Комментарии

1 Pseudo-Brocardus, Directorium ad Passagium faciendum, p. 383. Полные библиографические сведения о работах, на которые даны ссылки в тексте, см. в списке литературы.

2 Р. Хенниг, Неведомые земли, т. III, стр. 136—144;

3 Кроме того, неблагоприятные вести о монголах приходили на Запад из Грузии (сообщения царицы Рассудан, адресованные папам Гонорию III и Григорию IX) и Малой Азии (просьбы о помощи иконийского султана Ала ад-дина Кей-Кубада). В 1238 г. в Европу прибыло посольство от вождя исмаилитов, фанатичных сектантов-мусульман, наводивших страх на Сирию и Ирак. Исмаилиты просили спасти их от монгольских захватчиков (G. Soranzo, Il papato..., pp. 30—35),

4 Великих ханов избирали на всемонгольских курултаях. Созывались они обычно через несколько лет после смерти хана. В периоды междуцарствия неизменно возникали смуты, разжигавшиеся различными претендентами и их родичами. Гуюк, сын Угедея, был избран великим ханом только в 1246 г., а когда он в 1248 г. скоропостижно скончался, между потомками Угедея и сыновьями четвертого сына Чингисхана, Тулуя, началась борьба, завершившаяся с помощью Бату победой дома Тулуя. Сын Тулуя Мункэ (1251—1259) стал великим ханом, но в монгольских улусах полновластно распоряжались его родичи.

5 В первой половине V в. в Восточной Римской империи возникла “еретическая” секта приверженцев сирийца Нестория. Несторий учил, что дева Мария родила не бога, а человека и что Христос был только “обителью” божества, носителем святого духа. Между тем на Никейском соборе в 325 г. был принят символ веры, согласно которому Христос считался обладателем нераздельно слитых ипостасей— человеческой и божественной, и отрицание единосущности его с богом-отцом ортодоксальная церковь осуждала как величайшую ересь. Учение Нестория приобрело популярность в окраинных областях Восточной Римской империи, особенно в Сирии, где гнет духовных и светских властей вызывал всеобщее недовольство. После того как на Эфесском соборе 431 г. учение Нестория было осуждено, начались жестокие гонения на несториан. В V—VII вв. византийские власти непрерывно их преследовали, и несториане вынуждены были переселяться за пределы империи — в Иран и другие нехристианские страны. Среди сирийских несториан имелось много богатых купцов, чьи капиталы были вложены в торговлю с Центральной Азией, и естественно, что несторианские колонии возникли на главной магистрали, связывавшей Иран с Китаем, — Великом шелковом пути.

6 “Monumenta Germaniae SS..”, t. XX, p. 266; G. Soranzo, Il papato…, p.14.

7 Наравне с пресвитером Иоанном в первых сообщениях европейcких авторов о монголах фигурировал христианский царь Давид. О нем вещал перед крестоносцами, взявшими в конце 1219 г. египетскую крепость Дамиетту, епископ Акки палестинской Жак де Витри. Возможно, лже-Давид Жака де Витри это не Чингисхан, а разбитый им в 1208 г. вождь найманов несторианин Кучлук, который в 1211—1214 гг. не раз вторгался во владения мусульманского властителя Средней Азии хорезмшаха Мухаммеда. Однако в хронике современника Жака де Витри Ришара де Сен-Жермена царем Давидом несомненно назван Чингисхан: Сен-Жермен пишет о царе Давиде, ссылаясь на письмо венгерского короля Андрея II папе, в котором речь идет о вторжении этого государя в 1223 г. в русские земли и истреблении им русов (ruteis) и половцев (plautis) (J. Richard, L'Extreme Orient legendaire аи тоуеп age..., pp. 225—242; D. Sinor, Les relations entre les mongols et I'Europe..., p. 40).

8 Якобиты — приверженцы сирийского “ересиарха” Иакова Цанцалы (VI в.). Они признавали в Христе лишь божественную природу, разделяя воззрения монофизитов, которые, хотя и придерживались взглядов диаметрально противоположных несторианским, считались в Византии столь же опасными еретиками. После завоевания Сирии арабами (VII в.) якобиты преследованиям не подвергались. Патриарх якобитской церкви Игнатий II (1222—1252) состоял в дружбе с приорами католических духовных орденов в Палестине.

9 G. Soranzo, Il papato..., pp. 31—33.

10 Этим венгерским миссиям посвящены интересные работы венгерского историка и филолога Дени Синора. Синор установил, что венгерский доминиканец Юлиан посетил южнорусские степи и Предкавказье в 1236—1237 гг. и что незадолго до его путешествия Бела IV направил к монголам монахов различных орденов для сбора сведений о них. Записки Юлиана (с неверной датировкой) были опубликованы в русском переводе в 1863 г. (“Записки Одесского общества истории и древностей”, 1863, стр. 998—1006). Слухи о грозном вторжении монголов в Европу еще в 1237 г. дошли до Англии. Английский хронист Матвей Парижский под 1237 г. занес в свою “Chronica Major” сообщение о небывалом падении цен на сельдь в Ярмуте. Купцы из Готланда и Фрисландии, обычно скупавшие значительную часть улова британских рыбаков, в Англию не явились, опасаясь монгольского нашествия. Очевидно, информацию о походе Бату эти купцы получили от немецких гостей Великого Новгорода (“Monumenta Germaniae SS...”, t. XXVIII). После же вторжения Бату в Западную Европу в Рим поступили детальные сообщения о поведении монголов в Польше, Венгрии и Далмации. Даже на фоне таких зловещих сигналов бедствия, как письма Белы IV и князя Даниила Галицкого, выделяется весьма сжатая, но чрезвычайно содержательная записка о разорении татарами Венгрии итальянца Руджеро из Пулии, участника сражений на Дунае, бежавшего из монгольского плена в 1242 г. (“Miserabile carmen super destructione Hungariae per Tartaros factos”, — “Monumenta Germaniae SS...”, t. XXIX, pp. 547—548; G. Soranzo, Il papato,.., p. 43).

11 Мы здесь не затрагиваем “русского” аспекта миссии Плано Карпини и расчетов папской курии на насаждение в русских землях католичества с помощью монголов. Б. Я. Рамм (Папство и Русь в XXV веках), оценивая характер католической экспансии в Восточной Европе, справедливо отмечает: “Постоянное внимание, которое римская курия уделяла в X—XV вв., как и позднее, Востоку, вызывалось неизменно стремлением к расширению сферы своего влияния на новых землях, к утверждению католической церкви на территории Руси и соседних с нею стран, манивших к себе невиданными богатствами, необъятными просторами, многочисленным населением” (стр. 5).

12 Миссии Иннокентия IV вызвали беспокойство в мусульманской Сирии и в Египте. Джироламо Голубович воспроизвел несколько писем мусульманских властителей папе (1245—1247 гг.). Эмир Хомса Малик аль-Мансур в письме 30 декабря 1245 г. от своего имени и от лица египетского султана Салех-Айюба заклинает Иннокентия IV не доверяться татарам, этим исчадиям антихриста, опустошающим мир наподобие злой чумы (G. Golubovich, Biblioteca...,
t. II, pp. 327—337).

13 P. Peliiot, Les Mongols et la papaute, t. I, pp. 10—21; “Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука”, стр. 221. При Гуюке большую роль играли несториане Кадак и Чинкай, ведавшие всей ханской канцелярией. О их деятельности в пользу христиан в таких тонах писал выдающийся иранский летописец Рашид-ад-дин (1250—1316): “Так как в должности атабека при Гуюк-хане состоял Кадак, который был христианином с детства, то это наложило отпечаток на характер Гуюка. А после того и Чинкай оказался пособником тому делу; и по этой причине Гуюк всегда допускал учение священников и христиан. Когда молва о том распространилась, то из страны Шама, Рума, Осов и Русов в его столицу направились христианские священники”. Далее Рашид-ад-дин говорит, что при Гуюке христианство было сильнее ислама (Рашид-ад-дин, Сборник летописей, т. II, стр. 121). Кадак и Чинкай, по всей вероятности, оказали поддержку Плано Карпини, но решающего значения их посредничество, видимо, все же не имело.

14 “История монголов” известна советским читателям по превосходному переводу А. И. Малеина (см. “Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука”).

15 P. Pelliot, Les Mongols et la papaute, t. I, pp. 58—59; J. P. Roux, Les explorateurs..., pp. 40—41; G .Soranzo, Il papato...

16 См. J. Richard, Simon de Sant Quentin

17 P. Pelliot, Les Mongols et la papaute, t. I, p. 112.

18 [А. Г. Галстян], Армянские источники о монголах, стр. 8, 18.

19 J. С. Laurent, Peregrinationes medii aevi quatuor, p. 88.

20 Гийом Рубрук прямо называет Дауда обманщиком, отметим при этом, что такого же мнения придерживался и великий хан Мункэ (“Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука”, стр. 194, 229)

21 Жуанвиль так пересказал ответ Огул-Гаймыш Людовику IX: “Мир — благо, ибо когда страна в мире, четвероногие вволю едят траву, а двуногие обрабатывают землю... Но мы тебя уведомляем, что не жить тебе в мире, коли нарушишь мир с нами. Пресвитер Иоанн и другие цари... поднялись на нас, но мы уничтожили их мечом. И мы хотим, чтобы ты каждый год посылал нам золото и серебро, и так много, чтобы мог ты приобрести нашу дружбу. А если сделаешь иначе, мы уничтожим тебя и твой народ, как уничтожили тех, о коих сказано было прежде” (Ch, Dawson, The Mongol Mission. ..., p. XX).

22 В. В. Бартольд, Туркестан в эпоху монгольского нашествия, стр. 559—560.

23 Последнее издание книги Рубрука на русском языке ( в переводе А.И. Малеина) вышло в свет в 1957 г. (“Путешествие в восточные страны Плано Карпини и Рубрука”)

24 [А. Г. Галстян], Армянские источники о монголах, стр. 49.

25 Трактат Хетума [Гайтона] неоднократно издавался и в Западной Европе и в Армении. Лучшее критическое его издание осуществлено было Ш. Кёлером (“Recueil...”, pp. 11—363). О Хетуме-историке см.: С. М. Мирный, La flor des estoires de la Terre d'Orient Гайтона...

26 [А. Г. Галстян), Армянские источники о монголах, стр. 69

27 Современник и сподвижник Хетум а I Киракос Гандзакский в весьма сдержанных тонах пишет о результатах переговоров царя и великого хана: “Хетум принес ему [Мункэ] дары и был принят им достойным образом. Он пробыл в орде 50 дней. Мангу-хан дал ему ярлык, воспрещавший притеснять Хетума и его царство, и грамоту, даровавшую повсеместную свободу церквам” (К. П. Патканов, История монголов по армянским источникам, вып. II, стр. 82. Об истинном характере миссии Хетума I см. также: г. Микаелян, История Киликийского армянского государства, стр. 315). 26

28 Хулагу и его преемники присвоили себе титул иль-ханов, или повелителей народов.

29 Рашид-ад-дин, Сборник летописей, т. III, стр. 44.

30 Рашид-ад-дин отмечает, что Докуз-хатун, принадлежавшая “к кости кереит”, постоянно поддерживала христиан и “эти люди в ее пору стали могущественными” (Сборник летописей, т. III, стр. 3).

31 Разумеется, они были не единственными посредниками. Их серьезным соперником была Пиза, а кроме того, в транзитной торговле активное участие принимали многие неитальянские города, в частности Нарбонна, Марсель, Монпелье, Барселона, Дубровник.

32 A. Sayons, Les nobles et aristocratic a Genes, pp. 366—381.

33 Насколько велико было богатство венецианских и генуэзских магнатов, можно убедиться на следующих примерах: в 1268 г. дож Венеции Риньеро Зено в своем завещании указал, что капитал, вложенный им в 132 коллеганцы, составляет 22935 венецианских лир, присовокупив при этом, что общая стоимость его движимого имущества равна 38 848 лирам (Дж. Луццато, Экономическая история Италии, стр. 371). В начале XIII в. венецианская лира соответствовала 33,65 г золота. Таким образом, в весовых единицах капитал Риньеро Зено, вложенный в торговые предприятия, составлял 772 кг золота. Сама по себе эта цифра весьма внушительна, но истинное значение ее станет куда яснее, если учесть, что в XIII—XIV вв. человек со средним достатком мог прожить на две венецианские лиры в год и что на эту сумму можно было приобрести 1440 фунтов мяса или 480 л оливкового масла или 3600 яиц или 2400 л вина, а годичное жалованье служанки не превышало одной трети лиры (там же, стр. 419). В Генуе в 1440 г. один представитель дома Спинола внес налог в размере 240 тыс. генуэзских лир. По расчетам немецкого историка г. Зивекинга, сумма эта соответствует 277 кг золота (Н. Sieveking, Die kapitalistische Entwicklung..., S. 89). Надо полагать, что капиталы этого генуэзского Креза намного превышали сумму налогового сбора.

34 G. Golubovich, Biblioteca..., t. I, pp. 413—417.

35 G. Golubovich, Biblioteca..., t. II, p. 416.

36 В Грузии миссионеры-францисканцы появились в 1233 г. Спутник Асцелина доминиканец Гичардо из Кремоны жил в Тбилиси в 1240—1245 гг. и изучил там грузинский язык.

37 О размахе миссионерской деятельности францисканцев свидетельствует перечень народов, среди которых в 50-х годах XIII в. они вели свою работу. В послании Александра IV всем миссионерам францисканского ордена (1258 г.) папа перечисляет эти народы в такой последовательности: сарацины, язычники, греки, болгары, куманы (половцы), эфиопы, сирийцы, иберы (мингрелы), аланы, газары (жители Крыма), готы, зикхи (черкесы и другие кавказские народности), рутены (русские, точнее обитатели Галицкой и Киевской Руси), грузины, нубийцы, несториане, якобиты, армяне, индийцы, момталиты (?), татары, венгерцы из Великой Венгрии (тюркские народы южнорусских степей), христианские пленники и турки. В этом списке этнографические и религиозные приметы спутаны самым невероятным образом и наряду с вполне реальными татарами и армянами фигурируют весьма сомнительные индийцы и эфиопы. Тем не менее послание Александра IV свидетельствует, что его адресаты были рассеяны на огромной территории и встретить их можно было и у нильских порогов, и в приволжских степях, и в самом сердце далекой Монголии.

38 Специи (speziere) подразделялись на группы: speziere grosse — “грубые специи” и speziere minute (sottile) — “тонкие специи”. К первым относились всевозможные ткани, квасцы, свинец, ртуть и прочие товары, которые отмеривались и отвешивались на локти, кинталы и штуки. “Тонким специям” счет шел на унции и гроссы, это были по преимуществу пряности: мускатный орех, корица, перец, гвоздика, имбирь, кардамон, камфара, алоэ, ладан, опиум, кассия, индиго, мускус, благовонные смолы, амбра, корица, редкие лекарственные травы, шафран и др. (Pegolotti, La pratica della mercatura, pp. 293—297).

39 G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., p. 111.

40 Е. Зевакин, Н. Пенчко, Очерки по истории генуэзских колоний..., стр. 72—129.

41 Ф. Брун, Черноморье, стр. 189—240; Е. Скржинская, Генуэзцы в Константинополе,..; Е. Скржинская, Петрарка о генуэзцах...; А. Л. Якобсон, Средневековый Херсонес (XIIXIV вв.); G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., p. 198 sq.

42 He только татары поставляли генуэзцам рабов; этим промыслом занимались черкесские феодалы, да и сами генуэзцы. Основным потребителем живого товара был Египет, однако и в Италию непрерывно шли транспорты с рабами (Е. Зевакин, Н. Пенчко, Очерки по истории генуэзских колоний...; G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., pp. 176—177; W. Heid, Histoire du commerce du Levant, pp. 558—561; L. Mas-Latrie, Histoire d'ile de Chypre, t II, p. 127).

43 Венецианцы, несмотря на потерю Константинополя и генуэзскую монополию в Черном море, упорно расширяли сферу своей деятельности в восточной части Средиземноморья. Им удавалось даже в 1268 г. и в 70-х годах XIII в. проникнуть в Черное море и наладить торговлю с Варной, Месембрией, Трабзоном и с гаванями Кавказского побережья. Но в XIII в. ни одной колонии на Черном море, равной по значению генуэзским, венецианцы создать не смогли. Известно, однако, что в 1287 г. у них был консул в Солдае, а в 1288 г. в документах появляются ссылки на венецианского консула всей Газарии (Крыма) (G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., pp. 255—256). Венецианцы стремились установить тесные связи с Золотой ордой, и в XIV в. они многого добились в этом направлении.

44 А. Али-заде, Социально-экономическая и политическая история Азербайджана XIIIXV вв., стр. 315. О том, что борьба между Берке и Хулагу шла главным образом из-за транзитных путей, свидетельствует иранский хронист Вассаф (1251—1327). В 1263/64 г. Хулагу приказал казнить всех находившихся в Тебризе золотоордынских купцов и отобрать в казну их добро. Соответствующие ответные меры принял и Берке. В итоге, с сокрушением говорит Вассаф, “дороги въезда и выезда, и путешествия купцов, как и работа людей большого мастерства, были разом стеснены, [зато] шайтаны вражды выпрыгнули из бутылки времени” (Б. Д. Греков, А. Ю. Якубовский, Золотая орда и ее падение, стр. 77).

45 В. Тизенгаузен, Сборник материалов..., стр. 55.

46 Там же, стр. 152. В 1966 г. вышла в свет работа С. Закирова “Дипломатические отношения Золотой орды с Египтом”, в которой подробно описывается начальный этап политических связей этих держав. Закиров, в частности, указывает, что Бейбарс первое свое письмо направил Берке не в 660, а в 659 г. хиджры, т. е. не в 1261/62, а в 1260/61 г.

47 Рашид-ад-дин, Сборник летописей, т. III, стр. 68; А. Али-заде, Социально-экономическая и политическая история Азербайджана XIII—XIV вв., стр. 320.

48 J. Richard, Le debut des relations entre la papaute et les Mongols de Perse, pp. 291—297.

49 Впрочем, даже не очень тайно. Венецианцы открыто торговали с Египтом согласно договорам, заключенным в 1244, 1254 и 1258 гг., и их александрийская колония находилась под покровительством султанских властей (G. Tafel, О. Thomas, Urkunden гиr aelleren Handels-und Staatsgeschichte der Republik Venedig, Bd I, S. 416—418).

50 G. Soranzo, Il papato… p. 200.

51 G. Golubovich, Biblioteca…, t. II, pp.3-5. Конечно, в ряду причин, которые обусловили худой мир с франками, основную роль играли не сладкие речи Фиденцио. Бейбарс, опасаясь монголов, поспешил помирится с сирийскими и палестинскими христианами, закрепив за собой Антиохию.

52 Bongar, Gesta dei per francos, t. II, p. 22. Марино Сануто так описал последний, египетский участок этого пути: “Из Аадена пряности и товары... попадают в сарацинскую землю и за 9 дней на верблюдах доставляются в Кус, место, что лежит на реке Нил, оттуда же за 15 дней доплывают до Вавилонии [Египта; в данном случае дельты Нила], и самое лучшее для этого времени примерно октябрь месяц, ибо тогда река очень полноводна”. Сануто с горечью отмечал, что именно на этом участке цены на индийские товары возрастают на одну треть только из-за поборов, обогащающих султанскую казну.

53 Bongar, Gesta del per francos, t. II, p. 22.

54 [Марко Поло], Книга..., стр. 59.

55 W. Held, Histoire du commerce du Levant, t. II, p. 107. Советский историк г. Микаелян полагает, вопреки мнению В. Хейда, ссылающегося на Шамс ад-дина, что после захвата Антиохии и Портелы пряности в основном поставлялись из Индии в Европу не через Багдад, а через Тебриз ( Г. г. Микаелян, История Киликийского армянского государства, стр. 303). Следует иметь в виду, что при иль ханах возросло значение торгового пути из Багдада во внутренние области Ирана, который проходил через Ханекин и Хамадан, но, конечно, этот путь ни в какой мере не сравним по своему значению с дорогой на Антиохию и Айяс

56 В XIV в. на этом последнем участке, близ Зенджана, возник новый крупный торговый центр и узел караванных путей — город Султания, куда иль-хан Ульдзейту в 1305/06 г. перенес столицу монгольского Ирана.

57 И. П. Петрушевский, Хамдуллах Казвини..., стр. 912.

58 [Марко Поло], Книга..., стр. 60. В самом конце XIII в. и в первые два десятилетия XIV в., в эпоху своего наибольшего расцвета, Тебриз несомненно был крупнейшим городом Ближнего Востока, Данные о сборе тамги (налога на торговлю и ремесло), приводимые иранским хронистом XIV в. Хамдуллахом Казвини, свидетельствуют, что Тебриз давал в иль-ханскую казну 87 с половиной туманов, или в пересчете на весовые единицы 4,35 т золота; ни один город Ирана не приносил такого дохода. См. И. П. Петрушевский, Хамдуллах Казвини..., стр. 897; В. Spuler, Die Mongolen in Iran, S. 322.

59 Bonpar, Gesta dei per francos, t. II, p. 23.

60 Стремление нанести чувствительный ущерб египетской торговле выразил хитрейший из дипломатов своего времени Фиденцио из Падуи в записке о новом крестовом походе, представленный им Николаю III (1277-1280). В начале XIV в., когда такого рода проекты появлялись в великом множестве, этой проблеме уделил немало внимания Марино Сануто, но еще большую изобретательность проявил доминиканец Гийом Адам. В 1314 г. он разработал план захвата Адена, а также других баз на индо-египетском пути.

61 К сожалению, генуэзские купцы в отличие от миссионеров оставили очень мало свидетельств своей кипучей деятельности. Не сохранилось ни дневников, ни донесений агентов генуэзских торговых домов, и только в нотариальных архивах Генуи и ее колоний в Фамагусте, Пере и Кафе в чисто деловых документах можно встретить данные о ходе генуэзского проникновения на Восток. “Причину подобной сдержанности,-пишет Р. Лопец,-я усматриваю в различии между открытыми и словоохотливыми венецианцами и флорентийцами…и замкнутыми, молчаливыми и малооткровенными генуэзцами. Ревниво оберегая свои торговые тайны, генуэзцы воздерживались от живых рассказов о своих путешествиях и часто даже в нотариальных актах не обозначали конечные пункты своих плаваний” ( R. Lopez, European Merchants in Medieval Indies, p.168). Однако за последнее столетие в генуэзском журнале “Atti della Societa ligure di storia patria” и в ряде итальянских, английских, русских греческих и румынских изданий появилось много публикаций различных нотариальных документов из генуэзских архивов, позволяющих яснее представить ход и особенности лигурийского проникновения на Восток.

62 Немало генуэзцев, впрочем, осело и в Айясе. В 70-х годах XIII в. в Айясе имелись нотариусы-генуэзцы и в сферу их деловой активности входила значительная часть Малой Азии.

63 V. Langlois, Memoire sur la relation de la Republique de Genes avec le royaume Chretien de la petite Armenie, p. 4.

64 G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., pp. 99—100.

65 Ibid., p. 185; W. Heid, Histoire du commerce du Levant, t. II, p. 110.

66 В 1304 г. во главе этой колонии стоял консул Раффо Паллавичини (G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., p. 187).

67 Ф. Брун, Черноморье, стр. 290—292; С. Dessimoni, I conti dell' ambasciata al chan di Persia nell MCCXCII.

68 G. Bratianu, Actes des notaires genois de Pera et de Caffa, документ CCXVIII. Во владения иль-ханов входило аджарское и абхазское побережье Черного моря, близ современного Батуми имелась небольшая монголо-генуэзская база Кисса, или Кисее (G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., p. 258).

69 G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., pp. 188—189; G. Ferrand, Une navigation europeenne dans I'ocean Indien аи XIV siecle, p. 307.

70 Ch. de Ronciere, Decouverte de I'Afrique аи moyen age, t. I, p. 54.

71 [Марко Поло], Книга..., стр. 58. В комментарии И. П. Магидовича говорится, что генуэзцы могли перевезти сюда свои корабли только из Черного и Азовского морей, волоком протащив их через волго-донской водораздел. Объяснение весьма сомнительное. Скорее всего, генуэзцы построили корабли на южном берегу Каспия, в одной из гаваней Гиляна.

72 Индия с 1318 г. была придана диоцезу Султании

73 Первое документальное свидетельство существования Аквилонского викариата относится к 1286 – 1287 гг. Это отчет кустодия Газарии Владислава, в котором упоминается о пяти монастырях Аквилонского викариата. ( G. Golubovich, Biblioteca…, t. II, p. 444). Францисканец Элемозина писал в 1336 г., что Аквилонский викариат основан был в 1274 г. решением Лионского собора. В генералитет Бонаграции (1279-1283) в несомненно уже существующий Аквилонский викариат послано было много миссионеров францисканцев ( ibid., pp. 125, 262, 444). Хронологически основание этого викариата совпадает с зарождением генуэзской сферы торговли в северном Черноморье. Кафа, центр Аквилонского викариата, с ее генуэзскими консулами и францисканскими кустодиями была очагом двойной, купеческой и орденской, экспансии в золотоордынские земли. “Со свойственной им хваткой,-пишет В. Хейд,-папы оценили все выгоды, которые давал этот быстроразвивающийся город с его богатствами и многочисленным населением” (W. Heid, Histoire du commerce du Levant, t. II, p. 172).

Викариат Восточной Татарии возник чуть позже. Элемозина писал, что царя Киликийской Армении Хетума II принял в 1293 г. во францисканский орден викарий этой провинции. Первый викарии, имя которого фигурирует в источниках, Джакомо ди Монте, правил этой провинцией в самом начале XIV в.

74 G. Bratianu, Actes des notaires genois de Pera et de Caffa; C. Dessimoni, Actes passes a Famagouste.,.

75 С. Dessimoni, I conti dell'ambasciata al chan di Persia, pp. 578— 580.

76 В русском переводе “Книга Марко Поло” неоднократно издавалась и до 1917 г. и после революции. В несравненном переводе выдающегося русского индолога И. П. Минаева полностью сохранен дух оригинала и все неповторимые особенности живой речи Марко Поло.

77 [Марко Поло], Книга..., стр. 47.

78 J. P. Roux, Les explorateurs..., p. 72.

79 [Марко Поло], Книга..., стр. 50—51.

80 Среди этих доминиканцев, одновременно служивших и иль-хану и папе, был монах Давид, о котором уже упоминалось на стр. 45.

81 G. Soranzo, Il papato..., pp. 219—223; L. Wadding, Annales Minorum..., t. III, p. 36; G. Golubovich, Biblioteca..., t II, pp. 419— 420.

82 G. Soranzo, Il papato..., pp. 231—232.

83 G. Golubovich, Biblioteca..., t. II, pp. 427—429; G. Soranzo, Il papato..., p. 238.

84 История этой миссии темна и непонятна. Историограф францисканского ордена Конрад Эубель в 1908 г. высказал предположение, что миссия Джерардо из Прато погибла в Тебризе по пути в Китай в 1282 г., когда брат и преемник Абаги Ахмед (1282—1284) учинил расправу над местными христианами (С. Eubel, Bularii franciscani epitome...). Но францисканский хронист Салимбене в 1283 г. писал, что все миссионеры благополучно возвратились в Италию, а Салимбене ошибиться не мог: он был другом юности Джерардо из Прато (“Monumenta Germaniae SS...”, t. XXII). Да и установлено, что в том же 1283 г. Джарардо из Прато был в Авиньоне и Париже (G. Golubovich, Biblioteca..., I. II, p. 428). Скорее всего миссия, побывав в 1278—1279 гг. в Иране, возвратилась по каким-то причинам восвояси. Явно неправдоподобная версия Эубеля оказалась весьма живучей. Ей отдает дань даже такой осведомленный автор, как Р. Хенниг (Неведомые земли, т. III, стр. 148—149)

85 Пеллио, ссылаясь на личное сообщение китайского исследователя Ло Чжэн-ю, сообщил, что в одном китайском сборнике имеется копия надгробной эпитафии Аи Си (Исы). В этой эпитафии отмечено, что Аи Си родился в 1227 г. и умер в 1308 г.; в юности некто Ли Бянь Э-да рекомендовал его в качестве переводчика великому хану Гуюку. Пеллио считает, что Ли Бянь Э-да — китайский эквивалент имени или, точнее, титула Раббан Аты, несторианского дипломата, с которым в 40-х годах XIII в. встречались Лонжюмо, Сен Кантен и Асцелин. Иса также был несторианином и неоднократно исполнял важные дипломатические поручения великого хана Хубилая. — P. Pelliot, Les Mongols et la papaute, t. I, pp. 52 — 53.

86 G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., p. 185; B. Chabot, Histoire du patriarche Mar Jabalacha III et de moine Rabbап Cauma, t. II, p. 572.

87 [Палладий], Комментарий..., стр. 23; А. С. Moule, Documents.-.., pp. 3, 533—539.

88 Н. В. Пигулевская, История Map Ябалахи и Раббан Саумы; J. В. Chabot, Histoire du patriarche Mar Jabalacha III et du moine Rabban Саuта; E. A. Willis Budge, The Monks of Kublai Khan, Emperor of China. Деятельность Маркоса и Барсаумы и, в частности, путешествие Барсаумы в Европу описаны в одной сирийской хронике XIV в., обнаруженной в 1887 г. в Курдистане. В 1888 и 1895 гг. она была дважды издана на языке оригинала сирийским ученым П. Беджаном. В 1893—1894 гг. французский востоковед Ж. Б. Шабо опубликовал французский перевод этой хроники, а в 1928 г. появилось ее издание на английском языке в переводе Е. Уиллиса Беджа. В русском переводе Н. В. Пигулевской эта хроника вышла в свет в 1958 г

89 Джованни ди Бонастра, Унгоно Гантелини, Педро де Moлина, константинополец Джерардо Гасмул, Джерардо Ка-Турко, Джордже Куси, Иоанн Барбаро, Балаба-генуэзец и Иоанн из Газарии. По крайней мере четверо членов миссии были генуэзцами. Происхождение Томмазо Банкира и Балабы сомнения не выбывает. Джерардо Гасмул, судя по его имени, был генуэзцем наполовину (гасмулами в Византии назывались дети от отца латинянина и матери гречанки). Иоанн из Газарии (Крыма) был тесно связан с кафской колонией генуэзцев (G. Bratianu, Recherches sur le commerce genois..., p. 188)..

90 L. Wadding, Annales Minorum..., t. V, pp. 170—173-G Golubovich, Biblioteca..., t. II, pp. 432—440; J. B. Chabot Histoire du patriarche Mar Jabalacha III et moine Rabban Саuта, t II pp 586-595.

123 Имеется несколько писем Газана и Ульдзейту, причем только в 1921 г. в ватиканском архиве в Риме было обнаружено очень интересное послание Газана папе Бонифацию VIII. В плане военного союза против Египта (а именно к этому стремились иль-ханы Ирана) все переговоры с Европой оказались бесплодными. Филиппа IV интересовали не Акка и Триполи, а богатые города Фландрии, французские феодальные владения, еще не ставшие достоянием короны, и сокровища ордена тамплиеров.

124 R. Lopez, Еuropean Merchants in Medieval Indies, рр. 171—172.

125 “Известно, что братья францисканцы и доминиканцы и другие монахи, а также купцы, желая пройти в Индию, следуют через Персидское царство путем весьма долгим, утомительным и трудным”. Так писал в XIV в. неизвестный францисканец из Германии в трактате “О деяниях трех святых волхвов” (G. Golubovich , Вiblioteca..., t. II, р. 151).

126 Р. Хенниг, Неведомые земли, стр. 123—136; R. Lopez, Storia delle colonie genovesi nel Mediterraneo, pp. 312—313; R. Lopez, European Merchants in Medieval Indies, p. 169. О маршруте экспедиции братьев Вивальди ведутся большие споры. Известный итальянский историк и географ А. Маньяги полагает, что они хотели пройти в Индию тем же путем, что и Колумб. Соотечественник А. Маньяги Р. Каддео считает, что Вивальди обогнули мыс Доброй Надежды и, выйдя в Индийский океан, достигли Индии. Каддео ссылается при этом на то обстоятельство, что с 1300 г. контуры Африки стали воспроизводить с большей точностью; в частности, это относится к карте, которая приложена была к проекту крестового похода Марино Сануто. Но против гипотезы Каддео свидетельствуют некоторые никак с ней не согласующиеся факты; совершенно справедливо Р. Хенниг пишет: “Судить о причине, исходя из следствия, в данном случае неубедительно. Если бы Сануто с 1306 г. действительно мог пользоваться результатами удачного плавания Вивальди вокруг Африки, то Сорлеоне Вивальди не поехал бы в 1315 г. в Восточную Африку, чтобы разузнать там о местонахождении своих бесследно исчезнувших отца и дяди”. Далее, та же карта Марино Сануто обнаруживает полное незнакомство ее автора с берегами тропической Африки; на ней даже не показан Гвинейский залив, которого не могли бы не заметить братья Вивальди. Очевидно, экспедиция погибла где-то в марокканских или сенегальских водах.

127 “Recueil...”, t. II, pp. CLXXXIV—CLXXXIX; Ch. Kohler, Documents relatifs a Guillaume Adam, pp. 16—56.

128 В 1296 г. в Генуе была учреждена специальная служба — Officium Robaire, которая возмещала все убытки, причиненные купцам генуэзскими пиратами, причем в уставе ее подчеркивалось, что страховые премии выплачиваются и в том случае, если торговые суда, пострадавшие от пиратских нападений, принадлежали сарацинам и иудеям. Естественно, что египетские купцы могли лишь приветствовать подобную практику. Генуя, выплачивая премии, решительно никакого материального ущерба не несла: возмещение потерпевшим составляло лишь малую часть тех барышей, которые . генуэзские пираты получали от своего прибыльного промысла (R. Lopez, Storia delle colonie genovesi nel Mediterraneo, p. 241).

129 Ш Келер, издавший в том же сборнике, где помешен им трактат Гийома Адама, проект этого анонимного автора, выразил уверенность, что вопреки установившемуся мнению последний ничего не имеет общего с немецким пилигримом Бурхардтом, чье описание “Святой земли” было составлено около 1287 г.; по мнению Кёлера, анонимный проект 1332 г. написан Гийомом Адамом (“Recueil...”, CXLIII). Это предположение, если учесть прогенуэзские симпатии “Псевдо-Бурхардта” и некоторые другие особенности его трактата, представляется сомнительным.

130 “Как ангелов небесных принял нас царь Армянский”, — писал Кларено (G. Golubovich, Biblioteca..., t. I, p. 331). В Армению были посланы Кларено, Толентино, Мачерата и спиритуал Пьетро ди Марколупоне; Траймундо, по всей вероятности, умер до освобождения из маркийского узилища.

131 При взятии Акки доносчик, оставив в беде монастырскую братию, позорно сбежал, но никакого наказания не понес и в воздаяние своих “заслуг” получил теплое местечко на Кипре (G. Golubovich, Biblioteca..., t. I, p. 326).

132 Y. Renouard, Les relations des papes d'Avignon et des compagnies commerciales et bancaires de 1316 a 1378, pp. 7—25.

133 Папская булла о христовой собственности была ими встречена с энтузиазмом. “Братья доминиканцы, — говорит швейцарский хронист Иоанн Винтертурский, — в насмешку и поругание миноритам и на соблазн всей церкви изображали Христа на кресте так: одна рука пригвождена к кресту, другая берет и кладет деньги в кошелек, висящий на поясе. Все это делалось, дабы видевшие разумели, что у Христа была собственность” (С. Котляревский, Францисканский орден и папская курия..., стр. 351).

134 G. Golubovich, Biblioteca..., t. II, pp. 571—572.

135 Ch. Kohler, Documents relatifs a Guillaume Adam, pp.21-26.

169 И. П. Петрушевский, Земледелие и аграрные отношения в
Иране,
стр. 62.

170 Lopez, European Merchants in Medieval Indies, p. 175.

171 А. Якубовский, Феодальное общество Средней Азии, стр. 54.