СИМЕОН АГАФОННИКОВИЧ (СИЛЬВЕСТР) МЕДВЕДЕВ

СОЗЕРЦАНИЕ КРАТКОЕ ЛЕТ 7190, 91 И 92 В НИХ ЖЕ ЧТО СОДЕЯСЯ ВО ГРАЖДАНСТВЕ

“Созерцание” издавалось многократно, хотя и не всегда верно. Еще в ХVШ веке ученый архивист Герард Федорович Миллер сделал из лучшего списка Оболенского (хранившегося тогда в Московском архиве Коллегии иностранных дел, а ныне в соответствующем собрании Центрального государственного архива древних актов, фонд 179, № 205) обширные выписки для истории Петра Великого. Они-то, а не полный текст по списку Оболенского, и были изданы в 1787 и 1841 годах (Туманский Ф. Собрание разных записок и сочинений... о жизни и деяниях... Петра Великого. Ч. 7. СПб., 1787; Сахаров И. П. Записки русских людей. События времен Петра Великого. СПб., 1841.), введя в заблуждение многих ученых (но не Н. Г. Устрялова и С. М. Соловьева, предпочитавших работать с оригинальными рукописями). В конце прошлого столетия почти одновременно последовало еще два издания “Созерцания”. Одно из них было сделано И. П. Козловским по позднему и довольно искаженному списку собрания Григоровича в библиотеке Новороссийского университета (Козловский И. П. Сильвестр Медведев. Из истории русского просвещения и общественной мысли в конце XVII века. Киев, 1895, приложение (а также отдельный оттиск с заглавием: “Созерцание краткое лет 7190, и 91, и 92, в них же что содеяся во гражданстве. По списку Григоровичевскому”)). Издание А. А. Прозоровского подготовлено по списку Оболенского с указанием разночтений по спискам Румянцевского музея. Григоровича и Академическому (Прозоровский А. А. Сильвестра Медведева “Созерцание краткое лет 7190, 91 и 92, в них же что содеяся во гражданстве”. — Чтения в Обществе истории и древностей российских. 1894, кн. 4. Отд. 2. С. 1—197.). Не вошли в издание только Уваровский список (по мнению публикатора идентичный Академическому) и список Общества любителей древней письменности (обнаруженный мною недавно) (ГПБ, собрание ОЛДП, рукопись в лист. № 476. Л. 340 об.—434.). Эта публикация, хотя и не может считаться академической, остается лучшей.

Настоящее издание подготовлено по списку Оболенского.

* * *

Рассказ о событиях в России Сильвестр Медведев предваряет “Стихами к Читателю”: [47]

“Писание сие хотящу читати —
Достоит ему право разсуждати.
Тем, человече, в жизни сей стрегися,
В законное же зерцало смотрися;
От него можешь бело-черно знати
И яко тебе будет умирати.
Мудрость бо весь люд сице научает,
Да в делех всякий конец усмотряет.
И в первых себе: Кто есть? — да судит.
Тогда и в вещех: Каковы суть? — узрит.
Убо (итак) похотем злым не пристращайся,
Но присно от них к Богу обращайся”.

Следующее далее обширное Введение раскрывает взгляды автора на роль и задачи письменной истории в жизни человеческого общества. Опираясь на авторитет Библии, Сильвестр стремится показать, что история испокон веков является социальной памятью, определяющей правильное общественное поведение человека. Историческое “беспамятство” грозит погибелью и личности, и государствам.

Общество не может быть разумны, не отличая правого от неправого, добро от зла, — поэтому панегирическая история, которую любят все имущие власть, бессмысленна и тлетворна. Подлинная история, доказывает Медведев, должна правдиво освещать хорошее и дурное, подвиги и злодейство. Ни высокое положение, ни даже царская власть не спасают от праведного суда истории, несмотря на опасности, которым всегда подвержен настоящий историк.

Используя библейские притчи, Сильвестр подводит читателя к социальному конфликту, которому он посвятил свое произведение. Автор указывает примеры гибели безумных властителей, осмелившихся свирепо притеснять своих подданных; показывает, сколь опасно уклонение государственных мужей от своих гражданских обязанностей, позволяющее злодею захватить единоличную власть; наконец, вспоминает случаи спасения одним мудрым человеком (и даже женщиной) пошатнувшегося государства.

По мнению Медведева, московские события поучительны для всех граждан, особенно же для власть имущих, на которых он намекает, говоря, что ныне “мнози о тех делех глаголют и соперство между себе творят, обаче инии отнюдь истинствовати [в малом времени [48] отсутствующе] (Действительно, уже к лету 1682 года большая часть дворянства бежала из Москвы и “хоронилась” по дальним поместьям. (Прим.сост.))не могут, понеже не писано”. Поэтому и я, — пишет автор, — видев в мое время, при мне происходившие гражданские события, “впредь ради ведения не токмо себе, но и иным восхотех писанием оставити вежество”.

Сознавая значение своего труда, Сильвестр Медведев завершил Введение словами пророка Иеремии, отнесенными к историкам: “Сия рече Господь: стойте на пути, и видите, и вопросите от стезь древних, их же будет путь благ, и ходите по них, обрящете прохлаждение душам вашим!”. [49]

Текст воспроизведен по изданию: Россия при царевне Софье и Петре I: записки русских людей. М. Современник. 1997

© текст - Богданов А. П. 1990
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - ОAbakanovich. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Современник. 1997