Библиотека сайта  XIII век

ИЗ СТРАНСТВИЯ СТЕФАНА НОВГОРОДЦА

Хожение Стефана Новгородца, дошедшее до нас в двенадцати списках, было написано в 1348—1349 гг. Сведения о Стефане Новгородце отсутствуют и в самом хожении и в других источниках. Однако на основании анализа текста и других косвенных источников И. Сахаров полагал, что Стефан совершил путешествие в преклонных годах (Сахаров И. Сказания русского народа, т. II, кн. 8. Спб., 1849, с. 49), а М. Н. Сперанский предполагал, что Стефан был довольно зажиточным купцом (Сперанский М. Н. Из старинной новгородской литературы XIV в., с. 46—47).

Интересы Стефана во многом совпадают с интересами его предшественников-земляков, описавших достопримечательности Царьграда в своих путевых записках. В центре его внимания — Константинопольская София, многочисленные “святыни”, хранившиеся в городе, русско-византийские связи. Но если Добрыня Ядрейкович (Антоний), ходивший в Царьград в самые первые годы XIII в. (до 1204 г.), больше всего обращал внимание на живопись, автор “Анонимного хожения” в Царьград — на скульптуру, то Стефан — на архитектуру и мозаику. Текст хожения говорит о том, что он был знатоком и ценителем памятников архитектуры и мозаики.

В основу настоящего издания взят текст хожения по списку XVI в., опубликованному М. Н. Сперанским (Из старинной новгородской литературы XIV в., с. 50—59).


ИЗ СТРАНСТВИЯ СТЕФАНА НОВГОРОДЦА

Я, грешный Стефан из Великого Новгорода, со своими восемью спутниками пришел в Царьград поклониться святым местам и приложиться к мощам святых. И помиловал нас бог покровительством святой Софии божией. В неделю страстную пришли в город и пошли к святой Софии 1.

Тут стоит столп, чудный очень своей толщиною, и высотою, и красотою, издалека с моря видно его. И наверху его сидит Юстиниан Великий на коне 2, очень чудесный, как живой, в доспехах сарацинских, грозный видом, а в руке у него яблоко золотое великое, а на яблоке крест, а правую руку от себя простер властно на юг, на Сарацинскую землю, к Иерусалиму.

И иные многие столпы по городу стоят из мрамора, много на них надписей, от верха и до низа резьбою изукрашены. Много удивительного, уму непостижимо.

А если от этого столпа Юстинианова войти в двери святой Софии, в первые двери, можно и во вторые, и третьи, и четвертые, и пятые, и шестые, даже в седьмые двери войти в святую Софию, великую церковь, то, немного пройдя, следует обратиться на запад и посмотреть вверх на двор: тут стоит икона святого Спаса. Об этой иконе речь в книгах пишется, и мы не можем это здесь переписать. Здесь поганый иконоборец 3 лестницу приставил, хотел содрать венец золотой, а святая Феодосия свергла лестницу и разбила поганого, тут и святую закололи рогом козьим.

И оттуда немного пройдя, увидели множество народа, [269] прикладывающегося к страстям господним, и сильно возрадовались, так как без слез нельзя прийти к страстям господним. Здесь увидел нас царев боярин, по-гречески он называется протостратором 4, и он проводил нас до страстей господних бога ради, и приложились к ним и мы, грешные. По той же стороне, отступив немного, на стене Спас мозаикой сотворенный, и вода святая течет из ран на ногах от гвоздей, и тут приложились; и помазали нас маслом и водою святою. Здесь стоят столпы из камня красивого мрамора, окованы чудесно, в них же лежат мощи святых. Тут люди прикасаются больным местом и выздоравливают. Тут увидел нас патриарх Царьграда, ему же имя Исидор 5, и целовали руку у него, потому что он очень любит Русь. О великое чудо смирения святых! Не наш обычай имеют. Оттуда пошли к святому Арсению патриарху и приложились к мощам его, и помазал нас старец маслом его. И все расположено в церкви той по ходу солнца. И оттуда, пройдя в двери из церкви, пошли мы между стенами со свечою, обходя как будто по кругу. Там стоит икона святой Спас весьма чудесная, называется она Елеонская гора, подобно тому, как и в Иерусалиме.

Оттуда, если идти к алтарю, стоят столпы очень красивые, как будто из яшмы сделанные. Здесь в великом алтаре находится колодец, от святого Иордана водой наполняется. Стража церковная вытащила из этого колодца ставец, который калики русские признали своим. Греки же не поверили. Русские же сказали: “Наш ставец, мы купались и уронили его в Иордане. На дне его золото запечатано”. Разбили ставец и нашли золото и сильно удивились 6. Это чудо сотворилось божиим повелением, поэтому колодец и назван Иорданом.

Если выйти из великого алтаря на левую сторону по ходу солнца, то тут кадило великое стеклянное с маслом упало с высоты и не разбилось и огонь в нем не погас. Если бы оно было железным, и то бы разбилось, но некая невидимая сила поставила его на камни. Здесь вблизи трапеза святого Авраама, ему бог в облике Троицы явился под дубом Мамврийским. (Тот дуб зеленую листву имеет и зимой и летом и до скончания века, огражден камнем высоко, сарацины охраняют его.) Тут же одр лежит железный, на нем святых мучеников мучили, ставили их на огонь. К этому одру много людей приходят и принимают исцеление, и мы целовали его. И тут стоят столпы каменные, багряные, красивые очень, пестроватые, яшме подобные. В них [270] человек лица своего образ видит, как в зеркале. Из великого Рима они привезены 7.

Имеется же в святой Софии множество колодцев со вкусными водами, кроме тех, что в стенах церковных и между стен находятся; и нельзя обнаружить их, так как они на уровне дна, то есть пола церковного. Кольца железные вбиты в мрамор (мрамором называется камень гладкий и весьма красивый). Также и кадил бесчисленное множество в святой Софии: иные в приделах и в нишах, а иные в стенах и между стен, и на галереях церковных, где иконы великие стоят, и тут кадила с маслом деревянным горят. И тут и мы, грешные, ходили со слезами и радостью, по силе свечи ставили у икон и мощей святых.

Святая София имеет триста шестьдесят пять дверей, столько же и престолов, окованных весьма хитро. Иные же из них закрыты из оскудения. А о святой Софии божией ум человеческий не может рассказать и перечислить, но мы что видели, то и написали.

Если пойдешь от святой Софии мимо столпа Юстиниана, мимо Малого торга, называемого Милией, мимо собора святого Феодора, то поднимешься на гору и пойдешь большой улицей, Царевым путем. Пройдешь не больше доброго полета стрелы, попадется столп правоверного царя Константина 8, из багряного камня, привезенный из Рима. На верху столпа крест, в том же столпе двенадцать кош с кусками хлеба; тут и секира Ноева лежит; тут патриарх лето проводит.

И оттуда мы пошли назад к святой Софии, тут вблизи церковь великая святой Ирины 9, а оттуда недалеко монастырь Богородицы, женский, именуемый Итерапиотица, тут лежит святая Евдокия. И оттуда, если идти вниз к морю, попадешь к монастырю святого великомученика Георгия, называемому Ирюни, то есть “непобедимая сила”. Тут стояли страсти господни, запертые и запечатанные царскою печатью. На страстной неделе царь сам с патриархом отпечатывают и прикладываются, поэтому их невозможно видеть никому. Тут лежит тело святой Анны, и мы, грешные, поклонились ей. И здесь за стеною под морем явился Христос сам, поэтому эту церковь и называют “Христос стоит”. Тут лежит много болящих, привозят их и из других городов, принимают исцеление. И тут лежит святой Аверкий, и мы поклонились мощам его. Это место подобно Соломоновой купели, что в Иерусалиме.

И оттуда пошли в монастырь святой Богородицы, [271] который называется Перечь; тут лежит голова Иоанна Златоуста, и мы поклонились и приложились к ней. И оттуда пошли в монастырь Панахрантов — тут глава святого Василия лежит. Оттуда недалеко монастырь Пантократор (Пандассы), и тут есть страсти господни, надвое разделенные.

И оттуда пошли во вторник к выносной иконе святой Богородицы, эту икону Лука евангелист написал 10, смотря на самую госпожу девицу Богородицу, еще при ее жизни. Эту икону в каждый вторник выносят. Чудное очень это зрелище. Сюда сходится весь народ, и из городов других приходят. Икона эта очень большая, окованная гораздо, и певцы перед нею поют красиво, а народ весь восклицает с плачем: “Господи, помилуй!” Одному человеку поставят на плечи икону стоймя, а он руки раскинет, как будто распятый, также и глаза у него закатятся,— страшно видеть,— и по площади мечет его туда и сюда, очень сильно вертит его, а он не помнит себя, куда его икона носит. Потом другие подхватят, и с ними тоже бывает, также и третий и четвертый подхватывают, и они поют с дьяконами пение великое, а народ взывает с плачем: “Господи, помилуй!” Два дьякона держат рипиды, а иные кивот перед иконою. Дивное зрелище! Семь человек или восемь поставят на плечи одному человеку, и он так просто ходит изволением божиим.

И оттуда по пути к монастырю Инеяклесия, иначе говоря к церкви Девяти чинов, и в одной церкви здесь Христос очень гораздо изображен, как живой стоит человек не на иконе, но сам собою (скульптура). Тут же дворец, называется “Палата правоверного царя Константина”. Стены его очень высокие, выше городских стен, дворец великий, городу подобен, стоит около Ипподрома у моря. Тут недалеко монастырь Сергия и Вакха, и мы приложились к головам их. То все надо идти по движению солнца, слева от городской стены, возле моря.

Если от Ипподрома пойти мимо Кандоскамии 11, то есть ворота городские железные, решетчатые, очень большие. Этими воротами море введено внутрь города. Когда бывает нападение войск с моря, то тут держат парусных кораблей и гребных катарг до трехсот. На катарге имеется двести весел, а на иных и триста, на этих судах рать всегда по морю ходит. Какой бы ни был ветер, они на веслах идут, А корабли, парусные суда, стоят, погоды ждут.

А оттуда пошли к святому Димитрию, тут лежат мощи [272] Святого царя Ласкарнасафа (такое имя ему), и мы, грешные, приложились к ним. Тут есть монастырь царев, стоит у моря, возле городской стены. Здесь близ монастыря живет евреев много, при море, около городской стены, и ворота на море называются Иудейскими.

Здесь было знамение: приходил Хозрой, царь персидский 12, ратью на Царьград и уже готов был взять город. И был в Царьграде плач великий. Тогда явился бог некоему старцу и сказал: “Возьмите пояс святой Богородицы и омочите конец его в море”. И сотворили все так с пением и плачем. Возмутилось море и разбило вражеские корабли о городскую стену. Тут и ныне кости их белеются, как снег, при городской стене близ Иудейских ворот.

Затем пошли ко святому Иоанну в Студийский монастырь 13 и многое там увидели,— невозможно все описать. И приложились к мощам святого Саввы, повара: сорок лет варил он на братию еду. А другие мощи святой Соломониды. Здесь же стоит лоток, на нем же изобразилась святая Богородица с Христом: пекарь-просвирник высыпал муку на доску и влил воду, и закричал отрок в муке, на доске. Просвирник испугался, прибежал к игумену и братии. Пришел игумен и братия и увидели на доске образ святой Богородицы с Христом.

Церковь же эта очень большая и высокая, с палатным сводом. Иконы в ней сияют как солнце, украшены золотом, а пол церковный удивил нас: как жемчугом усыпан, и нет возможности описать это. Изумительна и трапеза, где монахи едят: весьма чудесна, лучше других монастырей, стоит на краю, вблизи Золотых ворот 14. Тут жил Феодор Студийский, и на Русь отсюда послано много книг: Устав, Триоди и иные книги.

И оттуда пошли к Перевлету 15, иначе говоря к прекрасной Богородице, в монастырь, приложились к руке Иоанна Крестителя и Симеона Богоприимца и Григория Богослова. Оттуда пошли к Андрею Критскому, этот монастырь женский, очень красив, приложились к мощам святого Андрея. Оттуда пошли к святому патриарху Тарасию и приложились к мощам его; и оттуда пришли к святой Евфимии и приложились к мощам ее. Оттуда пошли в монастырь святой Богородицы и приложились к святой Елизавете. Оттуда пошли к святому пророку Даниилу: из церкви надо пойти под землю со свечою, двадцатью пятью ступенями спуститься, на правой стороне стоит гроб святого пророка Даниила, а на левой стороне — святого мученика [274] Никиты. И мы, грешные, приложились и печать взяли святого пророка Даниила. И оттуда пошли к святому Иоанну Милостивому и к святой Марии Клеопине и к святой мученице Феодосии, ее же закололи рогом козьим за икону Христову. Эти святые лежат в одной церкви, которая стоит высоко, идти по лестнице вверх, тогда войдешь в церковь; и мы, грешные, приложились.

И оттуда пошли на гору к Апостольской церкви, и тут поклонились мощам святого Спиридона и святого Полиекта. Если подойти к алтарю, то на правой стороне гроб святого Григория Феолога в ограде алтарной, тут же и гроб Иоанна Златоуста, здесь близко икона в киоте святого Спаса, ее ножом ударили неверные, и пошла из иконы кровь, тут и доныне след крови остался. И приложились мы, грешные. А от великих дверей на правой стороне стоят два столпа: один, к которому был привязан господь наш Иисус Христос, а у другого Петр апостол горько плакал. Привезены они из Иерусалима. Один толстый, что Иисусов, из зеленого камня, с черными прожилками, а другой — Петров, тонок, как бревнышко, очень красив, с черными и белыми прожилками, как у дятла 16. А алтарь в середине церкви очень большой, и от алтаря прямо на восток в церкви же гроб стоит царя Константина, большой, из камня багряного, подобно яшме. Здесь же много и иных гробов царских, но не святых. Тут и мы, грешные, приложились.

А оттуда пошли к Спасу великому монастырю, иначе говоря Вседержителю. Если войти в ворота правые, то над вратами будет Спас, мозаикой изображен, большого размера и высоко. Также и другими воротами можно войти в этот монастырь, очень красивый. Здесь же и церковь мозаикой удивляет, снаружи так и сияет. Тут доска господня лежит, тут же три главы лежат: Фрола, и Лавра, и Якова Перского; тут же и мощи Михаила черноризца без головы лежат. Тут же в алтаре сосуд из белого камня, в нем Иисус из воды вино сотворил весьма чудесно.

А оттуда пошли, к святому Константину в монастырь женский. Тут лежит тело святого Клемента архиепископа, тут и тело Феофании царицы. И оттуда пошли к святому Иоанну Дамаскину в монастырь женский. Оттуда пошли к святому Иоанну Предтечи, он же называется Продромом, зовут Иоанна “Богом богатый”. Эта церковь очень удивительна; здесь приложились к руке Иоанна Ктитора, который построил церковь, окована она золотом, с дорогими камнями и жемчугом. Это не рука Иоанна Предтечи, [275] Предтечева, как ранее писали, находится у Прекрасной Богородицы, близ Студийского монастыря; там рука святого Иоанна правая, а левая на Иордане.

И оттуда пошли к Влахернской церкви 17 святой Богородицы, где лежат риза, и пояс, и скуфия, которая на голове ее была; а лежит в алтаре на престоле, в ковчеге запечатаны так же, как и страсти господни, еще крепче того: прикованы железом, ковчег же сделан из камня очень хитро. И мы приложились.

Тут лежат мощи святого Потапия, и святой Анастасии, и святого Пантелеймона. И мы приложились. Оттуда пошли к церкви святого Николы; тут лежат головы святого Григория и святого Леонтия. И оттуда пошли за пределы города. На равнине близ моря монастырь большой во имя святых Козьмы и Демьяна; тут приложились к головам их, оковано очень хитро золотом. И оттуда возвратились в город и пошли к святой Феодосии девице и приложились к ней; тут монастырь женский у моря ее имени. Здесь большое чудо творится: во всякую среду и пятницу, как в праздник, многие мужчины и женщины подают свечи, и масло, и милостыню. Тут же множество людей лежит больных на постелях, различными недугами одержимы; выздоравливают и приходят в церковь, а иных вносят и кладут перед Феодосией по одному человеку, а она прикасается к больным местам и вылечивает. А певцы поют с утра до девятого часа, так и литургию поют поздно.

А оттуда пошли сквозь весь город, поприще великое нужно пройти к святому Киприану, и приложились мы к его мощам, велик был телом.

Тут вблизи монастырь женский, и тут голова святого Пантелеймона, тут же и кровь его. Оттуда пошли в монастырь святого Стефана, тут лежит голова его. А оттуда пошли к святой Варваре, и голова ее тут.

А по Царьграду, как по лесу великому, без доброго проводника невозможно ходить, скупому и бедному человеку нельзя ни увидеть, ни поклониться ни одному святому, только разве в праздник этого святого, тогда можно и увидеть и приложиться. Оттуда мы пошли к Иерусалиму 18.


Комментарии

1. ...пошли к святой Софии… — главный собор Константинополя, построенный в 532—537 гг. при императоре Юстиниане. София — классический тип византийского зодчества, церковь поражала своим величеством и красотой русских путешественников. Построена на квадратном основании, стороны которого равны 75 м. В ней 108 колонн, из которых 40 — в нижнем этаже, 60 — в галереях и 8 поддерживают четыре малых полукупола. Высота ее 65 метров. Шесть тысяч золоченых лампад освещали церковь. Для украшения храма были вывезены мраморные колонны, золотые и серебряные изделия, драгоценные камни из многих древних городов. После завоевания Константинополя турками церковь стала мечетью Айя-София, к ней пристроены два минарета. В настоящее время здесь открыт музей.

2. …наверху его сидит Юстиниан Великий на коне… - См. примеч. 5 к “Анонимному хожению в Царьград”.

3. ...поганый иконоборец...— Иконоборчество — религиозное и социально-политическое движение в VIII — первой половине IX в., которое выступало против иконопочитания; иконоборцы конфисковывали и уничтожали иконы.

4. ...по-гречески он называется протостратором...— Протостратор — начальник над стражей.

5. ...патриарх Царьграда, ему же имя Исидор...— Исидор (Бухарис) был византийским патриархом в 1347—1349 гг., оказывал особое внимание русским путешественникам: слабеющая Византия была заинтересована в помощи как материальной, так и политической. Стефан Новгородец, рассказывая о внимании к новгородцам со стороны византийского патриарха, с укором, надо полагать, к московскому митрополиту, с которым у новгородцев были натянутые отношения, говорит: “...не наш обычаи имеют”.

6. ...нашли золото и сильно удивились...— Легендарное предание о споре между греками и русскими о чаше и обуви паломников символически утверждало право иметь в главном храме православной церкви русские “святыни”. Видимо, в основе содержания легендарного предания лежал реальный спор между греческим и русским духовенством, сведения о котором не обнаруживаются в других источниках.

7. ...Из великого Рима они привезены...— О колоннах, привезенных из Рима и других городов, упоминается и в других древнерусских памятниках, в частности в “Сказании о построении Софии”.

8. ...столп правоверного царя Константина...— Имеется в виду колонна императора Константина I. Высота колонны до 50 метров. Она вывезена из Рима, где на ней стояла статуя Аполлона. На колонне император Константин приказал поставить свой бюст, который впоследствии был заменен статуями Юлиана, а затем Феодосия.

9. ...церковь великая святой Ирины...— эта церковь вторая по величине после Софии.

10. ...эту икону Лука евангелист написал...— Имеется в виду знаменитая на Руси и в Византии икона Одигитрии, которая признавалась произведением евангелиста Луки.

11. ...Кандоскамия...— военная гавань на Мраморном море. Другие авторы хожений не упоминают о ней. Стефан точно указывает количество военных кораблей и их типы.

12. ...приходил Хозрой, царь персидский...— Имеется в виду историческое предание о нашествии персидского царя Хосроя на Константинополь в 532—533 и 542—562 гг.

13. ...в Студийский монастырь...— Стефан дважды говорит о Студийском монастыре и его значении в переводе книг для Руси. Монастырь пользовался особым вниманием русской церкви, еще основатели Киево-Печерской лавры заимствовали устав этого монастыря.

14. ...вблизи Золотых ворот...— Золотые ворота построены были в первой половине V века, украшены барельефами на античные темы. Они предназначались для прохода триумфального императорского шествия. Во время путешествия Стефана ворота были еще целы, и он мог видеть и барельефы.

15. ...пошли к Перевлету...— Монастырь Перивлепты, его другое название Трояндафилица (по имени владельца этого места), создан в 1031 г., считался самым богатым монастырем, но был разграблен крестоносцами в 1204 г. Здание монастыря сохранилось.

16. …как у дятла...— сравнение, показывающее пестроту мрамора, из которого сооружена колонна: мрамор, подобный расцветке дятла.

17. ...к Влахернской церкви...— Влахернская церковь была домовой церковью византийских императоров. Крестоносцы похитили из нее некоторые реликвии, хранящиеся в настоящее время в венецианском музее. Не сохранилась.

18. …Оттуда мы пошли к Иерусалиму...— Путевые записки о путешествии Стефана в Иерусалим или не были написаны или не дошли до нас.

(пер. А. И. Прокофьева)
Текст приводится по изданию: Книга хожений. Записки русских путешественников XI-XV вв. М. Советская Россия. 1984

© текст - Прокофьев Н. И. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Мурдасов А. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Советская Россия. 1984