Комментарии

69. Один из современников Магеллана датирует бой 28 апреля, его рассказ таков:

«Фернандо Магеллан добивался того, чтобы и другие властители, соседи этого, покорились этому властителю, ставшему христианином, они же отказывались подчиниться ему. Ввиду этого Фернандо Магеллан выступил однажды ночью на своих шлюпках и предал огню поселения тех, что отказывались подчиниться. Спустя 10-12 дней после этого он приказал поселению, находившемуся на расстоянии полулиги от сожженного им поселения и называвшемуся Мактан, также расположенному на острове, прислать ему трех коз, трех свиней, три меры риса и три меры проса. В ответ они заявили, что вместо потребованных им трех штук каждого предмета они готовы дать ему две и, что, если он согласен на это, они тотчас же исполнят все, если же нет, то как ему будет угодно, они же больше ничего не дадут. Ввиду того, что они отказывались дать ему то, что он требовал от них, Фернандо Магеллан дал распоряжение укомплектовать три лодки экипажем в 50-60 человек и выступил против этого селения 28 апреля утром. Их встретило множество людей, около трех-четырех тысяч человек, которые бились с таким упорством, что Фернандо Магеллан и шесть человек, бывших с ним, были убиты в 1521 г.

70. Дуарте Барбоза родился в Лиссабоне в конце XV в. Годы 1501-1516 он провел на Востоке, в результате чего написал «Книгу, в коей сообщается о том, что я видел и слышал на Востоке», впервые опубликованную в 1813 г. в Лиссабоне; он был служащим на фактории в Кананоре у своего дяди Жила Фернандиша Барбозы и так хорошо изучил малабарское наречие, что говорили, будто он изъяснялся на нем даже лучше, чем туземцы. По этой причине ему было поручено Нуно да Кунья вести мирные переговоры с Саморином. В 1515 г. ему дано было поручение Албукерки проверить работы по постройке нескольких галеонов. В бытность свою в Севилье Магеллан жил в доме отца Дуарте, Диогу Барбозы, где он женился на его сестре, Беатриж. Дуарте отправился на корабле «Тринидад» в качестве резервиста (Sobresaliente). В порту Сан-Хулиан отобрал корабль «Виктория» у мятежников. Он был убит в Себу на роковом пиру 1 мая 1521 г. Помимо вышеупомянутой книги ему принадлежит еще письмо, написанное им из Кананора 12 января 1513 г., в котором он жалуется на эксцессы португальцев.

71. Магеллан женился на Беатриж Барбоза, вероятно, в 1517 г. Он имел от нее сына Родригу, которому было шесть месяцев от роду ко времени отъезда Магеллана. Родригу умер в сентябре 1521 г., а в марте следующего года умерла его мать.

72. Бриту описывает следующим образом смерть Жуана Серрана:

«Как только с кораблей заметили избиение, они немедленно подняли якоря и попытались взять курс на Борнео. Тогда дикари вытащили Жуана Серрана, одного из тех, за которых они собирались требовать выкуп, и потребовали за него два ружья и два бахара меди, помимо полотна, которое находилось на корабле как товар для мены. Серран попросил их доставить его на корабль и обещал там дать им все, что они требуют, но они, напротив, настаивали на том, чтобы эти предметы были вынесены на берег. Но (люди на корабле), боясь еще одного такого же акта предательства, как происшедший, подняли паруса и покинули там этого человека, и больше о нем ничего не было слышно».

73. «Рутейру» пишет, что на место убитого в Себу были избраны два капитана: «Жуан Лопиш [Карвалью], который был главным казначеем, «главным капитаном флота», и главного альгуасила по имени Гонсало де Эспиноса — «капитаном одного из кораблей». Пигафетта вовсе не упоминает имени Эль-Кано, который привел «Викторию» в Европу. Оба вышеупомянутых капитана оставались на «Консепсьоне». Когда этот корабль был сожжен, на оставшихся двух кораблях было всего лишь 115 человек.

74. Остров Панглао.

75. Порт Кипит расположен на северо-восточном берегу Минданао.

76. Первое европейское упоминание об острове Лусон.

77. Пигафетта путает леки с китайцами, которые на протяжении многих лет вели торговлю с Филиппинами и которые одно время владели ими.

78. Остров Кагайян — Сулу, расположенный к северо-востоку от Калимантана (Борнео).

79. «Рутейру» дает более подробное описание событий в Палаване.

«Первое поселение, около которого они попытались высадиться, отнеслось к ним враждебно, ввиду чего они решили отправиться к другому острову, но встречные ветры заставили их стать на якорь вблизи Палавана. Тут они были приглашены на берег жителями другого поселения. Один из солдат, Жуан ди Кампуш, сошел один на берег, чтобы запастись провизией. Он был радушно встречен в этом порту, называемом Дигуасам, и население направилось собирать продовольствие для чужестранцев. В другом селении, с начальником которого Карвалью вступил в мирные отношения, закупили рис, коз и свиней. В этом поселении они встретили негра, говорящего по-португальски, который был окрещен в Борнео. Он обещал проводить их до Молуккских [островов], но в самый последний момент не явился. Они захватили пирогу с тремя «маврами» поблизости от первого поселения и были доведены до Борнео».

80. От испанского «almadia», нечто вроде каноэ, которым пользуются жители восточной Индии, также и лодка, которой пользовались португальцы и их рабы в Восточных Индиях. Она состоит из выдолбленного ствола, хотя и разнообразной формы.

81. Пигафетта преувеличивает численность жителей. Он, вероятно, получил эти сведения из вторых рук.

82. «Cheritatulis» — «писатели повествований:; «juruulis» — «приверженцы письма».

83. Мелкая медная, бронзовая, оловянная и цинковая монета, обращающаяся на восточных островах, называется «pichis» или «puis», название древней яванской монеты, — теперь нарицательное название для денег вообще. Китайская монета была в прежнее время в общем употреблении на всех южных островах восточных архипелагов.

84. Китайская монета кэт, или кэтти.

85. «Бахар» в итальянской рукописи; во французской называется «бочки» или «бочонок». «Anime» (смола), вероятно, один из многочисленных видов резины, добываемой из различных деревьев на Филиппинах.

86. Пигафетта, не будучи испанцем и португальцем, обнаруживает недостаточное знакомство с мусульманскими религиозными предписаниями. Нет, однако, никакого сомнения в том, что эти предписания сильно видоизменились на Калимантане (Борнео).

87. Камфорное дерево растет в пределах небольших пространств на Суматре и Калимантане, где находится в изобилии. Масло (как в жидком, так и в твердом виде) находится в древесине дерева, но не в каждом. Малайское название камфоры — несколько измененное санскритское «karpura».

88. Вероятно, Бангей или один из соседних островков между Калимантаном и Палаваном. В «Рутейру» он носит название «Св. Марии Августовской», так как был достигнут 15 августа в день Богородицы Августовской.

89. Живые листья — это насекомые рода Phyllium. Они известны как бродячие листья, так как внешним видом напоминают листья.

90. Дата отбытия 27 сентября 1521 г. В этом месте Жуан Карвалью был отстранен от главного командования из-за крутых мер и несоблюдения королевских приказов и занял старое место главного кормчего. На его место был избран Эспиноса, а Эль-Кано стал капитаном «Виктории».

91. Холо и Басилан.

92. Кавит — мыс и бухта на западном побережье Самбоанга в Минданао. Субанин представляет собой часть Самбоанга. Остров Монорипа, вероятно, остров Самаль, расположенный на юго-западной оконечности области Самбоанга.

93. В других сочинениях современников она называется «buiguiday» или «bignaday».

94. Альбо называет эти два острова Сибуко и Вирано — Батолаке, первый из которых, вероятно, Сибаго, а второй — часть южной окраины Минданао.

95. Острова Сарангани и Балут, как раз южнее самой южной оконечности Минданао.

96. Эти острова принадлежат к группе Кавио (южнее Минданао). Кабалусао, возможно, остров Кавалусу, а Липан, вероятно, Липанг.

97. Из числа этих островов: Кеама — это Кима, Каракита — Каракитанг, Пара сохраняет свое название и ныне, Сангалура — это Сангалонг, или Сангалуан; Сиау — это Сиао, или Сиан; Пагинсара, вероятно, Тагуланда.

98. Альбо излагает следующим образом события, происшедшие за время, протекшее с того дня, как корабли покинули Борнео, до прибытия их к Молуккским островам:

«Мы оставили Борнео и возвратились тем же путем, которым пришли сюда, и соответственно с этим миновали канал между оконечностью острова Борнео и Полуаном. Повернув на запад [?], мы направились к острову Кагайян и таким образом тем же путем направились на поиски острова Кипит на юге. На этом пути между Кипитом и Кагайяном мы обнаружили на южной стороне остров по названию Соло, где находят много очень больших жемчужин. Говорили, что властитель этого острова обладает жемчужиной величиною в яйцо. Остров лежит под 6° широты. На этом пути мы прошли мимо трех небольших островков к югу и юго-западу от Соло. Ташма лежит под 6 5/6 ° и расположена напротив мыса Кипит. Между этими двумя островами находится множество островков. Упомянутый мыс лежит под 7 1/4° и тянется на юго-восток и западо-северо-запад к Полуану.

После этого мы пошли вдоль побережья Кипита по направлению к югу. Повернув на восток, мы направились к нескольким скалистым островкам. На побережье расположено было много поселений, и там, где растет в изобилии превосходная корица, мы накупили ее немало. На этом побережье много и имбиря. После этого мы направились на северо-запад, заметили залив и повернули на юго-восток, пока не увидели большой остров. Тут раскинулось большое поселение, которое тянулось от этого места до южной оконечности острова Кипит и находилось на оконечности этого острова. Здесь в большой реке находится огромное количество золота. Эта оконечность лежит на 91 1/2° от меридиана.

Мы оставили Кипит, направляясь на Молукку, и, повернув на юго-запад, встретили остров Сибуко. После этого мы повернули на юго-восток, где увидели другой остров, Вирамо Батолаке, затем продолжали путь до оконечности этого острова. Затем мы увидели еще один остров, Кандикар, и направились к югу между этими двумя островами, пока не достигли пункта несколько подальше, и тут мы вступили в канал между Кандикаром и другим островом, по названию Сарангани. Мы бросили якорь у этого последнего и взяли тут лоцмана на Молукку. Эти два острова лежат на 4 2/3°, меж тем как Кипит лежит на 7 1/4, оконечность Сибуко на 6° южной широты и оконечность Вирано Батолаке — на 5°. Начиная от оконечностей Кипита и Кандикара, курс лежит между северо-северо-востоком и юго-юго-востоком, и на этом пути не встречается ни одного мыса.

Мы оставили Сарангани и направились между югом и востоком, пока не достигли правой стороны острова Сангин. Между этими двумя островами расположено по направлению к западу большое число островков. Сангин лежит на 3 2/3°.

Из Сангина мы направились между югом и востоком к острову Сиан. Между этими двумя островами расположено множество скалистых островков. Сиан лежит на 3° точно.

Мы направились между югом и западом к острову Пагинсара, который лежит на 10 1/6°. Путь от этого острова до Сарангани лежит между севером и западом и между югом и западом, и все эти острова обследованы.

От Пагинсара мы направились по курсу между югом и востоком, пока не достигли пункта посередине двух островков, расположенных к северо-востоку и юго-западу один от другого. Тот, что в северо-западном направлении, называется Суар, другой — Меан. Первый лежит на 1° 45', а другой — на 1 1/2°.

От Меана мы пошли на юго-юго-восток, пока не увидели острова Молукка. Тогда мы повернули на восток и вступили в канал между Маре и Тидоре, где и стали на якорь. Тут нас встретили с величайшим радушием, и между нами установились прочные мирные отношения. Мы построили на берегу дом для торговли с местными жителями и простояли тут много дней, пока грузились корабли».

«Рутейру» сообщает, что после того, как покинули Борнео, захвачен был в плен экипаж одной джонки, груженной кокосовыми орехами, и вскоре после этого корабли стали на починку в порте Св. Марии Августовской. Направившись на юго-запад, они встретили остров Фагаджам [Кагаян] и остров Селоке, где, как они узнали, имеется много жемчуга. На следующий день они дошли до Кипе [Кипита], проходя между этим островом и островом Тамгим [Тагима]. Во время плавания вдоль побережья этого острова они захватили пирогу, груженную саго в виде хлебов; это — хлеб, изготовляемый из дерева под названием «каджаре» и употребляемый в пищу местными жителями вместо хлеба. На пироге находился 21 человек, в том числе их начальник, который бывал в доме Франсишку Серрана в Молукке. По пути они заметили несколько островов под названием Семрин. Они наняли проводника до Молуккских островов, но он не внушал доверия, и тогда взяли в плен и его и некоторых других. Туземцы пустились преследовать корабли, но их постигла неудача. Продолжая обследование этих мест, они увидели высокие горы, «принадлежащие народу, который здесь носит название Салабос [Сулавеси], и вскоре после этого, намереваясь пристать к небольшому островку, чтобы запастись свежей водой, они были предупреждены одним из туземцев — проводников, что местное население враждебно относится к ним. Отсюда они увидели Молуккские острова и на радостях дали залп из всех орудий. К этому острову они подошли 8 ноября 1521 г., так что весь путь от Севильи до Молукки продолжался два года, два месяца и двадцать один день, ибо выехали они [из Испании] 10 августа 1519 г.

Другой современник Магеллана исчисляет расстояние между Разбойничьими [Марианскими] островами и островами Молуккскими в 1000 миль. По пути между ними расположен архипелаг Св. Лазаря, «где находится множество островов».

99. Кинталада — проценты от груза или места хранения груза на корабле, которые получали должностные лица и матросы парусных судов. Грузовой корабль получал наименование aquintalada после исключения кинталады, т. е. после вычета из стоимости груза всех сумм на погашение затрат по авариям, а из разности нетто — 2 1/2 %, которые распределялись между теми из экипажа, которые работали больше. Общий размер этих процентных отчислений был определен для офицеров и матросов флота Магеллана в п. 74 инструкций, данных Карлом I Магеллану и Фалейру в Барселоне 8 мая 1519 г. Приводим выдержку из этих инструкций:

«Ниже объявляются кинталады, подлежащие погрузке на суда, направляющиеся в области пряностей, равно как и количества, которые дозволяется грузить каждому, из какового ему надлежит уплатить одну двадцать четвертую долю его величеству.

Кинталады

Первое: Фернандо ди Магальяншу и Фалейру, капитан-генералу этого флота, разрешается 60 кинталов содержимого помещения, в каждом.................................60
Далее: из кинталады и 20 кинталов в каждом 20 кинталов дозволяется грузить под палу бой и над декой помещения .......... 20
Остальным трем капитанам — каждому из них разрешается 40 кинталов в помещении каюты, десять из них кинталада....... 40
Казначею — 20 кинталов в помещении каюты и одну кинталаду под палубой........22
Счетоводу — подобное же количество кинталов........................... 22
Нотариусам кораблей — пятнадцать (?) кинталов в помещении каюты и одну кинталаду............22
Альгуасилу флота — шесть кинталов и одну кинталаду.................8
Матросам флота — 1 1/2 кинталады ...................................3
Капелланам — четыре кинталы каждому............................... 4
Врачу и хирургу — пять кинталов каждому.............................................5
Штурманам и кормчим — двенадцать кинталад помещения и одну кинталаду каждому....... 14
Боцманам — восемь кинталов пространства каюты и одна кинталада каждому..................10
Матросам — одну кинталаду каждому...............2
Простым матросам — 1 1/2 кинталады каждому........ 2
Старшим канонирам — по три кинтала в помещении каюты каждому и одну кинталаду .........5
Остальным канонирам — по одной с половиной кинталады каждому............................. 2 1/2
Плотникам — по полторы кинталады 2 1/2
Конопатчикам — столько же 2 1/2
Бочарам — столько же 2 1/2
Лучникам — столько же 2 1/2
Слугам капитанов — по одной кинталаде каждому ............... 1
Каменотесам, каменосекам — по три кинталады каждому.............. 3
Стюардам — по три кинтала каждому ...............3

В тех случаях, когда служба нам выразится в постройке крепости на месте, вышепоименованные лица, которые там будут оставаться, имеют право на [погрузку] тех же кинталад на корабли, направляющиеся [в это королевство], и на получение ежегодно подобных же сумм за кинталады всего оставшегося там [товара].

В крепостях, подлежащих постройке, нашему капитану надлежит назначить таких лиц с возложением на них обязанностей и поручений, которые необходимы в означенных крепостях, и положить им надлежащее жалованье, пока мы не возложим на них дополнительных обязанностей.

ТАРА

Капитан-генералу надлежит взять четыре тары, за которые он уплачивает лишь 1/20................4
Остальные капитаны могут взять 3 тары каждый на тех же условиях.......... 3
Счетовод и казначей — по 2 каждый ........2
Нотариусы кораблей — по 1 каждый ........1
Штурманы и пилоты — по 1 каждый ........1
Боцманы — по 1 каждый ........1
Альгуасил флота — 1 ........1
Капелланы — каждый по 1 ........1
Стражники кораблей — каждый по 1 ........1
Слуги капитанов — по 1 на двоих ........1
Врач и хирург — по 1 ........1
Матросы — по 1 на двоих ........1
Простые матросы — по 1 на двоих ........1
Юнги — по 1 на троих ........1
Старшие канониры кораблей — по 1 на каждого ................1
Остальные канониры — по 1 на двоих 1
Плотники, конопатчики, бочары, каменщики, лучники и моряки — по 1 на двоих...........1
Стюарды по 1 на каждого 1
Резервисты — по 1 на каждого 1

100. Франсишку Серран, брат Жуана Серрана, был близким другом Магеллана. В 1509 г. Серран отправился с флотом, снаряженным Алмейдой для исследования Малакки. Сойдя на берег с большим отрядом вооруженных, он подвергся нападению со стороны малайцев, и ему удалось спастись лишь благодаря тому, что Магеллан поспешил ему на помощь. В январе 1510 г., возвращаясь из этой экспедиции, он потерпел кораблекрушение. В 1511 г. он был отправлен в качестве капитана одного из трех кораблей под командованием Антониу д'Абреу к Молуккским островам с целью их открытия и торговли, но экспедиции не удалось добраться до них; она достигла только островов Банда.

Во время этой экспедиции его корабль стал негодным для морского плавания, а купленная взамен его джонка потерпела крушение у одного из островов. Серрану удалось овладеть судном пиратов и таким образом благополучно добраться до Амбоины [Амбон]. При первом же удобном случае Серран направился в Тернате и там стал на сторону властителя Тидоре, но незадолго до прибытия в эти края Магеллана был отравлен властителем Тидоре. Во время пребывания Серрана в Тидоре он вел оживленную переписку с Магелланом, и последний использовал его письма с целью побудить Карла I согласиться на экспедицию.

101. Тестон — португальская серебряная монета, впервые отчеканенная в ХV в.

102. Невозможно с точностью определить подлинные имена.

103. Педру Аффонсу ди Лороза, обвиненный в предательстве по отношению к отечеству. «Рутейру» говорит, что его нашли на острове Таргатель (Тернате) и ему были направлены письма с предложением «явиться и поговорить с ними», но он ответил, «что не смеет сделать этого, так как властитель этой страны запрещает ему». Однако разрешение было получено, и Лороза явился. Он остался на корабле «Тринидад» и вскоре был казнен португальцами.

104. Пигафетта, вероятно, говорит тут о различных видах бамбука.

105. Гудзерати (Гуджарат) — одна из древних областей Индии. Ее гавани являлись крупными торговыми центрами.

106. Намерение запастись свежей водой около Сулавеси объяснялось опасением, что у Молуккских островов им не дадут возможности это сделать.

107. Триштан ди Менезиш отправился по поручению Алейшу ди Менезиша на Малакку. По пути следования он нашел острова Ява, Банда и Молуккские.

108. Диогу Лопиш ди Сикейра, португальский моряк, капитан-генерал и правитель Индии (1518-1522), отправился 5 апреля 1508г. из Лиссабона на четырех кораблях для исследования и открытия Малакки. После прибытия его в Индию ему предложено было место главного капитана Индии, но он отклонил это предложение. В декабре 1509 г. отправился в Малакку, но его беззаботность стоила ему жизни. Он пал от руки малайцев.

109. Город Джидда.

110. Вероятно, Педру ди Фарья, который был назначен капитаном корабля в Малакке по распоряжению Албукерки и послан правителем (Диогу Лопиш ди Сикейра) для постройки форта на Молуккских островах.

111. Банда, или «Острова мускатного ореха» — небольших размеров, некоторые из них необитаемы. Эти острова вулканического происхождения, и тут часто происходят извержения и землетрясения. Население редкое. Единственный источник его существования — разведение мускатного ореха.

112. Туземное обозначение гвоздики — «гомодо» и «бонгалаунт». Главные названия для гвоздики на южном архипелаге скорее иностранного, чем местного, происхождения. На Молуккских островах гвоздика называется «гаумеди», что по-санскритски означает «коровий мозг». Наиболее часто встречающееся название — «кангкек», которое представляет собой видоизменение китайского слова «тенг-хиа» и означает «благовонные гвозди». Другое название — «лаван», к которому малайцы прибавляют слова «цветок» или «плод» (как «бонгалаван» Пигафетты).

113. Св. Варвара считалась у суеверных испанцев покровительницей пороховых складов.

114. Марчелло — венецианская серебряная монета весом 63 грамма. Два марчелло равны были одной венецианской лире, стоимость которой была 1/4 итальянской лиры.

115. Сантьяго Компостельский — населенный пункт в Галисии (Испания). В Испании в средние века существовал военно-религиозный орден Сантьяго (св. Иаков)..

116. Шкурки райской птицы издавна составляли предмет оживленной торговли. Существовало поверье, что тот, кто носит такую шкурку, непобедим в бою и ему не грозит никакая опасность.

117. Другие источники отмечают, что корабль «Тринидад» получил течь у острова Маре уже после того, как запаслись провизией и топливом для обратного плавания.

118. Бригу рассказывает в связи с этим происшествием следующее:

«Я уже из Банды писал о кастильцах и отослал письма некоего Педру ди Лороза, который прибыл сюда вместе с ними. Я покинул Банду 2 мая 1522 г., намереваясь захватить корабль, оставшийся последним, так как другой покинул эти места около трех месяцев назад. В Тидоре я приехал 13 мая 1522 г. Находившиеся там раньше кастильцы нагрузили два корабля, которые и отправились в Кастилию. Я узнал, что первый корабль уехал четыре месяца, а другой — месяца полтора назад. Второй не мог уехать одновременно с первым из-за течи, которая открылась как раз перед отплытием. Поэтому с него был снят груз, и после починки он тут и остался. Я нашел пятерых кастильцев, один из них был фактор с товаром, а другой — канонир. Я послал фактора Руй Гагуо к властителю [Тидоре], прося его добиться того, чтобы кастильцы, их артиллерия и их имущество были переданы мне, и точно так же спросить его, на каком основании он пропустил сюда кастильцев, раз эта область была задолго до того открыта португальцами. Он сказал в ответ, что допустил их только для торговли, и больше всего из страха, а не по своей охоте. На следующий день он прислал ко мне трех кастильцев и некоторое количество товаров. Я уже захватил с собою другого кастильца, когда оставлял Банду, куда он явился познакомиться со страною и возможностью вести здесь торговлю. Пятый кастилец в это время отсутствовал: он находился в Моро, в 60 лигах от Молукки. На следующий день ко мне явился властитель. Он объявил себя верным вассалом Вашего высочества и сумел во всем оправдаться, что подтвердили также и кастильцы. Я предложил ему изложить все это в письменной форме для того, чтобы держать его в страхе в будущем.

Вся страна была наводнена оловянными крестами (некоторые были из серебра), на одной стороне которых находилось изображение распятия, а на другой — образ Богородицы. Они продавали бомбарды, мушкеты, луки, мечи, дротики и порох. Я закупил все упомянутые кресты для Вашего высочества: они продавали их с полным пониманием того, что они собой представляют.

По прошествии нескольких дней пребывания тут побочный сын властителя Тернате повел меня на свой остров. Он правит от имени наследника, восьми-девятилетнего ребенка, чей отец умер за семь или восемь месяцев до моего прибытия сюда. Остров [Тернате] — обширнейший и главнейший на всей Молукке. Тут именно и жили Франсишку Серран и дон Триштан, когда они сюда прибыли. Потом явилась мать властителя, обладающая большей властью, и они объявили о своей вассальной преданности Вашему высочеству. Я ничего не говорю пока о крепости, — я намерен прежде всего обследовать все острова. Я считаю наиболее подходящим сооружение ее здесь, так как это самый большой остров, а в Тидоре нет гавани.

Пока я находился на берегу, люди моего экипажа захворали и в течение двух месяцев моего пребывания только 50 человек из 200, приехавших со мною, чувствовали себя хорошо. Около 50 человек умерло. С таким-то небольшим числом людей я все же приступаю к постройке крепости.

22 октября я получил известие, что вблизи островов находится какой-то корабль. Я решил, что это — кастильцы, раз они взяли курс в этом направлении. Я отправил три корабля с приказом привезти его сюда, и они это выполнили, захватив 22 кастильца. Они заявили, что, не желая возвращаться по тому же пути, по которому они шли сюда, потому что он слишком длинный, они решили идти к Дариену. Но ветер был слабый, и, не дождавшись муссона, они отклонились на 40° на север. Когда они оставили эти места, их было 54 человека; 30 из них умерло. Была произведена опись товаров, принадлежащих королю Кастилии, и забраны астролябии и карты. Корабль был старый, и течь не прекращалась все время, так что за неделю времени потеряно было 40 бахаров гвоздики. Дерево корабля пошло на постройку крепости, а снаряжение перешло на другие корабли...»

17 испанцев отправлены были им в сопровождении дона Гарсия в распоряжение Жоржи Албукерки, а четверых он оставил у себя, причем о них он говорит в своем послании:

«Что касается штурмана [Хуан Батиста], писца и кормчего [четвертый был плотник, которого Бригу решил использовать на работах по постройке крепости], то я пишу главному капитану, что было бы гораздо полезнее для службы Вашему высочеству, если бы они были обезглавлены, чем отсылать их также [к Албукерки]. Я задержал их в Молукке, так как страна здесь нездоровая, и сделал это намеренно, чтобы они здесь поумирали: я не дерзаю казнить их здесь, так как не знаю, как Вы отнесетесь к такому поступку. Я пишу Жоржи Албукерки, чтобы он задержал их [остальных 17] в Малакке, в которой климат также очень нездоровый».

Смертность на «Тринидаде» была ужасная: из числа 53 человек, оставшихся в Тидоре с Жуаном Карвалью, в Испанию вернулись только: альгуасил Гонсало Гомес де Эспиноса, да и то по прошествии многих лет; матрос Хинес де Мафра; матрос Леон Панкальдо и матрос Хуан Родригес. Немец — канонир Ганс Варге также добрался до Лиссабона, но вскоре после прибытия умер там в тюрьме.

119. Современные названия Молуккских островов: Тернате, Тидоре, Мортьер, Макиан и Бачан. Альбо включает в Молуккские острова также и Жилоло.

120. Совершенно очевидно, что Пигафетта полностью доверял сведениям, которые он получал от малайских лоцманов, которые находились на корабле, и разного рода слухам. Рассказ Пигафетты, возможно, относится к какой-нибудь местной народности, однако, вернее всего, речь тут может идти об орангутангах.

121. У Альбо этот остров носит название Судан. Это — один из островов Суда.

122. С полной уверенностью невозможно отнести эти названия к существующим в настоящее время.

123. Альбо называет этот остров Лумутола.

124. На современных картах он обозначается как Буру. Альбо называет его Буро и отмечает, что «надо двигаться вдоль его южного побережья». Это было 27 декабря.

125. Местное название — Амбоин. Население было обращено в христианство и принадлежит к голландской лютеранской церкви.

126. Острова группы Банда.

127. Острова: Солор, Нобокамор — Руса и Ломблен. Возможно, что проход, по которому направилась «Виктория», это или Флорес, или пролив Боленга.

128. Черный перец, называемый по-малайски «лада», был, вероятно, завезен сюда из Малабара. Его не найти ни на одном из Малайских островов, но он растет в изобилии на горах и в долинах большинства стран западной части Индии.

129. Согласно записям Альбо, они прибыли к этому острову 8 января 1522 г.

130. Этот обширный остров был Тимор, а Амабан и Балибо — два селения на его побережье.

131. Белое сандаловое дерево — низкорослое дерево, напоминающее миртовое. Оно водится на различных островах Малайского архипелага, и особенно на Тиморе и Сумбе (остров сандалового дерева).

132. Болезнь св. Иова — сифилис.

133. Это название впервые упомянуто у Марко Поло. Пигафетта дал первое, наиболее верное описание этого острова. Растительность Явы богата и разнообразна, остров отличается чрезвычайным плодородием. Столь же разнообразен и животный мир острова. Население составляют малайцы. Яванский язык — один из богатейших в мире. В эпоху вторжения европейцев яванская культура была самой высокой на Востоке.

134. Древняя столица Маджапахит.

135. Бали — это, собственно, не город на Яве, а гористый остров, расположенный приблизительно на расстоянии 1 1/3 мили к востоку от Явы. Малайское значение этого слова — «вернуться».

136. Мадура в отношении растительности, обычаев и нравов ее населения ничем не отличается от Явы.

137. Сингапола — Сингапур, или Сингапура, названный так от санскритского «синга» (лев) и «пура» (город). Это название и острова и города, расположенного на оконечности полуострова Малакка. Паган — это Паганг — город и область в восточной части полуострова Малакка. Калантан и Патани — области в восточной части полуострова Малакка. Оба этих государства с давних времен являлись данниками Сиама. Лагон — сиамская область Лигора, Пран — река того же названия. Брабри, возможно, Бангри, а Банга — Бангкок. Индия (тут, вероятно, описка переписчика) — Ютия, которая в 1350 г. сделалась столицей Сиама. Мосто полагает, что Джандибум, Сану и Лангонпифа — имена сиамских царей, но с большей вероятностью можно считать, что это названия городов.

138. Это страна Камбоджа, называемая малайцами также Кампа.

139. Кампа — название древнего малайского поселения на восточном берегу Сиамского залива, в Камбодже.

140. Пигафетта смешал ревень со сгнившим деревом, растущим в Сиамеи издающим после того, как его сжигают, очень приятный аромат. Оно продается по очень высокой цене.

141. Южная часть Вьетнама.

142. В истории Китая он известен под именем Чистонга из династии Мин. Он наследовал Вутстонгу в 1519 г. и царствовал 43 года.

143. Последний из перечисленных городов — Пекин, который монголы называли Канпалик или Канбалиг (городом хана), а в рассказах, относящихся к тому времени, он упоминается под названием Камбалу.

144. «Зонгу», вероятно, название простейшей церемонии «куншау», состоявшей в том, что складывали руки и поднимали их перед грудью.

145. По-санскритски «нага» — название баснословного змея или дракона.

146. «Ченчии», вероятно, название народности чинчео (Чинчу, современное Гуанчжоу), название, ранее присвоенное одной из китайских провинций.

147. Название Катай, когда-то присвоенное северной части современного Китая, стало в средние века общим для всей страны.

148. Хань была небольшим китайским государством, по которому и названа была первая китайская династия. Возможно, что именно об этом государстве и говорит Пигафетта.

149. Суматра впервые упоминается у Вартемы, но ранее ее посетил Марко Поло, который назвал ее Малой Явой; Трапробан (Тарпобан) — древнее название Шри-Ланки, а не Суматры. Суматра — самый западный из всех островов Малайского архипелага и после Калимантана и Новой Гвинеи самый обширный. До 1816 г. ни англичанам, ни голландцам не удавалось прочно утвердиться тут.

150. Пегу (вместе с одноименной столицей) одно время представляло собой одно из могущественных государств на Востоке, но с течением времени соседние государства затмили его. Келин — это, собственно, Кулам, или Килон, на Малабаре, в свое время значительный торговый центр, утративший, однако, свое значение в середине XVII в. Нарсинга, или Виджайнагарам, ныне город в развалинах, был в свое время столицей древнего государства браминов Карнатака, власть которого распространялась на большую часть полуострова между Малабарским и Коромандельским побережьями.

Каликут, Камбей, Кананоре, Гоа и Ормуз являлись крупными торговыми центрами до и во время занятия португальцами Востока.

151. Пигафетта не упоминает жреческой касты и путает все другие. В действительности же существовали только четыре основные касты: браманы, или жрецы, происшедшие из уст Брамы; военные (кшаттира, ксеттри, или чуттри), которые «произошли из рук Брамы»; промышленный класс, занимающийся промыслами (вайсья), «происшедшие от пояса и бедер Брамы»; судра, или класс рабов, «происшедший от ног Брамы» и совершенно бесправный.

152. Альбо отмечает под датой 13 февраля 1522 г., что курс был взят на запад-юго-запад по направлению к мысу Доброй Надежды.

153. Оккупация португальцами Мозамбика началась в 1498 г., когда Васко да Гама вступил в устье Замбези. В первом десятилетии XVI в. там было основано много поселений .

154. 14 марта экипаж «Виктории» был занят ремонтом корабля до полудня, после чего снова отправились в путь. Спустя семнадцать дней они увидели возвышенный остров, к которому им не удалось пристать, так как они вынуждены были снова заняться ремонтом корабля. 6 апреля они вновь двинулись в путь, но переменили курс на север. 8 апреля увидели землю и на следующий день стали на якорь около сурового берега. 16 апреля корабль снова вынужден был остановиться из-за потери мачты. После многих дней плавания они увидели наконец 22 мая мыс и взяли курс на север. Если дата Альбо соответствует действительности, то Пигафетта делает ошибку почти на полмесяца.

155. О событиях у острова Сантьяго Альбо рассказывает так: «В понедельник 14-го мы послали на берег шлюпку за рисом. На следующий день она вернулась и вновь отправилась за грузом. Мы ждали ее до ночи, но она не возвращалась. Тогда мы решили прождать до утра, но она все не возвращалась. Тогда мы подошли ближе к порту, чтобы узнать причину такого опоздания, и в это время к нам подошла лодка, с которой потребовали, чтобы мы сдались им, заявляя, что нас отошлют с кораблем, который они ожидают из Индий, а своих людей они погрузят на наш корабль — таков, дескать, приказ их начальства. Мы потребовали, чтобы они вернули наших людей и нашу шлюпку. Они ответили, что передадут наши слова своим начальникам. Ввиду всего этого мы поворотили на другой галс и подняли все паруса. На нашем корабле осталось 22 человека, и больных и здоровых. Это происшествие имело место во вторник, в 15-й день месяца июля».

156. Наваррете приводит на основании официального документа, хранящегося в Главном архиве Индий, список оставшихся в живых на «Виктории» и благополучно добравшихся до Испании:

1) Хуан-Себастьян де Эль-Кано, капитан
2) Франсиско Альбо, пилот
3) Мигель Родас, штурман
4) Хуан де Акурьо, боцман
5) Мартин де Юдисибус, стражник
6) Эрнандо де Бустаменте, цирюльник
7) Айрес, канонир
8) Диего Кармона, матрос
9) Николае де Наполес, матрос
10) Мигель Санчес де Родас, матрос
11) Франсишку Родригиш, матрос
12) Хуан Родригес де Уэльва, матрос
13) Антонио Эрнандес Кальменеро, матрос
14) Хуан де Арратья, моряк
15) Хуан де Сантандрес, моряк
16) Васко Гомиш Гальего, моряк
17) Хуан де Сибулета, юнга
18) Антонио Ломбарде (Пигафетта), резервист.

157. Пигафетта не упоминает, что на «Виктории» были привезены пряности, стоимость которых значительно превысила затраты на снаряжение остальных четырех кораблей и на их оборудование. Груз состоял из гвоздики, корицы, мускатного ореха и сандалового дерева. «Виктория» после этого совершила благополучный рейс до Кубы, но при вторичном рейсе потерпела крушение.