Библиотека сайта  XIII век

Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь
(открываются в новом окне)

ДЖУАНШЕР ДЖУАНШЕРИАНИ

ЖИЗНЬ ВАХТАНГА ГОРГАСАЛА,

родителей его, а затем и собственно его — великого и боголюбивого царя, который более всех прочих царей картлийских явил нам славу имени своего

II

И воссел на престол его сын Дачи. А супругу и двух (прочих) сыновей Вахтанга увели трое тех эриставов и завладели западной Картли, /205/ которую (им) дал Вахтанг. И проживали летом они в Цунде, а зиму проводили в Одзрхе. И не именовались они царями, но главами эриставов и пребывали в повиновении брату своему — царю Дачи.

А сей царь Дачи начал застраивать Картли 1. ибо были разорены все земли грузинские, за исключением Кахетских, Кларджетских и Эгрисских. И завершил он ограды Тбилиси, и как было повелено о том Вахтангом, превратил его в дом царский.

И помер католикос Петр и заменил его Самуил. И царь предложил ему Мцхету, ибо на то была воля Вахтанга. Этот же царь Дачи призвал горцев Кахети признать Христа. Однако те не выказали желания; отступились полностью и нупатийцы 2.

А из тех двух сыновей Вахтанга, рожденных от супруги-гречанки, помер тот, коего звали Леон, и остался лишь один Мирдат. С этим Мирдатом договорился брат его Дачи: царь поменялся с ним владениями и забрал у Мирдата (области) между Эгрис-цкали и Клисурой 3 — пограничную с греками округу матери Мирдата, а взамен отдал Джавахети от Паравана до Куры. Овладел сын Вахтанга Мирдат (землями) от Паравана и Тасискари до моря Сперского 4 и эриставствовал там, оставаясь в повиновении брату своему, — царю Дачи. Он воздвиг в Джавахети церковь Цкароставскую. И помер царь Дачи. /206/

И сел царем сын его Бакур. И помер Бакур.

И сел царем сын его Фарсман. И помер католикос Самуил, и сел католикосом Тавпечаг. И помер Тавпечаг, и сел католикосом Чермаг.

И со (времени) Вахтанга по сю пору эти цари пребывали в мире и дети Мирдата повиновались детям Дачи.

В пору царствования этого Фарсмана пришли персы и разорили Картли и Ран. А царь грузин Фарсман просил персидского царя не разорять церквей и держать Картли в вере Христовой. И потому как в ту пору грекам было недосуг: на востоке восстали неприятели и оттого невмочь им было пособлять [96] грузинам и противостоять персам (Фарсман — царь картлийцев — просил царя персов не разорять церкви и оставить Картли в лоне веры Христовой). Тогда царь персов внял мольбе его и уберег церкви. И Фарсман начертал за собой покорность ему и службу, и удалился царь персов. /207/

Отныне разделились потомки царя Вахтанга, так как дети Дачи повиновались персам, а дети Мирдата остались в подчинении грекам 5.

Помер Фарсман и сел царем племянник (Дословно «сын его брата») его, коего именовали также Фарсман.

И был он веролюбив, как и дядя его И приумножил красу всем церквам.

И помер католикос Чермаг, и тот же царь Фарсман посадил вместо него Савву. От сей поры уже не приводили католикосов из Греции, но назначали их из знатных родов грузинских. И помер католикос Савва и тот же царь посадил католикосом Евлавтия.

В пору того же Фарсмана явился из Междуречья Иован, коего именовали Зедазаднели, просветитель Картли и очиститель веры, строитель церквей, который совместно с учениками своими явил множество чудес, коими они изумили всех грузин. И были написаны жития о чудотворствах, и были (эти жития) оставлены в церквах картлийских. /215/

А 6 от царствования царя Мириана до второго Фарсмана прошло двести пятьдесят лет. Царей преставилось четырнадцать. А со времен Вахтанга католикосов преставилось восемь. И помер Фарсман. И сел царем сын его Бакур.

Сей Бакур был веролюбив и созидатель церквей. Он умножил число церквей и священников в царстве своем. И очистил Картли от всякого неверия 7.

И помер католикос Евлавий и тот же царь посадил католикосом Макария.

В ту же пору в Персии царствовал (правитель), коего звали Урмизд. /216/

И в ту же пору в Сомхити был некто по имени Васкен, сын мтавара. За ним в супружестве состояла дочь Вардана — (также) мтавара 8 (Дословно «сын его брата») — и звали ее Шушаник. Однако этим Васкеном завладел дьявол и решил он обратиться в огнеслужителя: отправился к царю персов для отрешения от веры Христовой, и сделался огнепоклонником. А царь персидский с великими дарами сделал его эриставом Рана. Когда же он явился и жена его Шушаник узнала о том, что он покинул веру Христову, отказала ему в супружестве. И забыла она любовь к супругу своему и всем сердцем прилепилась к заповедям Христовым. [97]

Тогда Васкен прибег к многим мерам, вначале к лицемерию и увещаниям и подношениям даров; затем подверг ее жестоким истязаниям, по обилию которых мне невмоготу (обстоятельно) описать подвиг святой Шушаник. И умертвил ее супруг ее Васкен, правитель Рана.

Тогда Бакур, царь грузин, созвал всех эриставов своих, негласно собрал ополчение и скрытно пошел на Васкена. Васкен же пребывал за пределами долины, на берегу Куры, где впадает в нее река Анакерт, и нагрянул и схватил Васкена, расчленили его и развесили по древу. А прах святой Шушаник с великими почестями забрали и погребли в Цортаве.

Этот царь Бакур отправил посланника к царю персов и уведомил его обо всем происшедшем и просил у него прощения. Тогда царь персов, поразмыслив в уме своем, произнес: «Ежели разгневаюсь на грузин, они примкнут к грекам», и решил пощадить, вернул посланника Бакура с добрым ответом, ибо всю хулу и вину возложил на истребленного Васкена и оправдал Бакура /217/ в убийстве его. И отправил в Ран и Мовакан другого эристава, коего звали Дарел и заповедал ему быть в добре и дружбе с грузинами.

И помер католикос Макарий, и тот же царь посадил католикосом Свимона. И помер Бакур, оставив малолетних детей, которые не могли удерживать царство 9.

Тогда царь персов Урмизд отдал Ран и Мовакан сыну своему, коего звали Касре Амбарвез. Пришел тот и сел в Барде, и стал сзывать эриставов картлийских: обещал им обильные добродеяния и утвердил их владения в наследственность их грядущим поколениям (Дословно: «детям детей».) и таковым лицемерием сманил их к себе. И отложились эриставы и каждый сам приносил дань Касре Амбарвезу.

А дети Бакура остались в горной Кахети. Дети же Мирдата — сына Вахтанга, которые правили в Кларджети и Джавахети, те остались в горах Кларджетских. Всей остальной Картли, Арменией и Аспураганом завладели персы и боролись с греками.

Вслед за этим, спустя немного лет, в Персии случилась великая смута, ибо вторгся в нее царь турок; пришли греки, схватились с персами в Междуречье, обратили их в бегство и вступили в Персию и приступили к ее завоеванию. Тогда Касре Амбарвез покинул Ран и Картли и двинулся на подмогу отцу своему.

И вот, как только стало недосуг персам, сговорились эриставы картлийские — верхние и нижние 10 — и отправили посланника к греческому царю, и просили его определить им в цари кого-либо из рода царей картлийских и чтобы [98] каждый из эриставов этих неизменно оставался в эриставстве своем. /218/

Тогда кесарь уважил просьбу их и дал им в цари племянника (Дословно: «сына сестры».) Мирдата — сына Вахтанга от супруги-гречанки,— коего звали Гуарам, правившего в Кларджети и Джавахети.

Этому Гуараму кесарь пожаловал сан куропалату и отправил в Мцхету. /219/

А дети царя Бакура, из рода Дачи, сына Вахтанга, коему царствование было пожаловано царем Вахтангом, — те остались в Кахети. И овладели Кухети и hЕрети от Иори и сели в Уджарме и были в повиновении у куропалата Гуарама 11.

Тогда кесарь выслал куропалата Гуараму великие сокровища и повелел ему на те сокровища собрать и вывести с севера ополчение и. присовокупив к нему воинов картлийских, отправить их в Персию. Гуарам же поступил так: вывел овсов, /220/ дурдзуков и дидоев и дал им в предводители эриставов картлийских. Вступил в Адарбадаган и приступил к захвату. И таковые беды и неурядицы свалились на персов.

Тогда появился в Персии некий человек по имени Барам Чубин. Он воевал с турками, вторгшимися в Персию, как о том доподлинно писано в истории персов, убил Савву — царя турок и обратил в бегство лагерь их. А то войско греков, что вторглось в Персию, повернуло и удалилось восвояси. И северяне, присланные куропалатом Гуарамом, также вернулись к себе, ибо как только персы разделались с турками, картлийцы оробели, и напал на них страх и трепет перед персами.

И начал сей куропалат Гуарам укреплять крепости и города.

И вновь ниспослал господь милость христианам — в Персии возникли новые раздоры, ибо тот же Барам Чубин отложился от персидского царя и выжгли /221/ глаза царю Урмизду братья его жены, и вступили в междоусобицу Чубин и Касре. Касре был изгнан Чубином и бежал в Грецию. Кесарь Маврикий дал Касре в супруги дочь свою, дал ему также войско свое и отправил против Чубина. Бежал Чубин из Персии, и Касре овладел ею.

Тогда Маврикий позаботился о грузинах перед Касре и сказал: «С той поры, как грузины оставили идолопоклонство, они находятся в повиновении у греков. Потому как в пору вашего засилия Картли была разорена, у вас нет права на нее. Ныне же, когда я и ты по божьей воле пребываем в полной взаимной любви, пусть Картли останется свободной [99] от нас и в покое: я пособник и попечитель всех грузин и всех христиан».

Тогда персидский царь подчинился кесарю, и грузины обрели свободу. И сей куропалат Гуарам стал у греков в повиновении.

Был он человеком веролюбивым и созидателем церквей. Он заложил честную церковь Джвари 12. До сей поры Джвари находилась на равнине, а возвел он церковь лишь до половины.

И правил он благодетельно и безмятежно. Однако эриставов картлийских не сместил с владений их, ибо те имели на свои эриставства наследственные грамоты от персидского царя и от царя греческого. Но были в повиновении у куропалата Гуарама. /222/

И помер католикос Свимон и заменил его Самуил. И помер католикос Самуил и посадили (другого), также Самуила.

Этот же куропалат Гуарам обновил основы Тбилисского Сиона, ибо потомки благоверного царя Мириана были все строителями церквей.

И помер куропалат Гуарам.

И сел сын его Стефаноз. Однако из страха перед персами и греками не дерзнул (присвоить) себе звания царя, но признали его главой 13 эриставов. И помер католикос Самуил и этот Стефаноз посадил католикосом Варфоломея. А сей Стефаноз безверный и небогобоязненный, не послужил он господу и не прибавил он вере и церкви. /223/

В пору его в Греции произошел великий мятеж: от кесаря Маврикия отложился полководец Фока и истребил он кесаря Маврикия и детей его. И полководец Фока завладел Грецией. Тогда зять кесаря, персидский царь Касре, начал мстить за кровь тестя и братьев жены своей вторжением и захватом Греции. Осилил он греков, не мог кесарь Фока ему противостоять, а Стефаноз. мтавар картлийский, испугался царя персов, отложился от греков и примкнул к персам.

В ту же пору царь Касре полонил Иерусалим и увез Древо Жизни 14. Но после этого господь отвел от Касре руку милосердия: схватил его собственный сын, заточил в темницу и помер тот от злого недуга.

А в период этого Стефаноза Мцхета мельчала, а Тбилиси расширялся, Армази разорялась, Кала 15 же возводилась А брат Стефаноза — по имени Деметре — строил честную церковь Джвари, и хотя была в нем болезнь злая, не в силах ему было отлучиться от врат церковных. А Стефаноз правил над всей Картли, и сел в Тбилиси, и повиновался он персам.

Спустя несколько лет после этого в Греции появился некий человек, сородич кесаря Маврикия, по имени Эракл 16. [100] Он убил кесаря Фоку и захватил Грецию. Усилился он и привел с запада турок, собрал /224/ войско бесчисленное и двинулся на Персию на розыски Древа Жизни, и прежде вступил в Картли.

Этот Стефаноз не изъявил воли отложиться от персов и укрепил города и крепости и стал в Тбилиси. Прибыл царь Эракл и подступил к Тбилиси. Но Стефаноз был всадник смелый и отважный; каждодневно он выходил за городские ворота и вступал в схватки с греками. Тогда, в том же сражении одолели Стефаноза и убили его. И захватил кесарь Тбилиси.

Но в крепости Кала остались люди и не покорились царю; из крепости глава ее стал поносить царя и сказал: «Борода на тебе козлиная и козлиная выя твоя». Тогда царь повелел: «Поелику сей человек надругался надо мной, назвав меня козлом, слова его не должны быть бессмысленны». И взял книгу пророка Даниила и разыскал в ней следующие строки: «Выступит козел с Запада и сокрушит он рога овна Востока» 17. И возрадовался тот царь и убедился, что непременно одержит победу над персами. /225/

Тогда кесарь призвал сына царя грузин Бакура из рода сына Вахтанга Дачи, который был эриставом Кахети и коего звали Адарнасе 18, и поручил ему Тбилиси и обязал главенствовать в Картли. И приставил к нему эристава, коего звали Джибга и повелел им завоевать Кала, а сам царь отправился на войну с персами.

И через немного дней забрали Кала и схватили того начальника крепости. Эристав (Джибга) вначале набил ему дракханами рот, речением которого, мол, был приведен в восторг кесарь. После этого содрал с него кожу и отослал ее кесарю в Гардабани, за то что тот поступил дерзко по отношению к царю. /226/

Вот какой смерти были подвергнуты Стефаноз и прислужники его. Потому-то и причинил господь все это мтавару тому Стефанозу, что не в уповании на господа здравствовал он, но преследовал верующих и был в дружбе с безверными.

Тогда вновь захватили греки пределы Грузии: Спери и приморские окраины Кларджети. А дети Стефаноза остались в горах Кларджетских; всей остальной Картли силой овладел сын Бакура, будучи мтаваром не дерзнул он именовать себя царем. А эриставы те порознь пребывали каждый в своем эриставстве неизменно и повиновались мтавару Адарнасе. /227/

А царь Эракл вторгся в Персию и убил царя Хосро, захватил Багдад и увез Древо Жизни. И по Картлийскому же пути вернулся к себе, спустя семь лет после того, как прошел [101] (на восток). А честную церковь Джвари и Тбилисский Сион завершил мтавар картлийский Адарнасе.

Тогда царь Эракл забрал из Манглиси и Эрушети подножные доски /228/ и гвозди господа нашего Иисуса Христа, что были даны Мириану Константином.

Раздосадовался Адарнасе, мтавар картлийский. и молил кесаря не забирать тех богоданных даров. Не внял кесарь мольбам его и забрал.

А в пору (правления) этого Адарнасе преставились три католикоса: Иован, Бабила и Табор.

Помер Адарнасе и правителем стал сын его Стефаноз.

Этот Стефаноз был более всех царей и мтаваров картлийских веролюбивым и очистителем веры 19, строителем церквей. Это он обнес оградой честную церковь Джвари и возвел дворцы и установил пятничные сходы, на которые сбираются все епископы и с ними заодно священники тех мест /229/ и окрестностей пред честным Джвари, славит пятницу, как подобает то великой пятнице. А в католикосате же собираются каждый четверг и восславляют святой Сион, как в великий четверг, в таинстве плотью и кровью Христа. А во Мцхетском епископате каждый вторник собираются и творят поминание первомученика Стефана 20 и всех мучеников, что были закланы в пору великого засилия персов, и епископа Некресского Абибо, что обратил (в христианство) большинство горцев к востоку от Арагви. А честной прах его упокоили в Мцхете, в епископате, в погребальнице епископской. И в день поминовения его более, чем в прочие дни поминовений, сходятся и восславляют господа 21.

В ту пору явился Мухаммад из рода Исмаила, проповедник веры сарацинской, и завладел он всей Аравией и Йеменом. И помер он, а место его занял Абу Бакр, и вторгся он в Персию, потому что в Персию же вторгся Эракл и разорил ее. И не было в Персии никого, кто бы противостал. Агарянин сей Абу Бакр завоевал Персию, вступил в Багдад и силой сей вынудил большинство покинуть огнепоклонство и обратиться в сарацины. И помер он и был вместо него Омар, и усилился он пуще. /230/

Сказали царю Эраклу, что агаряне вторглись в Шам и Джазиру, что являет собой Междуречье. И выступил Эракл в сторону Палестины, чтобы воевать там. Но там оказался некий монах, божий человек, и он говорил царю: «Бегите, ибо господь отдал Восток и Юг сарацинам, которые в переводе значат псы Сары» 22. Слова этого монаха подтвердили царю Эраклу и звездочеты и все прорицатели. Царь Эракл воздвиг столп и начертал на нем: «Прощайте, Междуречье и Филистим, покуда не пройдут седмь седмиц». О пределах этого срока философы узнали из книг Гермеса [102] Трисмечистона, и (срок этот) равен двумстам пятидесяти годам.

Тогда все из знатных родов греческих стали зарывать в землю сокровища свои, чтобы по возвращении разыскать их и не знать трудностей в их розыске. /231/

И прошествовал кесарь Эракл по дороге Рана и во второй раз вступил в Картли. И говорил природным персам, что скрывались здесь от сарацин. «Наконец-то поняли вы, что завершилось царствование ваше; бросьте север и переходите к нам». И они оставили страну эту, запрятав (здесь) сокровища свои; некоторые пошли за (Эраклом), а некоторые остались и составили грамоты, указали (в них) роды свои и земли и положили, что по возвращении грекам по тем грамотам разыскать родичей и каждому вернуть земли их и сокровища. /232/

А у Стефаноза было два сына — Арчил и Михр. И поделил он между ними все состояние царства своего, золотую и серебряную казну и каменья драгоценные: и половину забрал в страну Эгрисскую и взял с собой сына своего первородного Михра; а половин состояния отдал Арчилу — младшему сыну своему. А Арчил /233/ большую (часть) казны зарыл в ущелье Кахетском; а утварь золотую и серебряную в ущелье Уджармском; казну картлийскую и джавахетскую оставил в Гори, который тот же Эракл определил хранилищем для той части их казны, которую не сумел забрать с собой. Название Гори есть Тонтио, что переводится как «Золотая гора». И оставили на нем оберег, чтобы никому не удалось разыскать. И сокровища всех картлийских церквей скрыл под сенью великого Сиона Мцхетского. И спустя немного времени Арчил также вступил в Эгриси 23.

Ибо подступил к Картли агарянин амир, коего звали Мурван Глухой, сын Мухаммада и коего отправил (в Картли) Эшим 24 амир ал-му'менин Багдадский, сын Абдал-Мелика Багдадского 25 из того же племени. Потому было дано ему второе имя Глухой, что не считался он со словом рассудительным 26. /234/

И все мтавары и питиахши, потомки эриставов и вельмож бежали в горы Кавказа и скрылись в лесах и пещерах. Обошел Глухой все земли Кавказа, захватил Врата Дариала и Дербенда и сокрушил все города и большинство крепостей в пределах Картли. /235/

И узнавши, что цари картлийские со всей родней ушли в Эгриси, а оттуда скрылись в Абхазии, стал преследовать их по пятам и сокрушил все города и крепости страны Эгрисской. Разрушил трехстенную крепость Цихе-Годжи, разгромил и прошел порубежную стену Клисуры 27. А (в пору) нашествия его католикосом был Табор.[103]

И как только прошел Глухой Клисуру, которая была в ту пору рубежом между Грецией и Грузией, разгромил город Апшилети Цхуми и подступил к крепости Анакопии, в которой пребывает нерукотворный, свыше ниспосланный образ пресвятой Богородицы и о котором неведомо, кто явил его на вершину той горы, граничащей на юге с морем, а на севере с лесом болотистым. В ней (Анакопии) пребывали тогда цари картлийские Мир и Арчил. Отец же их помер и был погребен в Эгриси. А эристав кесаря Леон находился в крепости Согбиси 28, расположенной на Овсетском перевале. И никто не мог противостоять Глухому, ибо были войска его более и многочисленнее лесов Эгриси. /236/

Говорил тогда Арчил брату своему Миру: «Обречен сей город-крепость на погибель. И уж коли схватят они нас, разведают о сокрытых в земле нашей сокровищах, кои стяжали богомудрые цари Мириан, а затем Вахтанг и все дети их, что породили нас. Да потребуют и то, что сокрыл царь Эракл, полную опись чего положили мы заодно с обоими венцами и изумрудным и с червленым яхонтом, которые отец наш великий царь Вахтанг вывез из Индии и Синдии; зарыли мы их в Уджарме, близ двух незащищенных башен. И все то запечатлено в памяти моей. И забери ты оба те венца, золотой и анфраксовый один царя Мириана, другой Вахтанга, что пожаловал ему персидский царь заодно со златом и серебром, которыми он навьючил пятьсот животных и две тысячи пеших (людей). Ты и отец наш положили все это в Кутаиси и Цихе-Годжи. Я же те венцы мои и грамоты, скрепленные свинцовыми (печатями), положил отдельно. И если мы ныне помрем, то все те сокровища останутся неведомыми, и с приходом греков да разыщет их кесарь в пользу рода нашего и даст ему царство и сокровища те. И не станем мы отныне причиной разорения Картли и Греции, но уйдем и будем сражаться на этой стороне приморья. Да ежели будет воля господня, один прогонит тысячу, а двое — десяток тысяч. /237/

И пришли пред святой образ пресвятой Богородицы, поверглись пред ним и говорили: «Уходим в уповании на сына твоего и господа нашего, что рожден тобою, будь представительницей пред ним за нас и яви нам милость твою». И было при них немногое число придворных 29 и родни эриставов и питиахшей, около тысячи (человек), а из бойцов абхазских — две тысячи. И еще до рассвета навел господь на сарацин жестокий знойный ветер юга и поразил их кровавым поносом. И явился Арчилу в ту ночь ангел божий, который и сказал ему: «Идите и нагряньте на агарян, ибо наслал я на людей тех и твари их недуг изничтожающе жестокий. И как выступите, услышите исходящие из лагеря их скорбные звуки плача и стенаний. Вы же будьте отважны [104] и обретайте мощь в уповании на господа». И с наступлением рассвета стали исходить из лагеря их гласы рыданий и причитания.

И уповая на бога, вышли на битву с ними. Сразились, и послал господь мощь малому люду христианскому; погибло от недуга тридцать пять тысяч сарацин, от меча же три тысячи. И был ранен Мир копьем в пах. Христиан в день тот было убито человек шестьдесят, а кони сарацин падали во множестве, словно леса, и выбросили их всех в море. /238/

Тогда явился некоему агарянину призрак, который якобы вещал словно пророк их: «Ниспослал господь победу над нами до скончания десяти царей, как пророчествовал господь Аврааму и Агари; вы же берегитесь святых церквей и людей богослужителей, как о том научал я в Коране моем» 30. Спешно снялись и бежали вспять по своим же следам. Минуя Цихе-Годжи, разбили лагерь между двумя смежными реками. И пал дождь обильный и поднялись реки безмерно; и полилась меньшая из рек на войска абашей и утопила из них тридцать три тысячи пеших; большая из рек хлынула на всадников, лагерь которых был разбит в лесистой местности, и иные из них разбежались в разные стороны, иные спаслись, взобравшись на деревья, и забрала река тридцать тысяч лошадей и с тех пор стали именоваться одна из рек Цхенис-цкали, а другая — Абаша 31. И двинулись отселе и прошли дорогу Туринскую, прошли дорогу Сперскую, а на численности их не было видно убыли. Но прежде подрубили они хвосты коням своим, потому как тяжело было тащить их от прилипшей грязи 32. /239/

И стали в ту пору опустошенными земли Грузии 33, Армении и Рана, и нельзя было сыскать нигде ни строения, ни пропитания для людей и животных. И отправили Мир, Арчил и Леон 34, — эристав Абхазии, — посланника к царю греческому и поведали ему обо всем, что сотворили они no-воле господней и своими руками. А тот передал им два венца и грамоту Миру и Арчилу, где начертал им, а именно: «И царствование в Картли, и отвага, и мудрость пребывали с вами. А ныне хотя заодно с нами вы преследуемы за служение кресту и из-за ревности нашей (христианству), как заповедал нам господь, с нами заодно будете возвеличены. Но вместе с тем оставайтесь в твердынях ваших до истечения трехсот лет; ибо на двухсот пятидесятом году расчленится царство их, а по истечении трехсот лет обретет силу царство наше, и сокрушим мы агарян, и падут все возвышенные ими, и вознесутся славившие нас».

А Леону написал следующим образом: «Мы нанесли урон всем пределам Картли, а от царей ее мы познали содействие и пользу. Ныне же они сослужили третью службу и помощь нашему престолу царскому: спервоначала /240/ они [105] приняли крещение из рук наших; затем спасли от сокрушения великий град Понтийский и сотворили мир между нам» и персами 35. Потому как тот же царь Вахтанг стал посредником и мечом своим вернул царству этому Палестину и обе части Джазиры. И если бы ныне господь с помощью их не воспрепятствовал этим злостным супостатам, достигли бы они самого Константинополя; и между потомками Неброта господь сделал славными этих, ибо не убавилось в роду их мудрецов. истинных и бойцов, как о том повествует начертанная нами грамота, в которой описаны цари, знатные своими племенем и землями. А тебе же я повелеваю быть эриставом Абхазии, тебе и детям твоим и твоему потомству во веки веков. Но почти добром царей и народ их Картли и не посягай отныне на них и на пределы их эгрисские, покуда пребудут они там или когда отбудут оттуда» 36.

А Мир был отягчен смертельными ранами и говорил брату своему Арчилу: «Ну вот, брат, я и отхожу к пращурам нашим; забери ты меня и погреби среди могил праотцов наших. И поведаю я тебе о местах, в которых сокрыты сокровища наши. И не наследует мне сын, ибо народилось у меня семеро дочерей, и потому отныне ты и есть наследник царский из дома нашего царя Мириана. И тебе самому ведомо, что деву, дитя наше, мы не выдавали в супруги (кому-либо) из эриставов наших. Но выдавали или за царя, или если кто явится из рода персидских царей, подобно тому, как /242/ царь Мириан дал Перозу 37 в супруги дочь свою. А мы ущерблены, ибо ты неженат, а я без сына (наследника). Ну а поскольку отцы наши приводили себе в супруги дочерей эриставов наших, выдадим им дочерей моих и поделим им земли картлийские: половину тебе, да половину им. Однако бывшую у меня долю главы рода я отдаю тебе, да пребудет она у тебя в качестве доли главы рода нашего: Эгриси, Сванети, Таквери, Аргвети и Гуриа. А Кларджети и среднюю Мтиулети отдай дочерям моим, дабы пребывали в них во все это злое время. И отец наш помер в пору смуты, и мы не смогли перенести его в Мцхету, забери останки его и погреби в церкви Кутатисской, чтобы свидетельствовал он о наследии нашем. А ты оставайся тут и дружи с греками, покуда не рассеется тьма сущая».

И помер Мир, отнесли (прах) его в Мцхету и погребли в верхней церкви, у входа на пороге.

Арчил же призвал эриставов картлийских и выдал за них (в супруги) племянниц своих (Дословно: «детей брата своей».): одну выдал за племянника отца своего, сына Гуграма куропалата, что владел Кларджети и Джавахети: вторую — за питиахша из рода [106] Пероза и который господствовал в Триалети, Ташири и Абоце; третью — за Нерсе Нерсиана из рода знатных вельмож царя Вахтанга /242/; четвертую — за Адарнасе Адарнасиана и обоих их наделил Верхней Землей, которая есть Картли; пятую выдал за Варзмана и отдал (во владение) область от Котмана до Курдис-хеви; сей Варзман был из рода персидского правителя Барды, что был отцом матери царя Вахтанга; шестую за Джуаншера Джуаншериани, что был из рода царя Мириана, одного из потомков Рева, и отдал им Джвари и Херки и всю Мтиулети, Манглисское ущелье и Тбилиси 38.

Доля Арчила представляла собой половину всех этих хеви 39. Когда же те узрели, что Джуаншеру выдал он наиболее (значительную) часть, остались несколько удрученными. И отпустили мтаваров этих совместно со своими супругами по своим местам.

Арчил же призвал Леона и сказал: «Будь же благословен господом, ибо проявил доброе радение (за время) гостевания нашего и защитил нас миром на земле твоей. Но ныне известно, что восстановлены владения наши выше от Клисуры. Пойду и устроюсь в Цихе-Годжи и Кутатиси. Теперь же требуй, чего тебе угодно в награду за добрую службу твою».

На что Леон ответствовал: «Дал мне кесарь страну сию в наследственную (собственность) по славной отваге вашей. Отныне же дана она мне в вечное владение от Клисуры до Великой реки Хазарии, к которой примыкают отроги Кавказа. Присовокупи меня к числу рабов твоих, к тем, коих удостоил ты быть сыновьями и братьями твоими. Не нужен мне удел твой, но пусть и мой пребудет твоим».

Тогда выдал он Леону в жены Гурандухт — племянницу свою от брата, и венец, что /243/ был дан греческим царем Миру. И дали друг другу обещание и клятву твердую, дабы не быть вражде меж ними, но повиновался Леон Арчилу во все дни свои 40.

Пришел Арчил и утвердился в Эгриси (вплоть) до Шорапани. Управил все крепости и города и построил крепость на рубеже Гурии и Греции. Истекло с тех пор двенадцать лет, и начала строиться Картли 41. Мцхета же стала непригодной для пребывания (в ней). Пришел Арчил из Эгриси и сел в бывшей крепости Хидари.

Тогда же явился к нему князь некий из потомков пророка Давида 42, по имени Адарнасе, племянник Адарнасе Слепого по брату, отец которого был породнен с Багратионами, а греками посажен правителем в области Армении. В пору Пленения (Картли) эмиром Глухим ушел он к сыновьям Гуарама куропалата в Кларджети и оставался там. Просил он Арчила и сказал: «Коли изволишь и сделаешь меня [107] преемником твоим, дай мне земли». И дал (тот) ему Шулавери и Артани.

Вслед за этим пришел Арчил в Кахети и всем придворным 43 своим даровал он Кахети, сделал их азнаурами, воздвиг церковь в Садзмори. Женился на дочери Гуарама куропалата, что был потомком одного из детей царя Вахтанга, рожденный женой-гречанкой. И осел в Цукети, построил замок 44, а в ущелье Лакуасти воздвиг крепость. И застал в Цукети правителей 45, которым Цукети был дарован царем Вахтангом, а тушами, хунзами и всеми язычниками тех мест правил эристав Абухосро, и не изъявил (Арчил) желания изъять у него Цукети 46. /244/ И построил (Арчил) в междуречье город-крепость Нухпати. Нухпатийцы же были язычниками и природы хищной, но Глухой посек их множество. И силой крестил их Арчил.

Усилились сарацины на земле Рана. Завоевали Газир 47 и Армению. А Маслама воевал с греками. Племянники же Адарнасе Слепого, трое братьев, что выжгли глаза брату отца своего, прибыли из Тарона в Шаких и обосновались там по велению Арчила, ибо все пределы Кавказа до Рана были обезлюдены. hЕрети же и Кахети спаслись из-за обилия лесов. И утвердились трое братьев там до самой Гулгулы.

В ту же пору некоторых питиахшей не впустили в Кларджети, (тогда) половина их ушла и они завладели скальной местностью в Тао, которая называлась Калмахи, и построили там крепость.

(Другая же) половина явилась в Кахети к Арчилу. За одного выдал замуж (женщину) из рода Абухосро, потому как была та вдовой и не имела мужа, и даровал им Цукети заодно с крепостью и замком. В ту пору, на пятидесятом году после ухода Глухого, пытались сарацины вторгнуться в Картли. До сей поры они не вторгались, но получали дань от эриставов.

И было у Арчила двое сыновей: Джуаншер и Иован, да четверо дочерей: Гурандухт, Мария, Мирандухт и Шушан 48.

(пер. Г. В. Цулая)
Текст воспроизведен по изданию: Джуаншер Джуаншериани. Жизнь Вахтанга Горгасала. Тб. Мецниереба. 1986

© текст - Цулая Г. В. 1986
© ОCR - Прудковских В. В. 2002
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Мецниереба. 1986