяй поднят мятеж, в связи с чем одни сановники считают, что этот округ следует покарать, а другие—что от него следует отказаться. Думая об этом днем и ночью, я, с одной стороны, стыжусь, что мой авторитет не действует, и тогда я хочу наказать округ, но, с другой стороны, учитывая положение в стране, я жалею [свой] народ. Что более важно: голод среди народа или наказание далеких варваров? В голодные годы и так не хватает продуктов для жертвоприношений в храме предков, тем более эта нехватка возрастет, если мы решим наказать за навлеченный на нас мелкий позор. Ныне земли к востоку от заставы [Ханьгугуань] переживают большие трудности, нет средств оказать помощь [голодающим], и, если послать в поход войска, это не только утомит народ, [но может привести к крушению династии]. Следует отказаться от округа Чжуяй" 52. Вот какие добрые слова в указе императора Юань-ди. Жалея народ и помогая ему в беде, он отказался даже от целого округа и ряда уездов, так что же говорить о землях за укрепленной линией, на которых никогда не жил народ! Что касается методов обороны границ, то Ли Му 53 разработал искусную тактику, а Янь Ю в рассуждении об обороне укрепленной линии изложил главное 54. Оставленные ими свершения продолжают существовать, сочинения, в которых о них записано, сохранились до сих пор, и я считаю, что мы должны следовать планам, разработанным двумя военачальниками, и соблюдать установления покойных императоров». Император не согласился [с Цай Юном].

После этого Ся Юю было приказано выступить из Гаолю, Тянь Яню — из округа Юньчжун и Цзан Миню, начальнику охранной стражи телохранителей, наблюдающему за сюнну, во главе войск южного шаньюя — из округа Яньмынь. У каждого было по 10 тыс. всадников, и они по трем направлениям отошли от укрепленной линии более чем на 2 тыс. ли.

Таньшихуай приказал старейшинам в трех частях своих земель, возглавив войска, нанести контрудар, в результате которого Ся Юй и другие потерпели сильное поражение, лишились верительных знаков и обозов и, потеряв из каждого десятка семь-восемь человек, бежали обратно лишь с несколькими тысячами воинов. Всех трех военачальников привезли в столицу в клетках и бросили в тюрьму, но они откупились от наказания и были низведены на положение простолюдинов.

Зимой сяньбийцы совершили набег на округ Ляоси.

Зимой 1-го года эры правления Гуан-хэ (178) сяньбийцы совершили набег на округ Цзюцюань 55, от них пострадали все земли вдоль границы.

Численность сяньбийцев увеличивалась с каждым днем, скотоводство и охота уже не могли удовлетворить их потребностей в пище, поэтому Таньшихуай выехал осмотреть свои земли. Он увидел р. Ухоуцинь 56, тянувшуюся на несколько сотен ли. Там, где были заводи, встречалось много рыбы, но ловить ее сяньбийцы не умели. Услышав, что жители владения Вожэнь искусны в ловле рыбы сетями, Таньшихуай напал на востоке на это владение, захватил более 1000 семей и переселил их на берега р. [Ухоу]цинь, приказав ловить рыбу, чтобы восполнить недостаток в пище.

В эру правления Гуан-хэ (178—184) Таньшихуай умер в возрасте 45 лет. К власти пришел его сын Хэлянь. В силе и способностях Хэлянь уступал отцу, но, так же [как и он], несколько раз совершал грабительские набеги. Хэлянь отличался алчностью и беспутством, выносил несправедливые решения [по возникающим тяжбам], поэтому половина народа восстала против него. Когда через некоторое время Хэлянь напал на округ Бэйди, в него попала стрела, выпущенная из самострела искусным стрелком, уроженцем уезда Ляньсян, от которой он умер.

Сын Хэляня, Цяньмань, был молод, поэтому к власти пришел Куйтоу, сын старшего брата Хэляня. Когда Цяньмань вырос, он вступил в борьбу за власть в государстве с Куйтоу, в связи с чем народ рассеялся. После смерти Куйтоу к власти пришел его младший брат Будугэнь.

После Таньшихуая звание старейшины стало переходить по наследству из поколения в поколение.

Рассуждая о происходивших событиях, скажу: [если говорить] о варварах четырех сторон света, чинивших разбой, то они усиливались одни за другими. Сюнну свирепствовали во времена расцвета династии Хань, западные цяны буйствовали в период ее возрождения, в правление императоров Лин-ди и Сянь-ди одно за другим процветали два варварских племени — [ухуань и сяньби]. Смелый Таньшихуай приобрел все [бывшие] земли шаньюя, жестокий Тадунь занял земли округа Ляоси.

Оба вторгались в Срединное государство и причиняли беды народу, в результате чего ни одно поколение не жило спокойно. Однако за прошедшие века не было слышно о лучшем способе установления контроля над варварами, ибо планы династий Чжоу и Хань были соответственно лишь средним и худшим 57, но не определено ли это неисповедимой судьбой, зависящей от Неба ?

В заключение скажу: два племени варваров — [ухуань и сяньби] — проявляли непостоянство Св отношении Срединного государства] и причиняли вред нашим северным окраинным землям. Когда судьба благоприятствовала Срединному государству, они изъявляли послушание, а когда наступали лихие времена, первыми отходили [от Срединного государства].

(пер.  В.С.Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: В.С. Таскин. Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху. М. Наука. 1984

© текст -Таскин В.С. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2001
© дизайн - Войтехович А. 2001