Н. В. ХАНЫКОВ

ЭКСПЕДИЦИЯ В ХОРАСАН

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ ОБ УЧЕНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ В ХОРАСАН

Ученое исследование Азиатского материка со времени падения Багдадского халифата было тесно связано с развитием европейского влияния на разные части Азии. От этого мы видим, что оно при содействии русского и английского правительств шло от оконечностей к центру этого материка. Сибирь и Индия были первыми поприщами ученых изысканий в Азии, изыскании, более или менее последовательных, достигаемых совокупными усилиями ученых, а не тех беглых обзоров стран и не тех отрывочных сведений, которые доступны одинокому путнику, долженствующему в короткое время собрать как можно более данных о неизведанном пространстве, куда он проникает.

Пределы этих исследованных частей Азиатского материка более и более сближались, и, когда учеными усилиями англичан северная граница их огромных завоеваний в Индии покрылась треугольниками, незыблемо обозначившими место их на поверхности земли, когда пространства, замыкаемые боками этих треугольников, подверглись подробному осмотру естествоиспытателей — археологов и лингвистов, подобного же рода работы предпринимаемы были нашим правительством в Сибири, в Оренбургском крае, в Киргизских степях и на Кавказском перешейке.

Западная часть Персии, северная окраина Хорасана, некоторые области Средней Азии и Афганистана хотя и не были еще поприщем действия полных ученых экспедиций, но, будучи часто посещаемы образованными путешественниками, отчасти даже специалистами, и бывши неоднократно театром военных столкновений с европейскими державами, вышли из круга стран, вовсе не известных, и более или менее обогатили науку новыми и поучительными данными, так что в настоящую минуту на Азиатском материке только Китай, Япония, часть Средней Азии, граничащая с Китаем, и юго-восточная часть Персии могут быть признаны за страны, о которых всякии без стыда в невежестве может признаться, что он мало или даже вовсе ничего не знает.

Относительно Китая и Японии неутомимые исследования миссионеров, труды русских ученых и самое богатство китайской литературы несколько пополняют пробелы наших познаний этой обширной и в высшей степени любопытной части Азиатского материка; относительно же юго-восточной части Персии ни персидская литература, ни исследования иностранцев не представляют нам ничего удовлетворительного. Сведения, сохранившиеся оо этих странах в персидской и арабской литературах, способны только под [187] стрекнуть любознательность, нисколько не удовлетворяя ее, усилия же иноземных исследователей, к сожалению, ограничиваются только трудами Трюилье и Кристи, перерезавших ее по диагонали — от Мешхеда к Йезду, так что все, что мы знаем об этом южном скате западной ветви Индейского Кавказа, ограничивается тем, что он представляет некоторые черты сходства с северным скатом того же хребта, но с тем значительным различием, что он посредине перерезан линией растительности пальм, служащей такой резкой границей тропических климатов от более умеренных климатов Северного и Южного полушарии, о быстроте же падения этого свеса до наименьшей точки его возвышения над морем, о величине этого наименьшего возвышения, о породах, направлении и свойстве гор, прорезывающих это пространство, об орошении его водою, о свойствах и видах растений, покрывающих его обширные солонцы, о температуре и сухости воздуха, различных точек его поверхности, о направлении там ветров, о силе, с которой там проявляются внутренние силы земного шара мгновенными потрясениями, термическими источниками и т. д., мы решительно ничего не знаем, и незнание это отзывается весьма невыгодно на общих выводах наших, служащих основою физики земли.

Столько же мало знаем мы, в какой степени естественные богатства его могут служить подмогой европейской промышленности, в какой степени его хлопчатая бумага, шелк и аптекарские товары могут быть доступны выгодной обработке или продаже в Европе, в каком размере край этот способен потреблять европейские обработанные произведения, — словом сказать, какое место ему можно дать в промышленной жизни человечества. Для этнографии и филологии край этот представляет. истинный и непочатый клад.

Участие иранского племени в судьбах человечества начинает сильно и весьма справедливо занимать пытливую любознательность европейских ученых, и потому изучить эту народность в самом источнике ее, там, где первобытная форма, в которой она образовалась, всего менее могла быть изменена внешними влияниями, есть предмет немаловажный; к тому же со времени Зороастра все важные проявления жизни иранского племени зарождались здесь; около Бальха нужно искать корня огнепоклонничества;. около Херата оно долее всего сохранилось, по всей вероятности, здесь началось патриотическое движение в пользу Сассанидов, низвергшее преданных греческим идеям Арзацидов; здесь привились всего сильнее идеи шиитства, отрезывающие доселе еще Персию от всего остального мусульманского мира; около Мерви Абу-Муслим поднял знамя бунта, возведшего Аббасидов на халифатство; отсюда же наносимы были сильнейшие удары власти халифов, так как отсюда двинулся знаменитый сельджукид-Тугрул и, введя в Багдад свои буйные полчища, доказал, что святость наместников пророка не делает их всемогущими.

Здесь, в Бальхе, в Мерви, в Херате, в Тусе, в Нишапуре и т. д., под, влиянием отдельных династий, покровительствовавших наукам и искусствам, образовались ученые и поэты, прославившие Персию на Востоке, труды которых далеко не известны нам во всем их объеме, так как монгольский наплыв, рассекший халифат надвое, лишил их возможности проникнуть в западную часть халифата, то есть в первый источник, откуда европейские [188] ученые черпали сведения о восточной литературе, и так как даже потом ни один специальный ориенталист не посещал этих стран.

Этого беглого очерка того, что может ожидать наука от ближайшего ознакомления с юго-восточным Хорасаном, мне кажется, достаточно, чтобы оправдать смелость, принимаемую мною для обращения на него внимания императорского Географического общества; но при этом я считаю долгом выразить свое убеждение, что не все части пространства, очерченного мною как terra incognita, в равной степени могут интересовать Общество, так как, покровительствуя исследованию стран, составляющих естественное продолжение нашего обширного отечества, Географическое общество дает, так сказать, более силы тому, что уже завоевано для науки в самых пределах России и что в этом смысле северо-восточный угол этого пространства с его окрестностями для нас гораздо более любопытен, чем юго-западный, так как первый по характеру своих естественных произведений, по своим климатическим влияниям, по участию в судьбах стран, подчиненных России, и по близости к главным сообщениям, ведущим в Россию, составляет первые звенья связи, которая должна соединить сделанное для землеведения Азии у нас, с тем, что сделано в этом отношении другими.

Ближайшее обозначение того, чего должна достигнуть ученая экспедиция, будет зависеть от инструкций, коими Географическое общество снабдит членов оной; состав же их, сколько мне кажется, может быть ограничен четырьмя: одним — для исследований филологических, исторических и археологических; одним — для определения широт и долгот, для физических исследований края и его географических и статистических особенностей; одним — для ботаники, зоологии и энтомологии и одним геологом; причем было бы чрезвычайно полезно, чтобы ботаник был вместе и врачом, так как присутствие врача может только значительно облегчить сношения экспедиции с туземцами, не говоря уж о пользе его для самих членов экспедиции.

Не входя здесь в подробное изложение издержек, во что может обойтись отправка подобной экспедиции, так как это определится при ближайшем рассмотрении этого вопроса, я замечу только вообще, что они не могут быть значительны и в той мере, в которой они прямо касаются Общества, не превзойдут 6000 руб. серебром в год.

Действительный член императорского
Географического Общества Н. Ханыков.
С.-Петербург, 17 сентября 1857 года.
Резолюция Председателя Общества:
«Обсудить способы исполнения этой экспедиции
и представить мне в первых числах октября».

Архив Всесоюзного географического общества, ф. 1-1857, on. 1, д. 2), лл. 1-6. Подлинник, рукопись.

 

В Азиатский департамент
действительного
статского советника
Ханыкова

Текст воспроизведен по изданию: Н. В. Ханыков. Экспедиция в Хорасан. М. Наука. 1973

© текст - Халфин Н. А. 1973
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1973