Комментарии

1 Изд.*** (Сакафтан); Раверти (стр. 1097, прим. 6) приводит еще чтения: ***, *** и ***. В рук. С 426: ***. В главе о хорезмшахе Джузджани называет этого Кадыра сыном Юсуфа (?) Татарского. См. прим. 3.

2. Т.е. Китая

3 Рук. С 426, л. 138 в; С 1846, л. 191 в; С 418, л. 1126:*** " B 615 году (Мухаммед, сын Текеша), погнался в Туркестан по пятам Кадыр-хана, сына (Юсуфа) Татарского... В это время Туши по приказанию Чингиз-хана из владении чинских отправился в погоню за войском татарским, а султан Мухаммед двинулся в ту сторону из Мавераннахра и Хорасана. Оба войска напали друг на друга и между ними произошел бой, (длившийся) от первого рассвета до намаза вечернего". Об этом событии, имевшем место в Тургайской степи,, см.: Бартольд, Туркестан, 397—400; англ. изд. (где ряд дополнений), 369—372. — J. Marquart. Ueber das Volkstum der Komanen. Berlin, 1914, 128—133.

4 В другом месте (изд., стр. 337) Джузджани говорит, что Чаратай обвинил Туши, перед отцом в намерении убить своего родителя.

5 У других историков значится 14 сыновей Джучи (см. также следующую главу) между которыми, однако, нет Чакаты.

6 В издании и во всех рукописях Сабин (***). В научной литературе это имя часто огласовано “Шейбан". Ср.: W. Вarthоld. 12 Vorlesungen ueber die Geschichte der Tuerken Mittelasiens. Berlin, 1935, S. 165.

7 В главе 8-й (изд., стр. 410), где по этому поводу рассказывается следующее: “Когда Гуюк сошел в ад, то сыновья Чагатая потребовала царство (себе). У них было много приверженцев и конницы, и они не соглашались на воцарение Менгу-хана. Началось это дело так: когда Гуюк переселился из мира сего, то все старейшины рода Чингиз-хана нет никого старше тебя; престол и корона и владычество прежде всего твои». Бату ответил: «Мне и брату моему Берка принадлежит уже в этом крае (т. е. Дешт-и-Кипчаке) столько государств и владений, что распоряжаться им (краем) да вместе с тем управлять областями Китая (Чин), Туркестана и Ирана (Аджем) невозможно. Лучше всего вот что: дядя наш Тули, младший сын Чингиз-хана, умер в молодости и не воспользовался царством, так отдадим царство сыну его и посадим на престол царский старшего сына его, Менгу-хана. Так как на престол посажу его я, Бату, то на самом деле владыкою буду я». (Все) согласились с этим мнением. Когда Менгу-хана возвели на престол, то Берка, бывший мусульманином, сказал: «Власть людей неверия прекратилась; господство всякого неверного (т. е. немусульманского) царя, который вступит на престол, не будет продолжительно. Если вы хотите, чтобы держава Менгу удержалась и была продолжительна, то пусть он произнесет (мусульманский) символ веры, дабы имя его было внесено в список правоверных, и (уже) затем пусть он сядет на царство». Они согласились на это, и Менгу произнес (мусульманский) символ веры. Тогда Берка взял его за руку и посадил его на престол".

8 По словам Лари (рук. ИВ АН С 427, стр. 349), обычай хоронить с умершим жен его был отменен (в Иране) при Газане (1295—1304): ***

9 В изд. здесь и далее: Балка-хан, в рукописях правильно: Берка-хан.

10 В рук. ИВ АН С 418 прибавлено еще: *** "на берегу Ангары". Эта вставка, вероятно, не принадлежит автору, так как противоречит всему его изложению.

11 Т. е. Абу-л-Музаффара Ильтутмыша (607—633 = 1210—1236), первого государя шемсийской династии в Индии. См.: Ravеrtу. Tabakat-i-Nasiri 598-628

12 634—637 = 1236—1240.

13 Т. е. Насир-ад-дина Махмудшаха (644-664 = 1246—1265)

14 Т. е. если вто и впредь будет допущено.

15 По арабским известиям, Сартак является то братом, то внуком Батыя. См.: Сборник, I, 121, 149—151, 204, 378, 405, 428, 506. Исключение составляет только ал-Муфаддад (Сборник, I, 194).

16 В другом месте (изд., стр. 428) Джузджани говорит, что Берка-хан принял ислам из рук Сейф-ад-дина Бахарзи. Рассказывая о взятии монголами Багдада, он сообщает следующее: “Когда эмир Абу-Бекр (сын багдадского халифа ал-Мустасима) вышел и прибыл в лагерь Хулаву (Хулагу), то все его войско — неверные и мусульмане, устроило (торжественную) встречу и соблюло обычаи почетного приема. По прибытии его во дворец Хулаву, последний шагов на сорок вышел ему навстречу, оказал ему почет и, усадив его против собственного места, присел перед эмиром Абу-Бекром на колени уважения и сказал: «Я пришел выразить покорность и намерен подчиниться. Берка, дядя мой, принял мусульманство из рук шейха Сейф-ад-дина Бахарзи Сахури (?). Я также хочу сделаться мусульманином и спросил своих эмиров, кто самый великий из мусульман. Они указали мне на его величество халифа. Я пришел (сюда), чтобы принять мусульманство из рук повелителя верующих»". Далее (изд., стр. 431), Джузджани говорит: “Он (Хулаву) забрал все сокровища багдадские, исчисление и счет которых не могут быть начертаны пером и не поддаются человеческому определению. Из денег, драгоценных камней, редкостей и дорогих украшений он все увез в свой лагерь... Кое-что, в виде подарка и доли, отослал к Берка, мусульманину, а часть утаил. Люди, заслуживающие доверия, рассказывали следующее: «То, что дошло до Берка, последний не принял, умертвив послов Хулаву. По этой причине возникла вражда между Берка и Хулаву»".