КНИГА О ПРЕДЕЛАХ МИРА ОТ ВОСТОКА К ЗАПАДУ

КИТАБ ХУДУД АЛ-'АЛАМ МИН АЛ-МАШРИК ИЛА-Л-МАГРИБ

§ 19. Рассказ о стране гузов (Ghuz).

К востоку от этой страны пустыня гузов и города Трансоксианы; к югу от нее, некоторые местности той же пустыни, а также Хазарского моря; к западу и северу от нее река Atil. У гузов надменные лица (shukh-ruy) и  они задиристы (sitiza-kar), злобны (badh-rag), и недоброжелательны (hasud). Как летом, так и зимой они странствуют по пастбищам и выгонам (charagah-va-giya-khwar). Богатсво их - в лошадях, коровах, овцах, оружии и дичи в малом количестве. Среди них весьма многочисленны торговцы. И все что ни есть у гузов или торговцев благого и замечательного - предмет почитания гузов (va ham az Ghuz va ham az ishan har chizi-ra ki niku buvad va 'ajab buvad namaz barand). (Гузы) весьма уважают знахарей (tabiban) и всегда, когда они видят их, выражают почтение (namaz barand) им, и целители (pijishkan)  эти имеют власть над их жизнями (khun) и имуществом (khwasta). У гузов нет городов, но люди, владеющие войлочными жилищами, весьма многочисленны. Они владеют оружием и снаряжением (silah va alat) и они мужествены и отважны (shukh) на войне. Они непрестанно совершают вторжения (ghasw) в земли Ислама (nawahi-yi [101] Islam), какое место ни будет на их пути (ba har ja'i uftadh), и (после того) поражают (bar-kuband), грабят и удаляются быстро как только могут. Каждое из их племен имеет (отдельного) вождя по причине их разногласий (na-sazandagi) между собой.


Комментарии

§ 19. Гузы.

Houtsma, Die Guzenstamme, in WZKM, ii, 1888, стр. 219-33 ; Бартольд, Гузы и Тюрки, El; Исторический очерк тюркменского народа (на русском языке), в сборнике нескольких авторов Туркмения, Ашхабад, 1929 [quoted: Turkmeniya], 5-69 ; Vorlesungen, 101, Marquart, Die Chronologie d.altturk. Inschr., 10, 24; Komanen, 25-6, 34, и т.д.; A. Z. Validi, Мешхедская рукопись ибн ал-Факиха, Bull. Acad. des Sciences de Russie, 1924, 237-48; Koprulu-zade Mehmet Fuat, Oguz etnolojisine dayir tarihi notlar, Turkiyat mecmuasi, Istanbul, 1925, i, 1-20.

§§ 19-22 описывают особую группу северных "тюркских" племен, примыкающих к Уральскому региону. См. Карту vii.

Ghuz'ы (арабская транскрибция Ghuzz), как предполагает их название, были частью народа, названного Oghuz в изначальных тюркских источниках (v.s. примечания к § 12, и Кашгари, i, 56-8). Проникновение тюркских (огузских) племен в направлении Трансоксианы и Хорасана началось еще до появления ислама: степи у юго-восточной части Каспийского моря по всей вероятности были заняты тюрками в шестом веке н.э. (князь Дихистана (Dihistan) Sul, ср. Marquart, Eransahr, 73, Бартольд, Туркмения, стр. 12-13); о подобной ранней миграции халаджей (Khalaj) см. примечание к § 24, 22. Значительное перемещение гузов (огузов) было вызвано тем, что карлуки заняли территории, которыми прежде владели западные тюрки (тюргеши), см. примечание к § 17. Согласно Тан шу (T'ang-shu) карлуки перенесли свое местопребывание в Чуйскую долину после 766 года н.э., и в примечательном фрагменте, рассказывающем о происхождении гузов (Ghuzz) области Балх, взявших в плен султана Санджара, Ибн ал-Афир (Ibn al-Athir), xi, 117 (548/1153 год), утверждает: "Некоторые историки Хорасана приводят более точные сведения о них. Они говорят, что гузы эти пришли в Трансоксиану из приграничной области (вар. 'из страны тогузгузов'), из самых дальних тюркских (земель), во дни халифа Махди (caliph Mahdi) (775-85 годы н.э.); они приняли ислам и помогали al-Muqanna', творителю ложных чудес, до тех пор пока не настал конец его. Когда против него выступило войско, они покинули его, как они имели обыкновение поступать во всех царствах, где они были. Точно таким же было их обхождение с хаканскими властителями, но карлуки их наказали и изгнали их из их мест обитания." Хотя этот фрагмент относится главным образом к гузам Балха, распад западных T'u-chueh должно быть вызвал немало подобных миграций.[1] В последствии гузы главным образом были известны под именем Turkman, наиболее вероятное толкование которого предоложил Jean Deny, Grammaire de la langue turque, 1921, стр. 326, согласно которому Turk-man образовано при помощи "увеличительного" суффикса man/man, имеющий в тюркском значение усиления или увеличения (qoja-man "огромный"); согласно этой теории Turkman должно означать что-то вроде "Turk pur sang" или по-итальянски "Turcone" (** по-русски "тюрчище"). [2]

1. Также характерно, что русские летописи применяют к гузам (**приводится греческая форма - узы) особое имя - торки (Tork < Turk связанное с T'u-chueh). Ср. Аристов, Заметки, Живая старина, 1896, стр. 312.

2. Это объяснение полностью согласуется с рассказом Джувейни, который приводит Бартольд, ср. печатное издание, ii, 88 (где Ilak-Turkman должно заместить Ilak-T.rkan); ср. также Гардизи, изд. M.Nazim, стр. 8519.     

_____________ [312]

Наш автор представляет страну гузов протянувшейся, грубо говоря, между Иртышом, Волгой, Каспийским морем и Трансоксианой. В § 6, 42. он утверждает, что Иртыш (Artush) до Деревянного Селения (§ 18, 5.) отделял кимаков от гузов, но добавляет (§ 18), что зимой кимаки посещали территорию гузов. [1] Гардизи, 107, также помещает страну кимаков за Иртышом, но без какого-либо упоминания гузов. Трудно представить как Волга могла быть границей гузов одновременно на западе и на севере (?), но из § 50 явствует, что конроль хазар над территорией за Волгой был слаб, а Масуди, Muruj, ii, 49, с определенностью говорит о рейдах гузов через Волгу, когда река замерзает. Сходное (но более четкое) определение территории гузов (Ghuzz) имеется у Истахри, 9, который помещает их между хазарами, кимаками, карлукскими землями, булгарами и землями мусульман по линии Джурджан (Гурган) - Фараб - Исфиджаб.

Историческая ситуация в степях, протянувшихся между Иртышом и Волгой пока еще известна в недостаточной степени. На пути от Гурганджа к печенегам, проходившем западнее Аральского моря, Гардизи, 95, не упоминает гузов, но так же он не упоминает и какое-либо другое племя. С другой стороны Ибн Фадлан, который весной 929 года н.э. проследовал приблизительно тем же путем их Хорезма в Булгар, встретил гузов (Ghuzz) в области между Устюртом (плато между Аральским и Каспийским морями) и рекой Jam, которую А.З.Валиди, o.c., 246, определяет как Эмбу. [2] За Jam путешественник встретил дозор башгуртов (Bashghurt).

В § 19 автор говорит о том, что у гузов было много вождей и не было городов, забыв что в § 26, 29. он упоминает Dih-i Nau на Сырдарье (Jaxartes) в качестве зимней резиденции властителя гузов. Источник этого  последующего фрагмента мог быть источником и для аналогичного фрагмента у Ибн Хаукаля, 393. Ибн Фадлан, см. А.З.Валиди, o.c., 245, величает властителя гузов титулом yabghu, а его заместителя - kudarkin (?).

Источник описания характерных черт гузов неопределен однозначно. Гардизи, 81, у которого нет отдельной главы о гузах,  упоминает лишь их эпоним **[gh.z] и говорит, что дождевой камень изначально принадлежал им. Наш автор опускает эту подробность, однако возможно пункт о власти "целителей" (т.е. тюркских колдунов - qат) как-то связан с этим рассказом. Согласно Мисару бен Мухалхилу (Mis'ar b. Muhalhil), у Йакута, iii, 448, предмет притягивающий дождь (hijara wa hiya maghnatis al-matar) принадлежал кимакам.

1. У Масуди, Muruj, i, 213, гузы (Ghuzz) помещены на Черном Иртыше и Белом Иртыше, хотя последний описывается как территория *Kimak-Yighur (v.s., стр. 310).

2. Абульгази, стр. 92, называет Эмбу **[j.m].

Текст переведен по изданию: Hudud al-Alam. The Regions of the World. A Persian Geography 372 A. H. -982 A. D. Translated and explained by V. Minorsky. London. 1937

© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© перевод с англ.: Стариков И. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Minorsky. 1937

Склад для домашних вещей

Склад индивидуального хранения вещей склад для домашних вещей.

www.skladovka.ru