Библиотека сайта  XIII век

ХОЖЕНИЕ ЗОСИМЫ В ЦАРЬГРАД, АФОН И ПАЛЕСТИНУ

Дьякон Троице-Сергиева монастыря Зосима путешествовал в 1419—1422 гг. Цель его путешествия не определялась государственными задачами, а вытекала из его личного побуждения посетить памятные места христианства и рассказать о них в традициях паломнической литературы. Зосима путешествовал не торопясь, подолгу задерживаясь во многих местах. Так, в Киеве он находился “поллета”, в Царьграде десять недель, в Никосии полтора месяца, в Палестине с ранней весны до осени. В Царьграде Зосима бывал и ранее: в 1411 г. в числе делегации он сопровождал дочь великого московского князя Василия Дмитриевича, внучку Дмитрия Донского Анну, которую выдали замуж за старшего сына византийского императора Мануила II — Иоанна, будущего императора Иоанна V. Сам этот факт свидетельствует, что Зосима был связан с высшими феодальными кругами. В отличие от других авторов путевых записок, так сдержанно и скупо говоривших о себе, Зосима в большей мере пишет о себе и своих переживаниях, о личных приключениях.

Хожение Зосимы известно по семи спискам XV—XVIII вв. Самый ранний и наиболее полный — список XV в., хранящийся в Центральном государственном архиве древних актов (ф. 196, собр. Мазурина, № 344). За основу настоящего издания взят список XV в., опубликованный в исследовании: Прокофьева Н. И. Хождение Зосимы в Царьград, Афон и Палестину. (Текст и археографическое вступление). — В кн.: Вопросы русской литературы, Ученые записки МГПИ им. В. И. Ленина, т. 435. М., 1971, 12-42.


ХОЖЕНИЕ ЗОСИМЫ В ЦАРЬГРАД, АФОН И ПАЛЕСТИНУ

Путешествие и события грешного монаха Зосимы, дьякона Сергиева монастыря.

Говорится в писании: тайну царскую хорошо хранить, а дела божьи надлежит преславно проповедовать. Если же не хранить царской тайны, то будет неправедно и опасно, а если умалчивать дела божьи и славные, то наносить беду душе своей. Поэтому я и боюсь утаивать дела божьи, вспоминая муку известного раба, принявшего от господа талант и зарывшего его в землю, а прибыли не сотворившего.

Если никто из вас, русских людей, слушающих или читающих это описание, не поверит, то пусть хотя бы не думает обо мне, что я горжусь этим путешествием. Если же некоторые читающие эту книгу, удивляясь высоте ее слов, не хотят верить, то пусть будет им милость божья. Они немощны человеческими помыслами, и нами это не может быть принято.

Что задумано сказать о путешествии и о событиях моих, то уже подобает мне начать.

Из Русской страны, из стольного города Москвы, из великой лавры преподобного Сергия устремился я посетить славный город Киев, который был мать и глава всем городам русским. И пробыл в лавре, которая зовется Киевская пещера. У гроба преподобного Антония и Феодосия находился полгода и задумал, захотел святые места увидеть, где Христос своими ногами ходил и святые апостолы последовали ему. [299]

Пошел из Киева с купцами и вельможами знатными, и, пройдя тридцать миль (а в миле пять верст), встретили реку большую в Подольской земле, называемую Буг 1. Тут стоит город Переславль 2, здесь стояли мы неделю.

И пошли в поле татарское, которое называется Великий Дол, встретили большую реку под Митиревыми Кишинами, которая называется Днестр. Тут была переправа и пограничный рубеж волошский 3. С той стороны переправы волохи пошлины берут, а с этой стороны — великий князь Витовт 4, потом между собою делятся. Оттуда идти до Белгорода 5 три дня по Волошской стране. Пробыли в Белграде две недели. Отсюда девять верст до моря.

На самом устье Днестра столп стоит, который зовется Фонарь 6, тут находится пристань корабельная. Наняли себе корабли и пошли по морю, были на море три недели. И когда с опасностью дошли до царьгородской бухты, началась непогода и появились страшные волны. Перед Филипповым постом 7 достигли Царьграда, пробыли в нем десять недель и обошли все святые места. Вначале поклонились святой великой церкви Софии, где патриарх живет. Приложились к образу господа нашего Иисуса Христа. Перед ним исповедаются в грехах своих, в которых срама ради трудно исповедоваться перед духовником. Этот образ называется Спас-исповедник. Здесь икона Богородицы, с которой беседовала Мария Египетская в Иерусалиме, и мощи святого патриарха Арсения, и гроб Кирика трехлетнего; и камень в алтаре, где Христос с самарянкой беседовал у колодца Якова; и трапеза Авраама, на ней угостил Авраам Святую Троицу под дубом Мамврийским 8; и одр железный, на котором мучили святых мучеников, и доныне на нем, знать, сохранилась кровь мученическая; и посох Иоанна Златоуста 9 вверху стоит в стене; врата великие Ноева ковчега.

Тут же близ святой Софии находится монастырь Одигитрии, в нем икона Богородицы чудо творит в каждый вторник.

Близ этого монастыря стоит другой монастырь — святого Лазаря четверодневного. В этом монастыре его мощи запечатаны в столпе и находятся мощи сестры Лазаря и мощи другого Лазаря — епископа Галисийского.

Здесь же близко женский монастырь, где находится голова Иоанна Златоуста. Вблизи этого монастыря стоит монастырь — святого Киприана, где хранятся его мощи, и монастырь святого Андрея юродивого, где и поныне [300] недужные исцеляются. Близ святой Софии находится и монастырь женский Панахрандов, где голова Василия Кесарийского и изображенные на камне следы от ног свитого апостола Павла.

Близ же Софии и женский монастырь Христос Милостивый, в котором есть вода святая под церковью. Здесь больные закапывают в песок ноги и выздоравливают очень многие.

Вблизи этого монастыря расположен женский же монастырь Пантакратор, здесь хранятся страсти Христовы, часть его одежды и его кровь и волосы Богородицы. Тут же большой монастырь Монганы, в нем многие мощи святых.

Перед дверями святой Софии стоит столп, на нем фигура царя Юстиниана, сидящего на коне 10. Конь и сам царь отлиты из меди. Царь правую руку держит распростертой, а сам смотрит на восток, хвалится перед сарацинскими царями. Сарацинские цари напротив стоят, болваны медные, держат в руках своих дань и говорят ему: “Не хвались, господин, перед нами, мы тебе начнем сопротивляться”. В другой же руке царь держит как яблоко золотое, а на яблоке — крест.

Отсюда на расстоянии полета стрелы есть место, которое называется Ипподром, конские скачки 11. Тут стоит столп на валу (а вал высотой в три человеческих роста). На этом валу четыре мраморных ладыги (подножие), а на ладыгах поставлен столп, высота которого шестьдесят сажен, а ширина его одна сажень, сделан из цельного камня, несоставной. И ты, человек, не можешь этому не удивляться, кто мог это поставить. Какие были люди!

Возле этого столпа стоит столп с тремя головами змеиными 12, медными, сплетенными вместе. В них запечатан яд змеиный. Кого укусит змея внутри города, тот прикасается к головам и исцеляется. Если же укушен вне города, то исцеления нет.

На пути вверх от Ипподрома стоит столп, и наверху его — крест. Здесь был двор царя Константина, в нем запечатаны двенадцатью кусков хлеба Христова, топор Ноя, чем он ковчег делал, и камень, из которого Моисей воду добыл.

И есть столп на пути к Студийскому монастырю, весь расписан, всем, что есть на свете. Этот столп поставил себе на память царь Аркадий 13.

В святой церкви Апостолов стоит столбец, к [301] которому евреи привязывали Христа, и другой столбец небольшой, у него плакал апостол Петр, когда отрекался от Христа. В этой же церкви великий лежит Спиридон, святой мученик Полиект, гроб царя Константина и матери его Елены и гробы многих царей правоверных. Здесь и икона господа нашего Иисуса Христа, перед ней исповедовался один монах, впавший в блуд, о чем написано в патерике. Он перед иконой исповедовался, а потом опять впадал в блуд.

Перед воротами главными церкви Апостолов стоит столп очень высокий, на столпе стоит ангел удивительный, величественный и держит в руке скипетр Царьгорода, а против него стоит царь Константин как живой 14, держит в руках своих Царьград и передает город ангелу на охранение.

В монастыре великом Пантакраторе, он зовется по-русски Вседержатель, стоит доска, на которой несли Христа к гробу, на этой же доске и слезы Богородицы видны, знать, и доныне, белые, как молоко. Тут же хранятся головы Фрола и Лавра, Якова Перского, Стефана Нового и Михаила Нового, в алтаре сосуд, в котором Христос воду в вино превратил в Кане Галилейской.

В стороне от этого монастыря, на расстоянии двух полетов стрелы, находится монастырь, называемый Апокаликанти. Перед воротами этого монастыря лежит жаба каменная. Эта жаба при царе Льве Премудром 15 по улицам ходила, мусор пожирала, а метлы сами подметали. Встанут утром рано, а улицы чисты.

Здесь же монастырь Филоантропус, нашим языком зовется человеколюбец, в нем хранятся мощи Клементия Ангирского, Феофания и царя Льва Премудрого.

Монастырь Кехаритомени, здесь лежит Иоанн Дамаскин. В Влахернской церкви лежат риза и пояс Богородицы и святого Потапия мощи. В монастыре Перивлепты хранится рука Предтечи, ею крестил Христа, голова Григория Богослова, мощи попа Григория Никодимийского, голова Татьяны мученицы и мощи многих святых.

Вблизи этого монастыря стоят два болвана каменных больших 16, они были созданы при царе Льве Премудром.

В монастыре Продром стоят святые страсти Спасителя, копье, чем его кололи, древко, на чем было копье насажено, губка, посредством которой его поили уксусом, кровь от иконы Христа, которую еврей проколол в городе Бейруте, хлебец, который ел на вечере с учениками своими в [302] Сионе, камень, который подложили евреи под голову Христа, волосы и молоко Богородицы.

В монастыре женском Кузьмы и Демьяна лежат преподобная Елизавета и блаженная Фомаида, иссеченная свекором, о чем в патерике написано. Она была жена рыбака. Муж ее ушел на ловлю рыбы, а отец захотел с ней впасть в блуд. Она была мудрая и богобоязненная, не далась ему. Он же, разъярясь похотью плотскою, истязал ее с яростью, и бог дал ей выздоровление. Если у кого возникает вражда из-за плотской похоти, то приходят и поклоняются ее гробу, и тотчас вражда прекращается ее молитвами.

В монастыре Ивергетис лежит Феодосия девица. В женском монастыре Липеси лежит святой Стефан, царица Ирина, тут лежит и царица русская Анна 17, дочь московского великого князя Василия Дмитриевича, внучка великого князя Литовского Александра Витофта.

В монастыре Герамартас лежат Мария Клеопова и Иоанн воин. В монастыре женском Повасилиас лежит святая Калия белица. Муж ее был богатый купец, отправился по морю на три года. Она же, мудрая, богобоязливая и милостивая, раздала без мужа имение. Муж вернулся и замучил ее, полагая, что она на плохое дело раздавала. Но бог дал ей исцеление. К ней приходят хромые и больные, бьют челом и тотчас исцеляются.

В великом монастыре Студийском лежит Евфимий патриарх и миро Дмитрия в раке стоит. Вблизи ворот Студийского монастыря, за его оградой, находится место, называемое Пигией, где есть колодец со святой водой, которая дает больным исцеление.

Вблизи Студийского монастыря есть церковь пророка Даниила, здесь внутри церкви, возле стены, находится его гроб на двух львах.

Царьград разместился в трех углах; две стены идут от моря, а третья — от запада, для отражения приступа воинам. В первом углу от Средиземного моря находится Студийский монастырь, в другом углу — монастырь святого Георгия, Монгана. Здесь было первое укрепление, называемое Византией, напротив Скутари 18. На другой стороне моря торговый базар, сюда приезжают с той стороны турки, а с этой стороны греки и фряги и торгуют между собою. В третьем углу стоят церковь Влахернская, от пролива чуть выше царского дворца. А за проливом стоит фряжский город Галата 19, город красивый и очень хороший. [304]

Все это смог я видеть и поклониться страстям господним и святым его угодникам, как это было прежде, когда приходил с княжною в царство благочестивого царя греческого Мануила 20. В то время венчал он, состарившийся, своего старшего Калуяна на царство греческое. Царь Мануил имел шесть сыновей: первый Калуян, то есть Иоанн, который ныне царь в Константинополе, второй сын Андроник, деспот города Селуня 21, третий сын Феодор, деспот Аморейской земли 22, четвертый сын Константин, деспот Красного (?) моря 23, пятый сын Дмитрий, деспот Митилинской земли 24, шестой сын его Фома, этот был еще у отца во дворце.

При святом вселенском патриархе Иосифе, учением которого многие пользовались, стоят такие церковные должностные лица: великий хартофилакс, другой сакиларий, третий скифилакос, четвертый сакелий 25.

В святой Софии семь колодцев, а под нею — озеро.

Вот я, грубый иеромонах Зосима, осмотрел, поклонился и поминал в молитве тех из русских людей, кто до меня добр.

И поплыли в корабле из Константинополя, прошли сто миль узким морем, минули остров Мраморное, на этом острове цареградские люди добывают мрамор и мостят церкви и палаты в Царьграде. Оттуда прошли шестьдесят миль и минули город Галлиполи 26 (тут была переправа турецкая) и оттуда прошли еще шестьдесят миль. Тут пролив, выход на великое море, которое называется Средиземным морем. Тут стоит город Троя 27 на самом проливе. После выхода на великое море, направо путь идет к святой горе Афонской, к Селуню, к Америйской земле 28 и к Риму, а налево — к Иерусалиму. Прошли от пролива десять миль, минули остров Зигри (?), оттуда триста миль до острова Лимевр 29, и оттуда плыли сто миль и минули остров Лимнос. Оттуда плыли шестьдесят миль и пристали к Афонской горе. Поднялись на Святую гору и поклонились всем церквам и монастырям, которые находятся наверху.

Всех же монастырей на Афонской горе двадцать два 30. Вот их имена: 1) Лавра, 2) Ватопед, 3) Хиландарь, 4) русский монастырь святого Пантелеймона, 5) Пандократор, 6) Свимон, 7) Иверский, 8) Зограф, 9) Дохиарь, 10) Сенох, И) Алуп, 12) Калакал, 13) Калтумус, 14) Протагий, 15) Ксеропотам, 16) Филотен, 17) Василефпиргий, 18) Павлова пустынь, где общее житие у монахов, 19) [305] Дионисьев, 20) Григорьев, 21) Симона Петране, 22) Каетамонит.

Благословился я от святогорских отцов и пошел сухим путем в Селунь, где уподобил меня Христос видеть и поклониться гробу святого великомученика мироточца Дмитрия и преподобной Феодоры монахини и мироточицы. От нее постоянно миро источается, как от источника текущего, от левой ноги в лохань. Пройдет год, и снимают с нее порты смоченные, как в масле. Это миро раздают на благословение правоверным христианам, а на нее новые порты надевают. Она же лежит как живая; послушницей была в монастыре. И этому всему уподобил меня Христос видеть и поклониться.

Еще же я приложил желание к желанию — захотел видеть святой город Иерусалим, где Иисус Христос принял муки ради спасения нашего, и поклониться живодавнему его гробу. И благословился от митрополита Селунского Симеона. В это время митрополит пошел в корабль и плыл немало дней по морю. Дошли до острова Лимноса, пристали тут и были здесь немало дней. На этом острове находится капитан, то есть князь от Генуи великой 31. В этом острове родится мастика, рожки, шелк и всякие овощи. Оттуда шли кораблем немало дней и пристали к острову Патмосу, где был апостол Иоанн Богослов у Романы и сжег баню 32. На этом месте есть монастырь и церковь святого Иоанна Богослова, здесь он писал Евангелие, и гроб его здесь и церковь за пределами города на расстоянии одного поприща.

Оттуда шли Средиземным морем семьсот миль и пристали в палестинские места. Едва с большими трудностями дошли до святого города Иерусалима из-за препятствий обозленных арабов.

И пришли в день святого Воскресения, на самый праздник и били челом живодавнему гробу господа нашего Иисуса Христа многажды.

И видел святой свет небесный. В десятом часу дня в великую субботу зажигаются паникадила над гробом божьим. Зажигаются невидимо. Но иные говорят, что зажигаются тогда, как молнии сверкают, другие — как гром грянет, а иные — как голубь в клюве своем огонь принесет. И все это ложь и неправда 33. Я, грешный Зосима, дьякон, не похваляясь, говорю, что никто не видел иерусалимских мест, как я, грешный, видел, пробыл лето целое в Иерусалиме и за Иерусалим ходил по святым местам и [306] принял раны от озлобленных арабов. Я же, грешный, все терпел во имя божие. Вспоминал апостолов и мучеников и то, что они терпели за приверженность богу. Я и терпел с благодарением. И если кто дойдет до города Иерусалима и увидит гроб божий, то за пределы Иерусалима никто не может пойти из-за обозленных арабов, которые избивают немилостиво.

У гроба божьего поминал я грешных и всех Русской земли князей и бояр и всех православных христиан. Купил два пергамента больших, дал за них шесть драхм 34 (так в Иерусалиме деньги зовут, не фолем 35 зовут) и написал на них все имена и положил у гроба божьего, дал золотую дукатицу 36 патриаршему попу Варфоломею, который живет у гроба божьего, и велел поминать в каждое воскресенье и в праздники. Да и помянет их господь в царстве своем. Кто не был в Иерусалиме телом, то после смерти всякой душе там быть и суд принять в доме Давида в Удолии Асафатове. Благословился у господина Феофила патриарха и обошел все святые места, что внутри церкви святого Воскресения.

В церкви Воскресения семь служб. Первая служба греческая, где главный престол. Вторая служба иверская (грузинская) 37, это наша же вера православная, где лежала голова Адама; здесь есть пещера за престолом, как отверстие печное. Третья служба армянская, на высоте, где Христа распяли. Четвертая служба фирамская 38, где стоит столбец, к которому привязывали Христа евреи и надругались над ним. Пятая служба хабежская (абиссинская), вход в нее наружными дверями с юга, служба на левой стороне. Служба их такая: все вскакивают и трясутся, и плещут руками; попы их в ризах и с евангелиями, носят изображение трех солнц. Я спросил патриаршего попа: “Что это за вера?” Он мне сказал: “В псалтыри написано: все народы восплещите руками, - они этому и следуют и радуются, что Христос воскрес”. Шестая служба яковитская 39, она находится за гробом божьим. Седьмая — несторианская 40, она находится напротив яковитской. Яковиты же ходят и в бильца бьют, что Христос воскрес.

И пробыли внутри церкви святого Воскресения три дня, начиная с великой пятницы. В субботу церковь закрывают. Перед великим днем (перед пасхальным воскресеньем) патриарх Феофил отпел обедню. Отслужил обедню, когда заря началась на дворе. И сели за трапезу у патриарха и вкусили еду на Пасхе. Тут присутствовали от [307] всех пустынь монахи: и с Удолии Асафатовой, и из Савина монастыря, и из монастыря Иоанна Предтечи, и с Иордана игумен Лазарь со своею братиею, и из других монастырей. Тут был и я, грешный Зосима. В первый час как взойти солнцу пришел амир со всеми своими слугами, открыл церковь, отпечатал и впустил всех. Амир также приказывает закрывать и опечатывать. Патриарх же Феофил возьмет всех старцев в свою патриархию, и начнется веселие духовное и телесное. И, повеселившись довольно, все пойдут восвояси. Окаянные же сарацины все церкви христианские запечатывают, говоря: “Не будет вам праздника, откупайте”. Другую литургию патриарх служил в первое воскресенье после Пасхи (на антипасху) у гроба божьего. Весь же год церковь святое Воскресение закрыта, опечатывает султан египетский. Если же придут паломники из других стран, то амиры церковь открывают. Патриарх же служит в другой церкви, тут же пристроена к святой церкви Воскресения.

Оттуда пошел в Гефсиманию и бил челом гробу Богородицы. Недалеко отсюда есть пещера в горе Елеонской, где Христос с учениками находился; тут бил челом. Оттуда на расстоянии полета камня от броска есть место, куда Христос отошел от учеников своих и молился отцу своему: “Отец мой, пронеси мимо меня чашу сию”. Здесь лежат два камня. Оттуда пошел на гору Елеонскую, откуда господь наш Христос вознесся на небо. Здесь стоит церковь святого Вознесения. Среди церкви лежит камень долгий и широкий, а над ним кивот мраморный. На этом камне есть след от ноги Христа. Тут бил челом и целовал этот след. Недалеко отсюда есть другая малая церковь, в ней находится гроб Пелагеи блудницы. Гроб стоит на расстоянии одного локтя от стены. Если кто захочет пройти мимо этого гроба, а сам не достоин, то она не пускает.

Оттуда пошел на гору Сионскую, где стоит церковь святой Сион, эта церковь — мать всем церквам. Эта церковь будто бы стала первой после распятия Христа в Иерусалиме. Тут Богородица жила после вознесения сына своего и молилась своему сыну. Есть и доныне место, где она поклоны клала на мраморе, тут она разболелась и скончалась, тут и Христос к ней явился, тут же и дух святой сошел на апостолов. Здесь гроб царя Давида и сына его Соломона. Служба тут фряжская (латинская). Тут и гроб Стефана первомученика. Здесь же лежат два [308] камня, которые Богородица захотела видеть и на которых Христос с Моисеем беседовали на горе Синайской. Эти два камня принес ангел, зовется это Купина неополимая. От святого Сиона на расстоянии полета стрелы есть место, где ангел еврею руку отсек, когда тот хотел тело Богородицы с одра совлечь.

Дом Давыдов к западу стоит от города Иерусалима, над долиной Асафатовой есть палата его, стоит столько, сколько дней городу Иерусалиму. Ворота железные, в которые Христа вели на распятие, находятся на востоке города Иерусалима, затворены и доныне. Гора Елеонская и Иордан также с востока. Недалеко от этих ворот есть другие ворота, в них Христос в вербное воскресение въехал в город Иерусалим, и когда евреи сказали Христу: “Скажи ученикам этим, пусть они молчат”. Он же ответил: “Если они умолчат, то камни возопят”,— и указал на два камня. Эти камни на вратах лежат сверху. Недалеко отсюда есть место, где евреи Стефана первомученика. камнями побили.

Купель Соломонова пять притворов (клетей) имеет. Внутри города Иерусалима есть Силиамова купель, за пределами города двор Пилата (в нем амир живет), двор Анны и Каиафы (в них сарацины живут), двор Акима, отца Богородицы, и палата Иоанна Богослова,— это все на пути к святому Сиону.

Церкви в Иерусалиме. Первая Святая Святых, сюда христиане приходят. Вторая — святой Сион, третья — святое Воскресение. У святого Воскресения два верха: один верх с маковкой и с крестом над Пупом земным, а другой верх над гробом божьим, этот верх не покрыт. Над гробом божьим храмина каменная, как церковка, с алтарем, без клетей. Если в первые двери войдешь, то на правой стороне лежит камень, который ангел, придя, отвалил от дверей гроба. Если в другие двери войти, как в алтаре, наклонившись, там будет гроб божий возле стены, а над ним написан Спас по-фряжски, на стене. Вверху над ним горят двенадцать паникадил стеклянных. А на том месте, где его ж с креста сняли и положили в гроб, также двенадцать паникадил горят.

Чтобы поклониться гробу божьему, надо дать семь золотых денег, венецианских флорин, да еще надо давать арабам, откупая путь, а по дороге от Рамле до Иерусалима надо страже давать, пятнадцать сторожевых постов поставлено у гроба божьего лютых сарацин. [309]

От Рамле идти пять верст к Иерусалиму по ровному, красивому месту, а далее опять надо лезть по горам. Город Иерусалим в горах стоит, на восточном склоне, а гора Елеонская напротив города стоит. Город Иерусалим не видно издалека, только подойдя близко, увидишь его. Стоит он на стрелке со стороны подхода к нему. Удол Асафатова идет к Мертвому морю 41, а по другую сторону — поток Кедронский. На самой стрелке — купель Силуамля, а напротив, на другой стороне — Удол Асафатова и село Скудельниче.

Четвертая церковь Михаила архангела в Сербском монастыре, в нем игумен Паисий, эконом Макарий сириец, По пути от Сионской горы пятая церковь Якова, брата божьего. Эту церковь армяне взяли себе. Шестая церковь Одигитрии, здесь монастырь и монахи. Седьмая — Успение, здесь монахи Восьмая — Иверский монастырь и монахи же. Девятая — в предворье Иордана, от Иоанна Предтечи монастыря. Десятая — в предворье Савина монастыря. Все это внутри города Иерусалима.

В доме Давыда есть палата, которая не отворяется.

И пошел из города Иерусалима в Вифанию, где гроб четверодневного Лазаря. Оттуда прошел три версты к Христову камню, на котором отдыхал Христос. От Иерусалима шел на Иордан в пустыню к Иоанну и посетил это место. Оттуда идти три версты потоком Кисовым и затем еще пятнадцать верст до пустыни, где сорок дней постился Христос. Здесь есть гора, на ней дьявол искушал Христа. Оттуда, спустившись с горы, попадешь в город Иерихон. От Иерихона пять верст до монастыря Иоанна Предтечи. Идти от Иерихона до монастыря Предтечи по ровному и красивому месту. Оттуда одна верста до Иордана. Был в монастыре Предтечи неделю, ходил на Иордан, купался много раз в том месте, где Христос крестился. Здесь стоит церковь святой Троицы, раньше был здесь монастырь, ныне же он разорен озлобленными арабами. Взял со дна Иордана горсть земли и пошел за Иордан потоком Хоривским в пещеру, где жил Предтеча. Когда игумен Иван пошел на Синайскую гору, застал его зной, и он влез в эту пещеру и разболелся. Явился ему Иоанн Креститель и говорит: “Далеко ли монах, идешь?” Он же отвечал: “На Синайскую гору”. Креститель же ему говорит: “Как выйдешь, монах, отсюда и будешь здоров...” Он встал и пошел в монастырь.

Монастырь создан не из камня, но выкопан в горе, в [310] пещере этой церковь устроена, а кельи в берегу выкопаны. Ныне это все развалено и засыпано озлобленными и лютыми арабами. Тут бил челом и пошел на другую сторону потока Герахова и на гору Комильскую, где Илья жил и ворон его питал. Здесь же был монастырь, который царица Елена основала. Ныне ж он развален арабами. Оттуда пошел на гору, где был взят Илья на огненной колеснице на небо. В этом потоке был обильный тростник, где жили звери лютые: и серны, и кабаны, и гепарды, и ослы дикие; было это место луговое.

Потом хотел пойти туда, где Мария Египетская жила в пустыне, на большой горе, в ущелье, но изнемог в пути и возвратился. Перешел Иордан и вошел в гробницу, где хоронят святых отцов из монастыря Иоанна Предтечи. Здесь бил челом и лобызал мощи святых старцев и святого старца Зосимы, который Марию Египетскую причащал. Оттуда пошел в монастырь Герасима, которому лев работал, это место от Иордана одно поприще. Тут и поклонился. Монастырь опустел, и не мог здесь жить никакой монах из-за озлобленных арабов, а был монастырь чуден и хорош при Иордане.

Иордан — река очень быстрая и глубокая, но не широкая, бережистая. Вода в реке белая, илистая, когда вступишь в нее, ноги по колена вязнут. Течет Иордан с севера на юг и впадает в Мертвое море, так оно называется потому, что потопило Содома и Гомору 42. Пошел возле Мертвого моря, и напали на нас злые арабы и нанесли мне раны тяжелые, оставили меня полумертвого, а сами отошли восвояси. Я же слаб и едва мог дойти до монастыря Савы на Удоле Асафатовой. Пробыл здесь восемь дней, и дали мне покой святые старцы. Старцев здесь тридцать.

Оттуда пошел в Сихемь, по-арабски называется Рахиль, где находится гроб Авраама, Исаака, Сарры и Ревекки. Здесь на высоте стоит дуб Мамврийский, где Авраам принимал Святую Троицу. Под этим дубом гроб Иова Псидейского (?) и Ионы пророка. Провел царь Соломон воду из Сихеми, то есть из Рахиля, в церковь Святая Святых 43.

Оттуда пошел к адовым вратам и видел (?) адовы врата. Оттуда пошел к палатам Диоклетиана, где святого великомученика Георгия мучил Диоклетиан 44 и с горы спускал на острое железо. В том месте палаты Диоклетиана великие, с небольшой город. Есть в том месте и доныне церковь святого Георгия, и в церкви находится цепь [311] железная, очень большая, прикована к стене. Этим его мучили. К этой цепи прикладываются болящие и исцеляются.

Оттуда пошел в дом Захарии, на взгорье. Есть в том, месте водный источник. Если девица выпьет этой воды, а девства не сохранила, то ее уста позолотеют. Это называется водообличением. К этому колодцу Иосиф приводил пречистую Богородицу на испытание, от кого она забеременела. Вода же была горькая, но как Богородица попила, так и стала сладкой.

Оттуда пошел к скале, где Елизавета скрылась от иродовых слуг. И оттуда пошел в Вифлеем, тут стоит церковь святого Рождества Христова, очень чудная, над пещерой и над яслями, где Христос родился. Такой церкви в Иерусалиме нет. Внутри ее сорок столпов из красивого мрамора, чудной расцветки. Пещера и ясли с левой стороны под алтарем, держит ее капеллан католический, сиречь поп. Когда влезаешь в пещеру, то у самых дверей с левой стороны есть колодец, на дне которого видится будто звезда. Здесь бил челом и целовал пещеру и ясли.

Оттуда пошел к гробу Рахили. Гроб ее стоит между Вифлеемом и Иерусалимом, на египетской дороге. Шел Яков из Сихема, который называется Фараоном, а был он у отца Авраама, и пошел в Палестину и в город Рамле. Тут было жилище Якова, и тут скончался он на дороге. Над гробом его стоит мечеть мусульманская. В трех верстах оттуда стоит столп, на нем столпник сидел; принес к нему ангел ключ от города Иерусалима и велел ему передать город Иерусалим нечестивым людям, сиречь мусульманам. Уже четыреста лет владеют Иерусалимом и гробом божьим сарацины.

Я, грешный Зосима, иеромонах, был у гроба божия в 6928 (1420) году, тогда был патриархом Феофил; в Египте султан, сиречь царь, имя его Татар, а в Дамаске — Цекмак, это имена арабские.

Оттуда пошел в монастырь, к святому Илье. Когда он зарезал жреца Ваалова, то убежал на гору от Вельзевула. Оттуда пошел в монастырь Иверский, в том месте было срублено дерево на крест господу, оно находится под престолом. Оттуда пошел в место, где Авимелех спал шестьдесят лет. Оттуда пошел в пещеру, которая зовется село Скудельниче. Его купили на те сребреники, которые Иуда взял за Христа. Христиан хоронят здесь и в святом Сионе. Сарацины хоронятся в Удоле Асафатовой, за египетскою дорогою, которая идет от Иерусалима к Египту. [312]

И возвратился в Иерусалим и вошел в те ворота, в которые Христос в Вербное воскресенье въехал, мимо того места, где Стефана первомученика евреи камнями побили. Там же и поток Кедровский, мимо Гефсимании прошел. Гефсимания стоит между Иерусалимом и Елеонскою горою, в потоке Кедровском. Шел мимо пещеры, где Христос с учениками находился и от этого места отошел от учеников своих, молясь своему отцу. Шел около горы Елеонской, мимо Вивсаиды, через Вифанию, мимо камня Христова и потока Кисова, мимо пустыни, где Христос сорок дней постился, мимо города Иерихона к монастырю Предтечи и Иордану.

И пошел из Иерусалима с господином патриархом Феофилом и его попом Иоакимом. Этот Иоаким знает грамоту арабскую и греческую, очень любим патриархом, при себе хочет держать его патриарх, с Афанасием духовником и Варфоломеем. И пришли в город Араама (Рамле), о котором в Евангелии написано: “Голос Арама слышан был”. Оттуда пошли в Лидду, где великомученику Георгию голову отсекли. И оттуда пошли в город Яффа, который в Апостоле называется Опии. Этот город стоит у моря, где апостол Петр видел висящую с неба плащаницу. Здесь вошли в корабль (тут корабельная пристань).

Прошли триста миль и пристали к острову Кипру, в залив, к городу Кийскому. Здесь епископом был Лазарь четверодневный. Оттуда пошли на гору, где крест благоразумного разбойника стоит, на воздухе держится. Гора очень высокая, возле нее другая гора. На ней родится черный ладан, он выпадает в июле и августе росою. На горах этих растут небольшие деревья, низкие, как трава. С этих деревцев и собирают ладан. В этом острове главный столичный город — Никосия. Здесь находится правитель фряжский 45, сиречь князь, он владеет всем этим островом. Брат князя — архиепископ, греческих же епископов четыре, два из них мирских и два монаха.

Во всех церквах католических служб поют на великие праздники с органами. Другой город Киринея, в этом городе родится сахар, рожки и виноград. В десяти верстах отсюда есть княжеское село, называется оно Оморфо, сиречь хорошее, здесь также родится сахар. Здесь лежит святой Мамант и источает на свой праздник мирро. Четвертый город Сиоурии, пятый Ларнака, шестой Пафос, седьмой Китея, где был Лазарь четверодневный. Пробыли [314] на этом острове в городе Никосия полтора месяца. Были в монастыре, называемом Бивии.

И пошли в корабль и прошли пятьсот миль, видел я землю и видел горы, о них ничего не читал и не слышал. Вошли в залив и пристали к острову Родосу. Этот остров апостолы передали в Рим. Здесь находится от папы римского магистр великий, и все у него крестоносцы и церковные люди носят кресты, на левых плечах и портищах нашиты. Тут есть и митрополит греческий, епископ и поп мирской. Напротив этого острова есть город Макри — турецкое владение. В этом городе и во всей той земле и по всей Олии и до Мир родится фимиам черный. С деревьев сдирают его и смешивают с маслом деревянным. Выступает он из дерева как смола, снимают его острым железом. Название этому дереву зигия, оно видом как ольха. Фимиам перетапливают, и он становится черным. Вошли в корабль и проплыли другие пятьсот миль.

Среди пути напали на наш корабль каталанские разбойники, разбили наш корабль пушками, вскочили на наш корабль разбойники, как звери дикие. Рассекли нашего корабельника на части и сбросили в море, захватили наш корабль. Меня же, убогого, ударили ратовищем копья в грудь, говоря мне: “Калугере, поне дуката корса!” (Монах, давай деньги),— дукаты — это золотые монеты. Я заклинался богом вышним, что у меня нет. Они же взяли все мое состояние, а меня, убогого, в одном домотканом кафтане оставили. Скакали по кораблю, как дикие звери, блистая своими копьями, мечами, саблями и топорами широкими немецкими. Думаю я, грешный Зосима, даже воздух устрашится от них. Потом они взошли на свой корабль и ушли в море. Мы же пристали к острову Митилину. Тут пробыли не мало дней и оттуда пошли в Константинополь.

Здесь зазимовали, пробыли всю зиму. В мае месяце пошли из Константинополя в Черное море, и донес меня бог до Русской земли милостью своего гроба, и матери его, и всех иерусалимских мест.

Да будет же это описание причащающимся благословением от бога, от святого гроба и от всех святых мест и примут читающие мзду от бога равно с теми, кто видел святые места Иерусалима. Блаженны видевшие и верившие, однако трижды блаженны те, кто не видел, но верил. С верою пришел Авраам в землю обетованную. Поистине вера равна добрым делам. [315]

Но бога ради, братья мои, отцы и господа, не презирайте худое мое худоумие и грубость мою. Да не будет мне похуление за это описание. Писал не для себя, грешного человека, но ради святых мест. Прочитайте описание с любовью и верою и мзду примете от бога Спаса нашего Иисуса Христа и будет мир со всеми вами. Аминь. (В рукописных списках в конце содержится приписка, в которой перечисляются владения египетского султана, указываются игумены и патриархи, которым в службе поется “многое лето” в Иерусалиме, греческий и арабский счет до десяти и имена главного бога у евреев, арабов, древних греков и римлян, армян, татар и русских.).

(пер. А. И. Прокофьева)
Текст приводится по изданию: Книга хожений. Записки русских путешественников XI-XV вв. М. Советская Россия. 1984

© текст - Прокофьев Н. И. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Мурдасов А. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Советская Россия. 1984