КНИГА О ПРЕДЕЛАХ МИРА ОТ ВОСТОКА К ЗАПАДУ

КИТАБ ХУДУД АЛ-'АЛАМ МИН АЛ-МАШРИК ИЛА-Л-МАГРИБ

§ 12. Рассказ о стране тогузгузов и ее городах.

К востоку от этой страны Китай; к югу от нее некоторые местности Тибета и халлухов (Khallukh); к западу от нее некоторые местности хырхызов (Khirkhiz); к северу от нее также хырхызы (которые) тянутся вдоль всей страны тогузгузов (toghuzghuz) (andar hama hudud-i u biravadh). Эта страна - наибольшая из тюркских стран, и изначально (dar asl) тогузгузы были самым многочисленным племенем (qaum). В прежние дни властители всего Туркестана были из тогузгузов. Они люди воинственные (mardumani jangi), владеющие большим количеством оружия. Летом и зимою (dimistan!) они странствуют от места к месту по пастбищным землям (giya khwar) в климатах (оказавшихся) наилучшими (khushtar buvadh). Из их страны происходит во множестве мускус, а также черные, красные и полосатые лисы, меха (mu) серой белки, черной куницы, горностая (qaqum), ласки (fanak?), sabija (?), рога khutu и яки (ghizhghav). Прелестей в этой стране немного, а товары их - это вещи (alat), которые мы перечислили, и также овцы, коровы и лошади. Страна (эта) обладает ручьями неисчислимыми. Самые богатые (из тогузгузов?) - тюрки (Turkan). Татары также род (jinsi) тогузгузов.

1. Jinanjkath (*Chinanjkath - "Китайский город") - столица (qasab) тогузгузов. Это город средних размеров (miyana). Это местопребывание правительства, и (он) примыкает  к пределам (hudud) Китая. Летом над ним властвует великая жара, однако зимой там весьма приятно.

2. Рядом находится гора T.fqan, за (az pas) которой 5 селений: Kuzar.k, J.m.lkath, *Panjikath, Barlugh, Jamghar. Властитель тогузгузов летом живет в этом селении Panjikath. К северу от тогузгузов степь (sahra), протянувшаяся между ними и хырхызами вплоть до (ta) страны кимаков (Kimak).

3. K.sighiya - селение между двух гор.

4. S.kath - небольшая местность с 3 селениями.

5. Ark (?) - небольшой город возле реки Khuland (Khukand?) -ghun, обладающий множеством плодов за исключением винограда. Ему принадлежат семь селений, и Ark и его местности, как утвержают, выставляет (**на поле боя) 20 000 человек. [95]

6. K.rarkhun (K.varkhun?) селение среди песков, обладающее малым количеством  прелестей (andak ni'mat), но множеством людей.

7. Селения Бек-тегина (BEK-TEGIN) состоят из 5 селений, принадлежащих согдийцам. В них проживают христиане (tarsayan), зороастрийцы (gabrakan) и язычники (? sabiyan). [1] Эта местность находится в холодном поясе и окружена горами.     

8. Kum.s (Kumis ?)-Art - селение на горе (bar sar-i kuhi). Люди его - охотники.

9. Kh.mud (Khumul, Qumul ?) - местность с лугами (margha-zar) и пастбищами (giya-khwar), с палатками и войлочными жилищами тогузгузов. Люди владеют овцами (khudavandan-i guspand).

10. J.mlikath - большое селение, глава которого называется Ябгу (написано: Bayghu). (Ныне ?) они расселяют (nishanand) там подданных Ябгу (Baighu'iyan), (в то время как) кимаки (Kimakiyan), халлухи (Khallukh) и ягма (Yaghma) непрестанно подвергают это селение разграблению (gharat kardandi).

11.  T.NZAGH-ART, земляная гора (kuhi-st az khak) [2] и стоянка (manzil) для торговцев.

12. MAB.NJ J.RABAS (?), стоянка где есть большая река (ab) и много травы (giya).

13. B.LKH.MKAN (?), стоянка где прежде жили тогузгузы, которая ныне заброшена.

14. S.D.NK (?), стоянка, где непрестанно идет снег и дождь.

15. - ART, стоянка.

16. IRGUZGUKATH (?) - стоянка с пастбищными угодьями (chara-gah) и ручьями.

17. * IGHRAJ-ART, стоянка которая никогда не бывает свободной от снега. Дикие звери (dhadhagan) и олени (gavazgan) имеются там в изобилии (bar-and), и с этой горы оленьи рога доставляются в великом количестве.

1. Здесь Sabiyan вероятно буддисты в отличие от § 34, 17.

2. *Topragh-art по-тюркски буквально означает "земляной проход".


Комментарии

§ 12-17. Юго-восточные тюрки.

Дополнительные авторитетные источники к §§ 12-17: Радлов Вступление к Das Kudatku Bilik, часть I, СПб., 1891, стр. I-LXXXIII (содержит обзор источников по "Toghuzghur"'ам и уйгурам, известных на тот момент; Вступление в наше время устарело, за исключением персидских текстов монгольской эпохи, приводимых в оригинале); Bretschneider, Mediaeval Researches, i, 236-63; Chavannes, Documents; далее следуют издания и переводы Орхонских надписей, ссылки к которым приводятся в тексте: V.Thomsen, Inscriptions de l'Orkhon, Helsingfors, 1896 (курганные надписи Кюль-тегина и Бильге-кагана) и его последующий перевод (1922) [3] на датский язык (включая надпись Тонъюкука) с немецким переводом H.H.Schaeder, ZDMG, 1924, стр. 121-75; Radloff (4-е версия) в Die altturkisch. Inschriften, Neue Folge (Kul-tegin, Bilga), СПб., 1897 а также, Zweite Folge (Tonyuquq), СПб.,1899; П.Мелиоранский, Памятник в честь Кюль-тегина, в Зап., xii (1899), 1-144. Также см. Marquart, Historische Glossen zu d. altturkischen Inschriften [при цитировании Glossen], в WZKM, xii, 1898; стр. 157-200; Die Chronologie d. altturkischen Inschriften, Leipzig, 1898; Streifzuege, см. Указатель; Komanen, см. Указатель; Bartold, Die historische Bedeutung d. altturkischen Inschriften, 1897; Die altturkischen Inschriften und die arabischen Quellen, 1899; Erforschung d. Geschihte d. Turkischen Volker, в ZDMG, 1929, стр. 130; Ghuz, Tarim, Toghuzghuz, Turfan, и Turk в EI; Vorlesungen, стр. 48-9. [У O.Franke, в Gesch. d. Chines. Reiches, ii, 1936 содержится множество сведений о тюрках, но они появились слишком поздно, чтобы быть использованными в этом комментарии.]

§ 12. Тогузгузы.

Хотя прочтение Toghuzghuz (а не Toghuzghur как ранее предполагалось) и его толкование как Toguz-Oghuz, т.е. "девять (племен) огузов", ныне являются общепринятыми, все же остаются некоторые неясности относительно происхождения и употребления этого термина в мусульманской литературе. 

До 6-ого века н.э. народы, ныне именуемые "тюркскими", были известны под различными племенными и политическими названиями. В первой половине шестого века группа тюрков, жившая на Алтае начала движение, приведшее к перегруппировке соседних народов, и за короткое время сумела создать великую империю, влияние которой простиралось от Монголии до областей близ Черного моря. [1] Основатели этой империи и приняли впервые название Turk (или Turuk - "сила"), которое китайцы передавали как T'u-chueh, так что, во избежание путаницы с другими возможными употреблениями термина Turk, говоря о первой Тюркской империи мы будем прибегать  к этому традиционному китайскому термину.[2] Уже в самом начале [3] владения T'u-chueh распались на Восточную и Западную части. Административный центр первой из них располагался на р.Орхон в Монголии, а последней - в современном Семиречье. [4] Оба царства в разное время вынуждены были признать над собой верховную власть Китая. В 742 году коалиция уйгуров, халлухов (Khallukh - **карлуки) и басмылов (**басмалы/басими) разрушили Восточное царство T'u-chueh, и в 745 году уйгуры, бывшие союзники T'u-chueh, возглавили власть на Орхоне. Ср. Бичурин, Собр. свед., i, 338.  

Правление западных каганов (khaqan) из первоначальной династии T'u-chueh продлилось до 657 года, когда китайцы подчинили их своей власти. С 685 года по 688 на территории западных T'u-chueh постоянно вторгались племена, подвластные восточным каганам. Бабье лето западных T'u-chueh связано с подъемом клана тюргешей (Turgish) (v.i., §17), вожди которого находились у власти с некоторыми перерывами с конца седьмого века до 739 года. С этой последней даты начинается упадок: арабы нажимают на тюргешей с запада; китайцы вмешиваются в их дела с юга; в 751 году китайцы терпят  поражение от арабов у реки Талас; "черные" и  "желтые" кланы тюргешей истощают силы друг друга в междоусобице, и наконец в 776 году халлухи (§ 15) в качестве tertius gaudens явились и заняли долины рек Чу и Талас, Chavannes, o.c., 4, 43, 79, 85, и passim. Таков был конец двух изначальных царств T'u-chueh.

Уйгуры пребывали на Орхоне до 840 года, когда они в свою очередь были разбиты и истреблены кыргызами (Qirgiz) (§ 14). Остатки их рассеялись в разных направлениях; главная группа, похоже, ушла в Ганьсу (Kan-su), где уйгуры основали новое царство, которое продержалось до эпохи могущества Тангута, т.е. circa 1020 (**года). [5] К 860 году второе

1. Вскоре после 572 года н.э. тюркские войска действовали совместно с уйгурами при осаде Киммерийского Боспора (Керчь у входа в Азовское море). В эпоху Сюань Цзяна (Hsuang-tsang - **китайский буддийский монах, путешествовал по Западному краю в 30-40-ые годы 7-ого века) владения западных каганов достигали Индии, Chavannes, o.c., 241, 256.

2. Английская транскрипция T'u-chueh соответствует французской Tou-kiue. Китайцы, предположительно, имели в виду не Turk - форму единственное числа, а Turkut - монгольскую форму множественного числа (Pelliot).

3. Официально с 582 года н.э., Chavannes, o.c., 219.

4. в 630 году Сюань Цзян застал хана западных тюрков в его стане на реке Чу.

5. V.s. примечания к § 9. Согласно Тан-шу, перевод И.Бичурина, 419, после катастрофы 840 года министр бывшего уйгурского хана по имени Si-ch'i P'ang-t'e-le (** Пан Торэ сэчен) увел 15 аймаков из Монголии в страну карлуков, в то время как остальные уйгуры отступили в Тибет и Ан-си (An-hsi). Некоторое время спустя, ibid., 424, P'ang-t'e-le (** Пан Торэ/Пан Дэлэ) обнаруживает свое присутствие в Кан-чу (Kan-chou); объявив сам себя каганом (qaghan) он правил городами "расположенными к западу от Песчаной пустыни". Император Сюань Цзун (Hsuan Tsung) (847-59) утвердил титул P'ang-t'e-le. Этот эпизод не вошел в Chavannes, Documents.) Об этих уйгурах v.s. примечания к § 9. Их потомки - сары-югуры (желтые уйгуры) живущие на северо-западе (**китайской провинции) Ганьсу  (возле Su-chou).  Предполагается, что эта небольшая колония ныне играет заметную роль в культурной жизни монголов. См. Потанин Тангутско-тибетская окраина Китая, СПб., 1893, i, 440, ii, 410,435, Mannerheim, A visit to the Saro and Shera Yogurs в Jour. Soc. Finno-Ou-grienne, xxvii, 1911, стр. 1-27 [рецензия С.Е.Малова в Живая старина, 1912, стр.. 214-20]; С.Е.Малов, Остатки шаманства у желтых уйгуров, 1912, стр. 61-74; W. Kotwicz, Quelques documents sur les relations entre les Mongols et les Ouigours в Rocsnik Orjentalistycsny,ii, 1925, стр. 240-7, и L. Ligeti, Les Peregrinations de Csoma de KSros, в Revue des etudes hongroises, июль/ 1934, стр. 233-53. [О распаде уйгурской империи см. также O. Franke, Gesch. d. Chines. Reiches ii, 1936, стр. 491-4-]

_____________ [265]

царство было основано уйгурами на востоке Тянь-шаня [1] оно сохраняло независимость до монгольской эпохи.

Вышеозначенный термин Toghuzghuz у мусульманских авторов относится гораздо чаще к позднейшему царству уйгуров в восточном Тянь-шане, ср. Кудама, 262, Масуди, Muruj, i, 288, Истахри, 10, Гардизи, 90-2, а также у нашего автора. Кашгари, знавший этот регион, запросто заменяет устаревшее Toghuzghuz на Uyghur, а в литературе монгольской эпохи первый из означенных терминов более не встречается. Как же однако случилось, что тянь-шанские уйгуры получили второе имя Toquz-Oghuz ("девять огузов")?

Термин Toquz-Oghuz хорошо известен по изначальным Орхонским надписям каганов Восточных тюрков (T'u-chueh), похоже он представлял собой почти полный синоним термина Turk, с той лишь разницей, что последний в большей степени относился к политической, а первый к племенной стороне организации, ср. Бартольд, Turk в El, поскольку не все огузы (** огуз в значении - род, племя) и не всегда признавали власть кагана. [2]

С другой стороны, в тех же надписях уйгуры упоминаются отдельно. Рассказ Бильге-кагана о походе на Селенгу (ii, E 37 в котором, к сожалению не хватает нескольких слов) следует сразу же после записи о бегстве eltabir'а уйгуров со 100 человеками, ср. Thomsen, ZDMG, 1924, стр. 157. Эти два фрагмента предполагают, что уйгуры проживали отдельно, на Селенге. От эпохи владычества уйгуров на Орхоне в нашем распоряжении есть надпись Shine-usu, в память о деяниях уйгурского кагана Моян-[у Pelliot: Bayan ?]-чура (Moyun-chur), правившего в 756-9. В ней On-Uyghur ("Десять уйгуров") и

1T'ang-shu (Тан шу), ibid., i, 424 sq., утверждает, что в правление И Цзуна (I Tsung) (860-73) предводитель уйгуров  по имени Pu-ku-ts'un напал на тибетцев из Pei-t'ing и захватил у них Si-chou (Yar-khoto) и Lun-t'ai = Урумчи. Он также был утвержден (** в своей должности) императором (хотя, похоже, последний утратил трон как раз в это самое время). Marquart, Streifzuege, 390, приводит  866 год в качестве даты оккупации уйгурaми Гаочана (Kao-ch'ang - ** Турфанский оазис).

2. Ср.  Thomsen, Inscriptions: i, N 4 и ii, E 30, перевод, стр. 112 и 124 (.= ZDMG, 1924,стр. 154), где Бильге-каган утверждает, что народ  токуз-огуз - был  его собственным  народом, а  стал его врагом.  Похожая ситуация  позже имела место между сельджуками и племенами гузов в эпоху Санджара (**1118-1157, последний великий султан из династии сельджукидов).

_____________ [266]

Toquz-Oghuz ("Девять огузов") упоминаются в непосредственной близости как отдельные народы, см. G. Ramstedt, Zwei uigurische Runeninschriften, в Jour. Soc. Finn.-Ougr., xxx/3, стр. 12. [Феофилакт Симокатта, книга vii, 7-9, с определенностью говорит о завоевании [ogwr] (**w - омега, нижнее подчеркивание - надстрочный знак типа обозначающего ударение) каганом тюрков.]

Что касается китайских источников, ранняя Chiu T'ang-shu утверждает, что в эпоху Поздней Вэй (н.э. 386-circa 558) уйгуры (Huei-ho) назывались T'ieh-le (обычно восстанавливается как Tolas или Tolos, v. supra, стр. 196.) [1] Далее перечислены девять подразделений уйгуров и добавляется, что их число возросло [после 745 года ?] засчет басмилов и карлуков, соответственно десятого и одиннадцатого подразделений.  

Следует признать, что терминология китайских, тюркских и арабских источников представляет серьезные трудности. Прежнее прочтение названия wpe4.JPG (1160 bytes)как Toghuzghur было принято из-за последующей интерпретации как Toquz-Oghur, но точно установленное прочтение Toghuzghuz (обнаруженное в среднеперсидском тексте!), а также тот факт, что уйгурские ханы называли свою федерацию "On-Uyghur [и] Toquz-Oghuz" затрудняет объяснение мусульманского употребления названия Toghuzghuz через предположение, что это имя принадлежало непосредственно уйгурам.

Теория о тождественности Oghuz и Uyghur была поддержана Томсеном, o.c., 147, однако в своей более поздней работе, ZDMG, 1924, стр. 128, он высказывается более осторожно: "Wahrscheinlich ist Uyyur eigentlich der Name fur eine Dynastie, die sich nicht lange vor dieser Zeit zum Herrn iiber eine Anzahl von Stammen gemacht hat, die ihre Sitze nordlich von den Turken haben, in der Gegend des Selengaflusses. Die meisten dieser Stamme scheinen zu dieser Zeit zu einer anderen grossen Konfoderation von Stammen, die in den Inschriften Oyuz heissen, in einem nahen Verhaltnis gestanden oder ihr angehort zu haben." Самым решительным сторонником тождественности Toquz-Oghuz и Uyghur был Маркварт, см. Chronologic, 23, Streifzuege, Index, и наконец Komanen, 35-6 (и в модифицированной и весьма сложной форме ibid., 199-201).

С другой стороны Бартольд, который неоднократно настаивал на необходимости проведения различия между первоначальными Toghuz-Oghuz'ами и Uyghur'ами, полагал что термин Toghuzghuz был перенесен на Тяньшанских уйгуров с более ранних обитателей этого региона, а именно с так называемых  Sha-t'o (**тюрки-шато), i.e. "людей Песчаной пустыни", см. Семиречье, 15, Toghuzghuz в El, и Vorlesungen, 53-4. Согласно T'ang-shu (**Тан шу) (Chavannes, o.c., 96-9) это группа, отделившаяся от западных T'u-chueh (**тюрков), жившая в седьмом веке у озера Баркуль (у восточного предела Восточного Тяньшаня), а после 712 возле Pei-t'ing (Бишбалык), откуда их

1. Chavannes, o.c., 87-94. Поздняя T'ang-shu перечисляет 15 племен Ch'e-le (> T'ieh-le - теле), среди которых первое место занимают Yuan-ho (уйгуры). Судя по анализу Chavannes эти племена занимали куда меньшую территорию, чем та, о которой говорит Hirth, Nachworte z. Inschrift des Tonjukuk,стр. 37: "Tolos im weiteren Sinn (sic) . . . deren Stamme vom Schwarzen Meere ostwarts . . . bis zum Amurgebiet hie und da zerstreut lebten"! Ср. также  Chavannes, o.c., 221, и критические замечания Бартольда в Зап., xv, 0172—3. [является ли корректным прочтение T'ieh-le ?]

_____________ [267]

в 808 году вытеснили тибетцы. [1] Важнейшим аргументом в поддержку этой теории является то, что Абу Зайд, продолжатель труда Сулеймана, стр. 62-66, рассказывая о восстании (** 874-901) Хуан Чао  (Huang Ch'ao (**"китайский Пугачев") [2] и об изгнании императора Сицзуня (Hsi-Tsung) (881 год н.э.), говорит, что последний попросил о помощи "властителя тогузгузов, жившего в стране тюрков. Китайцы и тогузгузы - соседи, а их царственные семьи состоят в родстве." Тогда властитель тогузгузов направил своего сына с войском , и тот восстановил императора на его троне. Согласно китайским источникам, см.   Wieger, Textes historiques, 1905, стр. 1759-61, императора восстановил на троне Li K'o-yung (** Ли Кэ-юн - тюрок-шато по прозвищу "одноглазый дракон") и его 10 000 шато (Sha-t'o) и та-танов (Ta-tan). [3] Несмотря на то, что эти параллельные тексты показывают, что термин тогузгуз мог относиться к шато,  свидетельство в пользу шато, поскольку оно единственное подтверждает перенос имени тогузгуз на население Восточного Тяньшаня и закрепление за ним, похоже, не может иметь решающего значения. Любопытно, что Масуди, Muruj, i, 305, рассказывая о тех же событиях 881 года, называет союзника императора "властитель тюрков **[ir han]", таким же образом он именует и, i, 288, властителя Кушана (v.i. i.). В обоих случаях это имя вне всяких сомнений следует восстановить как **[igh.r han] - Uyghur-khan, именно таким образом передается название Uyghur у Бируни, Canon, и Кашгари, i, 28. Этого примера достаточно, чтобы продемонстрировать, что в арабской терминологии не было большого постоянства в отношении столь отдаленных регионов. Другие фрагменты, приведенные Бартольдом в его Vorlesungen, 53 (Табари, iii, 1044, Ибн Афир, xi, 117; Maqrizi, Khitat, i, 31335) похоже указывают, что название Toghuzghuz нередко давалось западным T'u-chueh и их преемникам в целом. Случай же с шато - это всего лишь один из примеров применения этого правила. Более того, факт общего происхождения западных T'u-chueh и их восточных двоюродных братьев не мог ускользнуть от арабов, поэтому события 745 года н.э. вероятнее всего рассматривались ими как некоторые внутренние изменения внутри одной и той же группы племен, равно как и подъем тюргешей в западно-тюркской федерации. Если даже, с течением времени, арабы научились выделять отдельные племена наиболее близкие к Трансоксиане, группа вновь прибывших с Орхона после событий 840 года  н.э. могла быть вполне справедливо воспринята ими как волна, возникшая на изначальной родине тогузогузов.

Остается объяснить два любопытных фрагмента из Джахиза (Jahiz) (умер circa (**около) 868 н.э.) приведенных  у Маркварта, Streifzuege, 91-3. Джахиз приписывает изнеживающему  влиянию Манихейства упадок "тюркских тогузгузов после того, как они были их [т.е. тюрков] победителями и предводителями халлухов, хотя [последние] были вдвое

1. Город Биш-балык, похоже, не принадлежал шато,  v.i. под  2. 3.

2. Согласно Pelliot, T'oung-Pao xxi, 1922, стр. 409, арабская форма должна выглядеть *Banshtva (Bansho ?) что дает эквивалент южного произношения Huang Goo, "mot a ancienne gutturale initiale laquelle s'est completement amuie dans les dialectes modernes de la cote chinoise au sud du Fleuve Bleu". Однако, чтобы передать *Wang как Ban арабы должны были услышать его как *Vang поскольку  b в арабском языке может замещать v, но не w.

3. Ранее сам Li K'o-yung искал убежища у Ta-tan'ов.

_____________ [268]

многочисленней чем они". Даже если этот фрагмент содержит намек на катастрофу, которая обрушилась на  уйгуров-манихеев в 840 году н.э., название Toghuzghuz применительно к ним лишь подтверждает нашу точку зрения о том, что арабы применяли этот термин без особого разбора, ведь они не умели четко различать орхонские племена, и не оставили никаких записей о роли киргизов в событиях 840 года. В прочем, скорее всего Джахиз (несколько путаясь в подробностях, ср. стр. 290, н.2) имел ввиду подчинение тюргешей (западных T 'u-chueh) карлуками около 766 года.

Наиболее ранним визитом в страну тогузгузов, зафиксированным у мусульман, похоже является путешествие Тамима бен Бахра (Tamim b. Bahr) прозванного al-Muttawwi'i (т.е. принадлежащий к разряду воинов-добровольцев, защищаюших границы исламской империи). Фрагмент его сообщения сохранился у Йакута, i, 840, и iv, 823. Нижеследующий анализ покажет в какой степени он был использован ранними географами. [D - ditto (** то же самое) A - abest.] [1]

Тамим (Йакут) Ибн Хордадбех, 31. Кудама, 263. Абу Дулаф
6 месяцев великого холода A A A

 

путешествуя 20 дней по степи и 20 дней по населенной стране от Верхнего Барсхана (Barskhan) 3 месяца среди больших селений от Нижнего Барсхана 45  дней: 20 в степи и 25 среди больших селений "мы путешествовали среди них 20 дней"
жители - огнепоклонники и манихеи D D жители не имеют места для поклонения
A A город располагается на озере, окруженном горами A
города имеет 12 железных ворот D

 

D A
расстояние до Китая 300 фарсахов D

 

A

 

A

 

по правую сторону - страна тюрков A A

 

A
по левую - кимаки D A

 

A
если двигаться прямо - Китай D

 

A A
перед прибытием в город увидели золотой шатер и 900 человек на вершине замка шатер, вмещающий 100 человек A A
тюрки владеют дождевым камнем A A

 

A

1. Бартольд, Vorlesungen, 55, относит путешествие Тамима к периоду между 760 и 800 годами н.э.. [См. Приложение В.]

_____________ [279]

Маркварт, Streifzuege, 81, первоначально был склонен считать, что у Ибн Хордадбеха расстояние от Верхнего Барсхана до города кагана, viz. 3-месячное путешествие, возможно относится к Орхонской столице, однако поскольку Ибн Хордадбех вне всяких сомнений зависит сведений Тамима, расстояние "три месяца" вероятно было рассчитано исходя из указания последнего о том, что он ехал днем и ночью, проходя по 3 sikka за сутки. Соответственно, Ибн Хордадбех должно быть пересчитал 40 дней Тамима [Кудама: 45 дней] в количество переходов при более спокойном темпе. [1] Йакут не упоминает отправную точку путешествия Тамима, а ведь это конечно же мог и не быть Barskhan al-a'la, как в тексте у Ибн Хордадбеха, но (как ясно указывает Кудама, 262-3) Нижний Барсхан, располагавшийся по соседству с Таразом (см. примечание к §15, il.) В этом случае 40-45 дней до Бишбалыка не будут слишком большим преувеличением. То, что конечным пунктом путешествия Тамима был Бишбалык подтверждает его упоминание "золотого шатра", который весьма вероятно представлял собой буддистскую ступу, стоявшую там со времен западных T'u-chueh (Qaghan-stupa, по-китайски K'o-han-fo-t'u, Chavannes, o.e., 12 и 305). Арабы называют ее khaima "шатер", но Фахр ад-Дин Мубаракшахи, изд. сэр E.D.Ross, стр 39, использует любопытный персидский термин tanura - "воронка" [не = арабскому tannur.] [См. приложение В]

Черты традиции Тамима также есть у Идриси, i, 491, который утверждает, что столица тогузгузов  [t.n.b.gh] читай -  Bish-baligh (?), имеет 12 железных ворот, жители ее - зороастрийцы, а некоторые маги и огнепоклонники. Из другого источника Идриси, i, 502, взял название "главного города тогузгузов"  [h.r h.r ak.t] отделенного от города кагана [возможно Yar-khoto ?] расстоянием однодневного (за светлое время суток) перехода. От него до wpe5.JPG (1267 bytes) **[b.d?va] расположенного на берегу озера **[ku a r.s] расстояние в 4 дня пути. Название первого города скорее всего соотносится с [jinanjkath] (v.i. i.). [2] Второе название, как обычно у Идриси искаженное, возможно Panjikath (v.i. 2.), иранское название того самого  Бишбалыка. Подробность об озере соответствует Бишбалыку, [3] и расстояние в 4 дня пути между "городом кагана"   и Panjikath'ом будет почти точным, если учесть склонность Идриси считать расстояния большими переходами. Согласно китайскому путеводителю, Chavannes, o.с., стр 11, расстояние между  Chiao-ho (Yar-khoto) и Pei-t'ing (Bish-baliq) - 370 ли (= 213 км.), что приблизительно соответствует 4-дневному путешестию.

Указаний на прямую зависимость нашего § 12 от сообщения Тамима нет. [4] Скорее всего, как и Гардизи, наш автор черпает свою

1. В действительности, 40Х3 = 120, i.e. 4 месяца, но Ибн Хордадбех, с его опытом начальника почтовой службы, сделал некоторую скидку на то, что Тамим преувеличил свою выносливость.

2. Ср. Marquart, Streif zuege, 81, 390.

3. ср. Кудама , 262 : "столице тогузгузов [а именно: Бишбалыку ?] принадлежит озеро, вокруг которого, неподалеку друг от друга, располагаются селения и возделанные земли."Ср. доклад китайского посланника Wang Yen-te, перев. S. Julien, Jour. As., 1847, ix, 62.

4. [Однако, весьма странным выглядит указание Тамима (Йакут, i, 840) относительно религии тогузгузов ("большинство из них огнепоклонники или приверженцы религии магов, а также среди них имеются sinduf'ы веры Мани"). Что же из них Тамим считал религией большинства? Не путает ли он буддистов и зороастрийцев и не использует ли термин  'abadat al-niran в широком значении - "язычники"? Манихейское меньшинство, несомненно, могло существовать в Бишбалыке и в эпоху западных T'u-chueh. Если бы Тамим знал истинных уйгуров (которые согласно Маркварту заняли эту область ближе к 866 году) его представление религиозной ситуации было бы совсем другим. Если же мы (вопреки Маркварту , Streifzuege, 390) отнесем путешествие Тарима к более ранней дате, это предположение будет поддержано последующей гипотезой о том, что этот путешественник послужил источником информации относительно ситуации в Ганьсу, описанной в нашем § 9 (v.s., стр. 227). Ср. Предисловие Бартольда, стр. 26 и стр. 268, примечание 1.]

_____________ [270]

основную информацию из Джейхани, который конечно же имел немало возможностей пополнять сведения о тюрках из прямых источников. Саманиды, при дворе которых он жил, пристально следили за соперничеством уйгуров и карлуков в надежде, что первые смогут сдержать растущую мощь последних, которые будучи непосредственными соседями Трансоксианы, представляли большую опасность. Наш текст содержит некоторые следы этого специфического интереса (§ 12, 10. и § 15, 11.).

Координаты тогузгузов приводятся как обычно (** вместо север нужно читать восток или северо-восток)): основная масса каллуков проживала к северо-западу от тогузгузов (а не к югу от них). В § 13 сказано, что тогузгузы находятся на востоке от ягма, однако не  говоря о Куча (Kucha), считавшегося китайским, халлухи (§ 15) также втиснуты между ягма и тогузгузами. О неких хырхызах, находящихся к западу от тогузгузов см. примечания к §§ 14 и 15, 13. Также утверждается, что тогузгузы (вероятно в широком смысле) были весьма многочисленны вдоль дороги от Кашгара к Хотану (§ 11, 10.). На самом деле граница тогузгузов в северо-восточном направлении проходила у Тарбагатая (v.i. 8.), но в § 3, 1. сказано, что к восточным пределам тогузгузов и хырхызов примыкает Восточный океан. Возможно, это утверждение происходящее из какого-то раннего источника и не согласующееся с § 12, содержит в себе смутное напоминание об эпохе Орхонских империй. [1] Также весьма любопытна традиция, согласно которой тогузгузы когда-то [2] были властителями всего "Туркистана", последний термин конечно же используется в значении "территории, занимаемые тюркскими племенами", а не в значении более позднего выражения - Трансоксиана или даже Семиречье. Столь же древние воспоминания могут объяснять и пункт о родстве тогузгузов и татар (т.е. монголов).   В оглавлении (v.s., стр. 47) заголовок нашего § 12 формулируется даже как "Страна тогузгузов и татар". [3] Наконец, пункт о неких процветающих  "тюрках", принадлежащих к тогузгузам, возможно указывает на остатки западных T'u-chueh и их тюргешских преемников  (см. примечания к § 12, 10.). Некоторые остатки шато (v.s., стр. 266) в восточной оконечности Тяньшаня также могли быть названы тюрками. [4]

1.  Ср.  Marquart, Streifzuege, 81, о сходном утверждении Идриси, i, 491.

2.  Даже в монгольскую эпоху уйгуры придерживались своих национальных традиций, Джувейни, i, 39-45.

3. Гардизи упоминает татар (sic) в качестве всего лишь одного из племен кимаков (§ 18). Но эта деталь,  относящаяся к определенному клану, не имеет ничего общего с утверждением нашего автора о родстве татар и тогузгузов.

4. Тамим, v.s., стр. 268, упоминает тюрков "справа" (i.e. к югу) от тогузгузов. Если только термин тюрк  в данном случае не означает  - тибетцы  (воспринимаемые как   тюрки), он может относится к шато.

_____________ [271]

Наш автор начинает (1. и 2.) с двух резиденций: зимней - к югу от Тяньшаня, и летней - к северу от горной гряды и ее ответвлений (к которой, возможно, также относится пункт 9. (?)). 3.-5. (а может и 6.) располагаются вдоль дороги от Турфана к Куча (Kucha). 7.-8. а также 10.-17. - северные владения тогузгузов в области, протянувшейся через Тяньшань вплоть до бассейна реки Или и может быть далее на восток. См. Карты iii и v.

1. Chinanjkath, "Китайский город", хорошо известное место, расположенное circa (**примерно в) 45 км к востоку от Турфана, по-китайски называется Гаочан (Kao-ch'ang позднейшая форма: Huo-choit), а по-тюркски Qocho. Действительно, изначально Qocho был китайским военным поселением (обустроенным "у стены Kao-ch'ang"), ср. Pelliot, Kao-Tch'ang, &c., в Jour. As., май 1912, стр. 590. Бируни, Canon, f. 103a, упоминает "Chinanjkath, который есть Qocho, местопребывание Уйгур-хана". Кашгари, iii, 165, называет город Qocho (о Kushan у Кашгари см. примечание к § 9, 5.; а о Kusan у него же см. примечание к § 9, 10.). Джувейни, i, 32, воспроизводит (следуя народной этимологии) Qara-Khwaja и Masalik al-absar, перев. Quatremere, Notices et extraits, xiii, 224: Qara-Khwaja. Развалины Qocho, ныне известные под названием Идыкут-шахри, [2] впервые были описаны русской экспедицией 1898 года, см. D. Klemenz в Nachrichten ueber die von der Kaiserl. Akademie d. Wissensch. im Jahre l898 ausgeruestete Expedition nach Turfan, i, СПб., 1899. О замечательных открытиях германских экспедиций см. A. von Lecocq, Chotscho, Berlin, 1913. Последнее описание имеется у сэра A. Stein, Innermost Asia, Oxford, 1928, стр. 566-609.

2. Гора Tafqan, отделяющая Chinanjkath от Panjikath, ср. § 5, 6., это конечно же Восточный Тяньшань (Boghdo, наивысшая точка 12 080 футов). Название это, хотя и не является известным, [3] напоминает искаженное Турфан (название города Tturpamni-kamtha встречается в сакском документе, написанном вероятно во второй половине восьмого века). [4] См. Бартольд, Турфан, в El.

"Пять селений" расположенные за горой не представляют собой единую группу. Селение Panjikath было всего лишь одним из них. Тюркский эквивалент этого иранского (согдийского ?) [5] названия - Бишбалык, и оба они означают

1. Название Chinanjkath "Китайский город" носил также город Шаш, Истахри, 323. Название явно согдийское, элемент -anj будучи суффиксом женского рода сочетается со словом -kath,ср. также Gurganj в Хорезме и возможно Kabudhanj-kath "Голубое (?) селение" в Согде, Истахри, 322. Ср. Ben-veniste. Essai de grammaire sogdienne, ii, 1929, стр. 87-8, и Jour. As., Oкт. 1930, стр. 292.

2. Идыкут - таков был официальный титул уйгурских правителей, вероятно унаследованный ими от их предшественников басмилов.

3. У Гардизи **[t.fs.han] определенно совсем другое название, см. примечание к § 15, 15.

4. F. W. Thomas и Sten Konow, Two Medieval Documents from Tun-huang, Oslo, 1929, стр. 130 и 131, строка 23.

5. Я обязан H. W. Bailey указанием на то, что среднеперсидская форма pnzknSyy kvid'y - "господин Panjkand", встречается вместе с cyn'ncknSyy kvid'y, ср. F. W. K. Muller, Ein Doppelblatt aus einem manichaischen Hymnenbuch, в Abh.PAW, 1913, стр.45 и 55. В нашем случае ясно написано P.njyk.th (через y). В сакском документе, цитируемом выше, o.с.,стр. 131, строки 20—1, стоит misti kamtha Pamji-kamtha - "великий город П." О другом месте под названием Panjikath см. примечание к § 15, 17.

_____________ [272]

"Pentapolis" (** пять городов - пятигородье), вероятно в значении "административный центр Пяти Городов". Китайцы его называли Pei-t'ing "Северный Двор". Бишбалык упоминается в Орхонских надписях (ii, E 28) в связи с экспедицией Кюль-тегина 713 года, Thomsen, ZDMG, 1924, стр. 153. Ранее эта местность принадлежала племени басмил (китайск. Pa-si-mi), которое в 742 году помогло уйгурам свергнуть восточных T'u-chueh. Однако сразу же после этого уйгуры совместно с халлухами нанесли басмилам поражение, и с 744 года последние были включены в уйгурскую федерацию, Chavannes, o.e., 94. Таким образом, к середине восьмого века Бишбалык уже находился под властью уйгуров. В 791 карлуки (Qarluq) (§ 15) захватили "долину ступы, принадлежавшую уйгурам", Chavannes, o.e., 305. Это тот самый город, который посетил Тамим бен Бахр (v.s.). В год составления Х.-А. уйгурский принц Арслан развлекал в Pei-t'ing китайского посланника Wang Yen-te, см. S. Julien в Jour. As., 1847, ix, стр. 50-66; Chavannes, Documents, стр. 11; Бартольд, Бишбалык в El, Sir A. Stein, Innermost Asia, 1928, стр. 582 sq. Об упоминании Бишбалыка у Идриси, v.s., стр. 269. Развалины Бишбалыка находятся примерно в 47 км к западу от Guchen возле Jimisar. Впервые, в 1908 году, их посетил и описал Б.Долбежев, см. Известия Русского Комитета для изучения Средней и Восточной Азии, No. 9, апрель 1909, и Зап., xxiii, 1915, стр. 77-121. Археологическое описание этих развалин есть также у сэра A. Stein, o.с., стр. 554-9.

Другие названия селений, расположенных за горой, не соответствуют приведенным  в списке "пяти городов" составляющих владения уйгуров у Кашгари, i, 103, а именно:  Sulmi (основан Александром Великим!), [1] Qocho (= наш 1. Chinanjkath), Jambaliq, Bish-baliq (= 2. Panjikath), Yangi-baliq. Bretschneider, Mediaeval Researches, ii, 27-33, цитируя Юань ши приводит под общим названием Pei-t'ing следующие пять мест: Qara-khocho (= Chinanjkath); *Taksin (T'a-ku-sin), который на старинных китайских картах показан между Qumul и Bish-baliq ; [2] Jambaliq показан к западу от Бишбалыка и к востоку от Манаса (Manas); Khutukbai (Ku-t'a-ba) к западу от Jambaliq; и Yangi-baliq (стоянка Yangi-balghasun между Khutukbai и Manas).[3] Если наш автор, следуя своему обыкновению, перечисляет эти пять мест с востока на запад, то Kuzar.k и J.m.lkath следует поместить к востоку от Panjikath (Bish-baliq), а Barlughand Jamgh.r к западу от него. [4] Это предположение подтверждается тем фактом, что

1. Бируни, Canon, упоминает S.lm.n под координатами 113°0' долготы,  43 °0' широты, т.е. к северо-востоку от Chinanjkath, расположеннного на 111°20' долготы,  42°0' широты. Относительно некоторых других упоминаний этого города (названного в уйгурском колофоне Uch-Solmi) см. Pelliot в T'oung Pao, 1931, xxviii, 494.

2. Что не соответствует современному Toksun'у, расположенному примерно в 50 км к юго-востоку от Турфана. Бируни , Canon, помещает Taksin гораздо дальше на юго-восток  -  l20°15',  32°05'

3. Многие города этого региона упоминаются в Сакском документе, цитируемом выше, o.с., стр. 130: помимо *Turfan и *Panjikath, Yirrumcimni kamtha  - вероятно Урумчи, а Cammaidi Badaiki namma kamtha [читай: *°Jamil-baliq ?] возможно соответствует нашему J.m.l-kath = Jam-baliq, или (что менее вероятно) нашему 10.  J.mli-kath.

4. [kuzar.k]  имеет некоторое отдаленное сходство с озером [kul r.s] , которое согласно Идриси, вероятно располагалось близ Бишбалыка (ср. стр. 269, примечание 3), хотя на карте Идриси оно, похоже, соответствует озеру Лобнор.

_____________ [273]

тот же самый Jamgh.r повторно упоминается в § 15, 12. у восточного предела  территории халлухов, как место "в прежние дни " принадлежавшее халлухам.[1] Это название возможно следует произносить *Chamghar ввиду того, что сходное название, принадлежащее местности на дороге из Ферганы (Farghana) в Khujanda пишется у Ибн Хордадбеха, 30,  [samghar], а у Мукаддаси,  [samgh.r] (с арабским s вместо ch). Относительно названия J.m.lkat (ср. с современным Jimisar?), v.i., примечание к 10.

3.-5. есть в маршруте, приведенном у Гардизи, 91: Barskhan [2] - B.nchul (?) - Kuja - **[azl] - Sikat - M.k.shmighnathur - Chinanjkat. Наш автор цитирует их в обратном порядке (относя Куча (Kucha) к Китаю, а B.nchul и Barskhan к каллукам). Этот же маршрут упоминается у Raverty в его переводе Tabaqat-i Nasiri, стр. 961 : Barskhan- [b.hul] - [s.kit] - [k.s.mighatur] - [j.k.t]   (читай: [Chinanjkat]). Raverty, с присущей ему вызывающей раздражение неясностью ссылок, пытается привести цитату из Ибн Хордадбеха, но все подробности фрагмента совпадают с Гардизи, труд которого должно быть имелся у Raverty в неисправной копии.

3. Странное **[k.m.sighiya] соответствует **[m.k.s.migh.nasun] у Гардизи, и **[k.s.mighasur] у Raverty, элемент которого **[sur] возможно представляет собой дополнительное имя или термин, поскольку у Гардизи текст звучит так: "от Sikat до M.k.shmighnathur, и от Thur до Chinanjkath". Raverty (на каком основании?) помещает два  (или четыре?) из упомянутых последними городов на расстоянии 1 дня пути друг от друга, и в таком случае нашу местность следовало бы разыскивать в районе современного Турфана. Единственная параллель нашему названию - это еще одно весьма трудное название, имеющееся у Рашид ад-дина, изд. Березин, Труды В.О., vii, 100-1, xiii, 237: [kusaqujar.k.sa] с многочисленными вариантами. Эта местность располагалась в районе [kusan] (или [k.san]) "на границах" Китая  (или Хотана?) и Кашгара. Независимо от того, относится ли *Kushan (K.san) к Гаочан (Kao-ch'ang  (v.s. 1.)  или к Куча (Kucha) (§ 9, 10.) [3], местность, описанная Рашид ад-Дином подходит для нашего K.msighiya. Pelliot, в Jour. As., апрель 1920, стр. 183, приводит параллельное китайское название: k'iu-sien-kiu-tch'o-eul-ko-sseu-man [в английской транскрипции: Ch'u-hsien-ch'u-ch'e-erh-ko-ssu-man]. Первые три слога похоже следуют параллельно нашему Kamsighiya и Kusaqu (?) Рашид ад-Дина.

4. Sikand<Si-kand у Гардизи или Shi-kand лучшее название для группы из 3 селений (ср. согдийское sy "три"). Следует также помнить, что китайцы называли Si район Yar-khoto, расположенного в 12 км к западу от Турфана.

5. [ark] расположенный у реки Khuland-ghun (§ 6, 3.) соответствует [az.l] [4] у Гардизи и [ar.l] у Raverty. Бартольд, Доклад, 116, предлагает прочтение *Aral ("остров") хотя его смущает местонахождение селения

1. В данном случае Barlugh ("богатый") не может быть сопоставлено с Баркуль ( < Bars-kul "озеро барса") в северо-восточной оконечности Тяньшаня. Также вряд ли наше Barlugh имеет какое-то отношение к горе с тем же названием, расположенной  в Джунгарском Алатау к севере-западу через равнину от Манаса   (Manas).

2. О проходах к югу от Barskhan см. примечанме к § 15, 15.

3. Последняя точка зрения принадлежит Томашеку (Tomaschek), SBWA, Bd. cxvi, стр. 738, и  Pelliot, Jour. As., апрель 1920, стр. 180.

4. Стр. 91: ba-Az.1.

_____________ [274]

с этим названием к западу от Куча (Kucha), в то время как Гардизи помещает *Aral к востоку от последнего города, т.е. в направлении к Карашару или Qurla. Сравнительно большая значимость нашей местности подтверждается рассказом, записанным у Гардизи, 9012: рассказывая о борьбе между бывшим хаканом (khaqan) тогузгузов и его братом Кюр-(Kur [Kur])-тегином, он утверждает, что столица (hadrat) кагана "была" [в это время?] в Azal (*Aral?). Ближайшее значительное место к востоку от Куча (Kucha) - Bugur (на западном берегу реки Кызыл (Qizil)). Кашгари, i, 301, утверждает: "Bugur  - это крепость (qal'a) между Куча (Kucha) и уйгурами (Uyghur), расположенная на высоте ('ala shahiq), и это есть пограничная застава (thaghr)". С точки зрения палеографии смешение * **[b.kur] и   **[ar.k] не является невозможным (см. примечание к § 15, 15. относительно Azar <*B. d. l). [3] в прочем, некоторая сложность  этой идентификации заключается в том, что трудно принять Кызылсу (Qizil-su) за значительную реку Khuland-ghun (ср. § 6, 3. и § 13). [Последняя, вероятно, соответствует реке Muzart, протекающей к западу от реки Куча и поворачивающей на восток не достигнув Тарима. Ее течение, параллельное Тариму, можно проследить вплоть до области озера Лобнор. См. карту Куча (Kucha) A. Herrmann и S. Hedin, Southern Tibet, 1922, viii, стр. 431.]

6. Значение [k.rarkhun] неясно. В путанном тексте Идриси, i, 495, есть упоминание о средних размеров городе  [darhun] к востоку от ** [t.ja] (вар. ** [k.ja]), и вполне вероятно, что последнее из названных мест, расположенное во "Внешнем Китае" - это * [k.ja] - Kucha.

7. Эти пять селений, принадлежащие бег-тегину (beg-tegin) и населенные согдами, следует отличать от селения, с описанием в какой-то мере сходным с приведенным в § 17, 3. Бартольд в своей статье К вопросу о языках согдийском и тохарском, Иран, i, 1906, стр. 29-41, комментируя наш § 12, 7. вспоминает о находках исключительно христианских документов, сделанных в селениях Bulaiq к востоку от Турфана. В прочем, селения бег-тегина располагались в холодном поясе, что не согласуется с жаркой Люкчунской (Lukchun) впадиной.

8. Kumas (Kumis?)-a.rt имеет некоторое сходство с K.miz-[art?] [4], которое Гардизи, 86, упоминает на дороге от тогузгузов к киргизам (см. примечание к § 14). Этот маршрут представляется весьма неясным,  и лишь предварительно K.miz-art (после которого горная местность сменяется равнинами) можно поместить где-нибудь к югу от Тарбагатая, скажем в районе Чугучака (Chuguchak). С другой стороны , Кашгари, i, 306, и iii, 177, говорит о [k.mi talas] Kumi-Talas (или   Talas-yuz) [5] представляющем собой границу (thaghr) уйгуров; на своей карте он показывает его между верховьями Или и Иртыша, к югу от горы (Тарбагатай ?). В 1500 ли строго к северу от Yar-khoto Тан шу (T'ang-shu) упоминает "долину To-lo-", которую Chavannes, o.с., 32, отождествляет с долиной Черного Иртыша. Это может быть еще одним указанием на местонахождение Куми-Таласа (Kumi-Talas), хотя связь последнего с Kumas-art [6] по-прежнему проблематична.

1. На карте Грумм-Гржимайло этот  Aral располагается circa 90 км к западу от  Куча (Kucha) и в 11 км к востоку от Bai.

2. См. стр. 273, n. 4.

3. [Ark может быть общеперсидским словом "крепость"= у Кашгари qal'a.]

4. Cambridge MS., fol. 182a: K.тrаz.

5. Следует отличать от Ulugh-Talas (v.i., § 25, 93.).

6. На письме Kum.s и Kmy могут легко быть перепутаны. Орфография Кашгари отличается, поскольку он выражает гласные звуки при помощи harakat в то время как персидские авторы в тюркских названиях используют matres lectionis

_____________ [275]

Как название селения Kum.s-art так и подробность о том, что его жители являются охотниками, указывают на горное местоположение. В качестве альтернативного предварительного толкования можно связать *Kumas с названием реки Kunges (верхнее течение реки  Tekes, левого притока Или) и поместить его близ какого-нибудь из проходов (Daghit, Narat, Adun-kur), ведущих через Таньшань в долину этой реки. Переход n / m не есть нечто неведомое в тюркском (qonshu >qomshu).

9. [Kh.mud] очевидным образом восстанавливается как *Khumudh вместо  [q.mul] Qumul, которое Гардизи, 92, помещает на дороге из Chinanjkath в Sha-chou (см. примечание к § 9, 3.).Переход  d/l не составляет проблемы в восточно-иранском; в согдийских письменах, опубликованных Reichelt'ом, Qumul назван K.myd. Наш автор, разделив маршрут по политическим областям, конечно же мог включить Qumul в свой перечень, не следуя какому-то определенному порядку. Однако, поскольку обычно   он придерживается какой-то системы, следует поразмыслить над тем фактом, что Kh.mud упоминается наряду с местами, расположенными в северо-западной части владений тогузгузов, непосредственно перед J.mlikath, и его описание соответствует верхним долинам речной области Карашара (две долины р.Юлдуз ('Yulduz)). [При определенных обстоятельствах [Kh.mud ] можно было бы переправить на  **[kh.idu] - Khaidu, но это название реки Карашар, похоже, имеет более позднее монгольское происхождение!]

10. Согласно описанию [J.mlikath ] должно быть отлично от [J.m.lkath] упомянутого выше под пунктом 2., однако эти названия имеют поразительное сходство, так что возможно, что оба они составлены из одних и тех же элементов: Jml или Jmly [1] + kat или kath. В качестве параллели можно привести название племени [j.m.l] Jumul которому Кашгари, i, 28, отводит следующее место в своем перечислении с севера на юг (al-qaba'il al-mutawassita bayn al-janub wal-shimal): Chigil, Tukhsi, Yaghma, Ighraq, *Charuq, Jumul (Brockelmann читает: *Chomul ?), Uyghur, Tangut, Khitay. [2] Если Jumul действительно были соседями уйгуров со стороны реки Или, их название очень хорошо  объясняет пункты 2. и 10. Важной деталью нашего текста является то, что глава J.mlykath носит титул *yabghu. То, что он отличался от yabghu халлухов (§ 15), следует из таких фактов как то, что он упоминается под § 12, очевидно как вассал тогузгузов, и что его селение подвергалось набегам халлухов. Возможно, фрагмент из Тан шу (T'ang-shu), Chavannes, o.с., 86, даст нам ключ к пониманию ситуации. Рассказывая о распаде федерации западных T'u-chueh (т.е. тюргешей) около 766 года (см. примечания к §§ 15 и 17) он (**фрагмент) утверждает:

"когда этот народ был уничтожен, некто T'e-p'ang-le основал город Yen-ch'i (= Карашар) и принял титул she-hu (= ябгу)".[3] Поэтому можно допустить, что наш yabghu - это потомок   T'e-p'ang-le, а его резиденция - Карашар. Было бы воистину странно, если бы эта

1. Ср. наш Panjy-kath (§ 12, 2.) = Panj-kath у   Гардизи, 90, примечание 8.

2. На карте Кашгари Jumul (или какое-то их подразделение?) появляются гораздо восточнее вверх по течению Оби от Qay, v.i., стр. 285.

3. В эпоху династии Тан (T'ang) Карашар в основном находился под контролем западных T'u-chueh, до тех пока в 719 года он не был включен в число "Четырех Гарнизонов", занимаемых китайскими войсками, Chavannes, o.с., 110-14.

_____________ [276]

важная местность не вошла в перечень нашего автора. Помимо исторических ассоциаций, она несомненно занимала важное положение; ср. Chavannes, o.с. ,21 и 5 : "une . .. route dont l'existence nous est revelee par les textes historiques est celle qui partait de Harachar [Qarashar], remontait le Khaidou-gol [v.s. 9.], suivant la vallee de Youldouz,[1] puis traversant la passe Narat pour arriver sur le Kounges et dans la vallee d'Ili. Mais le T'ang-chou ne nous en fournit pas la description." Именно существование этой дороги, связывающей территории, расположенные к югу от Тяньшаня, с долиной Или может объяснить разнообразие племен, совершавших набеги на J.mlikath с севера. Вероятно, этот ябгу изначально противостоял вторжениям каллуков, что может объяснить состояние напряжения вокруг соседнего Барсхана (Barskhan), на которое намекает наш источник в § 15, 11. О проходе Ябгу см. примечание к § 15, 5.

11 .-17., названные "стоянками" (manzil), должно быть располагались по дорогам  в северной части владений тогузгузов, частично на Тяньшане, а частично в бассейне Или. Порядок их перечисления неясен. см. Карты i и v.

11. [t.nzagh] вероятно topragh "земля", подходит под объяснение, что гора была "земляная". Местоположение указано неопределенно за исключением того, что "стоянка" находилась возле какого-то прохода.

12. Наша (**стоянка) [mab.nj], расположенная у большой реки весьма вероятно соответствует  [y.f.nj] - Yafinj у Кашгари (iii, 277), "городу, расположенному возле Или". Джувейни, GMS, ii, 88, описывает пределы империи кара-китаев (Qara-Khitay) как протянувшиеся от Тараза до wpe6.JPG (1315 bytes) (или wpe7.JPG (1277 bytes)), что должно быть представляет собой то же самое название. На карте Кашгари название Yafinj нанесено к югу от Или. Однако, в другом месте (i, 58) он утверждает, что город Iki-Oguz (v.i. 16.) расположен между реками Или и Яфиндж, и название этого Iki-Oguz написано к северу от Или. Неясно, является ли Яфиндж самостоятельной рекой или притоком Или, но по причинам, которые приведены ниже, можно принять Яфиндж за реку Каратал (Qara-tal), впадающую в озеро Балхаш севернее Или. [На карте Идриси, Bib. Nat. Paris, MS. arabe 2221, f. 178v., wpe8.JPG (1240 bytes)показан на правом берегу реки [s.rmakh] (Sh.rmakh ?), впадающей в озеро B.rwan.]

14. Название параллельное нашему [s.d.nk] - [s.z.nk kul]  Sidink-kul, так согласно Кашгари, iii, 99 и 273, называлось озеро неподалеку от Qochingar-bashi (>Qoch-qar-bashi), однако последнее, см. Бартольд, Vorlesungen, 81, располагалось в верхнем течении Чу и следовательно не могло входить в территорию тогузгузов, описанную в нашем источнике. [Sidink < sid - "мочиться" возможно относится к климату нашего 14., v.s., стр. 95.]

16. Принимая во внимание 12. название [irguzgukath] скорее всего представляет (с добавлением -kat "город") пограничную заставу Кашгари (baldatun bil-thaghr) Iki-oguz, т.е. "(расположенный между) двух рек", а именно Или и Яфиндж. Возле Ики-огюз располагался небольшой город Qamlanchu, ibid., 184.

1. Кашгари, iii, 99, упоминает озеро Юлдузкуль (Yulduz-kul), расположенное на границе (thaghr) между Kucha, Kyk.t и Уйгурами. Название Kyk.t выглядит подозрительно, возможно оно идентично Kingut упомянутому на уйгурской границе, iii, 268.

_____________ [277]

Как упоминалось выше, Ики-огюз представлен на карте к востоку (северу) от Или, и к западу (югу) от Kumi-Talas (v.s. 8.). Рубрук (1253-5 н.э.) приводит это название в забавном латинском облачении Equius (<iki [или eki]-oguz), см. Recueil de voyages, iv, 1839, стр. 281. После пересечения Или, вероятно в районе современной переправы в Илийске, Рубрук вошел в долину, где можно было увидеть разрушенный замок. "Et post hoc invenimus quandam bonam villam qui dicitur Equius, in qua erant Saraceni loquentes persicum. Longissime tarnen erant a Perside. Sequenti (sic) die, trans-gressis illis alpibus que (sic) dependebant a magnis montibus qui erant ad meridiem ingressi sumus pulcherrimam planitiem habentem montes altos a dextris, et quoddam mare a sinistris sive quemdam lacum qui durat XXV dietas in circuitui (sic). Et illa planicies tota irrigatur ad libitum aquis descendentibus de montibus que (sic) omnes recipiuntur in illud mare. In estate redivimus ad latus aquilonare illius maris ubi similiter erant magni montes. . . . Invenimus ibi unam magnam villam nomine Cailac (Coilac' in qua erat forum et frequentabant earn multi mercatores." (** после этого мы нашли некий большой город Эквиус, в котором жили сарацины, говорящие по-персидски, хотя они были очень далеко от Персии. На следующий (sic) день, переправившись через те горы, которые (sic) составляли отроги больших гор, находившихся к югу, мы въехали на очень красивую равнину, имеющую справа высокие горы, а слева некое море или озеро, тянущееся на 25 дней пути в окружности (sic). И эта равнина вся прекрасно орошена стекающими с гор водами, которые все впадают в упомянутое море. Летом мы возвращались с северного бока этого моря, где равным образом были большие горы. ... Мы нашли там большой город по имени Кайлак, в котором был базар, и его посещали многие купцы.) F. M. Schmidt Ueber Rubruks Reise в Zeitschr. d. Ges.f. Erdkunde, Berlin, 1885, xx, 203 помещает Кайлак (*Qayaliq) между Копалом (Kopal) и озером Балхаш, а Эквиус к юго-востоку от него возле гор (Джунгарское Алатау). Бартольд Доклад, 70, помещает Эквиус возле Chingildi, который является первой стоянкой после переправы через Или (в Илийске). Возможно, было бы лучше допустить, что Iki-Oguz (Equius?) находится одним переходом дальше к востоку от Altun-Emel, который представляет собой важное пересечение дорог,  идущих с юго-запада (Алматы = Верный), востока (Jarkant) и севера (Копал - Kopal). Altun-Emel расположен у наиболее южного истока Каратала (Qara-tal) и (если эта река и есть Яфиндж!) может без большого преувеличения быть назван соответствующим описанию Iki-Oguz у Кашгари. Также есть возможность происхождения названия города от двух истоков реки Каратал, между которыми он расположен. Это, однако, будет противоречить тексту Кашгари. [1] См. Карту v.

17. Ighraj-art появляется в нашем тексте несколько раз в качестве названия в Центральном Тяньшане, см. примечание к § 5, 7. Под этим местом очевидно подразумевается какой-то важный проход. Подробность о том, что он "никогда не бывает свободен от снега" может указывать на Muz-art ("Ледяной поход"), расположенный по краю пика Хан-Тенгри (Khan-Tengri). У Кашгари , v.s. 10., к нашему Ighraj близко только название Ighraq. Ср. также загадочное ** [walit '(или gh?)raq] куда согласно Гардизи, 849, кимаки имеют обыкновение уводить своих лошадей на зиму. Но в таком случае *Ighraq (вместо 'Iraq) включал в себя какие-то теплые долины!

1. Теперь мне известно, что толкование Equius как Iki-oguz уже есть у Бартольда  - Barthold, Vorlesungen,95.

Текст переведен по изданию: Hudud al-Alam. The Regions of the World. A Persian Geography 372 A. H. -982 A. D. Translated and explained by V. Minorsky. London. 1937

© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© перевод с англ.: Стариков И. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Minorsky. 1937