П. С. ПАЛЛАС

НАБЛЮДЕНИЯ, СДЕЛАННЫЕ ВО ВРЕМЯ ПУТЕШЕСТВИЯ

ПО ЮЖНЫМ НАМЕСТНИЧЕСТВАМ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА В 1793-1794

ОТ ПЕРЕВОДЧИКОВ

/Л. 1/ Первая русско-турецкая война (1769-1774 годы) при Екатерине II обратила особое внимание не только России, но и всей Европы на страны, лежащие при Дунае и Черном море. Уже в начале ее не было сомнения в неизбежности подчинения России северных берегов этого моря, а следовательно, и Крыма, что и вызвало тогда же стремление к их изучению, не ограничивавшись канцеляриями, но и учеными трудами, попадавшими и в печать к всеобщему сведению. К сожалению, все это шло на иностранных языках и оставалось почти неизвестным в России. Воспоследовавшее вскоре, в 1783 году, присоединение Крыма усилило побуждение тогдашних ученых к его исследованию, ставшему возможным и всячески облегчавшемуся русскими властями, не только помогавшими, но и всячески содействовавшими возможно большему и всестороннему познанию страны, столь издревле привлекательной, как Таврида, а затем многие века представлявшей опасное разбойничье гнездо, а потому забытой и почти недоступной. Привлекали к ее исследованию /Л. 1 об./ наиболее крупных ученых, но только самая малая их часть излагала свои труды на русском, а почти все изданное на языках иностранных осталось непереведенным и неведомым для русских 1...

/Л. 2/... На первом месте меж ними стоит, без сомнения, первоклассный европейский ученый, русский академик Петр Симон Паллас. Его работы по естествознанию и в особенности его ученые путешествия по северу и востоку России дали ему эту славу, которая заставила всю ученую Европу с особым вниманием ждать появления трудов по его второму путешествию, в котором он объездил и подробно исследовал Тавриду.

Ездил он по Крыму в 1793-1794 годах, и нетерпение европейских ученых было столь велико, что Паллас уже в следующем 1795 году против своего обыкновения решился издать по-французски краткое предварительное описание своего исследования под заглавием: "Tableau phisique et topographique de la Tauride, tire du juornal d'un vojage fairen 1794, par P.S., Pallas P.S. 1795" 2; оно же было повторено в следующем 1796 году по-французски и переведено по-немецки. Тогда же его, под руководством самого автора, перевели на русский язык с посвящением Зубову: "Краткое /Л. 2 об./ физическое и топографическое описание Таврической области, сочиненное на французском языке Петром Палласом, статским советником, Академии наук членом, ордена Св. Владимира ковалером, и переведенное Иваном Рижским. В Санкт-Петербурге. 1795 года". Этот перевод, мало распространенный в ту пору, теперь вовсе редок. [16] Однако повторять его было бы излишним, так как это краткое предварительное исследование вполне поглощается полным ученым описанием всех стран, по которым в эти годы проехал Паллас, изданным позже. Стечение многих обстоятельств надолго задержало выход в свет этого подробного труда, что, впрочем, оказалось очень благоприятным для познания Тавриды, так как после путешествия увлеченный красотами страны Паллас приобрел земли и прожил почти десять лет в нашем крае, пополняя ученые наблюдения, собранные во время первой краткой поездки.

Наконец, описания и изыскания Палласа в Тавриде, сопровождаемые рисунками в тексте и отдельными атласами и картами, одновременно появились в той же типографии в Лейпциге на немец/Л.3/ком, пересмотренные самим Палласом на французском языках (P.S. Pallas. "Bemerkungen auf einer Reise in die sudlichen Stattshalterschaften des Russischen Reichs in der Jahren 1793 und 1794. Erster Band, 4°, 1799. Zweiter Band, 4° Atlas fol., Leipzig, bei Gottfried Martine, 1801" и "Observations feites dans un voyage intrepris dans les qouvernements, meridiaunaux, de l'Empire de Russie, dans les annees 1793 et 1794, par P.S. Pallas. Tome premier, 4°, 1799, Second, 4°, Leipzig, chez Podefroi Martini, 1801. Atlas fol").

Вторые тома этих изданий, кроме нескольких последних страничек, заключают в себе всю работу Палласа по исследованию Тавриды. Какое огромное значение придавали в Европе этой работе, можно видеть из того, что эти роскошные и ценные издания не остались одиночными. Немецкое вскоре издали вторично в упрощенном виде (P.S. Pallas. "Bemerkungen auf einer Reise in die sudlichen Statthalterschaften des Russischen Reichs in der Jahren 1793 und 1794. Leipzig, 2 Band, 8°, Gottfried Martine, 1803"). В различных, но полных и больших изданиях с атласами оно вышло дважды по-французски ("Voyages entrepres dans les qouvernements meridionaux de l'Em/Л.3 об./pire de'Russie, dans les annees 1793 et 1794, trad. de lallemand. par Delabonlaye et Tannelier, tome premier et second, 4°, Atlas, fol. A., Paris, 1805" и "Second voyage de Pallas, ou voyages, entrepris dans les qouvernements merid. de la Russie. Tomes prem. et sec., 4°, Atlas, vol., Paris, 1811").

3 Такие же полные издания с атласами появились и в Англии: ("Travels throung the southern provinces of the Rus, Emp." 4°, 1802, 1803. Atlas fol., London и "Travels through the southern provinces of the Rus. Emp."; sec. ed., 4°, Atlas, fol., London, 1812). Только Россия осталась в стороне от этого потока переводов. По недостатку ли средств или внимания русских, обращенного в ту пору не на Тавриду, а на политические стороны европейской жизни времен революции и войн Наполеона, но это замечательное сочинение, редкое и ценное само по себе, оставалось мало известным в России, а на русский язык из него была переведена только часть II тома, да и то наскоро, когда сочинение стало почти археологическим, в 1881 и 1883 годах, без рисунков, атласа и карт и даже не с первого издания, а с малого немецкого, 1803 года. К тому же этот перевод был помещен там, где его трудно найти и видеть, разрозненно, под заглавием: "Путешествие по Крыму академика Палласа в 1793 и 1794 годах" (перевод М.С. Записки Одесского общества истории и древностей, т. XII, 1881) и "Поездка по внутренности Крыма вдоль Керченского полуострова и на остров Тамань". (Г. Караулов. Записки Одесского общества истории и древностей, т. XIII, 1883). 3 [17]

/Л. 3 об./ Второй том этого самого путешествия Палласа и составляет предмет настоящего перевода.

Несколько слов об основах этого перевода могут быть небесполезны.

Немногого знакомства с трудом Палласа достаточно, чтобы видеть, как труден его перевод. Это не простое описание, а истинное ученое сочинение своего времени, к тому же изложенное весьма тяжелым языком. В сущности, этим переводом следовало бы заняться /Л. 4/ нескольким крупным специалистам-ученым, знатокам немецкого языка, но так как вовсе нельзя было надеяться на это, чтобы нашлось такое собрание ученых, которое отдало бы свое время и труд на такую устарелую в научном смысле работу, то за нее взялись другие переводчики, испрашивая всяческого снисхождения у читателей. Объяснение своей решительности и ее извинения переводчики видели в самой обстановке перевода и в тех принципах, которые было решено положить в его основу.

Небольших знаний достаточно, чтобы видеть, до какой степени в научном смысле устарело сочинение Палласа, даже его прямые указания историко-археолого-географического свойства переполнены ошибками. Все это в первую голову поставило вопрос о сопровождении перевода комментариями, объяснениями, согласованиями. Если понимать /Л. 4 об./ перевод в таком смысле, то, конечно, необходима для его совершения целая комиссия ученых, и ее замечания, вероятно, заняли бы более места, чем сам труд Палласа. Быть может, так исполненная работа была бы желательна и полезна, но это был бы не перевод, а сборник ученых работ на задания Палласа, во всех отношениях непосильный переводчикам, которые в основу своей работы положили лишь, безусловно, точный перевод и ничего более: ни исправлять, ни улучшать Палласа они не могли и помыслить, тем более подделывать его труд под современное понимание научных истин; в переводе не указывали и не давали исправлений даже совершенно несомненных и явных ошибок. Всякие объяснения и исправления могут стать предметом последующих работ, а теперь переводчики полагали дать только и в полной точности то самое, что мог бы /Л. 5/ узнать и почерпнуть немец в свое время из подлинного труда ученого автора. Даже и в таком виде перевод все же нередко представлял неисходные трудности, особенно в его ученых частях, так как приходилось всю эту сторону труда Палласа представить не в современном знании, а в том его понимании, каким оно признавалось самим автором. Это в значительной мере увеличило и осложнило работу по переводу, но сделало ее более близкой к подлиннику. Такая постановка дела облегчалась существованием русского перевода времен Палласа, указывавшего именно его понимание и даже выражения; кроме того, имеются переводы французские и английские, деланные в те первоначальные времена известными тогдашними учеными. Все это было привлечено к делу, и настоящий перевод, тщательно просмотренный раза по два с немецким текстом, затем сравнивался слово за слово с первым переводом, сделан/Л. 5 об./ным на французском языке под просмотром самого Палласа; при каком-либо сомнении мысль автора проверялась по всем бывшим переводам и изданиям, находившимся в распоряжении переводчиков. Изрядное знакомство переводчиков с подлинными местами Тавриды давало надлежащее понимание там, где дело шло о познании чисто местных условий.

Все это представляет смысл перевода по его внутреннему существу. Внешнюю же его сторону можно определить кратко и просто: это, безусловно, и строго точное повторение во всем, от буквы до буквы, второго [18] тома первого немецкого издания; его заглавие, посвящение, расположение по главам и параграфам сохранены; даже страницы подлинного немецкого текста обозначены сбоку на полях, чтобы было легче находить и сравнивать всякое желаемое место. Очень небольшие дополнения, сделанные са/Л. 6/мим Палласом в последующих изданиях, прибавлены в надлежащих местах с соответствующими указаниями их местонахождения.

Последние страницы II тома, заключающие описания конца путешествия через Ново-и Малороссию до Москвы, хотя и не относящиеся к Тавриде, переводчики не решились исключить, сохраняя целостность всего тома, тем более что косвенно они все же относятся и к Тавриде.

Разумеется, к переводу необходимо приложить указатели: географический, личный [именной], предметный, что отчасти сделано, хотя и в недостаточной степени в подлинниках, но это может быть исполнено только во время самого печатания.

Несколько мелких замечаний также могут быть полезны. Собственные имена даны с точностью, буква в букву, по Палласу, прибавляя в скобках их подлинное написание латинским шрифтом. Так же поступлено и /Л. 6 об./ при переводах всех сомнительных названий, особенно данных с народного немецкого языка: в таких случаях давались подлинные названия и соответствующие систематические латинские; это замечание в особенности относится к указаниям автора по флоре и фауне.

К цитатам Палласа из древних авторов, данных по-латыни, прибавлены их точные переводы по изданию Василия Васильевича Латышева 4.

Меры Палласа в тех случаях, когда они даны по-немецки (Faden) или по-французски (toise), равные 6 футам, без более точного перевода заменены просто словом — сажень, как думал и сам Паллас, что ясно видно из многих мест его сочинений.

Переводчики еще раз просят снисхождения ввиду трудности большой исполненной ими работы; они полагают, что замеченные в ней ошибки и недоразумения могут быть исправлены после окончания издания перевода в нескольких дополнительных к нему страничках. /Л. 7/ В просмотре этого перевода принимали участие Брун, Караулов, Мурзакевич и Головкинский. /Л. 7 об./ Все это побудило ныне издать это сочинение Палласа, поскольку оно относится к Тавриде, и в новом его переводе, вовсе не пользуясь и даже не имея в виду указанного выше.

С. Л. Белявская
А. Л. Бертье-Делагард

Март-июнь 1918 г.
г. Ялта


Комментарии

1. [Далее опущены 14 строк машинописного текста, не имеющего прямого отношения к теме настоящего издания.]

2. [Здесь и далее А.Л. Бертье-Делагард и С.Л. Белявская названия трудов П.С. Палласа подчеркивали.]

3. У переводчиков текст помещен на л. 7. Данный перенос сделан составителем с целью необходимости обоснования настоящего перевода труда П.С. Палласа.]

4. [Имеется в виду труд В.В. Латышева "Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе". Т. 1-2. 1893, 1896.

Текст воспроизведен по изданию: Петр Симон Паллас. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства. М. Наука. 1999

© текст - Белявская С. Л., Бертье-Делагард А. Л. 1918
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Alex. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1999