Библиотека сайта  XIII век

МУХАММАД РАФИ' АНСАРИ

УСТАВ ДЛЯ ГОСУДАРЕЙ

ДАСТУР АЛ-МУЛУК

ГЛАВА ПЕРВАЯ, разъясняющая обязанности муллабашия, почтенных мутаваллиев святых усыпальниц и прочего, а также улемов и служителей священного шариата столичного города Исфахана. Эта глава содержит десять разделов.

Раздел первый об обязанностях муллабашия. Упомянутый был главой всех улемов и всей знати века, знатнейшим и ученейшим среди них, поэтому государь вопросы религии, тонкости наук всецело относил к компетенции муллабашия. В обществе и на собраниях он восседал выше всех улемов и близко к трону государя, а в походах всюду был обязан присутствовать при победоносном стремени. Во времена прежних сефевидских государей должность муллабаши не была отдельной должностью. Лишь в последние годы правления шаха Султан-Хусайна обязанности муллабашия поручили совершенному в науках Мир Мухаммад-Бакиру, удостоив его чином и званием муллабашия, который благодаря близости [к государю] основал медресе в Чахар-Баге 1 и по [высочайшему] приказу стал преподавателем в нем. Согласно обычаям и правилам прежних улемов помимо обеспечения стипендией учащихся и прочих людей, имеющих право на нее, в его компетенцию входило не допускать насилия и принуждения к угнетенным, заступаться за провинившихся и заключенных в [15] тюрьму, обучать шариатским предписаниям, разъяснять и толковать записанные молитвы и заповеди, удерживать от дурных поступков, дабы дозволенные [шариатом] средства ни под каким видом не применялись в неподобающем деле. Деньги на благотворительные дела и пожертвования посылали к нему, чтобы он их вручал достойным людям. Для него было установлено жалованье в сумме двести тебризских туманов. После его смерти обязанности муллабаши были поручены Мулле Мухаммад-Хусайну при том же жалованьи, чтобы он кроме преподавания в упомянутом медресе ведал другими делами, входящими в компетенцию муллабаши.

Раздел второй о занятиях садров придворного (хасса) и общественного (амма). Целью учреждения этих двух великих должностей является управление всеми вакфами в вопросах, касающихся назначения шариатских судей и заведующих вакуфным имуществом, опека и старшинство над всеми сейидами, улемами, мударрисами, казиями, шейх ал-исламами, наместниками садров, некоторыми мутаваллиями, смотрителями вакфов, настоятелями служб, хатибами, муэззинами, чтецами Корана /34/ и просвещенными людьми. Омыватели покойников и могильщики - тоже в их ведении; отстранение омывателей по представлению гуссалбашия, а также предоставление им жалованья из вакуфных средств по получении докладной - все входит в их компетенцию.

Суд четырех происшествий рассматривает такие преступления, как убийство, изнасилование, выбивание зубов и ослепление. Начало расследования убийства после предписания садров [и] диванбегия ложилось на обязанности гуссалбашия, который должен был обследовать указанный труп; обследовав, он [устанавливал] причину и способ умерщвления: отравление опиумом или ядом, удушение или иной другой способ. Обо всем, что выяснялось, гуссалбаши докладывал. Расследовать изнасилование, выбивание зубов и ослепление выпадало на долю самого высокостепенного диванбегия без присутствия великих садров. Другие шариатские судьи касательства к этим четырем происшествиям не имеют.

Что касается союргалов 2, то после утверждения и [16] назначения о них докладывали и представляли к подписи высокостепенному везиру высочайшего Дивана; постановления и указы о них регистрировались в дафтарах. Должности шейх ал-ислама, казия Исфахана, везира и мустауфия благорасточающей казны 3 поручались тем, кого находил подходящий и достойный государь; совет садров при назначении их не был обязателен. Прочие заведующие благорасточающей казной, государевыми вакфами и имениями назначались одни по высочайшему указу, другие - по совету и утверждению садров; некоторых назначали сами caдры. Все дела благорасточающей казны находятся в ведении придворного садра; общественный садр их не касается. Придворный садр по субботам и воскресеньям, а общественный садр по средам и четвергам сидели с высокостепенным диванбегием в караульном портале Али-Капу 4. После того, как они разрешали законные тяжбы, диванбеги их решения приводил в исполнение; затем те ставили печати на купчие крепости и другие законные документы. Они получали ушр от половины десятой части с союргалов и определенную долю за попечительство и надзор, назначенные им по условию вакфодателем. Прочие пункты, не касавшиеся придворных садров, имели отношение к общественному садру. Не помнится, чтобы кроме Мирзы Абу Талиба, придворного садра, кому-либо /35/ было назначено что-то в виде денежного пособия, а вышеупомянутый имел тысячу триста шестьдесят туманов жалованья.

Приведение учащихся на собрание, доклад об их нуждах, кормление в благословенный месяц рамазан лежали на обязанности [придворного] садра. В некие времена войсковые казии также находились в ведении придворного садра. Вакуфные владения в Исфахане, Йезде, Абаркухе 5, Кашане, Куме, Саве 6, Мазандеране, Астрабаде 7, Гирайли 8, Хаджиляре 9, Кабуд-джаме 10, Нетензе 11, Ардестане 12, Наине 13, Кумише 14, Камаре 15, Махаляте 16, Фарахане 17, Гольпайгане, Делиджане 18, Хансаре 19, Джапалаке 20, Буруруде 21, Фирайдане 22, Раре 23, Миздадже 24, Кийаре 25 находятся в ведении придворного садра; он же назначал шариатских судей и заведующих вакфами этих вилайетов. Прочими провинциями государства ведал общественный садр. [17]

Во времена некоторых правителей должности придворного и общественного садров поручались одному человеку. Смещение, назначение заведующих вакфами, если они препоручаемы, входило в компетенцию придворного и общественного садров. А если вакфы шариатские, то никто из шариатских судей и садров не имеет к ним касательства, и по закону мутаваллием и полновластным хозяином будет тот, кого назначит вакфодатель. Изменение этого противоречит священному шариату Пророка.

Раздел третий об обязанностях высокостепенного почтенного мутаваллия милостивой усыпальницы 26, да будет тысяча поклонов и приветствий удостоившимся посетить ее. Распределение средств благорасточающей казны [по таким статьям, как]: библиотека, аптечка, больница, кухня, бакалейная, помещение для слуг, помещение для овощей, помещение для свечей, пекарня, помещение для посуды, бойня, склад для дров, а также пайки, царский стол; освещение, одежда, распределение почетных халатов предназначенным лицам, назначение ответственных дежурных, старших над слугами, слуг, чтецов Корана, врачей, звездочетов, казначеев, надзирателей, камердинеров, курильщиков фимиама, муэззинов, привратников, кравчиев, знаменосцев, садовников, музыкантов, старшин у землекопов и всех рабочих при зданиях и постройках, а также их смещение и назначение, привлечение к работе, применение к ним наказаний, увеличение численности, а также выгоды от земледелия и /36/ садовых насаждений, предоставление ассигнований, отпускных, танха 27 из вышеупомянутых ведомств, вознаграждение и жалованье управляющим, мустауфиям, ответственным дежурным, старшим над прислугой, всем секретарям той святыни - хранителя ангелов - все это находится в ведении высокостепенного мутаваллия святой усыпальницы.

В те годы, когда все имения и независимые владения благорасточающей казны были под присмотром, благоустроены и возделаны, доходы благорасточающей казны от вакуфных, а некоторые от невакуфных земель великого священного Мешхеда и земель, находящихся в таких провинциях, как [18] Ширван 28, Герат, Исфахан, Казвин, Сауджбулаг 29, Тегеран, Семнан, Нишапур, Себзевар, Джувейн 30, Астрабад, Хабушан 31, Дамган, Керман, и провинций, поступления от которых назначались в союргалы, кроме даров, поступавших с отдаленных от Ирана владений и Индии, составляли приблизительно четырнадцать тысяч харваров разного товара и три тысячи туманов деньгами. Доходы мутаваллиев той казны составляют десятую часть доходов помимо сборов. Диван [по делам] сейидов, знати, учащихся, благородных вельмож Хорасана тоже находится в ведении мутаваллиев.

Согласно указам было установлено, чтобы правители и сборщики налогов с провинций государства при выдаче пособий и подкреплений часть из них назначали мутаваллиям для упорядочения и устройства имений и областей, данных в союргалы, не урезывая, и каждый год посылали сумму в триста туманов наличными и триста манов 32 желтого и камфарного воска и несколько фатила 33 амбры и смеси из алоэ в дар той святыне из казны справедливых султанов в виде подарка, а также один комплект почетных халатов для упомянутого мутаваллия или его наместника и некоторую часть отправляемой суммы доставляли остальным заслуживающим ее. Пусть посетители той святой усыпательницы отливают свечи и каждый день используют их на освещение, а также одну фатилу амбры и прочих благовоний пусть расходуют на окуривание той усыпальницы.

В тот день, когда деньги и халаты, сопровождаемые одним из пользующихся доверием государя, достигали той святыни, выводили наккаре-хане 34 священной усыпательницы для исполнения музыкальных мелодий. Мутаваллии, правители и все почтенные вельможи выходили навстречу, неся штандарты, связки из жемчугов и кораллов, а также на подставках списки Корана, написанные рукой имамов, и совершали обход вокруг великого священного Мешхеда; затем устраивалось застолье в гостиной той святыни.

/37/ В дни праздников также было заведено, что четыреста манов риса вместе со всем необходимым со всевозможными церемониями готовились в кухне той святыни. А [19] в другие дни, кроме праздников, каждый день сто восемь манов риса, семьдесят пять манов мяса, тысяча двести штук лепешек, помимо похлебки и каши для бедняков, тратились на застолья при той святыне. Установлено, что из поступлений казны после вычета сборов, ушра для мутаваллиев и танха для тахвилдаров, выдававшихся в начале года, а также жалованья для служителей и работников, то, что оставалось, согласно предписанию, мутаваллий распределял в качестве жалованья между некоторыми управляющими, а также служащими и работниками пяти караульных помещений и прочими. При этом составлялись списки и бераты 35 по казенной канцелярской книге с печатью высокостепенного мутаваллия, смотрителя и мустауфия и писались ассигнации для кладовщика той казны.

Ежегодно из государевой казны вместе с прочими дарами, отдельно упаковав, в носилках посылали три тюрбана и шапки, которые, получив благословение на священной усыпальнице, в запечатанном виде снова отсылались в царскую ставку.

Места для мутаваллиев в Сорокаколонной 36 мечети и на других собраниях по степени почитания и различия были установлены так, чтобы они не были после кого-то, а находились отдельно у колонны, близкой к сидению государя.

Раздел четвертый об обязанностях мутаваллия священной усыпальнице целомудренной святой 37 , находящейся в Куме. Мутаваллий ведает порядком и распределением средств упомянутой усыпальницы; сюда относится управление хозяйственными помещениями, назначение и надзор за работниками, чтецами Корана, прислугой и всеми, кто имеет касательство к усыпальнице; ему подчиняются смотрители вакуфных земель и пашен и исполнители других дел, малых и больших.

При некоторых усыпальницах десятая доля с вакуфных средств, а при других - одна двадцатая установлены мутаваллиям; неизвестно, какую сумму составляла доля мутаваллиев упомянутой усыпальницы.

Раздел пятый об обязанностях мутаваллия [20] благословенной усыпальницы святейшего Абдалазима 38, находящейся в Тегеране. Его обязанности такие же, какие описаны в статье об [обязанностях] мутаваллия мазаров султанов при усыпальнице целомудренной святой; нет данных о том, какую сумму составляют его средства.

/38/ Раздел шестой об обязанностях мутаваллия мазаров сефевидских султанов, находящихся в Куме. Его обязанности состоят в том, чтобы ведать хозяйством упомянутых мазаров. Сюда входят: следить за порядком накрывания стола для застольев, распределение выделенных средств, исправление и определение счетов тахвилдаров, присмотр за работниками и чтецами Корана и другие дела, относящиеся к упомянутым мазарам. Прежде для мутаваллия каждого казначейства при упомянутых мазарах, которых три, отдельно устанавливали пособие в сумме сто туманов. Позже попечительство над тремя казначействами стало единым; сумма в сто туманов осталась постоянной и неизменной; двести туманов стали взиматься для Дивана.

Раздел седьмой об обязанностях мутаваллиев усыпальниц Ардебиля. Их обязанности такие же, какие описывались выше у мутаваллия сефевидских мазаров, расположенных в Куме; [мутаваллиев] двое; один старый, один новый. Всеми делами казны упомянутых [мазаров] занимается новый мутаваллий. Он занимался также и делами, связанными с древними вакфами. Установленная истинная плата упомянутым мутаваллиям нигде не указывалась. Как сохранилось в памяти, обычные сборы [мутаваллия] превышают семьсот туманов.

Раздел восьмой об обязанностях шейх ал-ислама столичного города Исфахана. Они состояли в том, что он каждый день, кроме пятницы, отправлялся из своего дома для разрешения тяжб рабов божьих и давал указы совершать добрые дела или удерживать от дурных поступков. Шариатский развод совершался также в его присутствии. Распоряжение имуществом сирот и пропавших зачастую было на обязанности шейх ал-ислама; иногда из каких-либо соображений поручалось казиям. На документы и купчие крепости также ставилась его печать. Ему было установлено ежегодное [21] жалованье в двести тебризских туманов из процветающей казны 39.

Раздел девятый об обязанностях казия столичного города Исфахана. Обычно все дни, кроме пятницы, он в своем помещении разбирал законные тяжбы людей; на документы и купчие крепости ставил печати. Шариатские указы, написанные им, исполняли управляющие на местах. Распоряжение имуществом сирот и пропавших иногда входило в обязанности казиев, иногда шейх ал-ислама. Казию из процветающей казны было установлено жалованье в сумме двести тебризских туманов, которое выдавалась ежегодно.

/39/ Раздел десятый об обязанностях войскового казия. В прежние времена такие дела, которые в каждом владении разрешали казии ислама, в походах разрешал войсковой казий. Эти дела для победоносных войск получали законную силу в караульных помещениях диванбегиев. После того, как в Исфахане были назначены и утверждены садры, дабы диванбеги в присутствии садра постигал законные тяжбы людей, пребывание войскового казия в помещении диванбегия перестало практиковаться. Его обязанности в конце концов ограничились тем, что он ставил свою печать на распоряжениях и указах о танха и постоянных пособиях победоносным воинам. Без его печати бегларбегии и правители вилайетов не признавали законную силу [документа] и танха не выдавали. Для него не было установлено какого-либо официального сбора; было в обычае, что он получал десять динаров с тумана от военных.

(пер. А. Б. Вильдановой)
Текст воспроизведен по изданию:
Мухаммад-Рафи' Ансари. Дастур ал-мулук. Ташкент. Фан. 1991

© текст - Вильданова А. Б. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Смирнова Н. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© Фан. 1991