Библиотека сайта  XIII век

КНИГА О ПРЕДЕЛАХ МИРА ОТ ВОСТОКА К ЗАПАДУ

КИТАБ ХУДУД АЛ-'АЛАМ МИН АЛ-МАШРИК ИЛА-Л-МАГРИБ

1. Описание рукописи.

Географический труд анонимного автора, под названием Hudud al-'Alam, т.е. "Границы мира", [2] был составлен в 372/982-3 году и посвящен Амиру Абул-Гарифу Мухаммаду бен Ахмаду, представителю Фаригунидов, династии местного значения правившей в Гузганане, то есть на территории современного северного Афганистана (см. примечания к § 1 и  § 23, 46.). Копию с уникальной рукописи снял в 656/1258 году Абул-Му'айад Абд ал-Кайюм ибн ал-Хусейн ибн Али ал-Фариси (v.i., стp. 166). Это же имя в полустершемся виде представлено также на титульной странице: sahibuhu [3] katibuhu al-'abd al-mudhnib al-'abd al-muhtaj ila rahmati'llahi ta'ala Abul-Mu ... 'Abd al- ... um ibn ... yn ibn 'Ali al-Farisi ... .

Рукопись состоит из 39 листов размером 28 х 18 см, размер же написанного текста (внутри очерченной рамки) составляет 20 х 13 см. На каждой странице - 23 довольно ровные строки, написанные правильным и красивым шрифтом  naskhthulth. Бумага ханбалыкского типа.

В целом текст сохранился очень  хорошо. Листы 28 и 29 слегка повреждены. Нижняя часть листа 39 (viz., половина строк 17-23) была порвана таким образом, что в значительной степени пострадал не только текст об африканских странах, но и колофон. Текст начинается со второй страницы первого листа (1b). Титульную страницу (1a)  занимает название книги, какие-то посредственные стихи, написанные тем же почерком, но к тексту книги отношения не имеющие, а также некоторые поздние добавления не представляющие интереса. Заметки на полях, имеющиеся на листах19b, 20a, 22b и 30a, не имеют большого значения (см. приложение А).

Hudud al-'Alam представляет собой только часть свода, все листы которого имеют одинаковый размер  (28 х 18). Он содержит:

а. Географический трактат Джихан-нама (листы 1b-27a) Мухаммада ибн Наджиба Бакрана [4], копию которого снял 28 Рамадана 663 года (14 июля 1267) Ибад-аллах Масуд ибн Мухаммад ибн Масуд ал-Кирмани. 

1. Об авторе см. § xii; он был суннитом, см. стр. 375, 392.

2. v.i., стр. 30. Слово Hudud (в буквальном переводе - 'границы') в нашем случае относится к 'областям в пределах установленных границ', на которые разделяется мир в Х.-А., автор с особым тщанием указывает границы каждой из этих областей, v.i., стр. 30. [Поскольку я использую слово "область" в основном для перевода термина   nahiyat, возможно, было бы лучше перевести Hudud al-'Alam как "Границы областей Мира".]

3. Разумеется в значении 'владелец', а не 'автор', что подтверждается колофоном  Jami' al-'ulum, v.i. стр. vi.

4. Ср. Rieu, Catalogue Pers. Mss. Brit. Mus. i, 423; Bibl. Nationale, anc. fonds persan, 324.

_____________ [VIII]

b. Краткий трактат о музыке (листы 27b-28b) Устада аз-Замана бул-Устад-Хорасана Мухаммада ибн Махмуда ибн Мухаммада Нишапури.

c. Hudud al-'Alam (см. выше).

d. Знаменитая энциклопедия Jami' al-'Ulum (листы 1-50) [1] Фахра ад-дина ар-Рази   (ум. 606/1209) с колофоном: waqa'a al-firagh min tahririhi yaum al-jum'a lil-sadis wal-'ishrin min jumada al-ula sana thamani wa khamsin wa sitta-mi'a 'ala yadi. Ad'afu 'ibad allah wa ahqaruhum Abul-Mu'ayyad 'Abd al-Qayyum b. al-Husayn (?) b. 'Ali. Этот труд был переписан тем же писцом, что и Hudud al-'Alam, в пятницу, 26 Jumada al-ula 658 (четверг [2] 10 июня 1259 года). Должно быть он был прилежным учеником, поскольку переписал своим собственным аккуратным и правильным почерком несколько важных научных трудов для своей личной библиотеки в эпоху, когда монгольские захватчики истребляли ассассинов, громили Багдадский халифат и восстанавливали административное управление в Персии! [3]

2. Открытие и публикация Х.-А.

Открытие и публикация Худуд-ал-Алам представляет собой долгую историю нелишенную романтики.

Русский ориенталист, капитан (впоследствии генерал-майор) А.Г.Туманский, был большим другом бехаев, с которыми он повстречался впервые в Ашхабаде в 1890 году. Он тщательно изучил их религиозную литературу [4], а также оказал некоторые важные услуги по благоустройсту колонии бехаев в русской Закаспийской провинции, в частности при строительстве первого храма этой новой религии (mashriq al-adhkr) в Ашхабаде.

Вероятно от барона фон Розена, который был его учителем, или же от Бартольда, который в то время начинал свою научную карьеру, Туманский услышал об интересе к утраченному труду Улугбека Ulus-i arba'a и принялся за его поиски с помощью своих персидских друзей. Значение Бухары, как рынка редких манускриптов, было полностью осознано лишь после 1900 года, когда Русской академией туда были направлены  специальные экспедиции, однако и до того было вполне естественным обратить внимание на этот мусульманский центр. Туманский

1. Вероятно составлен в 574/1178, ср. Rieu, Supple'ment, стр. 102  (Or. 2973 содержит 188 листов по 17 строчек на каждой из страниц).

2. Вечер четверга называется в Персии shab-i jum'a и считается началом пятницы.

3. Сведения о манускрипте частично заимствованы из статьи Туманского (v.i., стр. ix, n. 2) а частично основаны на заметках, полученных мною лично в Париже в 1921 году.

4. См. его издание Kitab-i aqbas, СПб. 1899 (Me'moires de l'Acade'mie des
Sciences, т. viii, No. 6) и его статьи в Зап. Вост. Отд.: The two latest "lauh" of the Babis, т. vi, 1896, стр. 314—21, Последнее слово Бехауллы (Baha'ullah), т. vii, 1892, стр. 193-203; Автор истории известной под названием "Tarikh-i Manukchi," или "Tarikh-i Jadid", т. viii, 1893, стр. 33—45. Туманский вел переписку на предмет их общего интереса с  E. G. Browne, см. у последнего Tarikh-i jadid, стр. xxxiii, lii и passim, и обзор Kitab-i aqdas в JRAS, 1900, стр. 354-7. Среди прочих работ Туманского можно упоминуть: Note on the Kitab-i Qorqud, в Зап. Вост. Отд., т. ix, 1895, стр. 268-72; интересный отчет о его путешествии в Персию От Каспийского моря до пролива Хормуз в 1894, СПб. 1896; перевод Абуль-Гази Родословие туркмен, Ашхабад 1897; Описание вилайатов Эрзерум и Битлис, Тифлис 1909; Арабский язык и кавказские исследования, Тифлис 1911.

_____________ [IX]

воспользовался случайными визитами в Бухару ученого-бехаи Мирзы Абул-Фадла Гульпайагани, который вскоре, в письме на персидском языке датированным 2 Rabi' II, 1310 = 25 октября 1892, сообщил следующее: "Во время моего пребывания в Бухаре все мои усилия отыскать Ulus-i arba'a  оказались безуспешными, однако я обнаружил древний свод книг, который весьма хорош и содержит 4 трактата, из которых первый имеет географическое содержание и представляет собой предисловие к Карте (muqaddama-yi naqsha buda); второй, составлен 943 года назад, и переписан 808 лет назад, он также имеет географическое содержание и включает названия городов ныне совсем неизвестных; третий относится к музыке, он весьма краток; четвертый - Jami' al-'ulum имама Фахри-и Рази." Когда, в 1893, Туманский встретился в Бухаре с Мирзой Абул-Фадлом, его персидский друг подарил ему свою находку "с условием, что она будет издана и не пропадет для науки".

Путешествие в Персию и превратности военной карьеры не позволили Туманскому сразу же опубликовать манускрипт, однако в статье, увидевшей свет в 1896, [2] он изложил обстоятельства, которые привели к открытию Х.-А., дал его описание (дату, колофон, посвящение Фаригунидскому правителю Абул-Гарифу, полное оглавление и т.д.), и, в качестве примера текста, опубликовал персидский оригинал и русский перевод глав о "славянах обращенных в христианство", славянах и русах (ff. 37a-38a), с кратким комментарием.

Туманский сохранил за собой право окончательной публикации манускрипта, точнее Х.-А., но несмотря на определенную предварительную работу, которую он проделал, [3] к сожаление ему не удалось исполнить свое намерение в течение жизни.

1. По поводу Мирзы Абул Фадла см.  E. G. Browne Tarikh-i jadid, Index.

2. Записки Вост.Отд., x, 1896 (вышли в печать в 1897), стр. 121-37: Заново открытый персидский географ 10-ого века и его сообщения о славянах и русах. В том же номере Записок увидела свет первая лекция Бартольда в Санкт-Петербургском университете, состоявшаяся 8 апреля 1896.

3. Так об этом мне рассказала мадам Туманская. В действительности он опубликовал только фрагменты о Самарканде (в русской газете Окраина, 2 мая 1893) и о буртасах-барадасах  (в качестве приложения к А.В.Марков, Русско-Мордовские отношения, Тифлис 1914, v.i., стр. 462).

_____________ [X]

В 1894 году в Санкт-Петербурге  с разрешения владельца  манускрипт был сфотографирован, а барон В.Р.Розен собственноручно снял копию текста. И фотографии и рукописная копия были предоставлены во владение Азиатскому Музею Русской Академии, Туманский же весьма щедро позволял русским ученым пользоваться отдельными фрагментами текста, представлявшими для них особый интерес. Так, В.А.Жуковский смог использовать фрагмент о Мерве в своем образцовом описании этой области (см. примечание к § 23, 37.). В.В.Бартольд приводит немало цитат из Х.-А. в своем раннем Докладе о научной миссии в Центральную Азию (1897), а затем в своем знаменитом Туркестане (1900), и Истории ирригации в Туркестане (1914), а также при случае в других своих книгах и статьях. [1] После смерти Туманского были опубликованы фрагмент о Тибете (см. примечания к § 11) и краткое изложения главы о Гиляне (см. примечания к § 32, 35.).

Тем не менее, в Западной Европе мало что было известно о Х.-А., и Й. Маркварт, в чьем распоряжении были только цитаты из статьи Туманского (ЗВО, 1896),  Доклада Бартольда и Beitrage (v.i. стр. 427) Вестберга, неоднократно высказывал сожаление по поводу отсутствия публикации манускрипта. [2]

13 декабря 1921 года в Русской газете, издававшейся в Париже, я напечатал некролог Аббаса Эфенди, главы общины бехаев (скончался в Хайфе, 28 ноября 1921). В нем я упоминул о тесной связи E.G.Browne и А.Г.Туманского с представителями веры, которую проповедовали Баб и Беха-алла. Так случилось, что в Константинополе мою статью прочла мадам Туманская, которая не замедлила поведать мне печальную весть о смерти ее супруга (в Константинополе, 1 декабря 1920), и вместе с тем испросила моего совета относительно рукописей, оставшихся в ее собственности, с которыми она, в виду сложившихся обстоятельств, вынуждена была расстаться. Среди них была и Х.-А., и в скорости этот драгоценный манускрипт уже был на моем столе в Париже. Мадам Туманская, вполне осознавала большую заинтересованность России в Х.-А. и работе, уже проделанной с ним. Я предложил связаться с Ленинградской Академией, и получив благосклонный ответ, от недавно скончавшегося С.Ф.Ольденберга (ум. 28 февраля 1934), она с великой любезностью согласилась вернуть манускрипт на родину, в Россию, хотя в любом другом месте можно было бы найти куда более выгодные условия.

1. Ср. стр. 169.

2. см. например Streifzuge, 1903, стр. xxx-xxxi, 172, примечание 4; Komanen, 1914, стр. 37.

_____________ [XI]

Некоторое время спустя мы имели удовольствие узнать, что публикацией Х.-А. занимается В.В.Бартольд. К марту 1930 года были подготовлены печатные формы, воспроизводившие 78 страниц оригинального текста, а также 32 страницы Предисловия и 11 страниц Указателя, однако по некоторым техническим причинам с публикацией книги произошла  задержка. 18 августа 1931 года Бартольд написал мне, что трудности удалось  преодолеть, однако письмо это настигло меня в Лондоне час спустя после того, как я прочел в "Таймс" две строчки, ставшие для меня ударом: они сообщали о смерти великого историка 19 августа.

Бартольд не имел удовольствия увидеть в окончательном виде тот труд, который сопровождал его на протяжении всей его научной жизни. Итак, уже посмертная, книга вышла в издательстве Академии Наук СССР под заголовком: Худуд-ал-'алем. Рукопись Туманского. С введение и указателем В.Бартольда. Ленинград 1930.

3. Задача переводчика

В заключительных словах своего Предисловия (v.i. стр. 32) Бартольд говорит, что основной причиной отказа от идеи полного перевода манускрипта было  "огромное количество географических названий, прочтение которых остается неизвестным". Вероятно по этой же причине текст был не напечатан, а воспроизведен фотографически. Что касается персидского оригинала, к подобной процедуре можно отнестись лишь с полным одобрением, поскольку риск, связанный с публикацией столь сложного текста   по одному манускрипту, был бы слишком велик, и с точки зрения палеографии печатный текст никогда не заменит  оригинал, столь важный для сомнительных мест. [1] Как уже ранее упоминалось, манускрипт написан достаточно ясным почерком, однако местами он все же представляет существенные трудности. Бартольд (письмо от 5 марта 1930) готов был признать относительно фотографического воспроизведения манускрипта, что "это не будет издание в истинном  смыле этого слова, и востоковеды, не имеющие большого опыта чтения мусульманских рукописей, будут разочарованы". При таких обстоятельствах, многие люди, заинтересованные именно в географическом содержании книги, скорее всего испытали затруднение в связи с характером шрифта, к тому же Предисловие Бартольда, даже будучи в высшей степени ценным, все же далеко не исчерпывало всех вопросов, вызванных текстом.

Посему, я решился на важный шаг - сделать этот

1. Не так давно Сайид Джалил ад-Дин Теграни, более или менее успешно издал текст Х.-А. вместе с текстом III Части  Tarikh-i Jihan-gusha, в качестве приложения (!) к своему Календарю (gah-nama) на персидский 1314 год (= после Хиджры 1353-4 = н.э. 1935), Тегеран 1352. Х.-А. занимает страницы 1-11, а на страницах 115-49 представлен текст Указателя Бартольда.

_____________ [XII]

значительный текст 10-ого века более доступным публике, переведя персидский оригинал целиком, и снабдив его переводом (**английским) русского Предисловия Бартольда, а также моими собственными подробными комментариями. [1] Лакуны и неопределенности в таком предприятии неизбежны, но только сито перевода способно отделить то, что ясно (**вполне) от того, что остается сомнительным. Я всего лишь надеюсь, что моя работа  послужит стимулом для дальнейшего изучения соответствующих глав тюркологами, индологами, византинистами и другими специалистами. Настоящая книга включает в себя следующие части:

1. Перевод русского Предисловия В.В.Бартольда.

2. Полный перевод персидского текста Hudud al-Alam.

3. Мои комментарии к тексту, размещенные в том же порядке что и главы книги.

4. Приложения, содержащие примечания к заметкам на полях, языку Х.-А. и т.д., а также Глоссарий редких и малоиспользуемых слов и выражений. [2]

5. Указатель (латиница), основанный на моем переводе, и следовательно отличный от Указателя Бартольда (арабский шрифт) количеством транскрипций. Также он сответствует моим комментариям.

Мой перевод Х.-А. (Часть II) строго и буквально следует персидскому тексту. Я даже не употребляю слово  "лес", если в оригинале стоит "деревья". В уникальном манускрипте одного из самых ранних прозаических произведений персидской литературы, [3] даже более древнего чем Шах-намэ, каждое слово, каждый оборот речи представляют интерес, и я привожу латинизированные цитаты в довольно большом количестве с двойной целью: прояснить трудные и сомнительные прочтения, а также предоставить средства для (**их) проверки.

1. P. Pelliot в своей заметке об издании Бартольда Х.-А. в T'oung-Pao, 1931, No. i, стр. 133, пишет: "Puisque l'ouvrage est enfin accessible il faut esperer qu'un iraniste donnera en caracteres typographiques une edition critique des sections concernant l'Asie Centrale et Orientale, et lui adjoindra une traduction annotee."

2. [В связи с настоянием некоторых материальных причин,  в настоящий том удалось включить лишь Приложение о заметках на полях. Прочие материалы будут опубликованы в статье для Bull. of the School of Oriental Studies. Ср.,   Указатель E.]

3. Древнее Предисловие к Книге Царей, 346/957; перевод Bal'ami Истории Табари, 352/963; перевод Commentary (Комментария) Табари на Qor'an (Коран) группой трансоксианских ученых, при Мансуре бен Нухе (Mansur b. Nuh), который правил в 350-65/961-75, упомянутый в Предисловии Мухаммада Казвини к Marzuban-nama, стр.  (йа-вав - 16?) [ср. также описание E. G. Browne другого архаичного комментария из Кембриджской Университетской Библиотеки (Cambridge University Library), JRAS, 1894, стр. 417-524]; Abu Nasr Hasan b. 'Ali Qumi, Kitab-i mudhkil dar 'ilm-i nujum, 365/975, см. W. Ahlwardt, Verzeichnis d. arab. Handschr., Berlin, 1893, v, 149,  No. 5663 [Благодарю за ссылку моего друга S. H. Taqi-zadeh]; первое издание Шах-намэ (Shah-nama), 384/994. Как сообщает мне (30.VI.1936) Шейх Мухаммад Казвини,книга Абу Мансура Муваффака ад-дина Али Харави (Abu Mansur Muvaffaq al-din 'Ali Haravi) Kitab al-adwiya вряд ли может претендовать на подобную древность, поскольку надпись переписчика на оборотной стороне предполагает, что  в 447/1055 году автор был еще жив.

_____________ [XIII]

В моем переводе представлены практически все наиболее редкие слова и выражения. 

Я пронумировал все главы Х.-А.(§§ 1-61), а также пункты, в оригинале выделенные красными чернилами  внутри каждой отдельно взятой главы (эти последние номера сопровождаются точкой: 1. 2. 3., и т.д.). Эта система глав и абзацев оказалась очень удобной для цитат и перекрестных ссылок.

4. Комментарии: Объяснение текста.

Цель моего Комментария (Часть III) двойная: (a) разъяснить текст, идентифицировав местности и названия упоминаемые в нем, и (b) установить первоисточники этой книги.

Мои пояснения к менее интересным главам, например о средней зоне Ислама (§§ 27-31 и 33-4, ср. стр. 223) довольно кратки, и касаются лишь уточнения названий, локализации местностей, а также дают ближайжие параллели. Напротив, в тех случаях когда текст содержит следы какой-либо новой информации, я сделал все возможное для прояснения вопроса в свете всех доступных данных, отдавая предпочтение источникам современным или же более древним, чем Х.-А. Из чуть более поздних трудов я постоянно цитирую Бируни (включая его Canon, Br. Mus. Or. 1997), Гардизи (содержащего ряд бесценных параллелей к Х.-А.) и Махмуда Кашгари. Испытав сам немалые трудности с поиском объяснений к названиям и фактам, относящимся к столь разным территориям как Китай и Испания, Индия и Волжская Булгария, я не мог не подумать об интересах читателей, которые вряд ли смогут удовлетворится одними лишь ссылками на сомнительные фрагменты первоисточников и труднодоступные труды. Поэтому началам глав (например глав об Индии, Китае, Тибете Тюрках, Кавказе, Восточной Европе) я не только предпосылаю краткое указание на авторитетные источники и литературу, но и привожу краткое изложение современного состояния  рассматриваемого вопроса, включая предварительные гипотезы и сомнительные точки зрения, а также мои собственные соображения, подтверждающие или же модифицирующие взгляды моих предшественников.  

Хотя основной моей целью было откомментировать  конкретный географический трактат, написанный в 982 году н.э., мой комментарий, по причине его тщательно выверенной краткости, при определенных обстоятельствах может служить для более общего применения, поскольку охватывает все поле Orbis Terrarum Musulmanis notus [1] и представляет собой 

1. Превосходная книга Le Strange The Lands of the Eastern Caliphate, 1905, описывает только страны, расположенные между Малой Азией и Трансоксианой;  Удивительно полная P. Schwarz Iran im Mittelalter (в работе с 1896), охватывает лишь Персию. См. мои обзоры этих книг resp. в BSOS, vi/3, 1931, стр. 802-3, и  Journ. As., июль 1932, стр. 175-9. Что касается других областей, информация очень сильно рассеяна. Остается надеяться, что перевод BGA, сделанный по инициативе G. Ferrand группой французских арабистов, не замедлит увидеть свет.

_____________ [XIV]

отправной пункт, отсылающий к специальным источникам и новейшим исследованиям. [1] Я использовал примечания и ссылки в столь большом количестве, дабы выразить уважение взглядам моих предшественников  и показать великое братство всех ныне живущих, а также и умерших, чьими усилиями возводилось здание нашего знания.

При изучении Х.-А. и подготовке Комментария особые усилия требовались, дабы не потерять из виду географические реалии. Надеюсь, что мои карты-схемы, иллюстрирующие наименее известные регионы, окажутся полезными всем тем, кому также как и мне приходилось корпеть, продираясь сквозь труды Бартольда [2] и Маркварта [3], лишенные сопровождения подобного графического пособия. В прочем, для меня это лишь повод высказать в благочестивой благодарности, сколь многим обязан я этим двум великим ученым, которые своими трудами (столь различными по методе, но в равной степени восхитительными по результатам) пролили свет на бесчисленное множество вопросов мусульманской исторической географии.

5. Комментарий: Источники Х.-А.

Второй целью комментария было установление источников Х.-А. Наш географ судя по всему был "кабинетным ученым", а не путешественником. Разве что описание Гузганана (Guzganan) (§ 23, 47.), и может быть Гиляна (Gilan) (§ 32, 24.-5.), отражают в тексте некоторый личный опыт. Что касается остальной информации, она основана на чужих материалах, которые были, похоже, двух типов, viz.: книги [4] и вся прочая информация, проходящая под рубриками yadhkird-i hakiman "воспоминания мудрецов" (f. 2a2), [5] akhbar "донесение [услышанное]" (ср. f. 13b3: ba-akhbar-ha ba-shanidim), или просто dhikr "упоминание" (f. 12a2). В тексте нет указаний на то, какие именно детали происходят из неписьменных источников, если только мы

1. Включая работы на русском языке,  недостаточно известные в Западной Европе. [По до сих пор неизданным источникам, ср. стр.  480.]

2. Библиография Бартольда (15.xi.1869-19.vi.1930) включает свыше 300 названий книг и статей. см. Умняков, В.В.Бартольд, на тридцатилетие его профессорской деятельности (на русском языке) в Bulletin de l'Universite de l'Asie Centrale, 1926, No. 14. стр. 175-202; Milius Dostoyevsky, W. Barthold zum Gedachtnis, в Die Welt des Islam, xii, Heft 3, 1931, стр. 89-135; Th. Menzel, Versuch einer Barthold-Bibliographie, в Der Islam, xxi (1933), стр. 236-42, xxii 2 (1934), стр. 144-61.

3. См. V. Minorsky, Essai de bibliographie de J. Markwart [Marquart] (9.vii.1864-4.ii.1930), в Journal Asiatique, октябрь 1930, t. ccxvii, стр. 313-24 [где также есть некролог и приводятся библиографические заметки  G. Messina, H. H. Schader, &c. ],

4. Kitab-ha-yi pishinagan "книги предшественников", листы 2a1 и 13b3; или просто "книги", листы  4a19, 9a9 (о реке Куча). После листа 11b18  kitab-ha va akhbar-ha явно отличаются.

5. Мне известно, что чтение yadhkird также было принято в тексте Х.-А. напечатанном в Тегеране,стр. 4 (в отличие от Бартольда, v.i., стр. 31, примечание 1).

_____________ [XV]

не отнесем к этой категории вышеозначенные подробности относительно Гузганана и Гиляна.

Абул-Фадл Гульпайагани  (v.s., стр. ix) высказал интересное предположени, назвав Х.-А. "Предисловием к Карте". В некоторых фрагментах (листы 5b11, 8b10, 25b13, 33b16, 37a15) наш автор действительно упоминает Карту, составленную им, которая определенно представляла собой нечто большее, чем иллюстрацию к тексту. Нам известно, в частности, что на ней были показаны переходы между Рухуд (Rukhud) и Мултан (Multan) (v.i., стр. 121), о которых нет упоминания в тексте. Тщательное изучение текста убедило меня, что многочисленные места, где приводятся специфические перечисления, есть результат "считывания с Карты", [1] часто безотносительно естественного деления территорий: горных хребтов, водоразделов и дорог. [2] Это открытие способствовало толкованию множества фрагментов текста. Таким образом, представляется, что Карта была составлена прежде чем текст, и если это так, мы не можем не придти к заключению, что автор работал на основе какой-то предшествующей КАРТЫ, которую нам следует рассматривать в качестве одного из наиболее важных источников его компиляции. В своем Предисловии (v.i., стр. 18, примечание 5) Бартольд предполагает, что книга Балхи, возможно, представляет собой лишь пояснение к картам Абу Джафара ал-Хазина (Abu Ja'far al-Khazin). Над ними же (в большей или меньшей степени измененном [3] виде) мог также работать и наш автор.

Усовершенствованием, которому лично он сам отводил первое место, похоже было уточнение деления карты на "пределы" со строго установленными границами, как они приводятся в описании каждой отдельной страны. Уже само название Hudud al-Alam указывает на значение, которое наш автор придавал этой задаче. Для стран хорошо известных эта задача не представляла трудности, хотя в восточных областях, начиная с Хорасана, координаты [4] как правило показывают некоторую погрешность, в основном как если бы наш автор принимал северо-восток или восток за север (ср. замечания к §§ 7, 4., 12 [стр. 270], 17, 23, 24, 25, 48, &c.). Это распространенная ошибка мусульманских географов, ср. Истахри, 253, цитата на стр. 351, возможно частично она связана с различием точек восхода и заката солнца в летнее и зимнее время. [5]

1. Поразительным примером могут служить фемы Византийской империи, v.i., стр. 420, строка 32.

2. V.i., стр. 239, 338, 376, 392 (§ 33, 11.), 394, 414 (особенно § 38, 15.). Напротив, в других фрагментах перечисление следует по направлению дорог, что ясно видно при сопоставлении с параллельными местами из Гардизи, v.i. стр. 229, 260; ср. также стр. 251, 289, 293, 363, 380, 382, 391. [Ср. Указатель: Карта.]

3. Например, не мог ли Истахри  внести исправления по крайней мере для такого региона как Фарс? Ср. Ибн Хаукал., 236 [V.i. стр. 381, 1.16.]

4. См. Указатель Е: азимуты.

5. Reinaud, Geographie d'Abulfeda, i, (Общее вступление), стр. cxcii-iii: "Les Arabes, pour designer le sud-est, disent quelquefois l'orient d'hiver, et pour indiquer le nord-est, l'orient d'ete; de meme, pour marquer le nord-ouest, ils se servent des mots occident d'ete, et pour  dire le sud-ouest d'occident d'hiver." Ср. Qor'an, lv. 16, где упоминаются "два Востока" или "два Запада". [V.i. стр. 285, I. 4: mashriq-i Sayfi.]

_____________ [XVI]

Возможно, неточности нашего текста объясняются смешением киблы (** направление на Мекку, необходимое для правильной молитвы) и юга, естественным для Ближнего Востока, но приводящим к серьезным ошибкам в областях, расположенных дальше к востоку. [1] Относительно менее изученных территорий автору следовало проявить большую мудрость и не стараться быть чересчур точным, а предоставить необходимую широту воображению. Он же хотел втиснуть известные ему сведения в формат карты, и в этом причина столь грубых ошибок, подобных его локализация V.n.nd.r и Mirvat'ов, что поясняется в примечаниях к §§ 46 и 53, а также его несуразностей с печенегами и кипчаками (§§20-1). Он пал жертвой стремления к картографической точности. Кроме того, за исключением разве что печенегов, [2] он не делает различия между историческим миграциями племен, а также разными формами их названий. Особенно это заметно в описании северо-западной части Черноморского побережья (см. примечания к § 22, § 42, 16. и 18., а также §§ 45, 46, 53).

Каким бы ни было влияния Карты на Текст, последний сам по себе несомненно представляет полное описание мира, известного мусульманам в 10-ом веке н.э.  Несмотря на смутные ссылки на "книги", akhbar, и т.д., количество оригинальных источников,  имевшихся в распоряжении нашего автора, не могло быть большим. Конечно же нам следует сделать необходимое допущение относительно того, что более ранние сведения переписывались позднейшими авторами, и вовсе необязательно представлять себе, что наш автор обладал непосредственным знанием, например, Аристотеля и Птолемея (в rifacimento (**переработке) Хорезми (Khuwarizmi)?), единственных авторитетов названых им поименно (resp. fol. 2a ult., 4a20, и 5a9).[3] С этой оговоркой мы можем перечислить наиболее очевидные авторитетные источники нашего автора:

(a) Ибн Хордадбех, как это явствует из параграфов о Китае (§ 4, 9.), Хузистане (§ 30, 7. и 8.), Византийской империи (§ 42, а также пункты в §§ 3, 5, 6, упомянутые на стр. 419), Нубии (§ 59) и Судане (§ 60). Возможно, текст Ибн Хордадбеха, имевшийся в распоряжении нашего автора был более полным, чем тот, что воспроизводится в BGA, vi. Поскольку имена царей Нубии и Судана цитируются по Ибн Хордадбеху, можно предположить, что и подробности об Африке (ср. §§ 59, 60) также принадлежат этому автору (v.i, стр. 476, строка 33). В прочем, согласно Мукаддаси (Maqdisi, 41), к труду Ибн Хордадбеха порой примешивался труд Джейхани, но поскольку причиной этого смешения было то, что сведения Ибн Хордадбеха вошли в Джейхани, [4] вполне возможно, отголоски Ибн Хордадбеха дошли до Х.-А. не напрямую, а через Джейхани.

1. В § 4, 33. Сардиния помещена к югу от Рима (Rumiya). Возможно Сардинию перепутали с Сицилией?

2. Ср. также  § 13, 1., § 15, 12.-13.

3. Ср. также § 8, 5. "Греки".

4. Maqdisi, 271: idha nazarta fi kitabi-'l-Jayhaniyyi wajadtahu qad ihtawa 'ala jami'i asli Ibn Khurdadhbih.

_____________ [XVII]

(b) Какая-то неизвестная работа, которую также использовали Ибн Русте, Бакри, Гардизи, Ауфи и др. [1] и которую обычно отождествляют с утраченной Kitab al-mamalik wal-masalik Абу Абдиллы бен Ахмада Джейхани. [2] Риск преувеличить значение неизвестного источника, конечно же, очевиден, так что следует держать в уме осторожные замечания Бартольда, v.i. стр. 25. В прочем, согласно дополнительному фрагменту из константинопольского манускрипта Мукаддаси (Maqdisi, BGA, iii, 4), работа Джейхани насчитывала 7 томов, так что столь великий объем вполне позволял последующим авторам выбирать в этой книге подробности не повторяющие друг от друга. [3] Это же может служить объяснением того факта, что народы V.n.nd.r и Mirvat фигурируют только в Х.-А. и у Гардизи. Редкие сообщения, цитируемые под именами у Ибн Русте (e.g. (**напр.) Абу Абдилла бен Исхак об Индии, v.i., стр. 235 и 241, [4] и Гарун бен Яхъя о Византийской империи и Балканах, v.i., стр.320, 419, 468) возможно изначально собрал именно Джейхани. Возможно, что через него дошли даже отголоски работ Хорезми [5] и Сулеймана-торговца, [6] спорадически встечающиеся в нашем тексте. Возможно некоторые из письменных источников Джейхани (полный рассказ Тамима бен Бахра?) несут ответственность за подробности о Китае, которые указывают на эпоху до середины 9-ого века н.э. (v.i., стр. 26 и 227).         

Личный статус Джейхани предоставлял ему прекрасные возможности для сбора независимых сведений. Когда, во время несовершеннолетия Насра бен Ахмада, он стал визирем (в 301/913-14) "он написал письма во все страны мира, и он запросил, чтобы обычаи каждого из дворов и диванов (divan) были описаны и доставлены ему, те (что существуют в) Византийской империи, Туркестане, Хиндустане, Китае, Ираке, Сирии, Египте, Зандже, Забуле, Кабуле, Синде и Арабии." Просмотрев сообщения, он остался в Бухаре для изучения всего, что он счел подходящим, см. Гардизи (изд. M.Nazim), стр. 28-9. 

1. Особенно по Восточной Европе.

2. По поводу Джейхани см. Marquart, Streifzuge, xxxi-xxxii и passim, Бартольд, Туркестан, стр. 11-12, и Предисловие, v.i., стр. 23, ср. также S. Janicsek, Al-Djaihani's lost 'Kitab al-Masalik val-mamalik'. Может ее удасться найти в Мешхеде? в BSOS, v/1, 1926, стр. 14-25. [Теперь мы знаем, что слухи об обнаружении труда Джейхани в Мешхеде оказались преждевременными.]

3. Согласно  Fihrist, стр. 154, Ibn al-Faqih "заимствовал (сведения) из книг различных авторов и разграбил (salakha) книгу Джейхани." В прочем, текст Ибн Факиха, опубликованный в  BGA, v, практически бесполезен для толкования Х.-А. Ср. infra, стp. 182, о K.rkh (*Karch?), и стр. 480.

4. Хотя, похоже, некоторые из этих подробностей были известны Ибн Хордадбеху, v.i., стр. 27, примечание 2.

5. Ср. примечание к § 6, 16. а также сведения восходящие к Птолемею в § 3, 6. и 8., § 4, 1.-4., 18., 20.-3., 26., § 9, 12., некоторые из которых также имеются у Ибн Русте, который возможно был первым из тех, кто воспользовался книгой Джейхани.

6. Отношение Сулеймана к Ибн Хордадбеху до сих пор неизвестно (v.i., стр. 236 ult.). В T'oung-Pao, 1922, стр. 399-413, Pelliot подвергает сомнению подлинность путешествий Сулеймана.

_____________ [XVIII]

Мукаддаси (Maq., стр. 3-4) утверждает, что Джейхани "собирал иноземцев, расспрашивал их о царствах,  доходах, дорогах, ведущих к ним, а также о высоте звезд и длине теней в их земле, с тем, чтобы таким образом подготовить завоевание этих областей, узнать их доходы и т.д. ... Он разделил мир на 7 климатов [1] и назначил звезду для каждого из них. Итак он расказывает о звездах и геометрии -  о предметах, которые скорее всего бесполезны для большинства людей, также он описывает индийских идолов, также он рассказывает о чудесах Синда, также он перечисляет налоги и доходы. Я видел сам, как он называет малоизвестные стоянки и отдаленные места привалов. Он не перечисляет области, или военные силы, он не описывает города ... С другой стороны, он рассказывает о дорогах, ведущих на восток, запад, север и юг, и вместе с этим описывает равнины, горы, долины, холмы, леса и реки, встречающиеся на них. Поэтому книга эта длинна, однако он пренебрег большинством военных дорог, а также описанием главных городов." [2]   Таким образом, мы можем отнести именно Джейхани многие интересные данные из нашей книги о Дальнем Востоке [3] и тюркских племенах. Сведения о тюрках, живущих вокруг Иссык-куля (§ 12) отражают полный распад бывших владений тюргешей (Turgish), и уже их позднейшие преемники карлуки (Khallukh), похоже, испытывали давление ягма (Yaghma)   (будущих Караханидов) с юга. В некоторых деталях мы можем обнаружить следы заинтересованного любопытства Джейхани, на которое ссылается Мукаддаси (ср. infra, стр. 270). Некоторые арабские формы названий (§ 10, 45. и 46., § 15, 9., § 17, i., § 42, 17.) возможно также обусловлены оригинальным текстом Джейхани.

(с) Истахри (< Балхи) - источник, который вне всяких сомнений используется в Х.-А. наиболее систематически. Главы о странах между Индией и Средиземным морем практически представляют собой не более чем краткое изложение Истахри, порой с дословной передачей деталей, v.i., стр. 21. Для своего комментария я в первую очередь   сопоставил текст с BGA, i, и в случаях совпадения не делал дальнейших ссылок на параллельные тексты. Поскольку названия местностей в регионах Кавказа и Ирана имеют явно иранскую форму [4],  можно сделать вывод, что   Истахри использовался в персидском переводе. Некоторые места о Центральной Азии имеют параллели только у Ибн Хаукаля (BGA, ii) и Мукаддаси (BGA, iii). Однако, наш автор не мог использовать Ибн Хаукаля, иначе мы обнаружили бы следы оригинальных глав Ибн Хаукаля, например об Африке и Испании (ср. §§ 40 и 41). Вероятно, поэтому допол-

1. В этом отношении наш автор полностью пренебрег Джейхани, посколько единственное упоминание “климата”, и то сделанное между прочим, в нашем тексте находится в § 5, 2.

2. Ср. Бартольд, Туркестан, стр. 12.

3. Ср. ссылка на “книги” в связи с рекой Куча (Kucha), § 6, 4.

4. Ср. указатель E.

_____________ [XIX]

нительные пункты о Трансоксиане и др., существовавшие в оригинальном тексте Истахри, сохранились и у Ибн Хаукаля, и в Х.-А. Что касается Мукаддаси, даже наиболее ранняя дата, упоминаемая в его книге, исключает возможность ее использования нашим автором. [1] Следовательно, в случаях совпадений нам следует полагать, что Мукаддаси также, BGA, 5a (Константинопольский MS.), пользовался дополнительными фрагментами из Балхи > Истахри, которые имелись и в копии нашего автора.

(d) Влияние Масуди на нашего автора более чем проблематично. Помимо сомнительного случая с упоминанием двух рек "Artush" (§ 6, 41. и 42.), подозрительный параллелизм наблюдается в главах о Ширване  (гора Niyal !), Дагестане и Северном Кавказе (§§ 35-6, 48-9), однако наш автор добавляет несколько деталей, которые больше нигде не встречаются, так что скорее всего нам следует полагать, что он пользуется источником, из которого в распоряжении Масуди были только выдержки. Возможно, тот же источник несет ответственность и за интересные подробности о Гиляне.

(e) Большой интерес представляют некоторые оригинальные данные по Аравии. Можно предположить (v.i., стр. 411), что некоторые из них обусловлены ранним знанием Jazirat al-'Arab Хамдани, но похоже даже Хамдани не объясняет  все из них. Может они, как и некоторые подробности об африканских странах, принадлежат более полному Ибн Хордадбеху или какой-то неведомой Книге Чудес

6. Выражение признательности.

В первую очередь я благодарю Попечителей Мемориала Гибба, которые в 1931 году включили мою работу в свою серию, сэра Э.Д.Росса, который с присущей ему любезностью выступает в качестве моего спонсора. Я глубоко признателен последнему, равно как и моим друзьям: проф Р.А.Николсону, проф. Г.А.Р.Гиббу, доктору А.С.Трилтону, а также доктору (ныне проф.) Г.У.Бэйли за их большую помощь в проверке моей копии. Доктор У.Саймон любезно посодействовал унификации моей транскрипции китайских названий, хотя он, конечно же, не несет ответственности за возможные ошибки в тех случаях, когда китайские оригиналы оказались недоступны. Надеюсь, память моя не подвела меня, когда я писал благодарственный текст многочисленным ученым из разных стран, которые с готовностью отвечали на мои вопросы относительно предметов, находящихся в их компетенции.

Этим посвящением я подтверждают долг благодарности, которую я испытываю к великому персидскому ученому, который на протяжении пятнадцати лет нашей дружбы щедро явля мне свою помощь в сотнях моих затруднений. Долгие, частые и поучительные беседы с ним составляют одно из приятнейших воспоминаний моей жизни.

1. См. de Goeje в BGA, iv, стр. vi: Мукаддаси  сам, Maq. стр. 8, датирует свое Предисловие годом Хиджры  375/985, однако отдельные абзацы указывают на годы 377 и даже 387/997 (стр. 288r).

_____________ [XX]

Мой комментарий никогда не был бы написан без широкого использования сокровищ Британского музея, Bibliotheque Nationale (Национальной Библиотеки),   Школы Восточных Исследований (School of Oriental Studies), и Ecole des Langues Orientales (Школы Восточных Языков). Библиотекарь последней, Миль Рени (ныне мадам Мёвр) весьма любезно позволила мне подолгу держать у себя великое множество книг, которые трудно найти где-либо еще.

Я должен поблагодарить доктора Джона Джонсона, издателя Оксфордского университета, и его сотрудников, которые с успехом преодолели трудности текста, пестрящего сложными названиями, ссылками и цитатами. 

Моя жена помогла мне перевести Предисловие Бартольда, подготовила 4 500 карточек Указателя и несколько раз перепечатала исправленный текст моей рукописи (некоторые главы по 4, а то по 5 раз!).

Процесс печати моей книги занял период более 3 лет, за это время я проконсультировался по многим другим источникам и собрал немало дополнительных материалов. Даже Vorlesungen (**Лекции) Бартольда, в превосходном издании проф. Менцеля, стали доступны уже после того как текст моей книги был полностью подготовлен. Там где было   возможно я ввел необходимые дополнения, однако следует помнит, что дата моего предисловия не есть дата моего текста. К концу июня 1936 года мой комментарий уже пребывал в гранках страниц, и значительные исправления были невозможны. Некоторые дополнительные замечания можно найти в Приложении B.

В. Минорский
10 декабря 1936.

Текст переведен по изданию: Hudud al-Alam. The Regions of the World. A Persian Geography 372 A. H. -982 A. D. Translated and explained by V. Minorsky. London. 1937

© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© перевод с англ.: Стариков И. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Minorsky. 1937