Комментарии

1 Возраст Эдуарда IV указан Мором неточно: он родился в Руане 28 апреля 1442 г. Следовательно, к моменту смерти ему еще не исполнился сорок один год.

2 Инсценировка избрания Эдуарда IV королем толпой лондонских горожан произошла на «большом поле» у Клеркенвелл 1 марта (WW, р. 777). 3 марта совет знати, собравшийся в Байнард Касл, принял решение избрать Эдуарда королем (ChWR, р. 7—8; WW, р. 777). 4 марта состоялась торжественная процессия в Вестминстер, где Эдуарду вручили корону и скипетр (WW, р. 777). Итак, «Эдуард начал править королевством на четвертый день марта» (Stow. Summary, fol. 283).

3 Историки установили точную дату рождения первого сына Эдуарда IV — 2 ноября 1470 г. Второй сын родился (предположительно) 17 июня 1473 г. Разница в возрасте детей, таким образом, больше двух с половиной лет (RIII, р. 158).

4 Елизавета родилась 11 февраля 1466 г., вступила в брак с Генрихом VII 18 февраля 1486 г., была коронована через год и десять месяцев — 25 ноября 1487 г. Она умерла в 1503 г.

5 Томас Говард (1473—1524) — сын того Джона Говарда, о котором Т. Мор упоминает в связи с переговорами о выдаче, прннца Эдуарда в Вестминстере между делегацией лордов и вдовствующей королевой Елизаветой. О его семье см. прим. 48.

6 Похороны Эдуарда IV состоялись 19 апреля 1483 г.

7 Вот что пишет об Эдуарде IV Доменико Манчини: «Эдуард был по природе благороден и приветлив, но когда ему случалось разгневаться, он казался окружающим ужасным. Он был доступен как друзьям, так и другим людям, даже наименее благородным... Он охотно встречался с теми, кто желал его видеть,-и использовал любую возможность привлекать внимание к своей величественной фигуре уличных зевак. Он был настолько равнодушен к придворному этикету, что когда он видел вновь пришедшего, смущенного его внешностью и королевским величием, он, положив руку ему на плечо, случалось, ободрял его. Истцов и тех, кто жаловался на несправедливость, он охотно выслушивал. Не будучи жадным, он все же так жаждал денег, что в погоне за ними приобрел репутацию скупца... В еде и питье он отличался полной невоздержанностью: у него была привычка, как я узнал, принимать рвотное ради удовольствия еще раз наполнить желудок... Он волочился без разбора за замужними и незамужними, за дворянками и особами низкого происхождения, однако добивался их не силой. Он подчинял их деньгами и обещаниями, но когда они были завоеваны, он прогонял их» (р. 78, 80, 82).

8 По договору в Пикиньи, подписанному 29 августа 1475 г., Эдуард IV должен был получать от Людовика XI ежегодно 50000 крон золотом (10000 фунтов стерлингов) в виде «откупных» за отказ от прав на французскую корону. В 1482 г. Людовик XI, сломив мощь своих бургундских вассалов, отказался выполнять договор. Поэтому правительство Эдуарда IV оказалось вынужденным вновь прибегнуть к сбору обычных субсидий.

9 Бервик был сдан приверженцами Генриха VI шотландцам в 1461 г. В августе 1482 г. войско, возглавляемое Ричардом Глостером, сумело овладеть крепостью.

10 Ричард Йорк родился в 1411 г., за четыре года до казни его отца, носившего то же имя и почетный титул графа Кембриджа. Казнь последовала после провала так называемого саутгемптонского заговора, призванного свергнуть ланкастерскую ветвь династии Плантагенетов в пользу других наследников многодетного Эдуарда III (1327—1377). По праву своего деда, Эдмунда Ленгли (1341—1402), пятого сына Эдуарда III, «второй» Ричард, унаследовавший от убитого при Азенкуре бездетного дяди Эдмунда титул герцога Йорка, становился наследником престола в том случае, если бы вымерли потомки Джона Ланкастера (четвертого сына Эдуарда III). По линии своей матери Анны Мортимер он был связан с третьим сыном Эдуарда III — Лионелем, носившим титул герцога Кларенса (1336—1368). Бабушкой Анны была дочь и единственная наследница герцога Кларенса — Филиппа, выданная замуж за Эдмунда Мортимера, третьего графа Марча.

Все потомки Эдмунда Мортимера и Филиппа погибли в начале XV в.— большинство благодаря действиям сторонников ланкастерского дома. Следовательно, по материнской линии Ричард Йорк имел преимущественное право наследования перед своим соперником, правнуком Джона Ланкастера — Генрихом VI.

Потомки первых двух сыновей Эдуарда III уже не принимали в XV столетии участия в споре за корону, так как единственный отпрыск первенца Эдуарда III — Эдуарда Черного принца (1330—1376) — Ричард II (1366—1400) был свергнут с трона и убит приверженцами его племянника Генриха IV Ланкастера. Что касается Уильяма, второго сына Эдуарда III, то тот умер еще ребенком.

Борьба Ричарда Йорка и Генриха VI, начавшаяся уже в 40-х годах XV в., достигла своего апогея в 1460 г. Выиграв ряд сражений летом этого года, в их числе генеральное при Нортгемптоне (WW, р. 773; Gregory, p. 207), закончившееся пленением Генриха VI, йоркисты заставили парламент в октябре 1460 г. принять постановление (RP, v. V, p. 380) о передаче короны наследникам Ричарда Йорка (Whethamsted, p. 108; Gregory, p. 208; WW, р. 774). В ответ последовал мятеж дворян английского севера, поддерживавших Маргариту, супругу Генриха VI, и их сына Эдуарда (1453—1471) (Gregory, p. 210;' WW, р. 774). Попытка Ричарда Йорка усмирить бунтовщиков закончилась неудачно. Он был убит в бою под Уэйкфилдом (Йоркшир) 30 декабря 1460 г. (Gregory, р. 210; WW, р. 775).

11 Георг, герцог Кларенс (21 октября 1449 г.—18 февраля 1478 г.), был поддержан графом Уорвиком (см. прим. 80) и его многочисленными сторонниками как претендент на английскую корону весной 1469 г., после того как он сочетался браком с дочерью Уорвика Изабеллой (Warkworth, p. 4 ff.).

Отстранение Эдуарда от престола мыслилось под двумя предлогами: во-первых, он не сын своего отца — герцога Йорка, а во-вторых, он женился на вдове Елизавете Грей (см. прим. 82) в нарушение существующего обычая (Mancini, p. 74). «Даже его мать впала в такой гнев (по поводу брака с Елизаветой), что выразила готовность подтвердить общественное мнение и заявила, что Эдуард не является сыном ее мужа — герцога Йорка, а был зачат в результате нарушения супружеской верности и поэтому недостоин чести править королевством» (Ibid.). Судя по этой фразе Манчини, мать Эдуарда и Георга — Сесиль, урожденная Невиль, одноутробная сестра Уорвика, также была на стороне заговорщиков.

Весной 1470 г., после провала организованного Кларенсом и Уорвиком линкольнширского путча (см. подробнее «An English Chronicle of the Rebellion in Lincolnshire. 1470». London, ed. J. G. Nickols. The Camden Miscellany, 1847), они бежали во Францию, где договорились с Маргаритой Анжуйской, супругой томившегося тогда в Тауэре Генриха VI, о совместной борьбе против Эдуарда. Их объединенные усилия привели осенью 1470г. к временной потере Эдуардом IV короны (Fabyan, p. 658; Warkworth, p. 9).

В 1471 г. Кларенс перешел на сторону брата и помог ему в разгроме соперников. В награду он получил как наследство Изабеллы половину громадного состояния ее отца, погибшего в битве при Барнете (см. прим. 80) (RP, VI, р. 124— 127). Другая половина земель Уорвика досталась Ричарду Глостеру, женившемуся на второй дочери покойного графа Анне. Таким разделом Кларенс остался недоволен, в с этого времени он вновь берет на себя роль лидера придворной оппозиции, группируя недовольные элементы.

Трения между Кларенсом и Эдуардом увеличились еще больше в связи с вопросом о браке наследницы погибшего при Нанси бургундского герцога Карла Смелого. Претендентом на ее руку выступил Кларенс, у которого только что умерла жена. Однако король добился расторжения намечавшегося брачного контракта, предложив в качестве жениха Энтони Вудвиля, графа Риверса, послушного ему брата своей супруги. Увидев в этом происки королевы Елизаветы (см. прим. 82), Кларенс поспешил ей отомстить. Без санкции судебных органов он схватил служанку королевы Энкеретту Твинихо и казнил ее, назвав виновницей преждевременной кончины своей жены Изабеллы (RP, v. VI, р. 174).

Тотчас же последовали ответные действия королевского двора. Приближенные Кларенса Стэси и Бардет были казнены по решению суда за чародейство против Эдуарда IV. А вскоре и их хозяин оказался за толстыми стенами Тауэра. В январе 1478 г. нижняя палата парламента единогласно приняла обвинительный билль. Георг Кларенс обвинялся в посягательстве на корону и в непослушании королевской воле. Палата лордов утвердила билль и признала Кларенса виновным в государственной измене. 17 февраля в парламенте было объявлено, что Георг случайно утонул в бочке с вином (ChWR, р. 250—256; RP, у. VI, р. 195).

12 Имеется в виду Елизавета, урожденная Вудвиль, вдова рыцаря Грея (см. прим. 82). Манчини так описывает ее действия: «...королева припомнила оскорбления ее семьи и клевету, которой шельмовали ее, а именно, что согласно установленному обычаю она не является законной супругой короля. Отсюда она пришла к выводу, что ее потомство от короля никогда не вступит на трон, пока не будет устранен герцог Кларенс» (р. 76).

13 Портрет Ричарда Глостера, нарисованный Т. Мором, в основном совпадает с тем, как изображают его другие современники и хронисты. У Полидора Вергилия, например, мы читаем: «Он был маленького роста, уродливый телом, одно плечо выше другого, с таким кротким и чувствительным выражением лица, что, казалось, ему не свойственны н совершенно чужды хитрость и обман. В то время, как он думал о каком-нибудь деле, он постоянно кусал свою нижнюю губу... Также имел он привычку то и дело наполовину выдергивать из ножен своей правой рукой кинжал, который повсюду носил с собой, а потом засовывать его в ножны снова. Воистину, он имел острый ум, предусмотрительный и тонкий, склонный к притворству и лицемерию; его отвага была такой неистовой и лютой, что не покинула его до самой смерти» (Three Books, p. 226—227).

Д. Манчини также отмечает его скрытность, уменье притворяться. В последние годы, пишет этот очевидец, «он не выезжал за пределы своих собственных владений; всячески подчеркивал свое расположение к народу. Добрая молва о его жизни распространилась среди иностранцев. Он прославился в военных делах в такой степени, что когда бы ни приходилось предпринимать какое-либо трудное и опасное дело, оно поручалось ему. Так Ричард завоевал уважение народа, а зависти королевы избежал благодаря тому, что от нее его отделяло большое расстояние» (р. 76—78).

П. Вергилий и Л. Манчини ничего не пишут о том, что у Ричарда был горб. Не сообщает о горбе и силезский рыцарь Николай фон Поппелау, посетивший Великобританию весной 1484 г. (Mancini, p. 163—164; Rous, p. 216). Нельзя заметить горба и на известных портретах Ричарда Глостера.

14 Жизнь Генриха VI оборвалась в Тауэре 21 мая 1471 г. между 11—12 часами ночи. Уоркуорт (р. 21), Фабиан (р. 63), Росс (р. 125), Андрэ (Memorials, p. 23), анонимный хронист (Vitellius, fol. 133), Вергилий (Three Books, p. 155—156) единодушно свидетельствуют, что его убийцей был Ричард Глостер.

15 Манчини изображает дело иначе: «... Ричард, герцог Глостер, был так удручен печальной вестью о своем брате, что не мог на этот раз искусно притворяться; а однажды подслушали, как он сказал, что настанет день, когда он отомстит за смерть своего брата» (р. 76). Историческая наука не располагает сведениями, которые позволили бы правильно оценить эти взаимно исключающие друг друга версии. Однако Кора Скофилд в своей фундаментальной биографии Эдуарда IV обратила внимание на то, что за три дня до гибели Кларенса юный сын Ричарда Глостера Эдуард получил титул графа Солсбери. Земли графства Солсбери принадлежали тогда, по праву покойной жены, Георгу Кларенсу и должны были быть переданы их сыну Эдуарду. Не прошло и трех суток после «утопления» Георга, как король пожаловал Глостеру находившийся ранее в руках умершего брата немаловажный пост «великого чемберлена» (High Chamberlaine) Англии (не путать с должностью лорда-чемберлена королевского двора, принадлежавшей тогда Гастингсу). (Scofield, v. Il, p. 209—210). Как объяснить эти пожалования? Являются ли они платой за «услугу» или вознаграждением за молчание?

16 Как установил Р. С. Сильвестер, имя Мистлбрука — Уильям. При Эдуарде IV, Ричарде III и Генрихе VII он занимал различные должности в ведомстве, управлявшем коронными землями и владениями ланкастерского герцогства. Поттиер, предположительно Ричард, служил в администрации ланкастерского герцогства (RIII, p. 170).

17 Эту улицу, как указывают комментаторы, только четыре квартала отделяли от Милк-Стрит, где жила семья Т. Мора.

18 Характер болезни Эдуарда IV источники определяют отнюдь не одинаково. Холл полагает, что малярия, приобретенная королем во время похода во Францию 1475 г., подорвала его крепкое здоровье (Hall, p. 338). Холиншед утверждает, что равно возможны две причины: «меланхолия и злоба», вызванные действиями Людовика XI, и «чрезмерные излишества». По мнению Манчини, два обстоятельства вызвали смерть короля Эдуарда IV: «меланхолия» из-за разрыва между ним и «фламандцами», подписавшими мир с Людовиком XI, и простуда во время рыбной ловли (р. 70—72). Мир с Людовиком его бургундские вассалы подписали в Аррасе 23 декабря 1483 г. Это позволило Людовику порвать договор в Пикиньи (см. прим. 8). Если вспомнить строки, написанные Т. Мором по повoду расстройства здоровья Эдуарда IV вследствие невоздержанности в еде и беспорядочной половой жизни, то напрашивается предположение о каком-то. смертельном сердечном или желудочном заболевании. Подробнее об этом изложено в комментарии Армстронга к изданному им отчету Манчини (Mancini, p. 13t).

19 О свидании соперников возле постели умирающего короля и его речи пишет не только Мор. Сведения об этом можно найти у Манчини (р. 84) и у продолжателя кройлендского летописца (СС, р. 564).

20 Маркиз Дорсет — почетный титул, полученный Томасом Греем (1456—1501), первым сыном Елизаветы Вудвиль, рожденным ею в первом браке (прим. 82).

21 Лорд Уильям Гастингс (1431 г.—13 июня 1483 г.) — ближайший друг и сподвижник Эдуарда IV. Занял пост лорда-чемберлена в 1461 г., в 1471 г. ему был пожалован другой ответственный пост в королевской администрации — губернатора Кале, крепости, в которой находился сильнейший в Англии гарнизон наемных солдат. Д. Манчини, как и Т. Мор, видит в Гастингсе не только государственного советника Эдуарда IV, но и соучастника его «развлечений» (р. 84).

22 Лорд Риверс — титул Энтони Вудвиля (1442—1482). Он потомок Ричарда Вудвиля (убит в 1469 г.), первого графа Риверса и герцогини Бэдфорд. Известен как переводчик произведений античных писателей на английский язык. Был близок к гуманистам, покровительствовал Кэкстону, создавшему первую типографию в Лондоне (см. прим. 82). Манчини пишет, что «лорд Риверс всегда считался добрым, серьезным и справедливым человеком, тем, кто испытал все превратности жизни. Как хорошо ни шли бы его дела, он никогда никого не обидел, но многих облагодетельствовал» (р. 82).

23 Эдуард, сын короля Эдуарда IV, получил титул принца Уэльсского 26 июня 1471 г. (RP, v. VI, р. 9). 3 июля этого же года лорды принесли ему клятву верности как наследнику престола (ВР, v. VI, р. 23). В ноябре 1473 г. его двор был переведен из Лондона в Ладлоу. Наследник престола, если верить Манчини, получил широкое образование, знания его намного превышали обычные в его возрасте. Он имел «особенно глубокие познания в литературе, которые позволяли ему вести беседу с изяществом» (р. 193).

24 Об Энтони Вудвиле см. прим. 22. Манчини инициатором заговора считает Гастингса, который в своих письмах советовал «герцогу поспешить к столице и отомстить за оскорбления, нанесенные ему врагами. Он может легко совершить эту месть, если, прежде чем он прибудет в город, он возьмет под свою опеку молодого короля Эдуарда...» (р. 86—88).

25 Герцога Бэкингема звали не Эдуард, а Генрих (1454—1483). Он внук Гемфри Стаффорда (1402—1460), одного из ближайших сподвижников Маргариты Анжуйской, первого герцога Бэкингема (титул был получен в 1444 г. в связи с торжеством по поводу бракосочетания Генриха VI и Маргариты Анжуйской). Погиб в сражении при Нортгемптоне. Его отец, граф Стаффорд Гемфри, был убит 21 мая 1455 г. в битве при Сент-Олбенсе, сражаясь за ланкастерскую династию. Генрих с 1461 г. находился под опекой Эдуарда IV, был им женат на сестре королевы Екатерине (1466). Он участвовал в судебном процессе над Кларенсом. Манчини так характеризует мотивы, побудившие Генриха Стаффорда примкнуть к заговору Ричарда: «Бэкингем, поскольку он принадлежал к самой высокой знати, был склонен симпатизировать другому аристократу, особенно потому, что у него имелись свои причины ненавидеть родню королевы, так как, когда он был моложе, его заставили жениться на ее сестре, которую он считал недостойной брака с ним из-за ее низкого происхождения» (р. 90).

26 О Гастингсе см. прим. 21.

27 Продолжатель кройлендского хрониста (СС, р. 564—566), Манчини (р. 86) и некоторые другие летописцы отмечают упорные дебаты в Совете, заседавшем в Лондоне, между сторонниками Гастингса и родственниками королевы по поводу численности эскорта принца Уэльсского во время его путешествия из Ладлоу в Лондон. Итогом споров явился компромисс. Королева написала в Уэльс, чтобы

28 Стони Стаффорд лежит в 50 милях (меньше 80 км) от Лондона.

29 Встреча с Риверсом была 29 апреля. Арестовали же его 30 апреля утром (СС, р. 565).

30 Ричард Грей — второй сын Елизаветы Вудвиль от первого брака. Родился около 1460 г.

31 Эдуард Вудвиль ушел со своими судами в море либо 30 апреля, либо 1 мая (Mancini, p. 144—146). Р. С. Сильвестер совершенно справедливо замечает, что трудно представить себе, откуда об этом стало известно герцогу Глостеру 30 апреля (RIII, р. 182). Как сообщает Росс, Томас Грей, маркиз Дорсет, и Эдуард Грей, его дядя со стороны отца, бежали за море (Rous, p. 213). Согласно Манчини, маркиз Дорсет, Томас Грей и рыцарь Эдуард Вудвиль, четвертый сын Ричарда Вудвиля, первого графа Риверса, младший брат Энтони Вудвиля, разделили с королевой сокровища Тауэра между собой (р. 146).

32 Томас Воген, «рыцарь в старческом возрасте» (СС, р. 564—565), — один из видных военачальников, участвовал в 18 сражениях на стороне Эдуарда IV, стал канцлером уэльсского принца в 1473 г., в 1475 г. удостоен рыцарского звания.

33 О Помфрете см. прим. 64. Местами их заточения, как доказал Армстронг, стали для Эдуарда Вудвиля — Шериф-Хэттон, для Ричарда Грея — Миддлхем (Mancini, р. 142—152).

34 Известие об аресте членов совета принца Уэльсского достигло Лондона на следующую ночь — с 30 апреля по 1 мая (СС, р. 565).

35 Архиепископом Йоркским был Томас Роттерхем. Он сын йоркширского рыцаря, выдвинулся благодаря поддержке королевы. В 1468 г. становится епископом Рочестера, затем получает линкольнскую епархию. Архиепископ с 1480 г.

36 Горней — это Горнси-парк, теперь Гэррингей-парк, северо-западная часть Лондона.

37 В город принц Уэльсский вошел, сопровождаемый свитой из 500 человек (Mancini, р. 101). Кройлендский летописец указывает, что к столице Глостер привел 600 своих дружинников, а Бэкингем — 300 (СС, р. 565). 4 мая назвал днем прибытия в столицу кортежа не только Мор, но и Фабиан (р. 668), и автор «Большой хроники Лондона» (GrCh, p. 220), и продолжатель кройлендского хрониста (СС, р. 568). Из лондонской летописи мы узнаем, что на Эдуарде V была одежда из черного бархата, на Глостере — из грубого черного сукна. В черных нарядах двигалась к Лондону и их свита. Народ по этому поводу пророчествовал: «Когда придет черный флот норвежцев, стройте ваши дома из надежно скрепленного камня» (GrCh, p. 220).

38 Принц Уэльсский был помещен в епископский дворец, расположенный на северозападной стороне площади перед собором св. Павла (СС, р. 565).

39 Вопрос, был ли Ричард Глостер назван протектором в завещании или устно на смертном ложе Эдуардом IV, до сих пор остается спорным. Историкам известен только ранний вариант королевского завещания, составленный в 1475 г. Манчини, Вергилий, Андрэ утверждают, что предсмертная воля Эдуарда IV облекала Ричарда властью протектора. Продолжатель хроники монастыря в Кройленде соглашается с Мором, что Глостер был назначен протектором майским советом знати (СС, р. 565—566).

40 Большая печать была отобрана у Йоркского архиепископа 2 мая (Mancini, p. 102). Джон Рассел (умер 30 декабря 1494 г.) получил печать только 27 июня 1483 г. До этого ее хранителем являлся архиепископ Кентербери. Рассел стал епископом Линкольна в 1480 г., когда Рэттерхем был переведен из Линкольна на место архиепископа в Йорк. Манчини, как и Мор, положительно оценивает способности Рассела (р. 102).

41 Вероятно, совет протектора не раз дебатировал вопрос о том, как заставить Елизавету освободить младшего сына из вестминстерского убежища. Дж. Армстронг опубликовал отрывок из протокола, найденного им в архиве лондонского Гилд-холла, в котором речь идет о переговорах с вдовствующей королевой. Протокол имел дату 24 мая 1483 г.

42 Архиепископом Кентербери . являлся тогда Томас Буршье (1404—1486), младший отпрыск одной из аристократических семей Англии. Он сделал блестящую карьеру: в 1435 г. стал епископом Эли, в 1454 г. — архиепископом Кентербери, в 1465 г.— благодаря хлопотам Эдуарда IV—получил кардинальскую мантию.

43 Как указывалось выше, архиепископ Кентербери, а не Йорка, возглавлял делегацию в Вестминстерское аббатство. Здесь Т. Мор (или его издатели) допустили элементарную описку.

44 Легенда возникла в VII в, Св. Петра и его ангельскую свиту якобы видел рыбак Эдрик,

45 Убежищем внутри городских стен Лондона являлась церковь св. Мартина.

46 Когда произошло это событие? У Мора нет точной даты, но порядок изложения фактов подтверждает, что это случилось раньше расправы с Гастингсом, т. е. до 13 июня. По мнению продолжателя кройлендского аббата, свидание с королевой в Вестминстере произошло позднее-- в следующий после 13 июня понедельник. Одно из опубликованных писем коллекции дворянской семьи Стоноров принадлежит перу Симона Столуорта, слуге епископа Рассела, и имеет дату 21 июня. В нем также говорится, что взятие Ричарда произошло в ближайший понедельник к 21 июня (Stonor Letters, p. 161). Этим числом являлось 16 июня. Р. С. Сильвестер обратил внимание на запись, сохранившуюся среди бумаг Джона Говарда, герцога Норфолька, об уплате 6 шиллингов за 8 лодок, доставивших его и сопровождавшую его свиту из Лондона в Вестминстер и обратно. Платеж произведен 16 июня (RIII, р. 202—203). Манчини помещает это событие до убийства лорда-чемберлена (р. 108—110). Все позднейшие летописцы принимают точку зрения Т. Мора, хотя, судя по приведенным документальным данным, без должных к тому оснований.

47 В «Большой хронике Лондона» говорится, что Ричард вместе с архиепископом вошел в покои королевы н «здесь вел себя так приветливо по отношению к королеве, давая различные притворно-любезные обещания, что ни у нее, ни тем более у архиепископа не закрались какие-либо подозрения в предательстве» (GrCh. p. 230—231).

48 Этим другим лордом, если верить позднейшим хронистам, являлся Томас Говард. Полидор Вергилий сообщает, что отец Томаса — Джон Говард, герцог Норфольк, также находился в Вестминстере («Three Books», p. 543). Томас Говард имел большой вес при дворе молодого Генриха VIII, поэтому назвать его имя Мор опасался (RIII, Introduction, p. LXIX). О Говардах см. прим. 5.

49 Согласно средневековому праву Англии, дворянский сын в 15 лет мог получить феодальное держание, за которое он обязан был нести военную службу — рыцарскую службу. До этого события дворянин считался несовершеннолетним и находился под опекой родственников или назначенных королем лиц (F. Pollock and F. W. Maitland. The History of English Law, v. I. Cambridge, 1923, p. 318).

50 От этого места до конца абзаца текст «не был написан господином Мором в его истории, писанной по-английски, и переведен здесь из его истории, писанной по-латыни» (прим. Рэстела). Русский перевод сделан прямо с латинского текста.

51 События, о которых рассказывает Елизавета, происходили в 1470—1471 гг. 7 сентября вооруженные отряды баронского дома Невилей, Георга Кларенса и французские наемники Маргариты Анжуйской высадились в Плимуте и Дортмуте. Основные их силы двинулись на Лондон. Эдуард IV, подавляя бунт одного из сторонников графа Уорвика — лорда Фитцгу, находился далеко на севере подле шотландской границы. Его советники, оставшиеся в Лондоне, и городской совет не сумели защитить столицы. Их действия оказались парализованными хотя и лишенным ясной цели и четкой организации, но массовым мятежом, который искусно спрово-цировали агенты Уорвика. Толпы бунтовщиков состояли из представителей городских низов. К ним присоединилось немалое число бедняков из Кента. «Большие отряды кентцев» овладели Саусворком, разгромили находившуюся здесь тюрьму Маршалси. И внутри Лондона, и в предместьях горели дома богачей, пивные, трактиры. Особенно неистово преследовались жившие в Лондоне и его окрестностях фламандцы. Своей кульминации эти события достигли 1 октября. В тот же день королева с семьей бежала в Вестминстер. 3 октября отряды Уорвика заняли Лондон и помогли ополчению столичных горожан обуздать мятеж, а Эдуард, Ричард Глостер и лорд Гастингс с небольшой свитой бежали в Зеландию искать помощи у бургундского герцога Карла Смелого (Warkworth. p. 11—12; Fabyan, p. 658; Vitellius, fol., p. 18"2—-184; ThFCh. p. 183). Уместно заметить, что супругой правителя Бургундии являлась сестра Эдуарда IV Маргарита (WW, р. 787; Gregory, р. 236).

Эдуард IV вернулся в Англию 14 марта 1470 г. 11 апреля благодаря успешным военным операциям н переходу на его сторону Георга Кларенса столица вновь оказалась в руках первого короля . Йоркской династии. Еще через три дня.

14 апреля, в сражении при Барнете Эдуард IV разбил армию Уорвнка. 3 мая армия ланкастерцев терпит поражение на западе Англии, у Тьюксбери. В этих боях погибли граф Уорвик, большинство членов его семьи, единственный сын Генриха VI Эдуард; Маргарита Анжуйская попала в плен. Судьба короны была определена на 12 лет (ChwR, р. 56—60; Warkworth, p. 15—16). О судьбе самого Генриха VI см. прим. 14.

52 Манчини, описывая эту сцену, сообщает, что протектор «с согласия совета» окружил убежище войсками. Поэтому, «когда королева увидела, что она осаждена и все приготовлено для насилия, она выдала сына, поверив словам архиепископа Кентербери, что ребенок будет возвращен после коронации...» (р. 108). Указание на такое обещание не содержит ни один другой источник. В кройлендской хронике также подчеркивается, что герцоги прибыли в Вестминстер на судах с большим количеством вооруженных людей (СС, р. 566).

53 Симон Столуорт также сообщает, что протектор принял мальчика на пороге Звездной палаты (Stonor Letters, v. II, p. 161).

54 Знакомясь с фрагментом «История Ричарда III», сохранившимся в MS. Harley 433, П. Кэндел установил (р. 544), что Эдуарда перевели из епископского дворца в Тауэр значительно раньше — 9 мая. Продолжатель кройлендского хрониста также говорит, что второй сын Елизаветы «был доставлен господином кардиналом в указанный Тауэр Лондона» (СС, р. 566). В «Большой хронике Лондона» факт перевода принца Эдуарда в Тауэр предшествует переговорам в Вестминстере (GrCh, p. 230). Монастырский хронист рассказывает о совете, состоявшемся через несколько дней после прибытия принца Уэльсского в Лондон. На совете было принято предложение герцога Бэкингема о переводе ребенка из тесного епископского дворца в «более просторное место» — лондонский Тауэр (СС, р. 566). Столуорт сообщает, что юный Ричард из Вестминстера был отправлен кардиналом в Тауэр (Stonor Letters, v. II, p. 161). Но Фабиан (р. 688) и Полидор Вергилий (Three Books, p. 178) поддерживают версию Т. Мора, что оба ребенка после их встречи в епископском дворце были эскортированы в Тауэр.

55 От этих слов до слов «со многими другими дворянами» (стр. 59) английский текст переведен Рэстелом с латинского. Русский перевод сделан непосредственно с латинского.

56 Сыну протектора Эдуарду было тогда десять лет. Он умер 9 апреля 1484 г. Других детей от Анны Невиль Ричард Глостер не имел, хотя известны, по крайней мере, два сына и одна дочь от любовниц. У герцога Бэкингема было три сына и две дочери.

57 Этот спор имел к тому времени столетнюю историю. Один из богатейших феодалов XIV в., граф Герифорда, Эссекса и Нортгемптона Гемфри Боген не имел мужского потомства. Ему наследовали две дочери — Элеонора и Мария. Элеонора стала супругой шестого сына Эдуарда III, герцога Глостера, Томаса, прозванного по месту рождения Вудстоком, и принесла ему в приданое половину отцовских земель. Томас был убит по приказу Ричарда II в 1397 г. Дочь Томаса и Элеоноры Анна вышла замуж за Эдмунда, графа Стаффорда, прадеда соратника Ричарда Глостера.

Вторая половина состояния Богена вместе с дочерью Марией, женой Генриха IV Ланкастера и матерью Генриха V, оказалась в руках ланкастерского дома. В состав этой половины входили земли графства Герифорд. После гибели прямых наследников Генриха IV и Марии в 1471 г. создались условия для того, чтобы Генрих Стаффорд заявил о своих правах на вторую половину состояния Богенов. С притязаниями на «долю Марии» в какой-то форме он выступал еще при жизни Эдуарда IV, но был отвергнут. Возможно, здесь следует искать один из мотивов, побудивших его мстить семье покойного короля, а позднее вступить в конфликт с Ричардом. Наиболее подробно пишет об этом П. Вергилий (Three Books, p-. 191— 193; Ramsay, v. II, p. 563—564).

58 Джон Мортон (1420—1500) — выходец из дворянской семьи, окончил Оксфордский университет, до 1471 г. активно поддерживал ланкастерскую группировку, но после Тьюксбери перешел на сторону Эдуарда IV, вошел в его тайный совет, стал одним из виднейших советников (Mancini, р. 82—84). В 1474 г. получил одну из богатейших епархий — Эли. При Генрихе VII — архиепископ Кентербери, кардинал. В 90-х гг. XV столетия возглавлял в качестве лорда-канцлера правительство первого Тюдора. Он был покровителем таланта юного Томаса Мора. Восторженную оценку Д. Мортону Мор дает в первой книге «Утопии». Она не расходится с мнением о Мортоне Манчини. Тот пишет: «Что касается епископа Эли, он был изобретателен и смел, так как обучился искусству придворных интриг во времена Генриха VI, и поэтому когда после разгрома партии Генриха он был приближен Эдуардом, то приобрел большое влияние» (р. 40).

59 Лорд Стенли — Томас Стенли (1435—1504), глава одной из богатейших и знатнейших семей Западной Англии, сын Томаса, первого барона Стенли (1406—1459). В 50-х гг. XV в. сражался на стороне Генриха VI и Маргариты Анжуйской. В 1461 г. перешел к йоркистам, получив титул главного судьи Честера и Флинта. После женитьбы на сестре графа Уорвика Элеоноре Невиль (умерла ранее 1473 г.) поддерживал могущественного «создателя королей» в его борьбе с Эдуардом IV. После гибели графа Уорвика (1471), подобно Джону Мортону, становится приверженцем Эдуарда IV и получает от него в 1475 г. почетную должность стюарда королевского двора. Поддерживал Гастингса до его казни 13 июня. Был арестован вместе с ним, но вскоре выпущен на свободу. В декабре 1483 г. Ричард III пожаловал ему один из ключевых постов королевской администрации — великого констебля Англии. Это не помешало Томасу вступить в заговор с приверженцами Генриха Тюдора и активно содействовать поражению Ричарда III на поле Босворта (1485). Контакты с тюдоровской группой были установлены им не без помощи его второй супруги, Маргариты, урожденной Бьюфорт, вдовы Оуэна Тюдора и матери будущего короля Генриха VII. На поле Босворта ему удалось подобрать потерянную Ричардом корону и водрузить ее на чело первого Тюдора. В октябре 1485 г. Стенли был дарован почетный титул графа Дерби. Он удостоился чести быть крестным отцом первенца Генриха VII, принца Артура. Холл называет Томаса Стенли «хитрой лисицей».

60 Дом Кросби был построен рыцарем Джоном Кросби в 1466 г. В 1483 г. продан его вдовой Ричарду Глостеру. В 1523 г. Томас Мор приобрел этот дом у рыцаря Джона Реста. Несколькими месяцами позже Мор перепродал его Антонио Бонвизи, «своему старому другу» (?. М. Routh. Sir Thomas More, p. 139; RIII, p. 213).

61 Манчини говорит, что слуги были удалены от Эдуарда после казни Гастингса (Р. 112).

62 Кэтсби Уильям (1450—1485) — профессиональный законовед, управляющий поместьями Гастингса. Как плату за измену следует рассматривать различные доходные государственные посты, пожалованные ему Ричардом III после убийства Гастингса. Кэтсби был спикером единственного парламента Ричарда III (январь 1484 г.). В сатирических стихах,-написанных в 1484 г. Уильямом Коллинборном, мы читаем: «Кот, Крыса и Лувел, наша собака, заправляют всей Англией под руководством вепря». Кот — cat — начальные буквы фамилии Catesby, Крыса — rat — начальные буквы фамилии Ratcliff. Что касается вепря, то это животное наряду со львом было геральдическим знаком герцога Глостера — намек более чем прозрачный.

Ричард Рэтклиф, доверенное лицо Ричарда, в апреле 1483 г. собрал ополчение дворян севера для похода к Лондону, чтобы помочь Ричарду в захвате престола. 25 июня он казнил Р. Грея, Э. Вудвиля и Т. Вогена. Погиб при Босворте. Фрэнсис Лувел командовал флотом Ричарда III, получил титул виконта 4 января 1483 г., земельные пожалования с годовой рентой в 400 ф. ст. Как и Рэтклиф, .он —член Тайного совета, сражался против Генриха Тюдора даже в 1486 г., организовал мятеж в Йоркшире, участвовал в путче Ламберта Симнела (1487). После битвы при Стоуке исчез. Судьба его остается неизвестной.

63 Совет в Тауэре 13 июня упоминается всеми летописцами событий 1483 г., хотя иаображается ими неодинаково. Ближе всех к тексту Мора повествование П. Вергилия (Three Books, p. 180). Кройлендский летописец говорит, что протектор разделил накануне 13 июня совет на две части: одна часть должна была собраться в Вестминстере, другая — в Тауэре. Совет в Тауэре происходил утром. Далее коротко сообщается об отсечении головы Гастингсу, аресте и высылке в Уэлс Мортона и Роттерхема (СС, р. 566).

У Манчини также речь идет о трех репрессированных — Мортоне, Роттерхеме и Гастингсе. «Однажды эти трое и несколько других пришли в Тауэр, как обычно, в 10 часов утра, чтобы приветствовать протектора. Когда их впустили во внутренние покои, протектор, как это было заранее условлено, начал кричать, что он попал в засаду, что они пришли с оружием, что они готовятся первыми напасть на него. Поэтому солдаты, оставленные заранее их господином поблизости, тотчас ворвались в помещение во главе с герцогом Бэкингемом и убили Гастингса. Остальные были взяты под арест (Mancini, p. 111).

Более подробен рассказ «Большой хроники Лондона»: «13 июня он (Ричард.— Е. К.) назначил совету собраться в Тауэре, на который пригласил графа Дерби, лорда Гастингса и многих других, из них большинство, как он знал, благожелательно относятся к его делу. И в этот день лорд Гастингс обедал с ним, а после обеда прискакал в Тауэр вместе с ним. Здесь, когда они вошли в палату советов и время пришло заняться делами, которые были намечены прежде, внезапно кто-то у двери палаты громко закричал: «Измена! Измена!» И тотчас привратники распахнули дверь, и туда ворвались те, которые находились здесь в засаде, и силой схватили графа Дерби и лорда Гастингса. И немедленно, без какого-либо судебного процесса и законного расследования, вывели названного лорда Гастингса на лужайку около часовни и здесь, положив голову на квадратный обрубок дерева, не дав времени для исповеди, отсекли ему голову...» Как и Т. Мор, этот хронист указывает, что Томас Стенли получил рану в лицо, однако не ограничивается этим и пытается объяснить, почему ему была сохранена жизнь. Оказывается, Ричард боялся, что сын Стенли Уильям, лорд Стрендж, поднимет мятеж среди дворянства Западной Англии (GrCh, p. 231).

Расхождения между хронистами в изображении убийства Гастингса отражают слабую осведомленность современников о деталях драмы, разыгравшейся за крепкими стенами Тауэра. Рассказ Т. Мора кажется нам более правдивым хотя бы потому, что в числе его информаторов, несомненно, был участник тауэрского совета Джон Мортон, будущий архиепископ и покровитель таланта Мора.